Авторизация
 
  • 05:01 – Отель Элеон 10 серия 12.12.2016 сериал смотреть онлайн 
  • 05:01 – СашаТаня 3 сезон 17 серия 08.12.2016 смотреть онлайн 
  • 05:01 – Письмо Деду Морозу: образец, текст, адрес, как написать 
  • 05:01 – Дмитрий Тарасов отказался находиться в компании Ольги Бузовой. Видео 

Противотанковые средства советской пехоты в годы войны

162.158.78.83

Незадолго до начала войны в советском военном руководстве возобладало мнение, что в будущей войне с Германией нашим войскам придется иметь дело с выпущенными в значительных количествах танками противника, с толщиной лобовой брони до 100 мм.
Было ли это ошибкой или следствием дезинформации, но в результате были свёрнуты работы по созданию лёгких противотанковых систем, прекращено производство 45-мм противотанковой пушки, потрачены значительные ресурсы на создание орудий, способных бороться с тяжелыми танками, которых у немцев до 1943 года в значительных количествах не было.

Результатом работ по созданию противотанковых артсистем с высокой бронепробиваемостью стало принятие на вооружение 57-мм орудия обр. 1941 года ставшего известного позже как ЗИС-2 и 107-мм дивизионная пушки образца 1940 года (М-60).

Выпуск этих артсистем вскоре после начала войны был прекращен. ЗИС-2 повторно запустили в производство в 1943 году, а М-60 больше не производили.

В результате наша пехота, в случае отсутствии поддержки в виде противотанковой артиллерии оказалась предоставлена сама себе при встрече с танками противника, что зачастую вело к большим потерям.

В советских "Наставлениях по стрелковому делу" 1935 и 1938 годов предусматривалось использование связок ручных гранат обр.1914/30 и РГД-33. Именно они и стали первым и зачастую единственным противотанковым средством красноармейцев.

Для изготовления связки из гранат обр.1914/30 предписывалось использовать 5 снаряженных и поставленных на предохранительный взвод ручных гранат. Гранаты связывали бечевкой или проволокой, при этом четыре из них оказывались повернутыми рукоятками в одну сторону, а пятая - средняя, в противоположную. При метании связка бралась за рукоятку средней гранаты, Находившаяся в середине, она служила для подрыва остальных четырех, выполняя тем самым роль своеобразного детонатора всей связки.

При использовании гранат РГД-33, к средней гранате привязывалось от двух до четырех гранат, с которых предварительно снимались осколочные рубашки и отвинчивались рукоятки. Связки рекомендовалось метать из укрытия под гусеницы танка.

В 1940 году на вооружение РККА поступила противотанковая граната РПГ-40, массой 1200 гр., снаряженная 760 гр. тротила, со взрывателем ударного действия, созданная М.И. Пузыревым. Однако производство её началось только с началом боевых действий.

РПГ-40

РПГ-40 имела цилиндрический тонкостенный корпус, была способна пробивать броню толщиной до 20 мм. В рукоятке помещался инерционный запал мгновенного действия с ударниковым механизмом и предохранительной чекой.

Перед броском в осевой канал корпуса - по образцу ручной осколочной гранаты РГД-33 - через отверстие в крышке вставлялся детонатор. На корпусе помещалась инструкция по применению гранаты. По «бронебойному» действию граната уже вскоре перестала удовлетворять требованиям ПТО - при взрыве на поверхности брони толщиной свыше 20 мм она образовывала лишь вмятину.

В связи с этим М.И. Пузырев в 1941 году создал более мощную гранату РПГ-41.

Заряд ВВ был доведен до 1400 гр., что увеличило бронепробиваемость на 5 мм. Однако рост массы гранаты привел к уменьшению дальности ее броска.

Фугасные противотанковые гранаты, как и связки гранат, представляли огромную опасность для того, кто их применял. Их относительное безопасное использование было возможно только из окопа или другого укрытия. Всё это, а также невысокая бронепробиваемость привели к разработке кумулятивных противотанковых гранат.

В середине 1943 года на вооружение Красной Армии принимается принципиально новая граната кумулятивного действия РПГ-43, разработанная Н.П. Беляковым. Это была первая кумулятивная ручная граната, разработанная в СССР.

Ручная кумулятивная граната РПГ-43 в разрезе

РПГ-43 имела корпус с плоским дном и конической крышкой, деревянную рукоятку с предохранительным механизмом, ленточный стабилизатор и ударно-воспламеняющий механизм с запалом. Внутри корпуса помещается разрывной заряд с кумулятивной выемкой конической формы, облицованной тонким слоем металла, и стаканчик с закрепленными в его дне предохранительной пружиной и жалом.

На ее переднем конце рукоятки закреплена металлическая втулка, внутри которой находятся держатель запала и удерживающая его в крайнем заднем положении шпилька. Снаружи на втулку надета пружина и уложены матерчатые ленты, крепящиеся к колпаку стабилизатора. Предохранительный механизм состоит из откидной планки и чеки. Откидная планка служит для удержания колпака стабилизатора на ручке гранаты до ее броска, не позволяя ему сползать или проворачиваться на месте.

Во время броска гранаты откидная планка отделяется и освобождает колпачок стабилизатора, который под действием пружины сползает с рукоятки и вытягивает за собой ленты. Предохранительная шпилька выпадает под собственным весом, освобождая держатель запала. Благодаря наличию стабилизатора полет гранаты происходил головной частью вперед, что необходимо для оптимального использования энергии кумулятивного заряда гранаты. При ударе гранаты о преграду дном корпуса запал, преодолевая сопротивление предохранительной пружины, накалывается на жало капсюлем-детонатором, что вызывает подрыв разрывного заряда. Кумулятивный заряд РПГ-43 пробивал броню толщиной до 75 мм.

С появлением на поле боя немецких тяжелых танков потребовалась ручная противотанковая граната с большей бронепробиваемостью. Группа конструкторов в составе М.З. Полеванова, Л.Б. Иоффе и Н.С. Житких разработала кумулятивную гранату РПГ-6.

В октябре 1943 года гранату приняли на вооружение Красной Армии. Граната РПГ-6 во многом повторяла германскую ручную противотанковую гранату PWM-1.

РПГ-6 имела каплевидный корпус с зарядом и дополнительным детонатором и рукоятку с инерционным взрывателем, капсюлем-детонатором и ленточным стабилизатором.

Ударник взрывателя блокировался чекой. Ленты стабилизатора укладывались в рукоятке и удерживались предохранительной планкой. Предохранительный шплинт вынимался перед броском. После броска отлетала предохранительная планка, вытягивался стабилизатор, выдергивалась чека ударника — запал взводился.

Таким образом, система предохранения РПГ-6 была трехступенчатой (у РПГ-43 — двухступенчатая). В плане технологии существенной особенностью РЛГ- 6 было отсутствие точеных и резьбовых деталей, широкое применение штамповки и накатки. По сравнению с РПГ-43, РПГ-6 была технологичнее в производстве и несколько безопаснее в обращении. Метались РПГ-43 и РПГ-6 на 15-20 м, после броска бойцу следовало укрыться.
Не менее распространенным противотанковым средством советской пехоты были бутылки с зажигательной жидкостью.
Это недорогое, простое в применении и весьма эффективное оружие стало широко известно ещё в годы гражданской войны в Испании, где оно было впервые использовано мятежниками генерала Франко против республиканских танков.

Позже бутылки с горючим применялись против советских танков в ходе Зимней войны финнами, которые называли их «Коктейлем для Молотова». В РККА они стали «Коктейлем Молотова».

Первоначально это были кустарно снаряженные в войсках горючими жидкостями ( бензином или керосином) стеклянные пивные или водочные бутылки с пробкой-запалом из пакли. Перед тем как метнуть бутылку в цель, запал следовало воспламенить.

При попадании в цель стекло разбивается, горючая жидкость растекается и воспламеняется от запала. В качестве загустителя, дл того чтобы сделать горючую жидкость липкой и замедлить горение зачастую добавляли канифоль, гудрон или каменноугольную смолу.

Попадание на двигательный отсек танка или бронемашины бутылки и затекания горящей жидкости внутрь, обычно приводило к пожару. Горящая жидкость на лобовой броне танка, как правило его не поджигала, но препятствовала наблюдению, ведению прицельного огня и оказывала сильный морально-психологический эффект на экипаж.

Вскоре производство «огнебутылок» было налажено в промышленных масштабах. 7 июля 1941 года Государственным Комитетом Обороны было издано постановление «О противотанковых зажигательных гранатах (бутылках)», которое обязало Наркомпищепром организовать с 10 июля 1941 г. снаряжение стеклянных бутылок огнесмесью по определенной рецептуре.

Заливка в бутылки зажигательной смеси. Сталинград, 1942 год

В августе 1941 года был разработан и запущен в производство удобный в применении вариант зажигательной смеси. Сама горючая смесь состояла из бензина, керосина и лигроина, воспламенялась с помощью химического запала, состоявшего из нескольких стеклянных ампул с серной кислоты, бертолетовой соли и сахарной пудры. Которые крепились по бокам бутылки, и воспламенялись при разбитии поджигая горючую жидкость.

Тульские оружейники разработали и внедрили в производство (в полукустарных условиях прифронтовой полосы, когда почти всё оборудование было эвакуировано в тыл) запал для бутылок, состоящий из 4-х кусков проволоки, железной трубки с прорезями, пружины, двух верёвок и холостого патрона от пистолета ТТ. Обращение с запалом было схоже с обращением с запалом для ручных гранат, с тем отличием, что «бутылочный» запал срабатывал только при разбивании бутылки.

Бутылки с зажигательной смесью изготавливали на Тульском ликеро-водочном заводе

Параллельно разрабатывались и выпускались другие рецептуры огнесмеси.
Химики А. Качугин и П. Солодовников сумели создать на основе раствора фосфора в сероуглероде самовоспламеняющуюся жидкость КС обладавшую хорошей зажигательной способностью в сочетании с оптимальным временем горения.

Кроме «КС» было создано еще несколько горючих смесей известные как № 1 и № 3. Эти огнесмеси имели меньшую температуру горения, но были значительно дешевле и проще в снаряжении, они лучше прилипали к металлу и при горении выделяли более густой дым. В качестве запалов в бутылках с альтернативными огнесмесями применились небольшие ампулы с жидкостью КС. При попадании в цель бутылка разбивалась, смесь разливалась, а разрушение ампулы-запала приводило к воспламенению «КС» и, как следствие, к возгоранию всего вытекшего горючего.

Химиком К.М. Салдадзе была разработана самовоспламеняющаяся жидкость «БГС», которая так же использовалась для снаряжения бутылок.

Противотанковые гранаты и бутылки с горючей смесью применялись, что называется «в упор», когда танки противника находились на расстоянии броска от своих позиций.

В начале войны в РККА появилась специальная винтовочная мортирка-бутылкомёт для стрельбы (с помощью деревянного пыжа и холостого патрона) бутылками с зажигательной смесью. Бутылки брались с более толстым и прочным стеклом. Прицельная дальность метания бутылки такой мортиркой составляла 80 м, максимальная - 180 м, скорострельность при расчете 2 человека - 6-8 выстр./мин. Под Москвой стрелковому отделению придавалось обычно две таких мортирки, взвод имел 6-8 мортирок.

Стрельба велась с упором приклада в грунт. Точность стрельбы оказалась низкой, а бутылки часто разбивались при выстреле, так что бутылкомёт не нашел широкого применения.

На вооружении РККА в 1920-1930-е годы состоял дульнозарядный «гранатомет Дьяконова», созданный еще в конце Первой мировой войны и впоследствии модернизированный.

Он представлял собой мортирку калибра 41-мм, которая надевалась на ствол винтовки, фиксируясь на мушке вырезом. Накануне Великой Отечественной войны гранатомет имелся в каждом стрелковом и кавалерийском отделении. Тогда же встал вопрос о придании ружейному гранатомету «противотанковых» свойств.

К сожалению, разработка противотанковой кумулятивной гранаты затянулась. Граната ВКГ-40 поступила на вооружение только в 1944 году. Уменьшенный заряд холостого патрона позволял стрелять гранатой прямой наводкой с упором приклада в плечо, на дальность до 150 метров.
Бронепробиваемость по нормали составляла 45-50-мм брони, что для того времени было уже недостаточно. Использовалась ВКГ-40 весьма ограниченно, что объясняется низкой кучностью стрельбы и слабой бронепробиваемостью.

Гораздо более распостранённым оружием оказались противотанковые ружья (ПТР). Их проектирование в СССР началось ещё 30-е годы. Из довоенных разработок наиболее удачным оказалось разработанное Н.В. Рукавишниковым под 14.5-мм патрон самозарядное ружье, со скорострельностью до 15 выстр./мин. В августе 1939 г. оно успешно выдержало испытания, и в октябре было принято на вооружение под обозначением ПТР-39. Но массовое производство так и не наладили.
Причиной этого была неверная оценка нового оружия руководством наркомата обороны и прежде всего начальником ГАУ Куликом. По данным Г. И. Кулика, в немецкой армии бронетанковые силы перевооружены танками с утолщенной броней. Из-за неправильной оценки немецкой бронетанковой техники бытовало мнение, что не только противотанковые ружья, но даже некоторые виды артиллерийских орудий бессильны перед ними.

Война сразу показала ошибочность этого решения. Советская пехота оказалась лишена эффективного ПТ средства ближнего боя. Попытка наладить в начале войны массовый выпуск ружей Рукавишникова не увенчалась успехом. Доводка и постановка его на производство требовали бы большого времени.

В качестве временной меры в июле 1941 года по предложению инженера В.Н. Шолохова в мастерских МВТУ им. Баумана наладили сборку однозарядного ПТР под 12,7-мм патрон ДШК.

12,7-мм ПТР Шолохова

Простая конструкция была скопирована с германского ПТР "Маузер" времён Первой мировой с добавлением дульного тормоза, амортизатора на приклад и установкой легких складных сошек. Для стрельбы из него использовались патроны с бронебойно-зажигательными пулями Б-32 массой 49 гр. с закалённым стальным сердечником и бронебойно-зажигательными пулями БС-41 массой 54 гр. с сердечником из вольфрамового сплава.

Бронепробиваемость на дистанции 300м до 20-мм брони. Противотанковые ружья калибра 12,7-мм значительно уступали по эффективности оружию калибра 14,5-мм и к началу 1942 года были сняты с производства.

На одном из заседаний ГКО И.В. Сталин предложил для ускорения работ над эффективным и технологичным 14,5-мм ПТР поручить разработку "еще одному, а для надежности - двум конструкторам". Задание было выдано в июле 1941 года В.А. Дегтяреву и С.Г. Симонову. Через месяц появились готовые к испытаниям конструкции - с момента получения задания до первых пробных выстрелов прошло всего 22 дня.

29 августа 1941 года, после демонстрации членам Государственного комитета обороны, самозарядный образец Симонова и однозарядный Дегтярева приняли на вооружение под обозначениями ПТРС и ПТРД.
Новые противотанковые ружья должны были вести борьбу с легкими и средними танками, а также с бронемашинами на дальности до 500 метров.

Однозарядное противотанковое ружье Дегтярева было легче, дешевле и проще в производстве. Минимум деталей, использование вместо рамы трубы приклада значительно упрощали производство противотанкового ружья, а автоматическое открывание затвора увеличивало скорострельность. Для компенсации мощной отдачи на ПТРД имелся высокоэффективный дульный тормоз, а на прикладе имелась мягкая подушка.

Противотанковое ружье Дегтярева удачно сочетало простоту, эффективность и надежность. Скорость постановки производства имела большое значение в тех условиях. Первую партию в 300 единиц ПТРД закончили в октябре и уже в начале ноября ее отправили в действующую армию. 16 ноября они были впервые применены в бою. К 30 декабря 1941 года выпустили 17 688 противотанковых ружей Дегтярева, а в течение 1942 года - 184 800 ед.
Самозарядное противотанковое ружье Симонова работало по схеме автоматики с отводом пороховых газов и имело обойменное заряжание по 5 патронов.

В 1941 году было выпущено всего 77 противотанковых ружей Симонова, в 1942 году количество составляло уже 63 308 ед. Установление массового производства дало возможность снизить себестоимость оружия – так, например, себестоимость противотанкового ружья Симонова с первого полугодия 1942 года по второе полугодие 43-го снизилась практически в два раза.

С декабря 1941 года в состав стрелковых полков ввели роты ПТР (по 27, а позднее по 54 ружья). С осени 1942 года в батальоны ввели взводы (18 ружей) ПТР. В январе 1943 года рота ПТР была включена в состав мотострелково-пулеметного батальона танковой бригады. Лишь в марте 1944 года, когда роль противотанковых ружей снизилась, роты расформировали. К этому времени произошло насыщение переднего края наших войск достаточным количеством противотанковой артиллерии.

Противотанковые ружья ПТРД и ПТРС оказались весьма эффективным противотанковым оружием в начальный период войны. На дистанции 300 м по нормали обеспечивалось пробитие 35-мм брони, а на дистанции 100 м пробивалась 40-мм броня. Это обеспечивало пробитие бортовой брони самого массового германского среднего танка PzKpfw IV, который использовался в течение всей войны. Также из ПТР мог вестись огонь по дотам / дзотам и огневым точкам, прикрытым броней, на расстояниях до 800 м и по самолётам на расстояниях до 500 м, известны случаи обстрела из ПТР советскими партизанами железнодорожных эшелонов противника.

Сыграв значительную роль в противотанковой обороне в 1941-1942 годах, противотанковые ружья уже к лету 1943 года, с увеличением бронезащиты танков – утратили своё значение. Наибольшее количество противотанковых ружей было передано армии в 1942 году – 249 000 штук, а вот уже в первом полугодии 1945 года всего 800 ед.

Кроме отечественных ПТР в войсках имелись британские 13,9 –мм «Бойс», которые значительно уступали по своим возможностям советским ПТР.

Противотанковые ружья устранили разрыв между «противотанковыми» возможностями артиллерии и пехоты. В тоже время являлось оружием переднего края, несли значительные потери – за время войны было потеряно 214 тыс. противотанковых ружей всех моделей, то есть 45,4%. Наибольшим процент потерь наблюдался в 41 и 42 годах - 49,7 и 33,7% соответственно.

Потери материальной части соответствовали уровню потерь среди личного состава. Наличие противотанковых ружей в пехотных подразделениях позволило повысить их устойчивость в обороне и в значительной степени избавиться от «танкобоязни».

В ходе войны в СССР так и не были созданы противотанковые гранатометы аналогичные «Панцерфаусту» или «Базуки».

В какой-то мере это компенсировалось значительным количеством захваченных немецких гранатомётов, которые на завершающем этапе войны очень широко использовались нашей пехотой.

По материалам:
http://vadimvswar.narod.ru/ALL_OUT/TiVOut0204/InPTO/InPTO021.htm
http://guns.arsenalnoe.ru/m/4779
Журнал "Техника и вооружение" Семен Федосеев "Пехота против танков"

Читать больше на topwar.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter