Авторизация
 
  • 14:46 – Дом2 4598 Дневной эфир (11 12 2016) смотреть онлайн 
  • 14:46 – Легенды Ретро FM 2016 смотреть онлайн 11.12.2016 
  • 14:46 – Лотерея Счастливое утро выпуск 11.12.2016 смотреть онлайн 
  • 14:46 – Перезагрузка на ТНТ последний выпуск 11122016 смотреть онлайн 

Русский воздушный богатырь

162.158.78.124

Русский воздушный богатырь

История разработки «Ильи Муромца» началась в апреле 1912 г., когда председатель Совета акционерного общества Русско-Балтийского вагонного завода Михаил Владимирович Шидловский пригласил на должность главного конструктора авиационного отдела 22-летнего И.И. Сикорского, уже получившего известность авиаинженера и изобретателя.

Наладив всего за несколько лет (с 1908 г.) серийный выпуск первых отечественных автомобилей, Михаил Владимирович задумался о расширении производства и в другие машиностроительные отрасли. Наиболее перспективным ему казалось самолетостроение. Однако первые попытки Шидловского оказались неудачными. Два произведенных по французскому образцу «Соммера» весной-летом 1911 г. разбились на испытаниях. Завод прекратил постройку аэропланов: надо было искать новые модели, а ещё лучше — авиаконструктора. Тем более, М.В. Шидловский понимал, что отечественная промышленность тогда сможет выйти на передовой уровень, когда освободится от патентной зависимости и возьмёт инициативу по разработке аэропланов в свои руки. Копирование иностранных самолётов означало постоянное отставание.

Шидловский долго выбирал человека, который мог бы возглавить новое дело. Наконец ему сообщили, что в Киеве живёт Игорь Сикорский, который ездил во Францию учиться, сам разработал, построил и испытал аэроплан. Так выбор пал на Сикорского.

С осени 1912 г. с одобрения Шидловского главный конструктор приступил к разработке и постройке воздушного многомоторного гиганта. Предполагалось, что самолёт можно будет использовать для срочного пассажирского и грузового сообщения, и даже в качестве разведывательного корабля для освоения огромных пространств Сибири.

Ранней весной 1913 г. из ангара выкатили первый в мире тяжёлый двухмоторный самолёт «Гранд». Вес корабля превышал 3 тонны, размах крыльев составлял 27 м, длина — 20 м, площадь крыльев — 120 м2. Испытания самолёта прошли успешно. Единственное, что не понравилось Шидловскому, — так это иностранное название: было решено переименовать корабль в «Русский витязь».

Успех Сикорского не остался не замеченным официальными властями.

Самолет осмотрел император Николай II, Государственная дума наградила конструктора за изобретение премией в 75 тысяч рублей, военное ведомство — орденом Святого Владимира 4-й степени. Более того, заказало 10 кораблей, рассчитывая использовать их в качестве разведчиков и бомбардировщиков.
В конце сентября «Русский витязь» поразила нелепая катастрофа. Одно из крыльев было сломано … упавшим с неба мотором! Как выяснилось, этот мотор отвалился у аэроплана «Меллер», на котором шёл на посадку известный пилот Габер-Влынский. Потеряв мотор, пилот не растерялся, и благополучно сел на аэродром.

Корабль не стали ремонтировать: Сикорский изучил его положительные и отрицательные свойства и решил строить новый воздушный гигант. В конце осени он был готов. Новому кораблю дали название «Илья Муромец» — в честь легендарного русского богатыря.

Характеристики «русского богатыря» для 1913 г. и впрямь были потрясающими: длина корпуса до 19 м, размах крыльев до 30 м, площадь крыльев (на разных модификациях) от 125 до 200 м2. Масса пустого самолёта превышала 3 тонны, продолжительность полёта загруженного самолёта составляла до 4-5 часов (пустого — до 10 часов). При этом ввиду отсутствия в России надежных мощных двигателей у самолёта была достаточно неплохая скорость (от 100 до 130 км/ч) и скороподъёмность (набор высоты 2 км за полчаса). Потолок боевого применения составлял от 2000 до 3000 м (на разных модификациях), что вполне отвечало современным представлениям о необходимой высоте бомбардировщика.

Сначала самолёт предполагалось вооружить 37-мм пушкой, однако затем от этого отказались и придали ему 2 пулемёта. В ходе войны количество пулеметов увеличили до 6-8. Бомбовая нагрузка «Ильи Муромца» составляла от 300 до 500 кг осколочных, фугасных и зажигательных бомб.

От «Русского витязя» в новом гиганте Сикорского остались только общая схема самолета и его коробка крыльев с установленными на нижнем крыле в ряд четырьмя двигателями. Фюзеляж же был принципиально новым.

Уже зимой 1913 г. первого «Илью Муромца» испытывали под Петербургом. В ходе демонстрационного полёта в феврале на борт самолёта впервые в мировой истории одновременно поднялись в воздух 16 человек и аэродромный пёс с нелестной кличкой Шкалик. Общий вес пассажиров составил 1290 кг. Пилотировал самолёт сам главный конструктор.

Однако в военном ведомстве испытывали сомнение в целесообразности принятия на вооружение нового самолёта. Чтобы окончательно убедить генералов в его надежности, Сикорский задумал провести длительный показательный перелёт из Петербурга в Киев и обратно. Перелёт состоялся в конце июня 1914 г. и завершился триумфом молодого авиаконструктора. Кстати говоря, в честь перелёта головной корабль эскадры «муромцев» впоследствии стал неизменно называться «Киевским».

От армейской авиации к стратегической

Новость об убийстве эрцгерцога Франца-Фердинанда Сикорский узнал уже в Киеве. Спустя месяц началась Первая мировая война... В первые же её дни приказом по Военному ведомству были учреждены 10 боевых отрядов аэропланов «Илья Муромец». Каждый отряд состоял из собственно тяжелого бомбардировщика и 2-3 легких самолётов и подчинялся генерал-инспектору авиации великому князю Александру Михайловичу. Отряды «муромцев» было решено придавать штабам фронтов или армий.

К ноябрю 1914 г. применение двух машин показало, что без централизованного руководства и постоянной технической помощи они не приспособлены для боевых действий и довольно быстро выходят из строя.

Великий князь Александр Михайлович, в принципе считавший тяжёлые бомбардировщики неэффективным изобретением с самого начала их появления, засыпал Ставку Верховного Главнокомандующего рапортами о непригодности «муромцев» для боевой работы.

Телеграммы генерал-инспектора авиации возымели действие: старый заказ для «Руссо-Балта» на 10 новых машин и новый октябрьский (на 32 машины) были остановлены.

В ответ М.В. Шидловский в середине ноября приехал в Ставку в Барановичи для личного доклада Верховному Главнокомандующему по вопросу использования «муромцев». Шидловский доказал, что причина их неэффективности заключается в неправильной организации. Единственной мерой, способной вывести дело из создавшегося тупика, Михаил Владимирович считал учреждение эскадры наподобие эскадры морских кораблей.

Великий князь Николай Николаевич согласился с доводами Шидловского и приказал расформировать боевые отряды. На их месте была организована эскадра воздушных кораблей со штатом в 10 боевых кораблей и 2 учебных. Командиром эскадры в звании генерал-майора Верховный Главнокомандующий утвердил М. В. Шидловского, подчинявшегося теперь непосредственно дежурному генералу Ставки, а не Александру Михайловичу. По сути, авиация впервые в мировой истории была разделена на легкую и тяжелую (стратегическую).

Зимой 1915 г. Сикорский наконец-то приступил к обучению летного состава. Экипаж самолёта состоял из 5 человек: командира (пилота), его помощника (второго пилота, исполнявшего обязанности штурмана), артиллерийского офицера, отвечавшего за бомбометание, моториста и механика. Впоследствии к ним добавили ещё несколько стрелков-пулеметчиков, также исполнявших обязанности мотористов в критических случаях. Вскоре эскадра сначала по собственной инициативе, а затем и с официального разрешения организовала свою летную школу для пилотов.

Кроме того, необходимо было установить, испытать и рационализировать стрелковое и бомбовое вооружение, приборы для аэрофотосъемки и наведения. Всё это приходилось делать впервые: никакого опыта ещё не было.

Большое пространство внутри самолёта позволило разместить легкие бомбы в фюзеляже на внутренней подвеске — за счёт чего не пострадала аэродинамика самолета. Все бомбы снабжались тремя предохранителями. Первоначально они сбрасывались вручную, но с 1916 г. впервые в мире на бомбардировщик был установлен электросбрасыватель. Тяжелые бомбы весом до 245 кг размещались на внешней подвеске.

Для получения разведывательных данных и проверки результатов бомбометания на «муромцах» были установлены лучшие в мире в то время фотоаппараты системы В.Ф. Потте, офицера русской армии.

Они позволяли получать в автоматическом режиме без перезарядки до 50 снимков отличного качества. По эскадре был объявлен приказ, по которому каждое донесение должно было сопровождаться фотоснимками. На каждом самолёте был исполняющий обязанности штатного фотографа — один из членов экипажа, а в отряде — лаборант. При штабе Эскадры работало специальное картографическое отделение. По сути это было уже начало настоящей аэрофотосъёмки.

Тем временем в январе 1915 г. эскадру посетил лично великий князь Александр Михайлович. Он предложил офицерам написать рапорты о переводе к нему, в легкую авиацию. Очевидно, рассчитывал в скором времени распустить эскадру, доказав её неэффективность Верховному Главнокомандующему. Однако ни один из офицеров не ушёл из своего соединения. А вскоре представился случай убедить генералов и общественность в эффективности отечественного изобретения.

На крыльях славы

На рассвете 21 февраля 1915 г. воздушный корабль «Илья Муромец Киевский» под командой штабс-капитана Георгия Георгиевича Горшкова вылетел в западном направлении. Это был первый боевой вылет «муромцев», но из-за ошибки в навигации успешное боевое крещение состоялось только на следующий день. Тогда штабс-капитан успешно разбомбил станцию Вилленберг. Результаты бомбардировки, снятые на фотоплёнку, были отправлены в Ставку Верховного Главнокомандующего, — и эскадра была спасена от роспуска. «Руссо-Балт» вернул старый и новый заказы на тяжёлые бомбардировщики.

Уникальным примером длинного разведывательного рейда с целью фотосъёмки дислокации вражеских войск является полёт штабс-капитана Горшкова над Восточной Пруссией 18 марта 1915 г. Путь протяжённостью более 600 верст был проделан менее чем за 5 часов. Боевое задание было выполнено: оказалось, что немцы пытались дезинформировать русское командование, подготавливая наступление совсем на другом участке фронта. Все участники этой экспедиции были повышены в званиях, награждены орденами и оружием. Но главное, что этот полёт оказал большое влияние на психологию лётного состава всей эскадры.

Первое время применение «муромцев» против немцев было особенно эффективно ввиду того, что противник изначально даже не предполагал наличие в России таких огромных кораблей — а потому упорно занижал характеристики самолёта.

В результате чего немецкие дальномеры указывали неверную высоту — и поразить наши корабли не удавалось.

В апреле 1915 г. немцы наконец-то озаботились не только укреплением противовоздушной обороны, но и прислали на Восточный фронт отряд из 6 аэропланов, чьей задачей было уничтожить эскадру. 11 апреля они попытались разбомбить аэродром «муромцев» в Яблонне — но не достигли больших успехов: несколько кораблей были легко повреждены. Гораздо более существенной, нежели потеря техники, могла стать потеря командного состава. Несколько бомб едва не убили командира эскадры Шидловского и Сикорского. Причем отважного генерала, не желавшего кланяться немецким осколочным бомбам, спас главный конструктор, заставив-таки залечь вне зоны поражения. В итоге оба отделались лишь лёгкой контузией.

В ответ 14 апреля «муромцы» нанесли бомбовый удар по вражескому аэродрому в Санниках и фактически сравняли его с землёй. Примечательно, что некоторые лётчики предлагали использовать «муромцы» в качестве десантных кораблей: приземлиться на вражеский аэродром и высадить пехотный взвод для уничтожения аэропланов и захвата лётного состава.

В начале лета в составе эскадры были образованы несколько боевых отрядов, первоначально состоявших из пары машин. В условиях стратегического отступления командованию фронтов и армий было крайне необходимо получать своевременную информацию о передвижении вражеских войск. Первый отряд из двух кораблей под командованием капитана Горшкова (в июле за отличия его произвели в подполковники) был придан Юго-Западному фронту, где после Горлицкого прорыва ситуация была критическая.

В течение июня боевой отряд вёл постоянные бомбардировки узловых железнодорожных станций и аэрофотосъёмку. В конце концов, немецкое командование обеспокоилось настолько, что решило покончить с «русскими чудовищами». С Западного фронта было переброшено несколько истребителей-асов. Специальным приказом в немецкой авиации назначалась большая награда летчику, сбившему «большой русский самолёт Сикорского».

Первая встреча «муромца» с истребителями произошла 5 июля в 40 км южнее города Холм. На высоте 3,5 км корабль был атакован тремя немецкими истребителями. Противник вывел из строя два левых мотора, был ранен командир корабля, поручик И.С. Башко.
Изрешеченный корабль сумел сбить одного «немца» и уйти от противника, впечатлённого огневой мощью «русского гиганта».

Убедившись в трудности уничтожения русских тяжёлых бомбардировщиков своей авиацией, немцы решили усилить зенитную артиллерию. Заметив, что корабли пролетают линию фронта примерно над одними и теми же местами, они сосредоточили там большое количество батарей. Однако русские летчики разгадали эту уловку и стали уклоняться от привычных маршрутов.

В то же время немецкие артиллеристы стали применять бризантные снаряды большого калибра для обстрела воздушных кораблей. Так, например, в одном из полетов машина штабс-капитана С.Н. Никольского подверглась сильному обстрелу зенитной артиллерией и с трудом долетела до аэродрома. После полёта в корабле насчитали больше сотни пробоин.

Кроме того, немцы разгадали русскую тактику бомбардировки: первый заход для определения целей, второй — бомбометание, третий — фотосъёмка — всё на одной высоте, скорости и направлении. И противопоставили этой тактике свою: замеры высоты нашего самолёта на первом заходе, а зенитный огонь — перед вторым.

Командирам кораблей пришлось применять разные способы маневрирования, чтобы избежать поражения от зенитной артиллерии: больше трёх раз не пролетать одним и тем же маршрутом, при бомбежке цели при каждом заходе менять высоту. Время полётов чередовали в течение недели, вылетая один день утром, в другой — во второй половине дня. Некоторые опытные пилоты даже стали вылетать на задания лунными ночами.

Тем не менее, в 1916 г. немцы научились бороться с «муромцами» и стали активнее использовать для противодействия истребительную авиацию, стремительно развивавшуюся в годы войны. Русским тяжёлым бомбардировщикам всё чаще приходилось отбиваться от вражеских аэропланов. При этом, отчётливо понимая преимущество «муромцев» в вооружении (6-8 пулемётов), противник никогда не атаковал их одиночными самолётами.

Однако с появлением синхронных пулеметов, стрелявших через плоскость винта, немцам теперь не надо было подставлять свой борт под пулемёты «Муромца». Им было теперь достаточно зайти на самолёт сзади с пикирования или подкрасться на фоне земли и атаковать снизу в самое уязвимое место. В ответ на это Сикорский предложил установить хвостовую огневую точку. По сути, он превратил самолёт в «летающую крепость», способную вести обстрел со всех сторон.

Для защиты бомбардировщиков от вражеских истребителей по приказу начальника штаба Верховного Главнокомандующего генерала М.В. Алексеева в штат эскадры ещё в ноябре 1915 г. должны были входить лёгкие самолёты. Однако своевременное их поступление всё время задерживалось из-за препон, чинимых великим князем Александром Михайловичем. Кроме того, пилотов лёгкой и тяжёлой авиации предстояло ещё обучать взаимодействию друг с другом.

Единственный сбитый немецкими истребителями в годы Первой мировой «муромец» поручика Д.Д. Макшеева погиб в неравном одиночном бою с немецкими истребителями.

Командир оторвался от двух кораблей своего боевого отряда. Ещё 3 самолета за годы войны были сбиты зенитным огнём или получили такие повреждения, что не подлежали восстановлению. Сами «муромцы» уничтожили 12 вражеских машин — поистине уникальное соотношение потерь в дуэлях между истребителями и бомбардировщиками. Гораздо больше кораблей (13) было потеряно в результате технических неисправностей и ошибок пилотов. Несколько кораблей были уничтожены или сильно повреждены в результате вражеских бомбардировок.

После гибели первого «муромца» в эскадре были запрещены одиночные полёты бомбардировщиков, эффективность их применения начала падать. Постепенно они начали проигрывать в скорости и манёвренности вражеским истребителям. Практика же сопровождения бомбардировщиков своими истребителями ещё только зарождалась. Несмотря на упорный труд Игоря Ивановича Сикорского по созданию новых, более современных модификаций «Ильи Муромца», лучше вооружённых и более скоростных, кардинально проблему устаревания мог решить только новый мощный и надёжный отечественный авиадвигатель. Таковой в России создать и внедрить в промышленное производство до конца войны не успели.

Тем не менее, за годы войны «муромцы» успели совершить около 400 боевых вылетов и сбросить 60 тонн бомб. Всего было произведено 93 самолёта, 70 из них — отправлены на фронт. Немного по меркам Первой мировой, хотя справедливости ради стоит сказать, что и союзники, и немцы сумели создать и запустить в массовое производство сравнимые с «муромцами» тяжёлые бомбардировщики только в самом конце войны. И натолкнули их на эту мысль именно «воздушные богатыри» Сикорского.

Сам Игорь Иванович Сикорский, кстати говоря, прекрасно понимал недостатки своего детища и надеялся в 1917 г. разработать новый, более скоростной тип тяжёлого бомбардировщика для полётов на высоте значительно выше 3 км. Союзники обещали поставлять новые надёжные и мощные двигатели, да и отечественные разработки были близки к успеху.

Но Россия скатилась в смуту… Подавляющая часть самолётов эскадры была сожжена при угрозе захвата их немцами. Летный и наземный состав разбрелся по воюющим армиям.

Михаил Владимирович Шидловский ещё в апреле 1917 г. был отправлен в отставку, а в августе 1918 г. красногвардейцы расстреляли отставного генерал-майора вместе с 18-летним сыном при попытке перейти границу с Финляндией.

Под угрозой расстрела Игорь Иванович Сикорский эмигрировал в феврале 1918 г. во Францию, а затем в Соединённые Штаты. Талантливому конструктору не составило труда получить заграничный паспорт. Однако и там его услуги после окончания войны оказались никому не нужны. Звезда Сикорского временно закатилась, чтобы спустя годы прозябания и в то же время упорного труда вновь взойти на мировой уровень на поприще разработки гидросамолётов и главного изобретения — вертолёта.

Оставшиеся единицы «русских богатырей» исчерпали свой ресурс уже к началу 1920-х гг. на первых в Советском Союзе почтово-пассажирских перевозках. До наших дней ни одного «Ильи Муромца» не сохранилось.

Советский Союз всё-таки отдал должное памяти конструктора, создавшего первый в мире и в России тяжёлый бомбардировщик. В музее ВВС в Монино посетители могут посмотреть макет «Ильи Муромца» в натуральную величину. Изначально он был создан для съёмок кинофильма «Поэма о крыльях» 1979 г., посвящённого двум великим русским конструкторам — Андрею Николаевичу Туполеву и Игорю Ивановичу Сикорскому.

Читать больше на topwar.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter