Авторизация
 
  • 21:26 – КВН-2016. Кубок мэра Москвы 04.12.2016 смотреть онлайн 
  • 21:26 – Синяя Птица 2 сезон 4 выпуск (04.12.2016) Россия 1 смотреть онлайн 
  • 21:26 – Точь-в-точь (4 сезон 10 выпуск) 04.12.2016 смотреть онлайн 
  • 21:26 – МастерШеф. Дети СТС 2 сезон 9 выпуск 04/12/2016 смотреть онлайн 

Ударная "Армата"

162.158.78.223

Ударная "Армата"

Смена министра обороны с Анатолия Сердюкова на Сергея Шойгу привела к пересмотру системы закупок вооружений. Если первый говорил о неспособности отечественных оборонщиков создать продукцию, отвечающую требованиям военных, то второй, не отрицая существующих проблем, все же решил сделать ставку на российскую промышленность. Карт-бланш был выдан производителям военной техники и вооружений для сухопутных войск, одним из которых стала корпорация "Уралвагонзавод" с проектом тяжелой бронеплатформы "Армата".

Опытный образец

Создание нового основного танка на протяжении последнего десятилетия являлось, пожалуй, одним из самых актуальных вопросов для армии. Минобороны поддерживало существующий танковый парк, составлявший, по разным оценкам, около 10 тыс. единиц, ожидая новых предложений от российской промышленности и присматриваясь к продукции иностранного производства. Еще в 2003 году военные заверяли, что российские конструкторы разработали облик танка нового поколения. Какими именно конструктивными изменениями он будет обладать, не сообщалось, как не сообщалось и о дате принятия его на вооружение.

По состоянию на сегодняшний день на перевооружение сухопутных войск в рамках госпрограммы вооружений до 2020 года планируется выделить 2,6 трлн руб. Эти деньги будут потрачены на закупку бригадных зенитных ракетных комплексов С-300В4, около 2 тыс. самоходных артиллерийских комплексов и орудий, а также более 30 тыс. единиц автомобильной техники. Кроме того, российская армия должна получить за семь лет 2,3 тыс. танков. В том числе танки на платформе "Армата". На ее основе Уралвагонзавод создает основной танк для замены существующего в вооруженных силах парка Т-72, Т-80 и Т-90.

Показ "Арматы" состоялся в сентябре на выставке Russian Arms Expo 2013 в Нижнем Тагиле. Он был закрыт для публики, поскольку все тактико-технические характеристики нового танка пока засекречены. "Показывать всем мы его, конечно, не хотим, поскольку надо довести технику до ума, но опытные образцы уже имеются. И это большая победа российской оборонки",— подчеркнул вице-премьер Дмитрий Рогозин, добавив, что принятие его на вооружение планируется на рубеже 2014-2015 годов.

Впрочем, даже исходя из имеющейся на сегодняшний день информации, составить общее представление о том, что же будет представлять собой новый танк и в чем его отличия от предшественников, вполне реально. В интервью BG заместитель председателя военно-промышленной комиссии Олег Бочкарев подтвердил, что часть решений, применяемых при разработке "Арматы", взяты из проекта Т-95. Это решение было отчасти вынужденным, поскольку создать за несколько лет реально новое изделие не представляется возможным ни в техническом, ни в технологическом плане.

Т-95 (он же "Объект 195"), вопреки своей аббревиатуре, должен был не просто продолжить линейный ряд, а стать самостоятельным образцом бронетанковой техники. Точная дата начала работ по созданию Т-95 не называлась, однако известно, что стартовали они незадолго до распада СССР. Изучив недостатки предыдущих моделей, конструкторам была поставлена задача по увеличению степени защиты экипажа, а также усилению огневой мощи танка. К 2007 году специалисты Уральского конструкторского бюро транспортного машиностроения завершили создание опытного образца, надеясь, что технические характеристики военных устроят.

Первоначально основания для этого были — в частности, тогдашний начальник вооружений генерал Николай Макаров заявил, что в 2009 году танк будет принят на вооружение. Однако его слова спустя два года были дезавуированы его же сменщиком генералом Владимиром Поповкиным, объявившим о прекращении финансирования опытно-конструкторских работ по проекту. В качестве наиболее вероятной причины была названа высокая итоговая цена изделия. О несоответствии перспективного танка требуемым изделиям открыто военные предпочитали не говорить.

Так или иначе, но военные от идеи создания новой боевой машины отказываться не стали. Спустя некоторое время Минобороны отрапортовало о начале работ по проекту "Армата", который должен был стать основным танком вооруженных сил. Происходило это все на фоне жесткой критики со стороны военного ведомства, считавшего, что американские танки типа Abrams, немецкие Leopard или израильские Merkava превосходят по своим характеристикам российские разработки. "Те образцы вооружения и военной техники, которые мы получаем по номенклатуре сухопутных войск, включая бронетехнику, ракетно-артиллерийское вооружение, пока не совсем соответствуют западным образцам. Хваленый Т-90 — это 17-я модификация танка Т-72",— заявлял главком сухопутных войск Александр Постников. К нему же присоединялся и генерал Макаров, искренне считавший, что российские оборонщики не способны реализовать поставленные на практике задачи. А уже экс-глава Минобороны Анатолий Сердюков и вовсе объявлял, что ведомство не планирует закупать отечественные танки, пока они не будут отвечать современным требованиям.

Ситуация изменилась год назад, когда вместе с Сергеем Шойгу в военное ведомство на пост заместителя министра обороны по вооружениям пришел Юрий Борисов — выходец из промышленности, занимавшийся реализацией госпрограммы вооружений на посту первого зампреда военно-промышленной комиссии при правительстве. Уже осенью текущего года он заявил, что для российской армии первая опытная партия танков "Армата" будет приобретена военными для проведения испытаний в 2014 году. На разработку проекта, по официальным данным, были потрачены денежные средства в соответствии с ГПВ.

Танкопреемник

Во время выставки Russian Arms Expo 2013 заместитель гендиректора "Рособоронэкспорта" Игорь Севастьянов обозначил основные черты боевой машины будущего. По его словам, в "Армате" экипаж будет находиться в бронекапсуле, а боекомплект разместится вне зоны расположения людей. Эти нововведения должны в первую очередь обеспечить повышенную защиту экипажа в условиях ведения боя. В машине будет реализовано рядное расположение всех находящихся в ней людей — это позволит им более оперативно принимать решения. К тому же башня "Арматы" будет необитаемой. У танков это одно из наиболее уязвимых мест: прямое попадание артиллерийского или противотанкового снаряда гарантированно вело к гибели члена экипажа. В "Армате" процесс управления башней и ведения огня будет автоматизирован. Гендиректор Уралвагонзавода Олег Сиенко уточнял тогда же, что в "Армате" для экипажа будут применяться совершенно другие технологии защиты: специальные стали, отдельные элементы керамической защиты, многослойная броня. Согласно задумке разработчиков, будет также реализован новый принцип автоматической подачи боеприпасов и их выноса. Кроме того, боекомплект "Арматы" будет содержать 32 снаряда различного назначения (на том же Т-90 боекомплект пушки состоит из 42 выстрелов: 22 находятся в автомате заряжания, еще 20 — в укладках в корпусе и башне танка), а сам танк сможет вести прицельный огонь из пушки калибра 125 мм в движении.

При этом нельзя сказать, что "Армата" является упрощенным вариантом Т-95. Уникальность заключается в том, что это не просто танк, а единая боевая платформа, которая в теории может нести порядка 30 видов вооружений. Заявленный разработчиком уровень унификации не имеет мировых аналогов: на базе платформы "Армата" в будущем будут собираться не только боевые машины, но и машины боевого управления, машины артиллерийского и ракетного вооружения, машины войсковой ПВО и машины тылового обеспечения. Известно, что "Армата" будет стрелять как традиционными снарядами различных типов (осколочно-фугасными, бронебойно-подкалиберными, кумулятивными), так и ракетами.

В отличие от танка, на ней предусматривается как переднее, так и заднее расположение двигателей — фактически Уралвагонзавод сейчас создает некое подобие конструктора, на основе которого будут заложены перспективные образцы военной техники на много лет вперед. Обладая единым дизельным двигателем А-85-3А 1,2 тыс. л. с. и моторесурсом не менее 2 тыс. часов, платформа имеет все шансы стать в перспективе основой для всей тяжелой техники сухопутных войск.

Подобный подход целиком укладывается в существующую концепцию Минобороны, согласно которой военные исповедуют принцип внедрения в сухопутные войска перспективных систем вооружения, повышая боевые и эксплуатационно-технические характеристики создаваемых образцов. "Реализуя этот принцип, мы должны обеспечить к 2025 году сокращение номенклатуры закупаемых вооружений и военной техники на 25% и повысить их серийность",— отмечал заместитель министра на одном из совещаний.

По всей видимости, желания Минобороны и Уралвагонзавода как можно скорее запустить "Армату" в серию совпадают. Как заявил в ходе одной из пресс-конференций заместитель гендиректора корпорации Вячеслав Халитов, стороны достигли соглашения об опережающем финансировании опытно-конструкторских работ по проекту. "Принято решение до завершения опытно-конструкторских работ приступить к постановке на серийное производство изделия "Армата"",— сказал он, подчеркнув, что подобный подход позволит в срок выполнить задание по госпрограмме вооружения до 2020 года. Логично предположить, что закупки военной техники на основе бронеплатформы "Армата" будут продолжены в ходе реализации госпрограммы вооружений до 2025 года.

***

Производственно-боевая задача

Алексей Харнас, редактор Business Guide "Военно-промышленный комплекс"

Новый основной танк — один из фетишей современной российской армии. Как стрелковое оружие, которое должно прийти на смену различным модификациям АК или пистолета Макарова, как истребитель пятого поколения. Колоссальные наработки советского периода вроде как создают ощущение, что надо еще чуть напрячься, облечь их в новые формы и материалы — и вот оно уже готово, современное инновационное оружие. Но на практике все оказывается не так просто. И истребитель вроде как уже летал, и разные варианты новых автоматов демонстрировались, но до реального перевооружения дело так и не дошло. Танк "Армата" из всех видов современного российского "оружия будущего", пожалуй, более других приблизился к реальной жизни. Во-первых, есть люди, которые его видели вживую (широкой публике не показали из-за секретности), во вторых, есть план закупки этой техники. Наконец, объявлена дата публичной демонстрации нового танка — и такая, что сорвать эту премьеру просто никак нельзя. НПК "Уралвагонзавод", надо сказать, прекрасный пример того, как надо распоряжаться наследием ВПК, доставшимся от уже не существующей страны. Можно по-разному относиться к проявлениям политической воли руководства страны в отношении отдельно взятых производств, но УВЗ честно выиграл конкурс на повышенное внимание власти к своим проблемам и задачам. Ведь, строго говоря, танки и бронетехнику выпускало не только это предприятие, и получение фактически карт-бланша на монополизацию бронетанкового производства можно признать самой значимой управленческой победой нынешнего руководства компании.

Кого вооружать будем?

Владимир Гутенев, зампред комитета Госдумы по промышленности, первый вице-президент Союза машиностроителей России:

— Не стоит продавать оружие малыми партиями. Например, Китай последнее время высказывает пожелание по приобретению штучных экземпляров современной техники, которая в последние годы все чаще и чаще появляется на российском рынке. Учитывая опасность компиляции, заимствования результатов интеллектуальной деятельности, надо проявлять определенную осторожность. Также нужно учитывать интересы наших вооруженных сил. Их перевооружение является приоритетной задачей, а уже затем нужно поставлять вооружение стратегическим партнерам, ближайшему окружению, странам ШОС. Необходимо осваивать и новые рынки, что с успехом сейчас демонстрирует "Рособоронэкспорт". Это и Венесуэла, и Бразилия, и Панама. Поставки же российского вооружения на Ближний Восток действительно являются большой проблемой. Большой проблемой для конкурентов, предприятий оборонной отрасли западных стран. Как правило, там, где мы поддаемся на увещевания и соглашаемся с теми или иными санкциями, спустя некоторое время санкции снимаются, а вооружение поставлять туда начинают страны передовой демократии.

Анатолий Аксаков, президент Ассоциации региональных банков России:

— Индонезия, Индия, Вьетнам, эти страны — традиционные покупатели нашего вооружения. Однажды я был в составе правительственной делегации в Индии, где в нашу честь проходил военный парад. Так там я увидел лишь нашу технику и наше вооружение. Так что с Индией у нас крепкие давние связи, и их надо только укреплять. Такие же связи у нас с Ираном. Как только окончательно будут сняты все ограничения на поставки с этой страной и, скорее всего, они получат право закупать оружие, нам также надо будет вновь вернуться на это рынок. А учитывая не только экономические, но и политические и геополитические интересы, это для нас крайне необходимо.

Марк Захаров, член президиума независимой организации "Гражданское общество" и национального фонда "Общественное признание", член совета попечителей Московского английского клуба:

— В мире давно существуют понятия "цивилизованные страны" и "нецивилизованные страны". Нецивилизованным странам, политика которых очень трудно прогнозируется, а подчас вообще не понятна или неизвестна, я бы оружие не продавал. Безусловно, сейчас российское оружие уже не пользуется такой популярностью, как во времена СССР, но тем не менее рынки сбыта у нас есть, и их надо только поддерживать. А для этого нужны конкурентоспособные виды боевой техники и разумные цены. Ведь рынок оружия действует на тех же самых условиях, что и любой другой рынок,— соответствие цены и качества. Уверен, наши оружейники еще не растеряли своих навыков и вполне могут выпускать современную продукцию, отвечающую всем мировым стандартам.

Владимир Рубанов, вице-президент ассоциации "Лига содействия оборонным предприятиям":

— Продажа оружия регламентируется международными документами, и мы не вправе их нарушать, даже если существует огромная польза для нашего бюджета. Кому можно продавать оружие, кому нельзя — именно в этих документы перечислено. Кроме того, несмотря ни на какую-то выгоду для бюджета от продажи оружия, надо четко осознавать, что ни при каких условиях нельзя продавать химическое, бактериологическое и ядерное оружие: подобные сделки опасны для всего мирового сообщества.

Оганес Оганян, первый заместитель руководителя фракции "Справедливой России":

— Стратегия экспорта вооружений должна включать два аспекта. Первый — политический, связан с международными санкциями, с международным законодательством, с решениями международных организаций о тех, кому запрещено поставлять оружие. В том числе различным бандформированиям, террористическим организациям и т. п. Есть специальный список, который регулярно обновляется. И всего этого Россия, конечно, должна придерживаться. Кроме того, мы должны оценивать страны, которые хотят закупать у нас оружие, с точки зрения безопасности для нашего государства. Второй аспект — экономический. Здесь все просто: если нам выгодно, мы должны поставлять оружие. Никаких других ограничений быть не может. Наш главный конкурент на рынке вооружений — США. И у нас идет беспощадная борьба за этот рынок. И иногда эта борьба достигает такого накала, по сравнению с которым все детективы и приключенческие фильмы выглядят блекло. В частности, жесткая критика в адрес России за поставки вооружений на Ближний Восток является отголосками этой конкурентной борьбы.

Николай Рыжков, член Совета федерации, в 1985-1991 годах председатель Совета министров СССР:

— Еще в 1989 году я, еще будучи премьер-министром, сделал на II Съезде народных депутатов доклад об экономическом состоянии и о перспективах развития экономики. Мне тогда известные люди, и некоторые из них живы до сих пор, говорили, что я виновник всех конфликтов, потому что продаю оружие за рубеж. А я всегда отстаивал точку зрения, что раз все торгуют оружием — и мы должны торговать. За это мы получаем деньги, чтобы решать свои внутренние проблемы. И в то время нам принадлежало 50-60% всего мирового рынка оружия. А американцы тогда занимали от силы 20% рынка. Остальной рынок делили между собой Франция, Германия, Бельгия. А потом на рынке появились новые конкуренты, такие, как Израиль и Китай, а мы очень сильно сдали свои позиции, и теперь наша доля рынка мировых вооружений примерно 15-20%. Конфликты, впрочем, никуда не исчезли без нашего оружия, а освободившуюся нишу заняли США, колоссально увеличив свою долю. Так что, конечно, я выступаю за то, чтобы вернуть наши позиции на мировом рынке вооружений или хотя бы попытаться увеличить нашу долю.

Читать больше на topwar.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter