Авторизация
 
  • 11:11 – Российский робот «ФЕДОР» прошел финальный цикл испытаний 
  • 11:11 – Российский робот «Федор» сможет сам себя отремонтировать 
  • 11:11 – Видео, где Лавров обозвал журналиста дебилом, распространяют в Сети 
  • 11:11 – Битва экстрасенсов выпуск от 10.12.16 17 сезон: смотреть онлайн 15 серия шоу ТНТ 

Продюсер Эдуард Илоян — РБК: «Мы живем с СТС в гражданском браке»

162.158.78.121

Продюсер Эдуард Илоян — РБК: «Мы живем с СТС в гражданском браке» Фото: Екатерина Кузьмина/РБК

Компания Yellow, Black and White, созданная в 2006 году бывшими кавээнщиками, сегодня является ключевым поставщиком контента для «СТС Медиа». На ее счету сериалы «Кухня», «Светофор», «Последний из Магикян», «Два отца, два сына», шоу «Уральские пельмени», «6 кадров», «Даешь молодежь» и др. В интервью РБК совладелец и генеральный продюсер Yellow, Black and White ЭДУАРД ИЛОЯН рассказал, как продюсерская студия хотела купить эфирные каналы «Ю» и «Пятница», опроверг связь с украинским олигархом Игорем Коломойским и объяснил, почему владельцы бизнеса заинтересованы в появлении стратегического партнера.

«Альтернативы Украине просто нет»

— Главный вопрос, который задают про Yellow, Black and White: чьи же они, кто собственник группы? Одно время многие считали, что вы связаны с генеральным продюсером «СТС Медиа» и гендиректором СТС Вячеславом Муруговым.

— Я уже устал отвечать на этот вопрос. Я уже слышал помимо Вячеслава Муругова еще пять-шесть версий, чьи же мы. Причем в зависимости от того, в какой среде вращаешься, слышишь разные мнения. Эти разговоры понятны: многим кажется, что мы должны быть с этим каналом аффилированы. Но если бы так было, канал заказывал бы нам все эти проекты.

— А разве это не так?

— За все это время СТС заказал нам только «6 кадров». Все остальные проекты мы инициируем сами, просто приносим на канал и говорим: «Посмотрите видео. Нравится, хотите?» Так что, отвечая на ваш первый вопрос, подчеркиваю: мы абсолютно независимые. Хорошо ли это или плохо в сегодняшней конъюнктуре, вопрос, может быть, спорный. Но нам пока комфортно. Мы независимы и, являясь владельцами бизнеса, сами принимаем все решения. Владельцами компании сегодня являются основатели группы плюс менеджмент. У нас партнерская система, и большинство наших сотрудников, прежде всего продюсеров, дорастают до того, что становятся партнерами в проектах.

— Какова ваша доля в компании?

— Я бы не хотел говорить конкретно про свой пакет. Скажу так: я, Виталий Шляппо и Алексей Троцюк являемся мажоритариями. У нас троих вместе около 80%.

— В последний год на телевизионном рынке бытует мнение, что совладельцем группы является Игорь Коломойский, владелец украинской группы «Приват» и телеканала «1+1», а с весны этого года еще и губернатор Днепропетровской области. Коломойский действительно бенефициар Yellow, Black and White?

— Отвечаю: нет. У нас с группой «1+1» есть крупный договор на контент, такой output deal на территорию Украины (право преимущественной продажи произведенного контента. — РБК). Об этом мы договорились еще года два назад, когда студии был необходим стратегический партнер на Украине. На тот момент у группы Рената Ахметова были уже схожие договоренности с Comedy Club Production, поэтому на украинском телевизионном рынке оставались, по сути, только два ключевых игрока — группа Виктора Пинчука («Новый канал», СТБ и др.) либо группа каналов «1+1» Коломойского («1+1», ТЕТ и т.д.). «Плюсы» предложили нам лучшие условия, и весь контент, который мы производим и который раньше выходил на разных украинских каналах, перекочевал на «1+1» и ТЕТ. Поэтому, видимо, кто-то и решил, что у группы появились новые акционеры. Но, повторяю, это не так.

— Сейчас вы по-прежнему поставляете контент на «1+1»?

— На украинском телевизионном рынке сейчас очень непростая ситуация. Украинские каналы либо вообще ничего не платят за уже «отгруженный» контент, либо предлагают российским каналам и продакшен-компаниям пересмотреть условия или реструктурировать платежи. Это, к сожалению, общая проблема.

— Насколько партнерство с Украиной важно для российских продюсеров?

— Очень важно, потому что для большинства продюсеров — это вопрос рентабельности бизнеса. На Украину приходится порядка 15—25% нашего рынка производства телеконтента. Поэтому, конечно, для всех это ощутимый удар. И тут стоит вопрос, как компенсировать потери: либо российские телеканалы должны теперь больше платить за контент, оставляя себе больше прав, либо надо искать какой-то другой выход из ситуации. Не забывайте также, что есть продакшены, продукцию которых теперь вообще не покажут на Украине, — речь идет о сериалах про российских военных, сотрудников спецслужб и т.п. Производители таких сериалов автоматически лишились части дохода. Нам в этом отношении легче: мы сосредоточены на развлечениях, наш контент вне политики.

— Сегодня есть смысл продолжать сотрудничество с украинскими вещателями? Будут у них деньги?

— Честно говоря, про деньги не знаю. Думаю, что смысл все-таки есть. В любом случае там живет русскоязычное население, это второй по величине русскоязычный рынок. Альтернативы ему просто нет. Рынок Казахстана по сравнению с Украиной очень маленький, все остальные — еще меньше. Чтобы сделать качественный высокобюджетный проект, нужны охват и средства. Поэтому, наверное, лучше было бы, если бы к софинансированию подключились российские телевещатели.

— Но ведь и на российском рынке все не так хорошо. Если в начале года прогнозировался рост телерекламного рынка минимум на 6%, то сейчас, к примеру, аналитики ZenithOptimedia говорят только о 3%. И это сегодня считается очень оптимистичным прогнозом. По идее, российские телеканалы должны сейчас сокращать расходы на контент.

— В этом-то и главная беда. Пока телеканалы еще официально не говорят о том, что намерены сокращать расходы на контент, но не исключено, что к концу года они об этом заявят. Тут все зависит от геополитики. Нам же остается только держать руку на пульсе.

«Зависимость ТНТ от Comedy была больше»

— Вашим основным партнером был и остается канал СТС. По идее, зависимость от одного поставщика очень рискованна для вещателя.

— На самом деле у СТС много партнеров. Помимо нас наберется, наверное, еще около 20—30 компаний, которые что-то производят для канала. Думаю, наша доля из всего того, что произведено для канала в год, составляет около 25—30%. Но если смотреть на то, что идет в эфире, то это уже, без учета голливудского кино, возможно, и 40—50% прайм-тайма. Просто наши успешные продукты часто повторяются и поэтому занимают много эфирного времени. Но есть на любом канале и проекты, которые списали после первого же показа или которые пока лежат на полке и ждут своего часа. Слава богу, это не наши проекты.

Мы действительно гордимся своим сотрудничеством с СТС. Думаю, и канал гордится тем, что работает с нами. Сколько канал зарабатывает на нашем контенте, он не озвучивает, но мы уверены, что и для них это выгодное сотрудничество и высокомаржинальная история.

— При такой зависимости холдинг «СТС Медиа» просто не может не задумываться о покупке, по крайней мере, доли в Yellow, Black and White.

— Это вопрос к руководству «СТС Медиа», в первую очередь к Юлиане Слащевой (гендиректору «СТС Медиа» с августа 2013 года. — РБК). Да, мы вели такие переговоры и ведем, но пока ни к чему не пришли. Переговоры ведутся еще со времен Антона Кудряшова (ушел с поста гендиректора в декабре 2011 года. — РБК), потом мы говорили с Борисом Подольским, потом с Юлианой. Сейчас, как мы говорим, мы живем с СТС в гражданском браке, в котором у нас есть несколько здоровых детей. Конечно, хорошо бы было узаконить этот брак, чтобы и этим детям было хорошо и чтобы ни одна из сторон не думала, что партнер ей изменяет. Поскольку, как только у нас появляется проект на другом канале, наших коллег с СТС это немного коробит. Они не могут нам запретить работать с другим вещателем, но по-человечески их я прекрасно понимаю.

— А вам интересно работать с другими вещателями?

— Мы уже очень глубоко работаем с другими каналами. В 2015 году наши проекты будут показывать на всех каналах из топ-5.

— В декабре 2011 года телеканал ТНТ приобрел за 10,3 млрд руб. 74,99% группы Comedy Club Production, своего основного поставщика контента. То есть вся продюсерская компания была оценена почти в 13,7 млрд руб., или в 466 млн долл. Если ориентироваться на ту сделку, какова может быть стоимость Yellow, Black and White?

— Я не готов сейчас отвечать на этот вопрос. Могу лишь отметить, что Comedy Club Production на момент продажи была меньше, чем Yellow, Black and White сейчас.

— Но зависимость ТНТ от Comedy Club, пожалуй, была больше, чем СТС от вас.

— Возможно. Но я имел в виду библиотеку, команду продюсеров, проекты. За три года после сделки Comedy Club сделала меньше, чем мы сделаем за следующие три года. У нас уже в разработке и производстве проекты 2017—2018 годов.

— Какова выручка Yellow, Black and White за 2013 год и каков прогноз на этот год?

— Выручка студии в 2013 году составила 2,3 млрд руб., в 2014 году мы прогнозируем рост более чем на 40%.

— Какова рентабельность бизнеса по EBITDA?

— Около 20%. Раньше у нас рентабельность была и минусовая — когда мы инвестировали в проекты. Потом мы вышли на 12—15%, и маржа увеличивается по мере роста качественной библиотеки. Мы диверсифицируемся — идем в Интернет, в кино. Выходим на рынок B2C, чтобы работать напрямую с потребителем, не зависеть от рекламы. Думаю, у нас в этом отношении сбалансированная история. Мы сейчас запускаем на ближайшие три года порядка 20 кинопроектов.

«Не факт, что эти деньги отобьются»

— Вы заинтересованы в том, чтобы у вас появился стратегический инвестор в лице канала-вещателя?

— Да, говорю честно: заинтересованы. Мы думаем в первую очередь не о деньгах, поскольку мы люди не бедные и не жадные, мы думаем в первую очередь о будущем развитии. И нам нужны не хозяева, а партнеры.

— Когда вещатель покупает продакшен, все выглядит очень логично: будущее за производством контента, а эфирный телеканал — всего лишь платформа. Однако про вас рассказывают истории прямо противоположные: это вы в прошлом году ходили и вели переговоры о покупке эфирных каналов. Было такое?

— Было такое. Нам для создания своей «экосистемы» пока не хватает системы дистрибуции. Чтобы наш бизнес был замкнутым циклом, нам надо самим производить GRP (пункты рейтинга; условные единицы, по которым на ТВ продается реклама и которые отражают число зрителей, увидевших рекламный ролик. — РБК). Для этого нам нужен эфирный телеканал. И мы действительно в партнерстве с разными инвесторами, фондами и банками, смотрели на то, чтобы купить долю в одном из существующих эфирных каналов. На каком-то этапе этот процесс застопорился. И слава богу, потому что начались все эти катаклизмы, к которым так чувствителен рекламный рынок.

Мы сами немножко притормозили эту ситуацию, хотя по-прежнему думаем о системе дистрибуции. Но платить 300—400 млн долл. за аналоговое вещание все-таки слишком рискованно. Не факт, что эти деньги отобьются. Непонятно, что будет с переходом на цифровое вещание, с мультиплексами. При этом активно развиваются digital-платформы. В общем, уравнение с очень многими неизвестными, которое мы будем пробовать решить в среднесрочной перспективе.

— Рассказывают, что вы смотрели на каналы «Ю» и «Пятница».

— Было три канала. Мы смотрели на «Ю», «Пятницу», а потом «СТС Медиа» нам предложил: «Если вы ищете канал, то обратите внимание на «Перец».

— За «Ю» его владельцы хотели 350 млн долл., за «Пятницу» — 170—180 млн, правильно?

— Да, примерно так. Из всех трех каналов «Ю» был наиболее репрезентативным по финансовым показателям. Он был прибыльный, и мультипликаторами можно было объяснить сумму, почему владельцы так оценили этот бизнес. На «Пятнице» висели большие долги.

— А «Перец» могли отдать вам в управление с последующим опционом на его покупку.

— Там была сложная структура, мы могли частично что-то купить, затем получить опционы на докупку, если канал выдаст запланированные результаты. Но ни до чего конкретного так и не дошло, поскольку было непонятно, что будет тогда с флагманским каналом СТС, если практически вся наша команда уйдет работать на «Перец». Откровенно говоря, мы бы не справились с двумя каналами одновременно, поскольку все усилия пришлось бы направить на приоритетный нам ресурс.

— Сейчас как вы сформулируете стратегию вашего развития?

— Мы продолжим работать в первую очередь над киносериалами. Это важно подчеркнуть: именно киносериалами — их качество должно быть таким, как у полнометражных фильмов, их должны делать кинорежиссеры. Будем продолжать все наши успешные телефраншизы — «Кухня», «Последний из Магикян», «Светофор». Осенью на канале «Россия 1» у нас премьера: 24 серии криминальной драмы в духе «Крестного отца» и «Клана Сопрано», созданной совместно с кинокомпанией «Небо» Резо Гигинеишвили. Будем работать над кинофраншизами. «Кухня в Париже» уже стала такой, поскольку уже точно будет продолжение — «Кухня в Шанхае». В разной степени готовности находятся новые фильмы. Совместно с «Централ Партнершип» выпустим в этом году комедии «Любит не любит» и «Ставка на любовь». Также внимательно смотрим на рынок digital, где у нас уже есть проект Molodejj.tv.

ЭДУАРД РОБЕРТОВИЧ ИЛОЯН

Родился в 1983 году в Ереване. В 2004 году окончил Российский университет дружбы народов (РУДН). Кандидат экономических наук. Был одним из основателей и директором команды КВН РУДН. В 2006 году вместе с товарищами по КВН из других команд Виталием Шляппо и Алексеем Троцюком основал компанию Yellow, Black and White. В 2007—2012 годах — исполнительный продюсер «СТС Медиа». С 2012 года — генеральный продюсер и председатель правления Yellow, Black and White. Продюсер таких проектов, как «Кухня», «Последний из Магикян», «Уральские пельмени», «Даешь молодежь», «Светофор», «Кухня в Париже» и др.

ГРУППА КОМПАНИЙ YELLOW, BLACK AND WHITE

Создана в 2006 году кавээнщиками Эдуардом Илояном, Виталием Шляппо и Алексеем Троцюком. Производит для СТС телепрограммы «Уральские пельмени», «Шесть кадров», «Даешь молодежь», «Одна за всех», сериалы «Кухня», «Последний из Магикян», «Светофор», «Корабль» и др. По подсчетам исследовательской компании KVG Research, в 2012 году выпустила 100 премьерных часов телеконтента, в 2013-м — примерно 130 часов. В мае 2014 года выпустила в прокат картину «Кухня в Париже», которая при производственном бюджете, по данным «Кинопоиска», 2,3 млн долл. собрала почти 14 млн долл. Заявленная выручка всей группы в 2013 году — около 2,3 млрд руб.


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter