Авторизация
 
  • 03:37 – Секрет на миллион с Лерой Кудрявцевой и Киркоровым, смотреть онлайн 
  • 03:37 – Финал Гран-при по фигурному катанию Танцы на льду: произвольная программа 10 12 16, смотреть онлайн-трансляцию 
  • 03:37 – Битва экстрасенсов 17 сезон на ТНТ выпуск от 10 декабря 2016 смотреть онлайн 15 серию: тайна старого цирка 
  • 03:37 – Шоу Битва экстрасенсов от 10 декабря 2016: 15 выпуск 17 сезон от 10.12.2016 – мертвец в квартире 

Глава Счетной палаты Татьяна Голикова — о проверках олимпийских объектов, Росавтодора и РИА Новости

162.158.78.98

Глава Счетной палаты Татьяна Голикова — о проверках олимпийских объектов, Росавтодора и РИА Новости

Татьяна Голикова, полгода назад занявшая пост главы Счетной палаты после года работы помощником президента, предпочитает не сравнивать эту работу с Кремлем. На вопрос РБК, как работается в новой должности, она отвечает многозначительным: «А как вы думаете?» А потом все же поясняет: тяжело, из-за вечного присутствия негатива.

Ничего другого, впрочем, Голикова не ожидала с самого начала, потому что вскоре после нового назначения говорила журналистам: новая работа — испытание. Новую должность как вызов Голиковой получать не впервые. Так, в сентябре 2007 года после многолетней карьеры в Минфине она стала одной из двух женщин-министров в правительстве Виктора Зубкова. Но возглавила не родное ведомство, где на тот момент безраздельно правил Алексей Кудрин, а Минздравсоцразвития.

Бывшие коллеги по Минфину до сих пор вспоминают Голикову как финансиста от бога и «королеву бюджета». Феноменальная память на цифры не раз поражала и журналистов, когда на брифингах она воспроизводила по памяти целые статьи бюджета со всеми выкладками.

Работая в министерстве или Кремле, она всегда тщательно подбирала одежду и аксессуары, избегая «скучных» чиновничьих расцветок и униформ. Придя в Счетную палату, Голикова отказалась шить себе традиционный мундир аудитора, назвав его атавизмом для гражданского ведомства. И продолжила носить яркие костюмы.

На встречу с РБК она пришла в элегантном костюме с голубым пиджаком и платком Chanel и заверила, что ее ведомство не намерено скрывать никакой информации, кроме официально секретной.

— На этой неделе вы отчитываетесь за 2013 год перед Госдумой. На какую сумму были выявлены нарушения?

— За год — на 722,6 млрд руб. 53% из этой суммы приходятся на нарушения бюджетного законодательства, порядка 233 млрд — на нарушения в сфере закупок. Всего было 470 проверок. Не дотянули до 500, потому что год заканчивали с серьезно обновленным аудиторским составом и нужно было обеспечить преемственность между старыми и новыми проверками.

— Кто основной нарушитель?

— Самые крупные нарушения были выявлены по Росреестру — 42,6 млрд руб. Аудитор, который осуществлял проверку, как раз Росреестр и возглавил. Ему карты в руки для того, чтобы исправить же нарушения, которые он установил.

Планы на Крым

— Теперь у вас, должно быть, новая головная боль — Крым. Будет Счетная палата проводить ревизию бюджета полуострова?

— Безусловно, туда пойдут значительные деньги, и оставить это без внимания невозможно. Но о проверках говорить рано. Для начала там должны быть сформированы органы власти, создан контрольно-счетный орган. Но наши представители уже ездили туда, чтобы оценить ситуацию на месте.

— Как вы собираетесь контролировать расходы региона, если в контрольном органе там работает всего 21 человек, и те достались от прежнего режима?

— Действительно, в Республике Крым контрольно-счетный орган состоит из 21 человека, причем двое из них — водители. В городе федерального значения Севастополе юридического лица, который бы назывался «контрольно-счетный орган», вообще нет. Достаточно ли этих людей, будет понятно после того, как местные власти определятся с наличием или отсутствием у них муниципальных органов финансового контроля. Если будет принято решение, что все полномочия будут выполнять контрольно-счетные органы Крыма и Севастополя как региональные органы, то, возможно, потребуется увеличение численности.

— Вы, работая в Кремле, занимались в том числе Абхазией и Южной Осетией. Речь тогда шла об отдельных государствах, но проблемы с расходованием российской помощи там тоже были. Опираясь на этот опыт, вы можете предположить, где могут пропасть средства российского бюджета в Крыму?

— Я бы не стала сравнивать. Уже по тем причинам, которые вы назвали, то были независимые государства, а это субъект Федерации, и на него распространяется российское законодательство. В Абхазии же и Южной Осетии мы столкнулись с отсутствием законодательства на момент создания этих государств. К сожалению, на начальных этапах на необходимость принятия законодательства не было обращено должного внимания, поэтому до 2010 года было сделано много ошибок и просчетов, в том числе установлены факты нецелевого использования средств. Бюджетные деньги распределялись «понятийно» исходя из того, что если не было соответствующей нормы местного закона, можно было использовать российскую, которая, очевидно, не могла быть применена. Здесь в чем-то, конечно, ситуация схожая: было украинское законодательство, стало российское. Но на этом параллели заканчиваются. Не думаю, что будут какие-то проблемы с социальными выплатами в Крыму, а на инвестиционные расходы стоит обратить более пристальное внимание. Важно изначально правильно организовать работу, которая связана с этой темой, — по имуществу, по оформлению земли и недвижимости. И, конечно, сложен для постижения вновь принятый 44-й закон о Федеральной контрактной системе.

Как сэкономить бюджет

— Из-за спада в экономике растет дыра в бюджете, и поговаривают, что под нож могут попасть госпрограммы. Вы в свое время заявляли, что средства по госпрограммам используются неэффективно. Насколько их можно сократить, чтобы они остались работоспособными?

— Я никогда не была сторонником больших расходов, а теперь в этой позиции укрепилась. Потому что каждую пятницу, когда у нас проходят коллегии, я наблюдаю недостаточно эффективное расходование бюджетных средств. Госпрограммы — это нечто, работающее пока механически. Средства на них раньше выделялись по разным направлениям бюджетной классификации, и пока обозначенные в программах результаты мало корреспондируются со стратегическими документами правительства. Все ведомства, отвечающие за разработку госпрограмм, должны до 15 апреля внести в переработанном виде, чтобы правительство их приняло согласно законодательству к 1 мая. Мы осуществляем экспертизу госпрограмм. Пока, не в обиду коллегам будет сказано, я соответствия тем требованиям, которые само правительство предъявляло к программам, в переработанных документах не вижу.

— Что вы с этим делаете?

— Многие программы мы возвращали на доработку с замечаниями. Значительное количество программ не согласовано с Минфином, мы их тоже возвращаем. Что касается сокращения бюджетных ассигнований на программы, то с учетом результатов контрольных мероприятий такой потенциал имеется. Но пока применительно к действующему бюджету вопрос так не стоит.

— Одна из важнейших программ — транспортная. Там и мост до Крыма, и паромная переправа должны оказаться. С ней все в порядке?

— Эта программа одна из первых к нам поступала. В правительстве ее несколько раз подрезали, хотя она находится в числе приоритетных. Мы на нее давали замечания, на данный момент она находится у нас на рассмотрении уже в переработанном виде.

— Когда решится ее судьба?

— Со дня на день.

— Мост в ней есть?

— Пока нет.

— В правительстве идет дискуссия о возможности корректировки так называемого бюджетного правила...

— Я против корректировки в сегодняшних условиях бюджетного правила.

— Тогда придется поднимать налоги?

— Эффективней средства использовать. То, что я вижу по итогам первого квартала, и то, что видела в процессе исполнения бюджета 2013 года, не дает мне оснований предположить, что сейчас настало время поменять бюджетное правило. Сначала нужно задать вопрос, почему главные распорядители бюджетных средств значительную их часть используют перед самым новым годом, загоняя все в авансы и объемы невыполненных работ. А потом уже думать над изменением бюджетного правила. И кстати говоря, надо понять, ради какой суммы призывают менять бюджетное правило, стоит оно того или нет.

— По тому, что вы говорите, легко сделать умозаключение, что у вас есть вопросы по проверке исполнения бюджетов за прошлый год...

— Мы изменили в этом году подходы к проверкам исполнения бюджета. Мы обязаны теперь обращать внимание на качество госзакупок, на тех главных распорядителей, которые в течение года недоиспользовали средства, но смогли вдруг к концу года показать результат, близкий к 100%. Отдельно изучаем тему взносов в уставные капиталы: ряд наших проверок свидетельствует о том, что деньги, попадая в качестве взносов в соответствующие АО, сразу не используются, а какое-то время находятся на депозитах, а потом могут быть использованы на цели текущих расходов, а не на инвестиции, как это предполагалось изначально.

Большие стройки

— Вы намекаете на «РусГидро»?

— Не только на «РусГидро». Это не самый плохой пример.

— Разве было еще хуже?

— В проверке «РусГидро» фигурирует большая сумма — 50 млрд руб. Да, на протяжении почти 15 месяцев эти деньги пролежали на депозитных счетах Сбербанка, а не были инвестированы, но был создан жесткий механизм контроля, и они никуда не утекли. Даже заработали на них 3,5 млрд руб. В других случаях, например в особых экономических зонах, средства и размещались на депозитах, и использовались на текущие, а не на капитальные расходы. Достаточно большие средства направляются в уставники при реализации предприятиями отдельных положений гос­оборонзаказа. Может быть, средства незначительные, но сильно распыленные. Если их собрать, будет значительная сумма, за использованием которой необходимо обеспечить надлежащий контроль.

— Будет проводиться проверка расходов по итогам Олимпиады? Какие условия для этого должны быть созданы?

— Олимпиада проверялась несколько раз. Те проверки в основном ориентировались не на то, чтобы кого-то наказать, а на то, чтобы с помощью мониторинга успеть уложиться в сроки строительства. У нас много обращений депутатов по поводу комплексной проверки сочинских объектов. Думаю, что она состоится.

— В этом году?

— Если ее проводить комплексно, то, возможно, она уйдет за границы 2014 года.

— Теперь вам предстоит проверять еще и готовность к чемпионату мира по футболу. Там объектов побольше будет...

— Мы уже провели совместно с контрольным управлением президента и опубличили одну проверку — это было в ноябре 2013 года. Проверяли действия Минспорта и регионов, где предполагается разместить стадионы к чемпионату мира. На тот момент ничего особо радужного не наблюдалось. Были проблемы с выделением земли, оформлением прав. Невозможно было начать ничего строить. Но Минспорта очень быстро отреагировало на эту ситуацию. В рамках оргкомитета, который возглавляет [первый вице-премьер] Игорь Шувалов, были приняты соответствующие оргмеры. Теперь график работ будет зависеть от скорости проведения ценового и технологического аудита крупных проектов. Результатов пока нет, потому что не создана соответствующая нормативная база. Это может стать серьезным тормозом этого глобального проекта, если сейчас правительство не ускорится.

— С этого года госзакупки в России осуществляются в соответствии с Федеральной контрактной системой. Вы заметили результат реформы?

— Честно сказать, я в какую-то особую эффективность нового закона не верю.

— Не верите или не видите результатов?

— Пока не вижу результатов, потому что ведомства крайне осторожно относятся к проведению закупочных процедур, и первый квартал с этой точки зрения не показателен. Проводили на днях коллегию, задавали вопросы регионам, пока все занимают выжидательную позицию, крупные торги не объявляют.

— Вы проводили проверку Росавтодора по Московской области. Какие результаты?

— Удручающие. Очень много нарушений, и они миллиардные. Сильное удорожание стоимости, финансирование в конце года, перечисление в регион, возврат из региона, по новому кругу перепроверка, снова возврат. Там и неэффективное, и нецелевое использование средств, и выполнение одних и тех же работ. В результате четыре объекта, которые должны были ввести в строй в 2012 году, введены не были. На вопрос по поводу ответственности в области быстро сориентировались, сказав, что тех, кто за это отвечал, уже нет и на всех их возбуждены уголовные дела. А Росавтодору есть над чем задуматься. Они, может быть, считают, что создали эффективную систему управления строительством дорог, но у меня к этому более пессимистичное отношение. Хотя ничего незаконного в том, что они создали, нет, тот факт, что в структуре Росавтодора созданы казенные учреждения, которым переданы полномочия по проведению всех конкурсных процедур, есть некий уход от ответственности за результат.

— Материалы переданы в прокуратуру?

— Да.

— Госбанки вы проверяете?

— Проверяем по отдельным темам.

— По каким?

— По запросу депутатов проверяли эффективность приобретения Сбербанком зарубежных активов. Все нормально.

— «Роснефтегаз» будете проверять в этом году?

— Нет, в этом году он у нас в планах не стоит.

— На его счетах лежит много денег, которые, вместо того чтобы отдать в бюджет, менеджмент хочет потратить на покупку энергоактивов. Насколько это эффективное использование средств?

— В сегодняшних условиях абсолютно эффективное.

Секреты Счетной палаты

— Прежде многие независимые эксперты критиковали Счетную палату за то, что она, будучи органом, контролирующим наши с вами деньги, засекречивает итоги проверок или вовсе снимает доклады, попавшие в публичное пространство. Что-то в связи с этим поменяется?

— Возможно, уже поменялось. Мы публикуем результаты рассмотрения на коллегии всех вопросов, за исключением тех, у которых есть гриф «Секретно». Этот гриф — не наша прихоть, он проистекает от расходов, которые в бюджете имеют гриф «Секретно» или «Совсекретно». Как правило, это вопросы национальной обороны и безопасности. Ничего другого за период моего нахождения здесь мы не секретили.

— Как думаете, доклад по итогам комплексной проверки олимпийских объектов засекретят?

— Все будет зависеть от объектов проверки, которые будут в нее включены. Мы сами ничего не секретим.

— А итоги поверки РИА Новости почему засекретили?

— Проверке был присвоен гриф ДСП, просьба была описана в письме предыдущего руководителя РИА Новости на имя Сергея Вадимовича [Степашина, экс-главы Счетной палаты]. Суть его сводилась к тому, что РИА Новости находится в перечне стратегических предприятий и любое предоставление открытой информации нанесет ущерб деятельности агентства.


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter