Авторизация
 
  • 19:56 – Биатлон Кубок мира 2016-2017 гонка преследования у женщин 10 декабря, смотреть онлайн-трансляцию 
  • 19:56 – Биатлон прямая трансляция 10 декабря 2016 Гонка преследования Женщины смотреть онлайн 
  • 19:56 – Битва экстрасенсов 17 сезон 15 выпуск 10.12.2016 смотреть онлайн на ТНТ: прятки с обезьянкой 
  • 19:56 – Коварные игры фильм 2016 смотреть онлайн 

"Ангара": триумф или забвение. Часть 5

162.158.78.132

"Ангара": триумф или забвение. Часть 5

Кошмары китайского космоса

В предыдущей главе мы очень подробно и с наглядными примерами разобрали базовые постулаты великой русской конструкторской школы, которые прекрасно действуют и в космическом проектировании. Однако надо знать один нюанс. Дело в том, что акценты тут расставлены немного в другой иерархии, и вы прекрасно догадываетесь, почему.

Военно-космическая отрасль существенно отличается, скажем, от танковой или оружейной. Космические процессы небесной механики — это те процессы и скорости, которые нам сложно представить так же, как сложно увидеть пулю, выпущенную из винтовки, а она летит со скоростью «всего-навсего» 800 м/с. А вот чтобы «запулить» на орбиту Гагарина, нужно придать ему скорость в 10 раз больше скорости пули! Легко сказать «придать», нужно еще сделать так, чтобы он не превратился в месиво. По возвращении на Землю Юрий Алексеевич показывал свою знаменитую улыбку и давал интервью.

Поэтому неудивительно, что в космической технике надежность стала главным приоритетом, причем с большим отрывом. Согласитесь, что, случись поломка в вышеупомянутых Т-34 или Ил-2, это дело поправимое, даже для самолета, но если случается небольшая «шероховатость» в ракете, то это практически всегда ведет к смерти астронавтов. Безопасность, надежность, простота — все в ракете Королева подчинено этим понятиям, начиная от двигателей, многочисленных систем дублирования и заканчивая знаменитой системой аварийного спасения экипажа (САС).

Выступающие аварийные люки на «Союзе» стали своеобразным «товарным брендом», как решетка радиатора на БМВ. Злые языки, чтобы хоть какую-то ложку дегтя подлить в «Союз», разглагольствуют об «неидеальном» показателе ракеты — об отношении массы корабля к полезной нагрузке. В общем, это можно оспорить, но дело тут совсем в другом. Американскому космонавту, летящему в «семерке» на МКС, совершенно начхать на какое-то отношение какой-то «массы», самое главное, чтобы «бесценная масса» его тела в целостности и сохранности была доставлена на орбитальную станцию. То же самое можно сказать про американского пехотинца, которого совершенно не радует плохая кучность АК-47. Зато его очень беспокоит, что его вьетнамский «коллега» «поливает» его пульками из «калашникова», находясь в песке, в грязи, в воде. Ну, а потом вьетнамец зарывается в землю, используя вместо лопаты штык-нож и даже не утруждаясь снять его с автомата, так удобнее. А морпех, если выживет, постреляет из своей М-16 в тире с кондиционерами и расскажет про хорошую кучность своей автоматической винтовки.

Нужно не без гордости признать, что Россия сейчас является фактическим монополистом пилотируемых полетов в космос. Вот вам и результат, как следствие надежности и простоты. Как завистливо любят говорить американские космонавты, они «уверенно доверяются русскому Ване с гаечным ключом».

С американцами в этом вопросе все понятно, а вот с китайцами не очень. И поэтому я предлагаю вкратце разобраться с ходом космических дел у наших «товарищей из Поднебесной».

Космическая программа «Срединной империи», как всегда, космического же масштаба, вплоть до высадки человека на Луну и обширной марсианской программы. Нам, конечно же, интересно знать реальное состояние дел, а сделано было за последнее десятилетие китайцами немало, но эти достижения, с одной стороны, впечатляют, а с другой — вызывают много вопросов. Впрочем — обо всем по порядку.

После двух неудачных космических программ по пилотируемым полетам, в третьей программе китайцам все-таки удалось заполучить своего «Гагарина». В 2003 году Поднебесная стала третьей в мире державой, самостоятельно отправившей человека в космос. В 2008 году Китай заимел уже своего «Леонова» — китайский космонавт вышел в открытый космос. Еще через четыре года у них появилась «китайская Терешкова». Мало того, в отличие от Валентины Владимировны, китайская девица, еще с двумя своими астронавтами, «умудрилась» пристыковаться к китайскому же орбитальному модулю. Ну, и наконец, в 2013 году по матушке-Луне стал разъезжать китайский луноход. На первый взгляд, все впечатляет, но тут возникает вопрос о цене этого успеха.

Дело тут состоит не в стоимости пусков, хотя сразу скажу, что наша «семерка» еще не один год повозит американцев, ей беспокоиться нечего, вы поймете, почему. Проблема состоит в стоимости человеческой жизни.

Китайская космическая программа по известным причинам информационно соткана из белых пятен и закрытых тем, что породило массу околонаучных сплетен, вплоть до того, что Земля опутана орбитой, как Сатурн кольцами, состоящей из мертвых китайских космонавтов. Вопрос не в белых пятнах и слухах, а в том, что Поднебесная запускает на орбиту своих астронавтов на своеобразных ракетах-носителях. На них мы и остановимся подробнее.

Китайского «Гагарина» можно поздравить не только с тем, что он стал третьим в мире «национальным» космонавтом. Он стал астронавтом номер один на планете, который полетел в космос на гептиле. Вкратце объясню, что это такое. Практически все в мире ракеты на жидком топливе, военного и «гражданского» назначения, используют в качестве топлива несимметричный диметилгидразин (гептил), а окислитель — азотный тетраоксид (амил). Это чрезвычайно токсичные, канцерогенные вещества. Падающие на землю баки с остатками топлива заражают окружающую территорию, не говоря уже о моментах, когда на ракете происходит авария. Правда, когда на кон поставлена обороноспособность страны, на такие «мелочи», как экология и онкология, не обращают внимания. Вы можете себе представить, что было бы с «гринписниками», если бы они на своем судне атаковали самый «демократичный» в мире космодром на мысе Канаверал, как ранее они шли на абордаж наших буровых платформ? Правильно, в лучшем случае они бы сгнили в каких-нибудь гуантанамах.

Тем более что это топливо по сравнению с парой керосин — кислород, имеет два основных преимущества. Первое — возможность длительного хранения гептило-амиловой пары в ракете. Согласитесь, что не очень удобно приводить в боевую готовность баллистическую ракету, заправляя ее керосином и кислородом, а потом все это сливать, если пуск отменяется. Другое очень важное преимущество — «гептиловые» ракеты-носители просты по своей конструкции. Дело в том, что когда гептил соединяется с амилом, происходит самовозгорание, и участие третьей компоненты — системы зажигания — не требуется, что не только упрощает механизм ракеты, но и придает всей системе определенную степень надежности.

Объясню на простом примере. Допустим, в космос вышла третья ступень ракеты с грузом, состоящим из пяти спутников, и каждый нужно вывести на индивидуальную орбиту. Напомню, что когда мы едем в автомобиле, изменяя скорость, то направление не меняется, в небесной механике — наоборот, изменяя скорость, мы меняем орбитальную траекторию спутника. Одним словом, двигатель ракеты должен многократно включаться и выключаться, что согласитесь, для «гептиловой» ракеты не составляет труда.
Вообще, даже однократное включение последующих ступеней на «керосиновых» ракетах — это головная боль любого конструктора. Судите сами: где-то на большой высоте должны одновременно включиться три компоненты — керосина, кислорода, зажигания, а до этого «счастливого часа» ракету било в перегрузках, она подвергалась вибрациям и бог знает чему еще. Проблема была настолько серьезной, что Королев выработал принципиально новую схему компоновки блоков ступеней ракеты, которая стала классической в мировом «керосиновом» ракетостроении — двигатели первой и второй ступени ракеты должны включаться одновременно, то есть на земле. Когда Сергей Павлович собственными глазами удостоверялся, что первая и вторая ступени работают, только тогда он уходил в бытовку, дальше глотать валидол.

Как мы видим, китайцы не стали связываться с головными и сердечными болями, решили проблему примитивно, посадив космонавтов на опасную баллистическую ракету, которую они производят. Дешево и сердито, но почему-то все молчат об одной серьезной проблеме морального характера — запускать в космос человека на «гептиловой» ракете категорически нельзя! И дело тут не в экологии и онкологии, а в том, что они чрезвычайно взрывоопасны!

Как вы знаете, гептил и амил при встрече в камере сгорания воспламеняются без всяких «посредников». Однако эти два «темпераментных парня», тоже без «свидетелей», могут «забить стрелку» в любом другом месте ракеты (главное условие — наличие разгерметизированных участков в емкостях), и тогда произойдет страшной силы взрыв. Есть варианты еще проще. Допустим, эти два вещества по проторенной дорожке «забегут» опять в камеру сгорания, но уже другого двигателя, другой ступени. Нетрудно догадаться, что произойдет несанкционированное включение двигателя, а как он «безотказно» включается, я уже объяснял. Вот тогда произойдет чудовищная казнь, которая впечатлит даже средневековых инквизиторов. Вначале будет сильный удар «снизу», потом, в течение нескольких секунд, космонавтов будет сильно сжимать, словно в «испанском сапоге», а после их настигнет «очистительный огонь» в виде взрыва, и в итоге от космонавтов ничего не останется.

Так что сплетни о летающих по орбите китайских трупах — полная чушь. Сразу вспоминаются рассуждения «либеральных экспертов» по поводу стоимости пусков «Протона» и «Ангары». Так и хочется посадить этого «рыночника» в «гептиловый» «Протон», чтобы он провел сравнительный анализ стоимости своей жизни.

И возникает очень интересный вопрос, на который мы ниже дадим не менее интересный ответ. А вопрос очень простой: почему все молчат!? Почему мы «в рот воды набрали», объяснять не надо. Дело в том, что информационный сегмент в нашей военно-космической индустрии полностью контролируется «пятой колонной». А вот почему молчат «человеколюбивые спасители рядового Райана», тут посложнее. Может быть, у самих «рыльце в пушку»?

Давайте разбираться. В 1961 году в США была принята программа пилотируемых космических полетов «Аполлон», разрабатывался одноименный корабль и ракета-носитель «Сатурн». Возникла одна серьезная проблема. До 1969 года, то есть до момента начала реализации программы «Аполлон», американцам нужно было как-то «обкатать» своих «лунных» космонавтов и решить множество проблем, начиная от выхода человека в открытый космос и заканчивая стыковкой космических модулей. Прежний корабль «Меркурий» для этих задач явно не годился. Решено было создать «промежуточный» корабль «Джемини», но вот незадача: на дворе уже 1965 год, с носителем «Сатурн» все было сложно, а ракеты-носители «Меркурия» («Редстоун» и «Атлас») плохо «тянули» свой «родной» корабль, не говоря уже про «Джемини». «Лунная» программа, с помпезностью разрекламированная Кеннеди (уже в «этом десятилетии» американцы высадятся на Луну), оказалась на грани срыва. Весь «свободный мир» с надеждой смотрел на Америку, а пока «прогрессивное человечество» вместе с Хрущевым упивалось космической эйфорией, американцы решили сыграть нечисто — «посадить Джемини» на баллистическую ракету «Титан».

Как вы уже догадались, топливом и окислителем для этой ракеты служит «взрывная» пара аэрозин — амил. Аэрозин — это не что иное, как смесь нам уже знакомого гептила и гидразина в пропорции 1:1. Таким образом, всего лишь за полтора года, с марта 1965 года по ноябрь 1966 года, Америка отправила на орбиту 20 «аэрозиновых» камикадзе. Правда, победителей не судят, тем более когда такие ставки… Ну, а нам из всей этой истории нужно сделать три вывода.

Первое. «Лунным триумфом» американцы целиком обязаны, я подчеркиваю, целиком, «грязной» программе «Джемини». Ведь согласитесь, что трудно с экрана телевизора в скафандре позировать домохозяйкам, если ты в этом скафандре ни разу не выходил в открытый космос. Тем более невозможно на лунной орбите отсоединять и присоединять модуль, если ты ни разу этого не делал хотя бы на земной.

Второй вывод менее оригинальный. США очень грязно работают как в политике, так и в космосе, и мы в этом убедимся не только ниже в статье, но и, я уверен, в последующих событиях.

Третий вывод: «кровожадные русские», которые не ценят человеческую жизнь, почему-то единственные, кто вёл космическую гонку честно и о всяких паскудных «штучках» даже и не помышляли.

А что же китайцы, понимают ли они, что взяли дурной пример у «плохих парней»? Конечно, понимают, поэтому активно разрабатывают «человеческие» ракеты-носители. Самое интересное, что они называются так же, как и «гептиловые», — «Великий поход». Как можно одинаково называть оленя и верблюда? Дело не в топливе, в этих носителях все разное, начиная от двигателей и заканчивая компоновкой ступеней. До такой наглости не «додумались» даже американцы. Тут ответ очевиден: под одним «брендом» Поднебесная цинично хочет замаскировать «серенькое пятнышко» на теле своей космонавтики.

Китай хорошо усвоил одно правило ведения политики — не важно, что ты делаешь и как делаешь, главное — как ты это преподносишь, справедливо полагая, что «щекотливые» моменты сотрутся с памяти потомков. Но русский язык — сакральный язык, для нас «память» и «понимание» — слова-синонимы. Если мы понимаем суть проблемы, мы всегда об этом будем помнить.

Завершая китайскую тематику, скажем еще, что на одних носителях в космос не полетишь, поэтому Поднебесная разрабатывала, в частности, космический корабль и орбитальный модуль. Правда, «разрабатывала» она их со свойственной китайцам «спецификой». Сходство корабля с нашим «Союзом», а модуля с «Салютом» было настолько поразительно, что не в меру гуманный наш президент все-таки решил стройные ряды космической «пятой колонны» немного проредить. Отправились в дали (не космические, а таежные) пятеро сотрудников ЗАО «ЦНИИ Машэкспорт», четверо получили по 11 лет, а их директор, академик Игорь Решетин, «отхватил» 11,5 лет колонии строгого режима. Кстати, правительство КНР просило Россию освободить сотрудников и передать под их опеку. Как они их будут «опекать» — можно догадаться, наверное, сделают героями нации. Так что, с нетерпением ждем, на какую нашу ракету будут похожи носители, «проектируемые» китайцами. А пока американские астронавты ни за что не доверятся китайскому «Ване» с гаечным ключом. Вы теперь уже знаете, почему.

Бесценное наследие Советского Союза

Обнажая в предыдущих главах изъяны военно-космических индустрий других стран, я ставил перед собой только одну цель: чтобы мы не смотрели на Запад, тем более на Китай, восхищенно и с полуоткрытым ртом, а пристально всмотрелись бы в то наследие, тот задел и те идеи, которые оставил нам Советский Союз.

Скажу сразу, что задела уже не осталось, а остались идеи. Сейчас нам очень важно определить вектор развития советского космоса, и если мы пойдем в правильном направлении, то никакие американцы, европейцы, китайцы со своими дорогими программами нас не достигнут. Ведь всегда верно, если черепаха идет в правильном направлении, то она первая достигнет цели, а не прыткий заяц, отупело мчащийся в другую сторону. Мы наглядно убедились, и еще увидим далее, что в генезисе космонавтики, как в эволюции, есть тупиковые пути, где вымирают целые классы животных. Напрашивается аналогия динозавров и «Шаттлов». И тут полбеды, что ты возвращаешься как витязь к дорожному камню, потратив впустую массу материально-технических ресурсов и времени, трагедия, если ты пойдешь снова не в ту сторону, и тогда снова вернуться назад наверняка не получится.

Просто мы все прекрасно знаем, что космос — это прежде всего безопасность государства. Поэтому, чтобы пойти в правильном направлении, нужно отчетливо себе представлять, какой вектор был до сего дня и какие «шишки набила себе» мировая космонавтика. История космонавтики наглядно показала, что эту историю никто не учит. Ведь любой шахматист вам скажет, что анализ ошибок в проигранной партии намного ценнее, чем партия выигранная.

Теперь давайте разбираться в направлениях мировой космонавтики, тем более нам сейчас сделать это будет очень легко. Причиной этому служит то, что основной наш конкурент — США, похоронив свою программу многоразовых кораблей, а вместе с ней пилотируемую космонавтику, как раз вернулись к тому дорожному камню. Нам интересно знать, в каком направлении поскакал «американский мустанг», оценить, правильное ли оно, и самим определиться, двигаться ли за этим «скакуном» или идти своим путем, ведая то, что это у него, как у биатлониста, штрафной круг.

Дальше, мы определимся, какие мы будем рассматривать «космические державы». С Китаем все ясно. Им надо создать «человеческую» ракету, даже если они ее копируют (догадайтесь, у кого?), но это не так быстро, особенно двигатели, это вам не какой-нибудь орбитальный модуль «передрать». Кстати, мы старались и будем дальше стараться не касаться спутников, кораблей, орбитальных модулей и так далее, потому что без ракет-носителей все это ничто. Одним словом, Поднебесная однозначно в ближайшие 20 лет доминировать в космосе не будет.

Евросоюз мы тоже проигнорируем — хотя бы потому, что у них напрочь отсутствует пилотируемая космонавтика. Про Украину мы будем говорить позже, но по другому поводу, она, естественно, тоже отметается. Других «держав» мы даже касаться не будем по понятным причинам. Остаются США.

Теперь надо подумать, какая примерно должна быть эта «ракета прорыва». Вот тут мы начнем подробнее вникнуть в то наследие, которое оставил нам СССР. Сразу скажу, что это не какой-нибудь фолиант или «завещание Петра Великого потомкам» — это триумфальный проект семейства сверхтяжелых ракет-носителей «Энергия». Эта ракета-трансформер, собираемая по модульному принципу, могла выводить на орбиту грузы от 30 тонн («Энергия-М») до 175 тонн («Вулкан-Геркулес»), и это был не предел! Стало всем понятно, что одна-единственная ракета, на основе двух модулей (опорный блок 2-й ступени и боковой блок 1-й ступени) способна захватить до неприличия гигантский сегмент доставляемых грузов в космос. Но есть одна проблема: этот «гигантский сегмент» мало востребован. Поэтому, когда 100-тонный «Буран», который являлся основным грузом для этого носителя, «приказал долго жить», то за ним в «могилу прыгнула» и «Энергия». Тут все логично: нерентабельно БелАЗу возить груз, с которым справляется «Газель». Правда, модульный принцип производства оказался живуч, блоки 1-й ступени («Зенит») прекрасно летают до сих пор, поэтому лет за пять «Энергию» можно «реанимировать». Мало того, еще на стадии проектирования «Энергии» в воздухе витала идея о переносе модульного принципа в более востребованный сегмент доставляемых грузов на орбиту, а именно — с 2-х до 35 тонн. На «пенсию» может отправиться целая плеяда ракет тяжелого, среднего, легкого и даже сверхлегкого класса. Более того, весовой сегмент и характер грузов позволяют создать ракету-носитель на основе одного модуля! Судите сами, пропала необходимость крепить «Буран» на опорный блок 2-й ступени, теперь роль опорного блока будет выполнять боковой блок 1-й ступени. Так наши ученые пришли к идее создания универсального ракетного модуля (УРМ). Вот теперь наступает самое интересное. К универсальному модулю пришли и американцы, но вот на этом наши дороги и расходятся.

Таким образом, методом исключения мы пришли к выводу, что мировая космическая гонка сводится к противостоянию двух глобальных космических проектов, базирующихся на модульном принципе производства ракет-носителей — это российский проект «Ангара» и американский проект «Фолкен» компании SpaceX. Сопоставляя эти проекты, мы сможем определить, какой, из них пошел неверной дорогой. Тем более, зная из предыдущих глав постулаты конструирования, нам будет это легко сделать. Вначале нам нужно определиться, какой, с конструкторской точки зрения, должен быть идеальный модуль. Мы тут не откроем Америку, если скажем, что модуль должен быть простой в изготовлении и эксплуатации, а это, в свою очередь, означает, что простой должна быть силовая часть модуля.

Теперь следует озадачиться вопросом: что придает максимальную простоту силовой части? Силовая часть простая, если она обеспечена одним двигателем, а простой двигатель получается, если он с одним соплом. Тут все ясно, как божий день. Чем больше лишних элементов мы удалим из системы, тем система станет проще, следовательно, эффективнее. Не хочется уже больше повторяться. Для примера сравним ракету «Фолкен-Хеви» и наш аналогичный по грузоподъемности вариант — «Ангара А7».

Наша ракета стартует с 7-ю двигателями, американская — с 27-ю! Сразу возникает вопрос, а каким образом, американцы собираются сделать в четыре раза дешевле двигатель, чем наш? Наверное, у них рабочие зарабатывают в четыре раза меньше или они работают производительнее в четыре раза. Про хваленую американскую производительность в компании SpaceX мы еще поговорим, но на самом деле вопрос серьезный. Ведь очевидно, что два двигателя, при прочих равных условиях дороже, чем один, аналогичный им по мощности, не говоря уже о четырех. Понятно, что заявленная дешевизна пусков — это низкопробный блеф, который наша «пятая колонна» безропотно «хавает». Самое удивительное, что коммерческая составляющая — это полбеды. Настоящий кошмар — это конструктивная составляющая этой проблемы. Если бы история чему-нибудь учила их конструкторов, то они обязательно бы задумались, почему их «лунная» ракета оказалась удачной, а аналогичная наша Н-1 — нет?

В случае с «Сатурном-5» фон Браун особо мудрить не стал и спроектировал её по классической компоновочной схеме нашей «королёвской семерки», а именно опорный блок второй ступени и четыре боковых блока первой, то есть на земле, одновременно стартуют 5 двигателей. Правда, есть разница, эти 5 двигателей, естественно, были мощнее «семерочных». А вот нашим конструкторам «мудрить» пришлось, времени на создание более мощных «движков» не было, поэтому пришлось в наш «лунник» вместо 5 поставить 30 двигателей! Как вы думаете, на какой ракете легче синхронизировать их работу, какая ракета более подконтрольна, с 5 двигателями или когда их в 6 раз больше?! Ответ очевиден. Как не «бились» наши умные головы, но на Н-1 так и не удалось ликвидировать разворачивающий момент, сильную вибрацию, гидродинамические удары и так далее. Трудно противостоять фундаментальным принципам конструирования! Но нашим, понятно, деваться было некуда, деньги тогда не особо считали, но почему этого не понимают их заокеанские коллеги? Ведь двигатель — это начало начал, душа ракеты, и такими вещами не шутят. Чтобы не упрекать американцев в скудоумии, скажем, что они до конца не понимают остроты проблемы, тем более, не все так просто, как кажется на первый взгляд.

Чтобы до конца осветить этот ключевой вопрос, давайте подробнее рассмотрим, что представляет из себя РД-191 — двигатель для «Ангары». Этот двигатель не что иное как «четвертинка» легендарного двигателя, самого мощного из когда-либо созданных двигателей — РД-170. Как я писал выше, РД-170 применялся на модуле 1-й ступени «Энергии» и «Зенита». Как сказал президент РКК «Энергия» Виталий Лопата, «стосемидесятка» опередила американские двигатели как минимум на 50 лет!

Сложность его создания подчеркивает то, что разработка его велась целых 8 лет. Еще скажу, что был создан «переходной вариант», являющийся «половинкой» РД-170, — РД-180. С этим «движком» тоже получилась интересная история. Чтобы «переходник» не остался лабораторным экспонатом, его стали продавать США на их «Атласы». Больше того, Ельцин (с похмелья, наверное) отдал им все права на использование РД-180, включая его производство! Создатель этих двигателей академик Борис Каторгин предупреждал американцев, что им понадобится минимум 10 лет, чтобы их воспроизвести. Как всегда, ковбойская самонадеянность брала свое, и они заявили о 4-х годах. Четыре года прошло, и они говорят: действительно, надо шесть лет. Потом объявили еще о восьми годах. В итоге прошло 18 лет, а «воз и ныне там».

А теперь давайте подумаем. Мы выпускаем три двигателя — РД-191, РД-180 и РД-170 соответственно с одним, двумя и четырьмя соплами. Большая часть агрегатов для их производства (включая уникальную камеру сгорания), по понятным причинам, одинаковая. Нетрудно догадаться, каким образом это повлияет на стоимость производимой продукции. Вывод напрашивается однозначный: «Ангара» имеет непревзойденный двигатель, как в техническом плане, так и в экономическом.

Завершая, на мой взгляд, эту очень важную тему, мы не можем пройти мимо вопроса, а почему Америка в свое время сумела создать мощный «лунный» двигатель, а сейчас SpaceX «пихает» в свой «Фолкен» что попало? Дело в том, что, когда создавался «лунный» двигатель F-1, бюджет NASA составлял более 4% от федерального, сейчас он составляет 0,5%, то есть в процентном отношении он уменьшился в 8 раз! То же можно сказать про количество работающих людей в NASA: тогда оно доходило до 400 тысяч работников, а уже в 1988 году это количество равнялось 52 тысячам, то есть опять меньше в 8 раз. Долларовыми сравнениями я вам морочить голову не буду по причине невозможности сопоставления тогдашней и сегодняшней валюты.

В любом случае, разница между «космическими» бюджетами такая же космическая. Повторюсь, тогда было поставлено на карту всё, а сейчас, чтобы РД-180 хотя бы «клонировать», им только на испытательные стенды, по словам того же Каторгина, нужно потратить более миллиарда долларов!

На что они надеялись? Может на то, что Борис Николаевич им еще и стенды по дешевке бы продал? Впрочем, в других аспектах американцы быстро «соображают». С мая 2014 года заключение новых контрактов на закупку РД-180 прекращено по постановлению суда, в связи с иском конкурента — компании SpaceX! Это уже похоже на национальный мазохизм в сочетании с корпоративным идиотизмом.

Нужно еще сказать, что у Америки шансы сделать из «лунного» F-1 «подходящий» двигатель для «Фолкена» равнялся нулю. Дело даже не в том, что F-1 давно не производится, просто из него нельзя было сделать «половинку» или «четвертинку» — двигатель Брауна был однокамерным, с одним соплом. В этом плане поражаешься техническому провидению наших конструкторов. Так что же все-таки американцы могут противопоставить «Ангаре»? Только то, что у них всегда прекрасно получается, — мощную «пятую колонну». Об этих «невидимых бойцах», которые до неприличия заполонили российскую военно-космическую отрасль, пойдет речь в следующей главе.

Читать больше на topwar.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter