Авторизация
 
  • 18:37 – Букмекеры озвучили прогноз на матч "МанСити" - "Челси" 
  • 18:37 – Экстрасенсы довели до слез участников шоу "Танцы" (ФОТО, ВИДЕО) 
  • 18:37 – Секрет на миллион. Роза Сябитова 03.12.2016 смотреть онлайн 
  • 18:37 – Битва экстрасенсов на ТНТ 17 сезон 14 серия (03.12.2016) смотреть онлайн 

Ханс Лентьес, ManpowerGroup: «До весны еще далеко»

162.158.78.178

Ханс Лентьес, ManpowerGroup: «До весны еще далеко» Фото: РБК daily

Ситуация в экономиках развитых стран улучшается, но для рынка труда по-прежнему характерны высокая молодежная безработица, сокращающееся трудоспособное население и интенсивные миграционные потоки из неблагополучных стран. Впрочем, в некоторых странах на вызовы нового времени смогли найти ответ. Топ-менеджеры ManpowerGroup — президент компании по Северной Европе ХАНС ЛЕНТЬЕС и вице-президент по Европе ЛАРС ПЕТЕР ОРВИНГ — рассказали корреспонденту РБК daily АЛИНЕ ЕВСТИГНЕЕВОЙ о самых успешных практиках решения проблем занятости и прокомментировали последние инициативы российских властей в этой сфере.

— Европа и США, кажется, преодолели кризис. Чувствуется ли на рынке труда, который в последние годы переживал не лучшие времена, «дыхание весны»?

Х.Л.: О «дыхании весны» пока говорить преждевременно, но мы видим, что царившая в последние годы неопределенность уходит. От страны к стране проблемы различаются. Экономика США растет, но одновременно с ней растет и безработица. В АТР рост ВВП продолжается, но какой этот рост? 7 вместо 10%. В Европе были бы счастливы увидеть такой рост, но в АТР даже 7% — большой вызов для рынка труда. В Европе настроение такое: все худшее уже позади.

Мы не ожидаем всплеска, но в 2014—2015 годах все же надеемся на рост, пусть и небольшой. Рынок труда реагирует на такие изменения медленно, поэтому должно пройти какое-то время. Сколько именно — прогнозировать сложно. Мы наблюдаем цикличность экономических процессов, только если прежде от спада до подъема проходило 6—7 лет, то сейчас гораздо меньше. Единственная определенность — это неопределенность, если можно так выразиться. Экономический рост сейчас настолько хрупок, что, если внезапно возникнет какой-либо фактор, все благополучие испарится. Но мы стараемся с оптимизмом смотреть в будущее.

Л.П.О.: Кризис 2008 года возник буквально из ничего, никто его не предвидел. Теперь все поняли, что нужно быть постоянно наготове.

— В Европе крайне высокая молодежная безработица — более 50% в Греции и Испании. Улучшается ли ситуация?

Х.Л.: Эта проблема наконец стала в центре внимания в Евросоюзе. Есть политическая воля ее решить, и уже выделяются значительные деньги, разрабатываются программы. Разумеется, это сложно, но решить ее нужно. Если попытаться заглянуть в будущее, то можно разглядеть силуэт и новой проблемы — демографического дисбаланса. Кому как не России он знаком! Во всех индустриально развитых странах численность трудоспособного населения будет снижаться. Россия здесь в первых рядах, следующая на очереди — Германия. Исторический опыт показывает, что страна не может себе позволить иметь потерянное поколение. Если возникает поколение, которое в течение 5—7 лет не может найти себе место на рынке труда, то о дальнейшем успешном трудоустройстве и речи быть не может. Любой стране важно, чтобы на ближайшие 10—15 лет экономика была обеспечена подготовленными кадрами.

Есть несколько способов решить эту проблему. Лучше всего, если бизнес, образовательная система и государство работают вместе над переобучением безработных. Помогает и система наставничества на рабочем месте. Такая система давно применяется, к примеру, в Германии, Швейцарии и Австрии. Именно там самый низкий уровень молодежной безработицы.

Это не единственный способ решить проблему. Лучший способ — это экономический рост в стране. Наш исполнительный директор и председатель совета директоров Джеффри Джоррес в своей речи на G20 обозначил несколько подходов к решению как раз этой проблемы. В частности, чтобы поддержать экономический рост, правительство должно сфокусироваться на стимулировании развития стратегических направлений. Ключевую роль играют малый и средний бизнес.

Л.П.О.: Предпринимательству отводится здесь одна из ключевых ролей. Такова тенденция: малый и средний бизнес должен впитать тех людей, которые ушли из больших компаний.

Х.Л.: Также важно совершенствовать отношения между бизнесом и системой образования. Должны готовиться кадры для решения конкретных задач. Европе еще определенно есть над чем работать. Кадровые компании в этом вопросе тоже играют немаловажную роль, поскольку они видят, что происходит на рынке труда, и могут дать совет.

— Получается, что и в Европе, и в России ситуация далека от идеала. А есть ли в мире страны, где дела обстоят неплохо?

Х.Л.: Да, такие страны есть. И первой стоит назвать Германию. Там отличная система образования, есть взаимопонимание между вузами и бизнесом, низкая безработица среди молодежи. Другим европейским странам стоит подучиться у немцев. Конечно, нельзя копировать вслепую: всегда есть культурные особенности, необходимо проявлять творческий подход. Есть и другие страны, где дела идут неплохо. Норвегия, например. (Норвежец Ларс Петер Орвинг смеется.)

Л.П.О.: Нам тоже есть что улучшать. Да, мы были успешны в течение долгого времени. Но понимают ли сейчас в норвежской системе образования, какие кадры они готовят, нужны ли бизнесу эти специальности — это дискутируемый вопрос.

— Есть ли благополучные в плане занятости страны в других частях света?

Х.Л.: Конечно. В США и Великобритании чрезвычайно гибкий рынок труда. В Штатах легко можно набрать нужных людей и взять их на временную работу, в Европе это сделать гораздо сложнее.

— Предположим, я учусь в последних классах школы. Какую профессию мне выбрать, чтобы наверняка быть востребованным на глобальном рынке труда через 5—10 лет?

Х.Л.: Инженеры, строители — на них будет огромный спрос. Квалифицированные менеджеры по продажам тоже будут в цене, а также специалисты в области IT. Но в IT требования меняются очень быстро, поэтому предугадать, какие навыки будут востребованы, скажем, через пять лет, крайне сложно.

Л.П.О.: Технический прогресс действительно меняет рынок труда. Сегодня можно не приглашать переводчика, а использовать Google Translator для несложного перевода или приобрести на фабрику робота, который заменит труд десяти рабочих. Тенденция современного бизнеса такова: необходимо добиться максимальной прибыли при минимальных издержках силами небольшого количества людей. В большинстве стран мало людей заняты непосредственно на производстве. Если еще 50 лет назад на конвейерной линии стояли 20 человек, сейчас — один хорошо обученный оператор, который способен следить за технологическим процессом в одиночку.

— Россия в последние годы не может обойтись без экспатов. Например, для проведения Олимпийских игр мы позаимствовали у Европы и США довольно много высококвалифицированных специалистов. А какие профессионалы из России требуются в Европе?

Х.Л.: Запросы ведущих работодателей постоянно растут. На сегодняшний момент есть специалисты, к которым предъявляются настолько сложные и многочисленные требования, что найти их можно только на глобальном рынке труда. Профессиональные рекрутеры знают, как искать таких людей. Иногда мы находим их в России, иногда в США. Я могу назвать, например, одну страну, в которой стоит искать IT-специалистов для массового найма — это Индия. Высококвалифицированные кадры приносят государству огромную пользу, и у каждой страны должна быть своя стратегия привлечения талантов.

— Когда-то российские инженеры были очень ценными во всем мире. Какой должна быть идеальная система подготовки технических специалистов для экономики?

Х.Л.: Для любой страны совет один — инвестировать в систему образования и контролировать конкурентоспособность вузов. Мне кажется, что Россия здесь на верном пути и понимает, как это важно. Кроме того, система образования должна быть привлекательна для студентов. Важно, чтобы человек смог получить достойное образование, адаптироваться в новых условиях и обеспечить себе проживание во время учебы.

Л.П.О.: Вузы должны отслеживать, насколько легко их выпускники находят работу и трудоустраиваются ли они по профессии. Или же они учатся, только чтобы получить диплом. В Норвегии многие учебные заведения платные, и вы, наверное, не будете много платить вузу, если по его окончании у вас не будет хорошей работы. А в систему бесплатного образования молодежь часто приходит только за дипломом.

Х.Л.: Приведу вам голландский пример. У нас долгое время обсуждали проблему низкой популярности технических специальностей среди молодежи. Такая же ситуация в Германии. Это, конечно, личное дело абитуриента. Но правительство может стимулировать молодежь делать выбор в пользу востребованных профессий. Здесь можно и нужно делать очень многое.

— В России низкая безработица, резко сокращающееся трудоспособное население, много мигрантов и относительно высокая теневая занятость. Какую из этих проблем вы считаете самой опасной и сложно решаемой?

Х.Л.: Последние две. Если в стране дела идут неплохо, очевидно, что туда направятся люди из менее благополучных стран-соседей. В ЕС мигранты приезжают из Африки. Они высаживаются в Италии и не знают, что будут там делать. В США точно так же стремятся жители Мексики. Сильная экономика и высокий уровень жизни привлекают мигрантов. Как бороться с этой проблемой, должны думать не только страны-реципиенты, но и те страны, откуда идет отток рабочей силы.

— В России проводится пенсионная реформа, которая ударит по тем, кто сейчас не трудоустроен официально. Есть в мире эффективные примеры борьбы с работодателями, не желающими брать на работу сотрудников официально?

Х.Л.: Даже в развитых странах есть серый рынок труда, это не сугубо российская проблема. Здесь все зависит от того, как правительство решает эту проблему. В некоторых странах они просто говорят: ну и что? И ничего не делают. Сложно дать стопроцентный рецепт, но есть одна очень успешная бельгийская практика. Для домашнего персонала, который не является официальной частью рынка труда, правительство приняло решение внедрить персональные ваучеры, приобретая которые, люди становятся официально зарегистрированными на рынке труда.

— Мы можем гордиться: у нас система трудовых патентов для «самозанятых» тоже заработает в следующем году.

Х.Л.: Это очень хорошо!

Л.П.О.: В скандинавских странах у нас такая же проблема, она решается во многом благодаря трудовым проверкам. На предприятие в любой момент может прийти инспектор и наказать работодателя, который не оформил своих сотрудников официально. Профсоюзы тоже помогают: они настойчиво требуют от бизнеса, чтобы все были официально зарегистрированы.

— Еще одно интересное предложение от российского правительства — это материальное поощрение людей, которые будут переезжать из моногородов с высокой безработицей на Дальний Восток. В мире были аналогичные успешные проекты?

Х.Л.: В Испании, Греции сейчас царит массовая безработица. Люди никак не могут найти работу в своих странах. Пять лет назад их спрашивали: готовы ли вы переехать работать в Нидерланды, Норвегию? Тогда они ответили отказом, лишь 5—10% согласились. Сегодня уже 50% хотят переехать, чтобы иметь работу. Кратковременные меры стимулирования не помогут, нужна планомерная и эффективная политика государства. Нужно доказать людям, что на родине у них будет устойчивое положение. Россия — огромная страна, и здесь также важна вдумчивая политика правительства.

— Зарплаты в России растут значительно быстрее, чем производительность труда. Есть ли способ повысить эффективность этой системы, не повышая ее расходов?

Х.Л.: Это действительно вызов. Нужно просто задать себе вопрос, как вы работаете и как делать это эффективнее. В Китае справились прекрасно с переобучением управленцев среднего звена, и теперь многие страны стараются перенять этот опыт. В Нидерландах, Норвегии есть предприятия, где производительность труда неприемлемо низкая. И напротив, есть российские компании, у которых можно учиться. Любой стране необходимо работать над этим.

Л.П.О.: Идея вашего правительства о субсидировании переселения, кстати, может очень помочь в решении этого вопроса.

— Напоследок — философский вопрос. Ситуация на глобальном рынке труда — это стакан, который скорее наполовину пуст или наполовину полон?

Х.Л.: Никогда не задавайте мне этот вопрос! Мой стакан всегда наполовину полон (смеется). Проблемы, конечно, будут всегда. И к счастью, мы существуем, чтобы решать их. Мне оптимизма добавляет то, что проблема с молодежной безработицей наконец в центре внимания.

Л.П.О.: Я тоже настроился на философский лад, размышляя над этой проблемой. Все вопросы рынка труда важны не только для молодежи, а для всего общества и для каждой семьи. Человеку важно понимать, что он нужен, востребован, значим. Там, где высокая безработица, происходит социальная катастрофа, и мы теряем поколение.

Х.Л.: Все должны повышать свою ответственность. Те, кто работает в бизнесе, должны хотя бы немного вложиться в то, чтобы улучшить ситуацию. И люди тоже должны понимать, что им нужно обучение в течение всей жизни. Если я, например, перестану учиться и развиваться, пройдет всего 2—3 года и мой начальник мне скажет: до свидания. Важно никогда не останавливаться на достигнутом и своевременно реагировать на любые вызовы рынка труда.


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter