Авторизация
 
  • 15:41 – Отель Элеон 1 сезон 8, 9 серия 7.12.2016: смотреть онлайн сериал СТС 
  • 15:41 – Экс на пляже 2 сезон 7 серия 07.12.2016 (Пятница) смотреть онлайн 
  • 15:41 – Ревизорро в Москве. Заведения супер-шефов 07.12.2016 смотреть онлайн 
  • 15:41 – Наедине со всеми с Юлией Меньшовой 07.12.2016 смотреть онлайн 

О, счастливчик: как создатель шлема Oculus Rift заработал $500 млн в 21 год

162.158.78.249

О, счастливчик: как создатель шлема Oculus Rift заработал $500 млн в 21 год

В трюме космической станции «Севастополь» темно и неуютно. Это всего лишь игра Alien: Isolation по кинофраншизе «Чужой», но сердце уходит в пятки при каждом внезапном звуке — на мне шлем виртуальной реальности Oculus Rift, так что когда я поворачиваю голову, чтобы осмотреться, мир движется вместе со мной. Все кажется чертовски реальным. Очень правдоподобно — и очень страшно. Вдруг тяжелые взрывозащитные двери раздвигаются — и на меня набрасывается монстр. Оцепенев от ужаса, я невольно вскрикиваю.

В этот момент за спиной раздается смех — на этот раз уже в реальном мире. Палмер Лаки, создатель Rift, украдкой наблюдал за моей игрой. «Недолго вы продержались», — шутит он.

Лаки увлекался такими играми с самого детства. Он начал разрабатывать шлемы виртуальной реальности в 16 лет. В 19 основал компанию Oculus VR. В 21 продал ее Facebook за $2 млрд, хотя в портфолио был лишь рабочий прототип: ни выручки, ни готового коммерческого продукта. В свои 22 Палмер готов совершить следующий прорыв, который не удался поколениям инженеров до него, — сделать технологии виртуальной реальности массово доступными.

Если вы не верите в Лаки, вы, скорее всего, никогда не надевали шлем Rift.

Личный опыт рекрутирует все новых поклонников продукта. Именно Oculus способна совершить переворот в сфере массовых коммуникаций, по масштабу сравнимый с изобретением телефона или телевидения, объяснял свой интерес основатель и гендиректор Facebook Марк Цукерберг. Для него покупка стартапа за фантастическую сумму стала самой смелой сделкой, ведь за ней не было ни многомиллионной базы пользователей, как в случае с WhatsApp, ни ясных перспектив монетизации, как в случае с Instagram.

«Мы считаем, что однажды виртуальная реальность станет частью повседневной жизни для миллиардов людей, — писал он. — Благодаря эффекту присутствия вы сможете делиться любыми пространствами и любым опытом».

Перспективы новой технологии поражают воображение. Представьте, что вам больше не нужно ходить в офис, потому что вы можете общаться с коллегами в виртуальном офисе. В виртуальных магазинах появится функция удаленной примерки понравившихся вещей. Виртуальные операции позволят хирургам без риска для пациентов осваивать самые смелые приемы. Виртуальные аудитории будут собирать студентов со всего мира. И так далее. «Я выбрал красную таблетку, — признает Майкл Наймарк, ветеран IT-отрасли, работавший в Apple, Lucasfilm и медиалаборатории Массачусетского технологического института. — Раньше я был скептиком, но с Rift у шлемов виртуальной реальности есть будущее».

Это опьяняющие мечты для всего мира — но прежде всего для самого Лаки. Сделка с Facebook превратила предпринимателя, который едва достиг возраста, в котором в США можно покупать алкоголь, в обладателя состояния в $500 млн. Никто в истории технологического бизнеса, даже сам Цукерберг, не сколачивал такой капитал в таком возрасте. В 2015-м Лаки предстоит доказать, что он достоин выданных авансов.

Так же, как и в случаях Google и Apple, история Oculus началась с калифорнийского гаража.

Лаки не был энергичным выпускником Стэнфорда или сотрудником интернет-компании — он был все лишь увлекающимся подростком, сыном продавца машин из Лонг-Бич и домохозяйки. Семья выбрала для не по годам развитого Палмера и трех его сестер домашнее обучение. Родители сделали все для развития талантов в детях. Палмер изучал итальянскую оперу и учился петь, как гондольеры. Он играл в гольф — по крайней мере, до тех пор, пока другой ребенок не ударил его клюшкой по лицу, разбив челюсть и оставив глубокий шрам на самом выдающемся подбородке Лос-Анджелеса со времен комика Джея Лено. Кроме того, Лаки приобрел неожиданные знания в самых разных областях. «Говядина в McDonald’s — это стопроцентное мясо без наполнителей, единственное, что там есть кроме мяса — это 1% соли и перца, — рассказал он, когда мы проходили днем мимо одного из ресторанов сети. — В обычных гамбургерах и картошке гораздо больше калорий, гораздо больше жира».

В конце концов одаренный подросток стал проводить почти все свободное время либо за видеоиграми (его любимыми были Chrono Trigger и GoldenEye 64), либо за просмотром научно-фантастических фильмов («Матрица» и «Газонокосильщик»). Потом увлечения сошлись в одной точке. «Виртуальная реальность присутствует в таком количестве научно-фантастических фильмов, что даже если ты не очень интересуешься этими технологиями, ты приходишь к ним через любовь к научной фантастике, — говорит Лаки. — Это произошло и со мной. Я всю жизнь думал, что виртуальная реальность — это очень круто и она должна существовать где-то в тайных военных лабораториях».

Идея компьютерных дисплеев с эффектом присутствия зародилась еще в 1960-х. Первые прототипы устройств виртуальной реальности были примитивными, громоздкими и чудовищно дорогими, как правило они предназначались для военных — например, в качестве авиасимуляторов ВВС США. В 1980-е бум персональных компьютеров дал надежду на появление компактных и простых в обращении шлемов виртуальной реальности. Идея стала широко проникать в искусство, начиная с романа Уильяма Гибсона «Нейромант», и достигла пика популярности в 1995 году, когда вышло более десятка тематических фильмов, в том числе «Джонни Мнемоник» и «Странные дни».

Но несмотря на кассовый успех голливудских фантазий, устройства виртуальной реальности не становились доступнее. Некоторые проекты закрывались из-за нерентабельности. В начале 1990-х годов Hasbro потратила не менее $59 млн и трех лет работы на создание приставки и шлема Home Virtual Reality System, но в итоге вынуждена была отказаться от продукта. Чаще всего на пути разработчиков вставали технические трудности. В 1996 году Nintendo выпустила приставку Virtual Boy за $180, но обещания реалистичной трехмерной графики оказались неоправданными. На практике красный монохромный дисплей устройства с низким разрешением и вибрирующими зеркалами вызывал боли в шее, головокружение и тошноту. Было продано менее 800 000 экземпляров устройства.

Но все это уже было далеким прошлым к тому времени, когда Лаки достиг подросткового возраста. Из любопытства он устроил «археологические раскопки» на eBay и собрал представительную коллекцию устаревших устройств виртуальной реальности. Однажды ему удалось купить шлем, когда-то продававшийся за $97 000, всего за $87. Чтобы накопить денег на пополнение коллекции, Палмер немного освоил электронику. Он покупал сломанные iPhone, ремонтировал их и продавал гораздо дороже. Так он заработал $30 000.

Неудачные старые модели стали базой для новых разработок.

«Я серьезно дорабатывал эти устройства, ставил новые оптические системы, переставлял оптику, — рассказывает Лаки. — Так я сделал несколько новых уродцев».

С течением времени из его опытов стало выходить больше толку. В 2009 году 17-летний Палмер поступил в университет — он решил не уезжать из дома и пошел в Университет штата Калифорния в Лонг-Бич, неожиданно выбрав основной специальностью журналистику. Все свободное время Лаки посвящал созданию PR1, или Первого прототипа.

Страницы 1 2 3

Читать больше на forbes.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter