Авторизация
 
  • 23:26 – Торжественная встреча: фрегат Пакистана прибыл в Новороссийск – фото и видео с места событий 
  • 23:26 – Коммунальные платежи 2017 году: правительство предлагает повысить цены на услуги ЖКХ 
  • 23:26 – Самолет потерпел крушение в Пакистане: список погибших, первые фото, причины и подробности 
  • 23:26 – Осколки счастья: смотреть 173-174 серию онлайн 

Оптические «глаза» истребителей

162.158.79.118

Оптические «глаза» истребителей

Многолетний спор о том, где размещать прицельные комплексы на ударных самолетах, конца, похоже, не имеет

Дискуссия о необходимости подвесных прицельных контейнеров для истребителей и истребителей-бомбардировщиков ВВС России началась давно и продолжается по сей день. Сложилась парадоксальная ситуация, когда на Су-34 комплекс «Платан» спрятан в фюзеляже машины, а на Су-35 он будет установлен в подвесном контейнере.

Подвесные прицельные контейнеры (ППК) впервые появились в военно-воздушных силах США во время войны во Вьетнаме. Они использовались для применения авиационных бомб с лазерной системой наведения. Первыми серийными ППК AN/AVQ-10 Pave Knife и сменившими их AN/ASQ-153–AN/AVQ-23 Pave Spike оснащались истребители-бомбардировщики F-4 Phantom-2. В состав контейнеров входили оптико-электронные системы высокого разрешения, а также лазер, подсвечивающий цель для головки самонаведения (ГСН) бомбы. Примечательно, что с авиационными средствами поражения (АСП), оснащенными телевизионной системой наведения, например с бомбами семейства GBU-15, прицельные контейнеры не взаимодействовали. Поэтому экипажу приходилось выбирать цель и корректировать их полет к цели, используя видеокартинку с ГСН самого АСП.

Оптические «глаза» истребителей

До начала 90-х годов среди авиационных специалистов НАТО продолжался спор о необходимости таких систем. Если во Вьетнаме ППК показали себя отлично, то во время ирано-иракской войны военно-воздушные силы Ирана не добились заметных результатов, используя Pave Knife, полученные от американцев еще в эпоху правления шаха. Плохо показали себя прицельные контейнеры и на истребителях-бомбардировщиках ВВС США F-111 Aadvark, участвовавших в ударах по Ливии в апреле 1986 года в рамках операции «Каньон Эльдорадо». Из-за массового отказа AN/AVQ-26 Pave Tack и связанного с ними программного обеспечения только два F-111 смогли поразить заданные цели, остальные же машины этого типа, участвовавшие в налете, кидали бомбы куда попало. В частности, истребитель-бомбардировщик с позывным «Люджак-24», наносивший удар по аэропорту «Триполи», из-за отказа ППК сбросил бомбы на расстоянии более полутора километров от цели.

Но в 1991 году во время операции «Буря в пустыне» эти же F-111 Aadvark и F-15E Strike Eagle с новейшими ППК LANTIRN добились очень высоких результатов. Достаточно сказать, что на эти машины, а также на F-117 по статистике пришлось порядка 95 процентов всех сброшенных авиацией антииракской коалиции высокоточных авиационных бомб. С этого момента подвесные прицельные контейнеры стали обязательным атрибутом большинства истребителей и истребителей-бомбардировщиков ВВС не только стран НАТО, но и Индии, Китая, Индонезии, Египта, Пакистана, Марокко. В настоящее время ППК Sniper-XR уже не только установлены на бомбардировщики В-1В военно-воздушных сил США, но и проходят апробацию на стратегических бомбардировщиках В-52 (Buff). Планировавшаяся в прошлом году воздушная операция против Сирии должна была стать своего рода «презентацией» обновленного Buff, оборудованного Sniper-XR. Следует отметить, что ППК, правда, не отечественной разработки, уже входят в состав прицельных комплексов многофункциональных истребителей-бомбардировщиков Су-30 ВВС Индонезии, Китая и Индии. Примечательно, что доработка была проведена по просьбе заказчиков.

Нужен ли вообще подвесной контейнер?

На фоне триумфального шествия подвесных прицельных контейнеров по авиационным паркам стран мира в России спор о их необходимости продолжается до сих пор. Военно-воздушные силы России так и не определились, нужны ли им ударные машины с ППК или лучше с такими же комплексами, но установленными непосредственно на самолете.

Главные аргументы противников ППК сводятся к следующим утверждениям.

Подвесной контейнер ухудшает аэродинамические качества самолета, увеличивает вес машины. В военном конфликте со странами, обладающими современной боевой авиацией, истребителям-бомбардировщикам придется действовать на малой высоте, осуществляя низковысотный прорыв в режиме огибания рельефа местности. Только так можно скрыться от самолетов дальнего радиолокационного обнаружения. В таких условиях устанавливать контейнер, ухудшающий аэродинамику и увеличивающий вес прорывающегося самолета, просто преступление.

Есть и еще аргументы. «Бороться с партизанами, когда возможность столкновения с высокотехнологичной авиационной угрозой маловероятна, можно и с подвесным прицельным контейнером. Но против серьезного противника, такого как ВВС США, нужны встроенные системы, не ухудшающие летно-технические характеристики боевой машины», – заявил корреспонденту «ВПК» руководитель предприятия, участвующего в разработке прицельных систем и авиационных средств поражения.

По словам собеседника издания, приемлемы только два варианта – когда прицельный комплекс установлен в самом самолете, как это уже сделано на истребителе-бомбардировщике Су-34, либо когда ППК при необходимости выдвигается перед нанесением удара по цели из корпуса самолета. В этом случае, по мнению собеседника, ухудшение аэродинамики ударной машины будет кратковременным и минимальным.

«Посмотрите на новейший американский истребитель пятого поколения F-35. У него в носу установлены в специальном контейнере и оптико-электронный комплекс, и тепловизор, и лазер для подсветки целей. Правда, не совсем понятно, выдвигается этот контейнер либо установлен неподвижно. Но все равно его размещение и габариты не идут ни в какое сравнение с LANTIRN и Sniper-XR», – утверждает руководитель предприятия.

Для созданного по технологии «Стелс» Lightning-2 установка подвесного прицельного контейнера ухудшит не только аэродинамику, но и его радиолокационную незаметность.

«Реализованное на Су-34 техническое решение по установке прицельного комплекса «Платан» сейчас наиболее оптимальное из того, что предложили авиастроители. В дальнейшем эти наработки будут использоваться на самолете Т-50», – подытожил собеседник «Военно-промышленного курьера».

В то же время такую позицию по использованию подвесных контейнеров поддерживают не все авиационные специалисты.

«Если самолет на наружной подвеске везет большое количество бомб и ракет, особенно если они закреплены на многозамковых держателях, от добавления контейнера проблем вообще не будет ни на низких, ни на средних высотах», – полагает представитель ЦАГИ, знакомый с проблемой.

Правда, по его словам, если боевая нагрузка истребителя-бомбардировщика будет состоять только из двух-трех бомб, то ППК ухудшит аэродинамику, но некритично.

«При обтекании контейнера возникнут ударные волны, возможно, появится увод из-за несимметрично расположенной нагрузки. Но все это компенсируется вводом поправок в систему управления самолетом. Достаточно выполнить пару полетов с ППК, чтобы получить необходимый для этого эмпирический материал. У современных истребителей такая тяговооруженность, что с ней и табуретка полетит. Поэтому каких-то значительных проблем, потери скорости при пилотировании самолета с контейнером не возникнет», – подчеркнул сотрудник ЦАГИ.

Поддерживают своего коллегу из ЦАГИ и инженеры-авиастроители, участвующие в разработке перспективных образцов авиационной техники. «Я скажу так – все зависит от того, как создавался самолет. К примеру, на штурмовике Су-25 его разработчики экспериментировали с большим количеством подвесных контейнеров. Подвешивалась тепловизионная станция, контейнеры «Копье» и «Кинжал» с радиолокационными станциями. Никаких проблем с аэродинамикой самолета ни разу не возникало», – рассказал корреспонденту «ВПК» инженер-авиастроитель, участвующий в работах.

По словам собеседника, главная проблема Су-25 – в отсутствии подфюзеляжной точки подвески. Правда, в настоящее время этот недостаток устраняется.

«Сейчас идут эксперименты по установке контейнера с подвесным радиолокатором. На Су-25 в носовой части устанавливается лазерная станция «Клен». Места для установки вместо нее новых оптических, тепловизионных и лазерных систем достаточно, нет проблем и с их подключением и электропитанием. Поэтому радиолокатор будет стоять в контейнере под фюзеляжем, а прицельное оборудование традиционно в носу», – заключил инженер-авиастроитель.

Примечательно, что на американском штурмовике А-10 Thunderbolt-2 еще с 2005 года устанавливались подвесные прицельные контейнеры LANTIRN, позже замененные на Sniper-XR. Правда, по мнению отечественных специалистов, для самолета, выполняющего непосредственную поддержку войск и зачастую находящегося под обстрелом из стрелкового оружия с земли, такое размещение нецелесообразно. Но из-за размещенной в носовой части пушки GAU-8 американским авиастроителям пришлось ограничиться контейнером. Хотя до сих пор, по данным ВВС США, не зафиксировано ни одного случая выхода из строя, не говоря уже об уничтожении ППК на А-10 при непосредственной поддержке войск.

«До конца года на испытания выйдет Су-35 с подвесным прицельным контейнером КОЭП российской разработки. Он будет крепиться под одним из подфюзеляжных узлов подвески. Подобная конструкция сейчас внедряется и на самолетах Миг-29. Правда, из-за меньших по сравнению с самолетами семейства Су-27 габаритов и узлов подвески на «двадцать девятых» прицельный комплекс будет устанавливаться не под фюзеляжем или крылом, а в конформном контейнере», – полагает компетентный офицер Военно-воздушных сил.

По словам собеседника «ВПК», проведенные испытания показывают, что на некоторых режимах полета ППК создают аэродинамическое сопротивление и потерю скорости, но эти показатели достаточно малы и практически не ощущаются пилотами.

«Контейнер – это максимум 200 килограммов веса. Сравните с массой обычных средств авиационного поражения, например с 500-килограммовыми бомбами КАБ-500. А ведь есть еще и КАБ-1500. Так что все эти проблемы с возрастающим сопротивлением, потерей скорости, невозможностью выполнять полет в режиме огибания рельефа местности с подвешенным контейнером, на мой взгляд, надуманные», – заявил собеседник «ВПК».

Правда, все защитники и противники подвесных контейнеров сходятся в одном – для перспективного Т-50 нужно внедрять прицельный комплекс, аналогичный установленному на американском F-35. Иначе не может быть и речи о реализации на ПАК ФА радиоэлектронной незаметности. Но сейчас авиационный парк ВВС России состоит из штурмовиков Су-25, истребителей Су-27, Миг-29, Су-30 и Су-35 и истребителей-бомбардировщиков Су-34, созданных не по технологии «Стелс», поэтому проблема с радиолокационной незаметностью для них в отличие от Т-50 неприоритетная, зато установка интегрированных в конструкцию самолета прицельных комплексов требует значительной переделки машин.

«Мерседес» на фоне «Запорожца»

«Сравнивать прицельный комплекс «Платан», установленный на Су-34, с американским Sniper-XR вообще нельзя. Это все равно, что сравнивать «горбатый» «Запорожец» с новеньким «Мерседесом». Но «горбатый» в отличие от «Платана» иногда работает», – подчеркнул опытный инженер-авиастроитель.

О проблемах с прицельным комплексом новейшего истребителя-бомбардировщика Су-34, недавно принятого на вооружение Военно-воздушных сил России, газета «ВПК» уже писала. Прекрасно понимают эти проблемы и в Минобороны. Но если в случае с использованием ППК можно было просто поменять контейнер на более совершенный, как поступили американские ВВС, сменив LANTIRN на Sniper-XR, то для стационарного «Платана» на Су-34 придется вносить изменения в конструкцию фюзеляжа самолета.

«Конечно, место для установки нового оборудования на Су-34 есть. Но придется заново обеспечивать электропитание, подключение. Менять конструкцию, проводить прочностные испытания. Есть вероятность, что придется и продуть. Вроде бы все просто, но это время и деньги», – пояснил корреспонденту «ВПК» инженер-авиастроитель.

Можно возразить, что разработчики Су-25 также предпочли оставить оптико-электронную систему, тепловизор и лазерный дальномер в носовой части на месте старого «Клена». Но в случае с Су-34 придется переделывать выдвигающуюся из нижней части фюзеляжа подвижную часть «Платана». Менять не только сам комплекс, его узлы и механизмы, но и часть фюзеляжа. Расположенный между воздухозаборниками «Платан» имеет ограниченные углы обзора по сравнению с подвешенным на специальном пилоне Sniper-XR, что очень хорошо видно, если сравнить фотографии Су-34 и F-15. Поэтому если у иностранных покупателей появится желание поставить новый прицел, придется открывать опытно-конструкторскую работу, проводить доработки, исследования и т. д.

«В современном мире заказчики покупают по сути не самолет под ключ, а платформу, которую можно потом в течение жизненного цикла усовершенствовать за счет различных систем и необязательно предложенных самим производителем самолета. К примеру, ВВС Индии используют для Су-30 МКИ американские прицельные контейнеры LANTIRN. Поэтому самолет, который для внедрения выбранных заказчиком комплексов требует внесения изменений в конструкцию и переделку проекта, вряд ли будет пользоваться большим экспортным спросом. Вариантов два – либо делать самолет, не требующий переработки проекта, либо ставить такую прицельную систему, которая не потеряет своей актуальности на весь срок службы машины. Но, как мы понимаем, второй вариант в современном мире высоких технологий вообще нереализуем. Поэтому в мире такой высокий спрос на ППК», – считает главный редактор журнала «Экспорт вооружения» Андрей Фролов.

Но не надо считать, что такая ситуация сложилась только по вине авиастроителей. Во многом виноваты и предприятия, отвечающие за разработку и производство оптико-электронных систем. «Уральский оптико-механический завод (УОМЗ) с 1998 года вел разработку прицельного контейнера «Сапсан». Его делали и для Минобороны, и для экспортных поставок не только в комплекте с отечественной авиатехникой, но и отдельно. Контейнер гордо возили по выставкам. Но увы, ни мы, ни ВВС России «Сапсан» в рабочем состоянии так и не увидели», – рассказал корреспонденту «ВПК» инженер-авиастроитель, участвующий в разработках перспективной авиационной техники.

В 2010 году УОМЗ судился со своими бывшими работниками из-за разногласий по поводу патентования узлов и агрегатов, входивших в состав контейнера. Речь шла о шаровой опоре, которая позволяет компактно размещать приборы на авиационной подвеске. В ходе судебного разбирательства, по сообщению ряда СМИ, руководство УОМЗ в своем официальном отзыве на иск заявило, что никогда не производило прибора «Сапсан», что не существует действующих образцов такого прибора и не проводились его испытания. Согласно заявлению представителей УОМЗ на данный момент изготовлен только макет прибора, который не является функционирующей моделью.

Как на самом деле складывалась ситуация с «Сапсаном», до сих пор неизвестно. Но фактически отечественные прицельные контейнеры авиационные разработчики получили совсем недавно.

«Сейчас рабочий прицельный контейнер у нас уже есть. Но в 2000-х годах многие иностранные заказчики российской авиационной техники требовали такие устройства, а их, увы, не было», – пожаловался инженер-авиастроитель.

Заблудились в трех соснах

История внедрения подвесных прицельных контейнеров на российскую авиационную технику удивительна. Здесь и фундаментальные разногласия между военными и разработчиками авиационной техники, причем не только по техническим вопросам, но и по применению ППК в современных войнах и военных конфликтах, и таинственная история так и не появившегося «Сапсана». Принятие на вооружение Су-34 с интегрированным «Платаном». Экспортные поставки Су-30 для ВВС Индии, Индонезии, Китая с иностранными прицельными контейнерами. Плюс ко всему работы по созданию самолета пятого поколения. При всей нелепости ситуации разработчики авиационной техники, в частности конструкторы Су-25, Су-30 и Су-35, понимают, какой машина должна быть в современном мире, чтобы не только удовлетворять требованиям ВВС России, но и привлекать иностранных заказчиков. Вроде бы появился и достойный отечественный ППК. Остается надеяться, что враждующие стороны в лице апологетов и противников подвесных прицельных контейнеров примирятся и найдут разумный компромисс, а Военно-воздушные силы России получат действительно универсальные и высокотехнологичные боевые машины. Ведь не всегда российское авиастроение шло только по своему уникальному пути, может быть, иногда имеет смысл оглянуться и на иностранный опыт?

Читать больше на topwar.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter