Авторизация
 
  • 03:41 – Аферисты в сетях 2 сезон 2 выпуск (02.12.2016) Пятница смотреть онлайн 
  • 03:41 – Comedy Баттл. Новый сезон 36 серия 02/12/2016 смотреть онлайн 
  • 03:41 – Comedy Club на ТНТ последний выпуск (02.12.2016) смотреть онлайн 
  • 03:41 – Comedy Woman (ТНТ) 7 сезон 46 выпуск 02.12.2016 смотреть онлайн 

Обзор фонда Станислава Белковского

162.158.78.128

Обзор фонда Станислава Белковского

Основные внутриэлитные конфликты и войны 2013 года еще раз подтверждают тезис, что пресловутая «вертикаль власти» есть не более чем пропагандистский фантом. Применительно к сегодняшней России следует говорить, скорее, о «горизонтали власти» - не определенной четко совокупности центров принятия решений, возникающих (находящихся) во всякой точке российского пространства, где критический финансовый ресурс сочетается (совмещается, объединяется) с критическим силовым. Эти выводы мы проиллюстрируем примерами наиболее ярких «русских войн» уходящего 2013 года в России. Некоторые описываемые далее войны / конфликты фактически начались (были инициированы) в конце 2012 года, однако развертывались в публичной плоскости и достигали стадии принятия политико-аппаратных решений, в основном, в 2013-м.

Введение.
Внутриэлитные войны третьего года перестройки-2.

Еще летом 2010 года авторы этого доклада предупредили страну и общество, что Россия находится на пороге перестройки-2 - периода долгосрочной политико-социальной турбулентности, который характеризуется, прежде всего:

- непреодолимым отчуждением активной части общества от власти;

- прогрессирующим разочарованием элит в той политико-экономической системе, которая их воспитала, взрастила и вскормила.

То есть, путинская Россия подойдет к черте, у которой во второй половине 1980х гг. оказался горбачевский СССР. Разумеется, не обязательно с последствиями в виде распада страны. (Хотя и это не исключено). Но с неизбежными и порой достаточно радикальными переменами в жизни России, функционировании ее государственного механизма.

Мы констатировали, что перестройка-2 обернется, среди прочего:

- нарастанием протестной активности активной части населения - пресловутой «движухой» (dvizhukha, этот термин может войти в иностранные языки без прямого перевода подобно словам perestroika, sputnik, pogrom, apparatchiki, siloviki и некоторым другим);

- обострением выше обычного остроты и интенсивности внутриэлитных конфликтов - борьбы за влияние и ресурсы между ключевыми субъектами (индивидуальными и коллективными) правящей политико-экономической элиты.

Условно временем начала перестройки-2 можно считать декабрь 2011 года, когда в крупных городах России, но прежде всего - в столице Москве развернулись массовые мирные выступления против фальсификации выборов в Государственную думу, состоявшихся 4 декабря. Митинг на Болотной площади 10 декабря 2011 года собрал около 50 тысяч участников, протестное мероприятие на проспекте Сахарова 24 декабря - около 100 тыс. человек. Эти цифры были беспрецедентно высокими для всего путинского периода новейшей российской истории и, шире, - большей части постсоветской эпохи в истории страны (после 1991 г.).

Несмотря на то, что интенсивность и численность участников протестных акций впоследствии колебалась, а подъем и энтузиазм протестного актива периодически сменялись апатией и разочарованием, в целом класс Русских Образованных Горожан (РОГов), явившийся главной движущей силой протестов, ясно обозначил свое устойчивое негативное отношение к политико-экономической системе, прежде всего:

- к системе манипулятивных выборов, результат которых, чаще всего, известен заранее, а реальная конкуренция превентивно пресекается неполитическими (силовыми и приравненными к ним) методами;

- к Экономике РОЗ (Распила, Отката, Заноса) (© ФСБ) - тотальной коррупции как основополагающему принципу принятия важных и важнейших экономических решений, равно как и концептуально-технологической основе реализации подобных решений.

Под влиянием ярко выраженного протеста РОГов российская власть пошла на определенные, отчасти достаточно масштабные уступки, в частности:

- либерализацию законодательства о политических партиях, что уже привело к появлению на политическом пространстве России в 2012-13 гг. 70 новых партий (всего их теперь 77, включая 7 «старых» партий, зарегистрированных до 2012 г.);

- возвращение прямых выборов глав субъектов Российской Федерации, упраздненных в ходе соответствующей антифедеративной реформы 2004-05 гг. (формальным поводом к такой реформе был теракт в Беслане в первых числах сентября 2004 г.);

- легализация участия оппозиционеров и - шире - политиков и общественных деятелей, относящих себя к оппонентам «партии власти» - в выборах различных уровней, включая муниципальные;

- провозглашение борьбы с коррупцией одним из важнейших приоритетов деятельности власти.

Все эти реформы были анонсированы в последнем президентском послании экс-главы государства (с мая 2012 г. - председателя правительства РФ) Дмитрия Медведева Федеральному собранию России в декабре 2011 г. Курс, вне всякого сомнения одобренный и Владимиром Путиным, готовившимся в то время к возвращению в Кремль, был, в основном, продолжен и после того, как Путин вновь стал президентом страны в мае 2012 г.

Вместе с тем, Кремль решил сбалансировать уступки РОГам ужесточением политики в некоторых сферах и областях российского бытия. В частности, были приняты новые законы:

- ограничивающие финансирование из зарубежных (внероссийских) источников некоммерческих организаций (НКО), прямо или косвенно занимающихся политической деятельностью;

- запрещающие усыновление российских сирот гражданами и резидентами США (формально подобный закон считался «симметричным ответом» на знаменитый Закон Магнитского, The Magnitsky Rule of Law Accountability Act, принятый Конгрессом США в конце 2012 г.); соответствующий закон получил название «Акта Димы Яковлева» - по имени российского ребенка, усыновленного из детского дома и погибшего в 2008 г. из-за преступной халатности своих американских приемных родителей.

- ограничивающие пропаганду гомосексуализма (шире - однополой любви) среди несовершеннолетних, что было расценено немалой частью российского гей-сообщества как элемент дискриминации по признаку сексуальной ориентации

и некоторые другие.

Также была восстановлена уголовная ответственность за клевету, упраздненная в недолгий период президентства г-на Д. Медведева.

Хотя рестриктивный и тем более репрессивный характер, равно как и потенциал перечисленных и иных «балансирующих» актов на поверку оказался достаточно скромным, активная часть общества, РОГа восприняли все перечисленные действия власти негативно. Некоторые шаги, как, например, «Закон Димы Яковлева», сами по себе стали факторами, провоцирующими новые масштабные протестные выступления. Так, Марш против этого законодательного акта («антисиротского закона», также заклейменного «законом подлецов») вывел на улицы Москвы около 50 тыс. человек в январе 2013 г.

Впрочем, двунаправленность политических решений и ходов власти «шаг вперед, N шагов назад» © - также есть характеристическая особенность перестроечного процесса. Она со всей неизбежностью обусловлена природой перестройки как этапа / периода в жизни той или иной системы, достигшей определенной стадии и уровня деградации: у власти нет последовательной программы стратегических реформ, задача высшего руководства страны - не кардинально трансформировать ее в том или ином направлении, но законсервировать систему на неопределенно долгий срок посредством половинчатых решений («полуреформ», как назвал их экс-министр финансов Алексей Кудрин, доверенное лицо Владимира Путина, покинувшее исполнительную власть в сентябре 2011 г. из-за разногласий с Дмитрием Медведевым).

Параллельно, либерализационные действия власти, явившиеся прямым ответом на вызов перестройки, позицию РОГов, массовые протестные акции, не вызвали у РОГов высокой оценки и должной благодарности власти. Активное меньшинство россиян, скорее, обращает внимание на неполноту и непоследовательный характер реформ, присутствие в их толщи и ткани элементов, частично обессмысливающих самоё реформацию, например, введение «муниципальных фильтров» на выборах глав регионов (субъектов Российской Федерации). Эти претензии следует признать справедливыми, но лишь отчасти. Но так всегда бывает в эпоху перестройки: уступки и послабления со стороны власти кажутся меньше и незначительнее, чем они есть, а балансирующие меры ужесточающего характера - серьезнее и крупнее по последствиям, чем на самом деле. В этом тоже проявляется устойчивое недоверие активной части общества к власти и труднопреодолимое отчуждение между данными двумя коллективными акторами.

К третьему году перестройки-2 (2013) стал очевиден и новый характер внутриэлитных конфликтов, проявляющихся, прежде всего, в аппаратных (бюрократических) и корпоративных войнах.

2013 год позволяет нам сделать вывод о новых фундаментальных чертах и тенденциях, проявившихся в такого типа конфликтах (войнах).

Инициаторы / участники войн стали качественно меньше зависимы от различных положений подразумеваемой «путинской конвенции элит», сложившейся в первой половине нулевых годов XXI века. В частности, от принципа «не выносить сор из избы». Путинская элита уже не воспринимает себя как единое целое настолько, чтобы ограничиваться в ходе внутриэлитных конфликтов исключительно методами и средствами, не дестабилизирующими систему в целом. Дестабилизация системы отныне не считается чрезмерной платой за победу в бюрократической / корпоративной войне (схватке, битве) - тоже типично перестроечный симптом.
Неполитические конфликты стали нередко принимать политический характер за счет активного вовлечения в них политических акторов / игроков.
Внутриэлитные российские конфликты становятся фактором международной политики. (Вспомним, к примеру, The Magnitsky Act) и всё, что с ним связано.
Как и на протяжении первого срока пребывания у власти Владимира Путина (2000-2004 гг.), президентство Дмитрия Медведева (2008 - 2012 гг.) вывело на авансцену российской бюрократической и бизнес-жизни новое поколение субъектов / игроков, желающих принять участие в переделе активов и сфер влияния. Не в последнюю очередь - за счет близости к третьему президенту, он же - нынешний премьер-министр РФ.
Сокращение собственно активов и ресурсов для раздела / передела, продиктованное системными слабостями и обостряющимися проблемами российской экономики, неизбежно влечет за собой качественное обострение борьбы за эти активы / ресурсы.

Кроме того, основные внутриэлитные конфликты и войны 2013 года еще раз подтверждают наш тезис, что пресловутая «вертикаль власти» есть не более чем пропагандистский фантом. Применительно к сегодняшней России следует говорить, скорее, о «горизонтали власти» - не определенной четко совокупности центров принятия решений, возникающих (находящихся) во всякой точке российского пространства, где критический финансовый ресурс сочетается (совмещается, объединяется) с критическим силовым.

Все эти выводы мы проиллюстрируем примерами наиболее ярких «русских войн» уходящего 2013 года в России. Некоторые описываемые далее войны / конфликты фактически начались (были инициированы) в конце 2012 года, однако развертывались в публичной плоскости и достигали стадии принятия политико-аппаратных решений, в основном, в 2013-м.
Конфликт вокруг Правительства Д. Медведева и начало теневой схватки за позицию потенциального преемника-2018.

Вероятная отставка федерального правительства во главе с Дмитрием Медведевым, сформированного в мае 2012 г., сразу после третьей президентской инаугурации Владимира Путина, стала приоритетным объектом внимание экспертного сообщества, СМИ и прогрессивной общественности еще в минувшем году. Фактически, общая тоска, охватившая медиа-наблюдателей после возвращения г-на Путина в Кремль, должна была найти себе выход в апокалиптических ожиданиях увольнения г-на Медведева, который еще недавно ассоциировался у прогрессивной общественности к некими надеждами на решительные реформы в экономической и политической сферах, а также широко объявленную «модернизацию России».

Особое мнение ФСБ. ФСБ неоднократно указывал на то, что Дмитрий Медведев и его ближайшие соратники, вроде как отвечавшие за модернизационную стратегию и соответствующие / сопутствующие программы (Аркадий Дворкович, Владислав Сурков и др.), неверно понимают и трактуют сам термин «модернизация». Модернизация, согласно классическому определению, - это построение государства и общества модерна, которое характеризуется, в первую очередь, созданием и развитием мощных систем социализации человека. Именно в условиях общества модерна возникает / формируется нация - сообщество политически равных и ментально / культурно однородных людей, с определенного исторического момента именуемых гражданами и воспринимающих себя в таком качестве. В условиях модернизации нация становится субъектом власти - в противовес «населению», которое всегда может быть объектом управления и не более того. Разумеется, никаких преобразований такого типа Медведев, анонсировавший далеко идущие «модернизационные» планы в статье «Россия, вперед!» (Газета. Ру, 10 сентября 2009 года), и его формальная команда (слово «формальная» здесь имеет неформальное значение, так как постоянной команды единомышленников и соработников у псевдолидера медведевского типа, тотально зависимо психологически от «старших товарищей», быть не может по определению) не имели в виду. Под модернизацией президент Медведев имел в виду, насколько можно судить по его тактическим декларациям и практическим шагам, некую точечную инноватизацию, связанную с: а) импортом отдельных технологических решений; б) созданием титульного государственного инкубатора высокотехнологичного бизнеса - иннограда «Сколково» в ближнем Подмосковье. Простой пример модернизации по-медведевски: представленный недавно главой госкорпорации «Российские технологии» Сергеем Чемезовым так называмый «Йотафон» - российский аналог устройства связи типа «смартфон» (Smartphone), собранный из китайских комплектующих в Сингапуре. Если Владимир Путин имел/или имеет в виду, что комплекс мероприятий подобного рода и типа не должен именоваться модернизацией и потому сам девиз «модернизации» следует сбросить с корабля современности, он почти полностью прав. Независимо от мотивов (политических, аппаратных и и т.п.) его открыто высказанной и сформулированной правоты.

Первую серьезную аппаратную потерю Д. Медведев понес 6 ноября 2012 года, когда в отставку был отправлен министр обороны РФ Анатолий Сердюков, серьезно сблизившийся с нынешним главой кабинета еще в бытность последнего главой государства, в 2011-2012 гг. Г-н Медведев неоднократно, публично и непублично называл г-на Сердюкова лучшим министром обороны постсоветской эпохи, что явно не коррелировало с интересами ряда крупных лоббистских групп: собственно военной среды, «генералов» оборонно-промышленного комплекса и т.п. Как известно, кресло главы Минобороны занял Сергей Шойгу, генетически и исторически с г-ном Медведевым не связанный. Рокировка «Сердюков - Шойгу» стала для некоторого неформального сообщества информированных людей сигналов об ослаблении премьера и, соответственно, появлении / проявлении новых аргументов в пользу его скорой отставки. Подробнее о конфликте вокруг Минобороны и лично А. Сердюкова см. в разделе 2 настоящего доклада.

Далее, еще (или, если угодно уже) в декабре 2012 г. Институт проблем глобализации, возглавляемый д. э. н. Михаилом Делягиным, провел экспертный опрос, результаты которого были обнародованы газетой «Известия». Согласно мнению большинства опрошенных экспертов, отставка могла ожидать кабинет Медведева уже весной (в марте-апреле) 2013 года.

В опубликованной «Известиями» статье, где излагались основные тезисы доклада ИПРОГ «2013 год: оттеснение либерального клана», приводилось и объяснение данного прогноза: это случится потому, что «окружение премьер-министра будет ослаблено и лишено самозащиты в связи с прекращением после Нового года обострившейся на фоне борьбы с коррупцией межклановой войны».

Но в указанные сроки отставки кабинета не произошло ни в одном глазу.

Второй пик слухов о смене премьер-министра страны пришелся на май 2013 года. 8 мая был отправлен в отставку (якобы по собственному желанию, на самом же деле - из-за затяжного труднопримиримого конфликта с руководством администрации президента РФ в лице Сергея Иванова и особенно Вячеслава Володина) руководитель аппарата правительства РФ, вице-премьер Владислав Сурков. Чиновник, который в силу своего аппаратного опыта и личных качеств, считался (во многом, справедливо) ключевой опорой премьера.

Непосредственно увольнению Суркова предшествовал публичный скандал вокруг иннограда «Сколково», чьим куратором был чиновник - и в своем прежнем качестве первого заместителя руководителя администрации президента РФ (2008-2011 г.), и как вице-премьер, наряду с организацией работы правительственного аппарата отвечавший за вопросы / проблемы модернизации.

Как отмечал 25 апреля «МК», сначала Следственный комитет России (СКР) сообщил, что проделанная депутатом Ильей Пономаревым работа для инновационного фонда «Сколково» не стоит тех $750 тысяч, которые ему заплатили, и возбудил уголовное дело против вице-президента фонда Алексея Бельтюкова. Также в нечестности Пономарёва неожиданно заподозрил и президент «Сколково» Виктор Вексельберг. Он заявил, что подаст в суд на депутата, если подтвердится его недобросовестность. Газета отмечала, что проверки в отношении доходов Ильи Пономарёва начались с подачи Владимира Жириновского, который обратился в думскую комиссию по контролю за доходами депутатов. По мнению лидера ЛДПР, «справоросс» от фонда «Сколково» $750 тысяч получил незаконно. Далее ситуацией заинтересовался Следственный комитет России (СКР), который в результате и возбудил уголовное дело в отношении вице-президента «Сколково» Алексея Бельтюкова за растраты в особо крупном размере. В СКР считают, что скрыть факт растраты крупной суммы вице-президент фонда попытался, заключив с депутатом специальный договор.

Как сообщило 7 мая издание Newsru.com, старший вице-президент фонда «Сколково» Алексей Бельтюков, обвиняемый в растрате в особо крупном размере, отстранен от работы на время расследования уголовного дела, с депутат Илья Пономарев был вызван в этот день в Следственный Комитет для дачи показаний по этому делу. Активность ведомства по уже второму уголовному делу в фонде, тогда неприятно удивила вице-премьера Владислава Суркова, чей шеф Дмитрий Медведев считается родоначальником проекта «Сколково». «Энергия, с которой СК РФ публикует свои предположения, взывают у обычных людей ощущение, что совершены преступления. Но это просто энергичность СК», - так отчитал тогда следователей вице-премьер Владислав Сурков.

Ему оперативно ответил официальный представитель СКР Владимир Маркин в своей статье в газете «Известия». «В отсутствие результатов масштабных проектов всегда будет виноват Следственный комитет. То в восемь утра на обыск придут к креативным ребятам строго по УПК, то иностранного гостя в коридорах „Сколково" спугнут процессуальными действиями... У граждан России, в том числе работающих в СКР, возник риторический вопрос: а сколь долго удержится в своем кресле член кабинета Е.И.В. (очевидно, „Ее Императорского Величества" - прим.NEWSru.com), если он, пребывая с частным визитом в Москве, публично осудит Скотленд-Ярд за исполнение прямых обязанностей? Видимо, у нас в Москве слишком либеральный режим».

Особое мнение ФСБ. Владислав Сурков, на рубеже 2011 / 12 гг. не скрывавший своих амбиций стать руководителем кремлевской администрации вместо перешедшего на пост председателя Государственной думы Сергея Нарышкина, потерпел промежуточное, но болезненное аппаратное поражение в декабре 2011 года, после событий на Болотной площади и проспекте Сахарова. Окончательно выяснилось, что в качестве менеджера внутренней политики Владимир Путин доверяет, скорее, Вячеславу Володину, чем Суркову. Подобный «сдвиг доверия» объясняется, не в последнюю очередь, следующими обстоятельствами и факторами: А) в 2010-11 гг. (до легендарной «рокировки» 24.09.2011, анонсированной на «историческом» съезде «Единой России») г-н Сурков делал неформальную, но недвусмысленную ставку на второй президентский срок Д. Медведева; соответствующие сигналы были разосланы по всем инстанциям «сурковской» внутриполитической вертикали - как в ее бюрократической, так и экспертно-креативной ипостасях; собственно, и повышенный интерес первого замруководителя АП РФ к проекту «Сколково» вполне вписывался именно в эту, а не какую-либо альтернативную логику; Б) президент РФ внимательно отнесся к версии, согласно которой В. Сурков мог тайно стимулировать масштабные протестные акции в столице в декабре 2011 г., чтобы использовать их как рычаг влияния на собственную политико-аппаратную судьбу - а В. Путина нельзя назвать поклонником такого рода «разводок». Впрочем, и В. Володин, хоть и получил фирменный «сурковский» пост куратора всей внутренней политики Кремля, шефом президентской администрации не стал. Этот пост достался Сергею Б. Иванову, который, в полном соответствии с базовой логикой Владимира В. Путина, был вознагражден за унижение 2007 года (тогда в последний момент он не стал преемником президента, из СМИ узнав, что заветная позиция достается г-ну Медведеву) и последующие годы терпения (в 2008-11 гг. г-н Иванов прозябал на второстепенном посту вице-премьера по оборонно-промышленному комплексу, хотя именно на этой должности он, по некоторым данным, познал-таки вкус больших животворящих денег).

В результате место Суркова как вице-премьера и руководителя аппарата правительства РФ занял помощник президента Сергей Приходько, а функции куратора вопросов недобитой модернизации перешли к Аркадию Дворковичу, самому доверенному функционеру Д. Медведева. Внешние наблюдатели расценили свершившееся как недобрый сигнал для кабинета в целом. В известной мере такая позиция неявно подогревалась самим В. Сурковым, который должен был предельно драматизировать свою отставку и придать ей сугубо политическое измерение. Следует отметить, что бывший шеф правительственного аппарата по-прежнему сохраняет неплохие коммуникации и в СМИ, с которыми работал по кремлевской линии на протяжении 12 лет (1999-2011), и в экспертном сообществе. Значительная часть бывших близких подчиненных и просто конфидентов (неформальных агентов влияния) г-на Суркова сгруппировалась сегодня вокруг нового губернатора Московской области Андрея Воробьева, который, в свою очередь, склонен недолюбливать В. Володина и все, что связано с последним. В связи с этим некоторые наблюдатели делают вывод, что В. Сурков в близком будущем может сориентироваться на поддержку С. Шойгу как потенциального премьер-министра и преемника президента В. Путина (в 2018 году). Судить об этом с достаточной долей уверенности сегодня нельзя. В такой постановке вопроса слишком много факторов неопределенности.

Данные ФСБ. Возвращение В. Суркова в Кремль (сентябрь 2013 г.) на пост помощника президента РФ по связям с республиками Абхазия и Южная Осетия было, в немалой степени, пролоббировано главой Чечни Рамзаном А. Кадыровым. Последний долгие годы подряд благоволит г-ну Суркову - не только как чиновнику / аппаратчику, но и как самому крупному представителю федеральной власти, который активно и даже несколько нарочито рекламирует свое чеченское этническое происхождение. (По слухам, истинное имя В. Суркова по отцу - Асланбек Дудаев. Впрочем, это теория была сформирована при деятельном участии самого В. Суркова, потому полного доверия ей нет, даже если она верна. Современная психология подчеркивает стремление человека к созданию альтернативной идентичности как фирменное проявление глубокого комплекса неполноценности). Вскоре после отставки с вице-премьерского поста В. Сурков посетил Грозный, где Р. Кадыров принимал его по высшему разряду и даже предложил пост руководителя Чечни (в шутку, разумеется, - чеченскому лидеру присущ своеобразный добрый юмор). Однако, по данным ФСБ, непосредственно встречу В. Путина и В. Суркова в Сочи (резиденция «Бочаров ручей»), где решился вопрос о предоставлении «Асланбеку Дудаеву» почетной синекуры, организовал председатель правления ОАО «Роснефть» Игорь Сечин. Необходимо отметить, что С. Иванов и В. Володин по-прежнему относятся к г-ну Суркову довольно скептически / критически. Г-н Иванов публично подчеркнул в октябре 2013 года, что «полномочия Суркова расширяться не будут». Синекура - она и есть синекура, кто бы что ни говорил.

Третий пик информационной войны вокруг судьбы кабинета Д. Медведева пришелся на лето 2013 года. Крупнейшая парламентская оппозиционная партия КПРФ инициировала сбор 1 млн. подписей граждан страны за отставку правительства РФ. Формальным поводом для этого стала реформа (фактически, упразднение в ее историческом виде и качестве) Российской академии наук (РАН), формально инициированная министром образования и науки России Дмитрием Ливановым и одобренная кабинетом г-на Медведева 27 июня 2013 года.

Мнение ФСБ. Ликвидация РАН была, без сомнения, полностью одобрена президентом В. Путиным. Поэтому относить кардинальную реорганизацию системы управления российской наукой исключительно к зоне / сфере ответственности медведевского правительства было бы несколько бессмысленно и беспощадно. Философия реформы сводится к следующему: а) существующая модель сырьевой экономики в принципе не нуждается в фундаментальной науке, а отдельные, необходимые для этой экономики прикладные научные разработки легко могут быть импортированы, что не создает необходимости в гигантских расходах на научную инфраструктуру; б) РАН - паразитический посредник при распределении государственных (бюджетных) средств между научными учреждениями; в) ликвидация Академии в 2013 году (в отличие, от скажем, 1990-х годов) не приведет к социальному взрыву, потому такой шаг можно считать столь же необходимым, сколь и своевременным.

Так, издание Slon.ru еще 1 июля опубликовало следующую версию: по заданию администрации президента коммунисты готовят «заготовку» к осени, чтобы появилась возможность отправить Медведева в отставку уже к концу года. «К тому же объединение Высшего арбитражного суда и Верховного суда тоже должно быть урегулировано на законодательном уровне осенью, а именно туда, в обновленный Верховный суд, как считают некоторые эксперты, и собираются отправить нынешнего премьера».

Тогда же вице-президент Российской академии наук, нобелевский лауреат по физике Жорес Алферов обратился к депутатам с заявлением о том, что «господ Д. Медведева и Д. Ливанова» надо уволить с государственной службы как авторов законопроекта о реформировании РАН. Алферов сослался на «высшую инстанцию» - майский указ президента Владимира Путина: создать к 2020 году 25 миллионов рабочих мест в высокотехнологичном секторе экономики. После этого Геннадий Зюганов заявил: «Мы начинаем процедуру выражения недоверия правительству. Мы приняли такое решение».

А в ноябре Геннадий Зюганов уже докладывал президенту об итогах проведенных КПРФ мероприятий по отставке правительства. Как пишет «МК», Геннадий Зюганов пришел к Владимиру Путину 19 ноября поговорить о грядущем послании Федеральному собранию, но успел обсудить с главой государства в том числе и отставку правительства. Геннадий Зюганов пришел к президенту с тремя увесистыми красными папками, содержащими, как он пояснил, ряд предложений коммунистов в части «модернизации страны и укрепления национального, территориального единства». При этом он «открыто сказал, что либеральный курс и состав правительства не могут справится с теми задачами, которые перед ними ставит президент. Нужно сильное, профессиональное, грамотное правительство, проводящее другую политику». Также Геннадий Зюганов напомнил, что КПРФ уже собрала 150 тысяч подписей, необходимых для постановки вопроса об отставке кабмина перед Госдумой.

Четвертая вспышка разговоров о скорой отставке кабинета случилась после выступления В. Путина на заседании Наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив (АСИ) 14 ноября 2013 года, где президент неодобрительно высказался о попытках отдельных крупных чиновников критиковать политические решения, уже принятые на всех уровнях. В первую очередь, речь шла о решении изъять в 2014 году средства негосударственных пенсионных фондов (НПФ) в объеме около 240 млрд. руб. (почти $8 млрд., что примерно в 7 раз меньше расходов на организацию и проведение Зимних Олимпийских игр-2014 в г. Сочи) в федеральный бюджет и включении их в состав трансфера Пенсионному фонду РФ. В. Путин посоветовал должностным лицам, позволяющим себе критиковать состоявшиеся решения исполнительной власти (прежде всего, самого главы государства), перейти из властных структур в экспертное сообщество, подобно А. Кудрину, совершившему подобный отчаянный шаг осенью 2011 г. Под «крупными чиновниками» должны были подразумеваться, прежде всего, Д. Медведев, а также министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев, замеченные в публичной критике фактической конфискации пенсионных накоплений граждан.

Мнение ФСБ. Не секрет (во всяком случае, не государственный секрет, что большая часть членов правительства, включая Д. Медведева и А. Улюкаева), а также руководство Центрального банка РФ (Э. Набиуллина и др.) выступали против описанного выше сценария распоряжения средствами НПФ. Однако В. Путин прислушался к точке зрения вице-премьера О. Голодец, которая выступает, де-факто, за упразднение смешанной системы пенсионного обеспечения в России и возвращения к господству распределительной системы. Философия высочайшего решения понятна и укладывается в общую систему путинских подходов: это безответственное (в массе своей) население серьезных пенсионных накоплений самостоятельно все равно не создаст; большинство народа в настоящем и будущем, как и в прошлом, будет возлагать надежды на государственную грудь.

Пятый пик рассуждений - впрочем, уже более умеренных, взвешенных и спокойных по тональности - об уходе Д. Медведева породило послание президента В. Путина Федеральному собранию РФ (12.12.2013 г.), в котором содержалась открытая критика Правительства Российской Федерации за недопустимо затянувшееся исполнение так называемых «майских указов» президента - пакета социально ориентированных решений, принятых в мае 2012 г.

В тот же день премьер-министр РФ Дмитрий Медведев признал невыполнение правительством федеральных целевых программ (ФЦП) и назвал это «хронической болезнью» российского правительства. Тем самым он фактически моментально подтвердил критику Владимира Путина. Г-н Медведев отметил на заседании кабинета, что федеральные целевые программы продолжают исполняться неудовлетворительно. «На одном из заседаний правительства в сентябре я обращал внимание на неудовлетворительное исполнение ФЦП. В целом это, к сожалению, хроническая болезнь. И за девять месяцев ситуация существенно не изменилась», - отметил премьер.

В то же время, необходимо отметить, что:

- в недавнем послании президента федеральное правительство упоминалось и в качестве постоянного политико-административного партнера, а не исключительно объекта критики; в частности, Владимир Путин давал кабинету министров разнообразные прямые поручения и даже по одному из вопросов просил Дмитрия Медведева взять ситуацию под личный контроль; что уже подразумевает определенный уровень доверия между (формально) первым и вторым должностными лицами страны.

Практически параллельно с неоднозначным упоминанием в президентском послании Д. Медведев удостоился и сравнительного мелкого аппаратного укуса. Неожиданным (для большей части правящей элиты) указом В. Путин ликвидировал российское агентство международной информации (РИА) «Новости», которое с 2003 г. возглавляла Светлана Миронюк - супруга известного PR-бизнесмена и менеджера Сергея Зверева. Принято считать, что с момента воцарения Д. Медведева в Кремле (2008) С. Миронюк аппаратно ориентировалась именно на нового президента и некоторые ключевые персоны в его окружении, прежде всего, на пресс-секретаря Н. Тимакову. Вместо РИА «Новости» был создан холдинг «Россия сегодня» во главе с одиозным (по своему тщательно срежиссированному медиа-облику) журналистов, заместителем генерального директора ВГТРК Дмитрием Киселевым. По данным ФСБ, организаторами этой операции выступили первый заместитель руководителя администрации президента РФ Алексей Громов и ключевой партнер последнего, глава холдинга «Газпром-медиа» Михаил Лесин, которые решили присоединить РИА «Новости» к своей формально-неформальной медиа-империи. Прогрессивное человечество оценило случившееся как небольшое, но показательное поражение премьера.

На сегодняшний день до 40% представителей элит убеждены, что кабинет Дмитрия Медведева падет сразу после Зимней Олимпиады в Сочи, т.е. в марте-апреле 2014 года. (Согласно этой логике, всерьез раскачивать аппаратную лодку до столь важного спортивно-исторического события В. Путин не решится, чтобы не создавать дополнительных рисков на ровном месте. Хотя нельзя не отметить, что та же ликвидация РИА «Новости» за два месяца до Олимпийских игр может в данном контексте считаться достаточно рискованной, т.к. именно это агентство было официальным информационным хабом столь дорогой сердцу президента Олимпиады).

Нестабильность нынешнего кабинета министров определяется, по мнению ФСБ, следующими основными факторами:

- объективным: стремлением президента, в той или иной мере понимающего фундаментальные, системообразующие проблемы сложившейся модели национальной экономики, всегда иметь под рукой громоотвод - коллективного адресата общественного и народного недовольства в лице медведевского правительства;

- субъективным: стремлением ряда влиятельных фигур путинской эпохи свалить Дмитрия Медведева и несколько демонстративно, с мстительным причмокиванием оттоптаться на нем.

К числу фигур, подразумеваемых в предыдущем абзаце, можно отнести:

А) Руководителя администрации президента РФ Сергея Иванова, который не может простить нынешнему премьеру, что тот перешел ему дорогу к президентскому посту в 2007 г. Мы помним, что в период с февраля по сентябрь 2007-го г-н Иванов считался явным фаворитом «гонки преемников» В. Путина, но затем «национальный лидер» сделал выбор в пользу Д. Медведева, а местоблюстителем премьерского кресла назначил 66-летнего Виктора Зубкова, полуотставного главу Росфинмониторинга. В 2008-2011 гг. г-н Иванов прозябал на сравнительно (по меркам его же недавних планов и амбиций) должности вице-премьера по оборонно-промышленному комплексу и воспринимался элитами, по преимуществу, «сбитым летчиком». Впрочем, нельзя не отметить, что именно в этот период времени будущий шеф кремлевской администрации впервые познал вкус недюжинного бизнеса: его сын Сергей (Сергеевич) Иванов-младший стал вице-президентом Газпромбанка и, как гласит бизнес-предание, непосредственно курировал вопрос консолидации акций дочерних компаний главного государственного оператора связи «Ростелеком» под контролем влиятельного инвестиционного фонда Marshall Capital Management, близкого, в частности, к экс-министру (2008-2012) связи и массовых коммуникаций РФ Игорю Щеголеву. В настоящее время нарастают информационные утечки, что С. Иванов-мл. может вскорости и возглавить Газпромбанк - особенно если нынешний президент этого финансового института Андрей Акимов займет один из ключевых постов непосредственно в ОАО «Газпром».

Б) Бывшего вице-премьера и министра финансов РФ, ныне - председателя общественного Комитета гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина. Г-н Кудрин, полагаемый многими (не исключая, вероятно, г-на Путина), одним из лучших финансистов страны, склонен считать, что лучше Д. Медведева справился бы с обязанностями главы правительства и перешел бы от «полуреформ» к настоящим полноценным экономическим и социальным реформам. КГИ постоянно, хотя и неявно преподносится г-ном Кудриным как некий протоштаб грядущих реформ. Хотя нельзя не констатировать, что: в состав Комитета входят многие специалисты, которые еще недавно считались последовательными «медведевцами» и любили функционировать под крышей Института современного развития (ИНСОР), неформального мозгового центра экс-президента; лишь разочаровавшись в г-не Медведеве, эти люди (Игорь Ю. Юргенс, Евгений Ш. Гонтмахер и др.) срочно попытались найти себе нового покровителя в лице г-на Кудрина; также нельзя не отметить, что ни в бытность главой Минфина (2000-2011 гг.), ни впоследствии А. Кудрин не высказывал никаких глубоких / прорывных экономических идей, кроме, собственно, необходимости жесткого контроля над бюджетными расходами и накопления резервных фондов в разных их формах и проявлениях. Подобных идей, по мнению ФСБ, возможно, хватает для роли «главного бухгалтера» страны, но явно недостаточно для лидера реформаторской команды в государстве, переживающем период усугубляющейся политико-экономической турбулентности (перестройки-2, как говорилось выше). Скептики - например, глава бюджетного комитета Государственной думы ФС РФ Андрей Макаров - неоднократно и небезосновательно указывали, что экономическая модель, при которой мы живем, и есть «кудриномика» - отставной министр финансов сыграл едва ли не решающую роль в ее формировании / имплементации в первом десятилетии XXI века. И с таких позиций критиковать нынешнее состояние российской экономики уместно и корректно не всегда.

В) Главу компании «Роснефть» Игоря Сечина. Хотя сегодня сфера интересов этого функционера ограничена определенными сегментами топливно-энергетического комплекса, он хотел бы избавиться от правительственных чиновников (прежде всего, вице-премьера А. Дворковича), которые мешают ему управлять ТЭКом. У г-на Сечина есть и мотивация атаковать кабинет Д. Медведева, и сохраняющийся неформальный «доступ к телу» В. Путина, позволяющий решать многие вопросы, выходящие далеко за пределы формальной компетенции президента «Роснефти», и давать главе государства разнообразные советы, включая кадровые.

Примечание ФСБ. В 2013 году борьба между А. Дворковичем и И. Сечиным за влияние на российский ТЭК проходила в достаточно острой форме. Мы не уделяем ей отдельного развернутого внимания лишь потому, что она практически целиком вписывается в контекст и логику системы схваток вокруг кабинета Д. Медведева.

Еще в 2012 году И. Сечин инициировал создание Совета по развитию топливно-энергетического комплекса при президенте РФ и стал его ответственным секретарем. Совет, фактически, должен был перенять часть правительственных функций по управлению энергетическим комплексом, распределению месторождений и т.п. Однако правительству удалось хотя бы частично парализовать работу этого органа.

Тем не менее, влияние И. Сечина в ТЭКе укрепляется за счет активной экспансии ОАО «Роснефть». В конце 2012-2013 гг. была приобретены компании THK-BP и «Итера». Не исключается в скором будущем покупка «Роснефтью» компании «Газпром нефть» с возвращением ей исторического названия - «Сибнефть».

Правительственные структуры в ходе борьбы с всепроникающей «Роснефтью» получили поддержку от ОАО «Транснефть». Чей глава Николай Токарев в 2007 году был ставленником Игоря Сечина, однако впоследствии экономическая жизнь развела былых соратников. В 2013-м году «Транснефть» активно сражалась с «Роснефтью» из-за параметров нефтепровода «Восточный Сибирь - Тихий океан» (ВСТО) и по некоторым другим вопросам.

Отдельно следует коснуться уже развертывающейся борьбы между потенциальными преемниками В. Путина в 2018 году.

Памятуя о том, что аналогичная борьба, вышедшая из-под аппаратного ковра в 2005-07 гг., способствовала деконсолидации элит и определенной дестабилизации государственного организма, г-н Путин пока посылает своему окружению / основным группам влияния сигналы примерно такого содержания: весьма вероятно, что в 2018-м году я снова останусь, поэтому не надо выходить на тропу конкуренции за мой престол раньше времени. Однако в условиях перестройки-2 у президента нет достаточных рычагов, чтобы блокировать боевые действия и в принципе исключить муссирование тему преемничества. К актуальным и потенциальным участникам борьбы за престол сегодня относят(ся): упомянутые выше С. Иванов, А. Кудрин; министр обороны Сергей Шойгу; вице-премьер по оборонно-промышленному комплексу Д. Рогозин; до недавного времени (досрочных выборов мэра Москвы) - С. Собянин.

Замечание ФСБ. При этом вовсе не считается отмененной вроде бы (100%ными доказательствами никто не располагает) договоренность между В. Путиным и Д. Медведевым в сентябре 2011 года, что нынешний премьер остается на своему посту до 2018-го, после чего вновь, как и в 2008-м, остается в Кремле. Во всяком случае, на уровне ритуала глава правительства остается, бесспорно, вторым или даже «полуторным» лицом страны - с больших отрывом от остальных фигур действующей власти. Достаточно привести мелкобытовой пример: Медведев - единственный, кто, кроме Путина, путешествует из своей загородной резиденции по воздуху (в данном случае не имеются в виду телепортация либо трансгрессия), кортежем из трех (!) вертолетов. С точки зрения церемониала власти, это весьма красноречиво и показательно: «сбитых летчиков» и «хромых уток» так торжественно, как правило, не транспортируют.

Сергей Шойгу стал обсуждаться как потенциальный преемник - 2018 буквально 6 ноября 2012-го, когда его назначили министром обороны РФ (вместо А. Сердюкова). Сторонники этой кандидатуры в бюрократической среде и экспертном сообществе склонны полагать, что именно такой сильный публичный человек в звании генерала армии может вернуть хотя бы относительную устойчивость сильно накренившейся и тяготеющей к распаду системы управления страной. Считается, что г-на Шойгу достаточно авторитетен в различных сегментах государственного аппарата, чтобы удерживать ситуацию в стране не хуже и даже лучше, чем многолетний президент Путин.

Собственные планы и намерения существующего шефа Минобороны, впрочем, пока неясны. (В отличие от С. Иванова, А. Кудрина и иных, у кого слово «преемник» порой просвечивает красными буквами на утомленных лбах). С одной стороны, г-н Шойгу достаточно сдержан и скрытен, что определяется и его ментально-культурным происхождением, и психотравмой: практически всю жизнь он пользуется чужим именем (настоящее имя - «Сергей Шойгувич Кужугет», скандальная аберрация случилась из-за ошибки перепутавшего имя и отчество героя паспортного стола в Тыве). С другой стороны, г-н Шойгу никогда не был замечен в проявлении самостоятельной, не санкционированный впрямую Кремлем политической инициативы. В 1999-м он стал лидером списка предвыборного блока «Единство» по заданию / указанию администрации президента РФ (идея выдвинуть Шойгу в публичную политику для спасения Кремля на думских выборах-1999 была предложена покойным ныне Борисом А. Березовскому). Впоследствии г-н Шойгу технично уклонился от каких-либо ключевых должностей в «Единой России», образованной посредством слияния блоков «Единство» и «Отечество - вся Россия» в 2002 г. И какое-либо прямое движение военного министра в направлении постов премьер-министра и президента РФ возможно, как полагает ФСБ, только с прямой санкции В. Путина. Хотя определенные отряды крупного бизнеса и бюрократии могут разыгрывать эту фигуру, как достаточно перспективную, и по своему усмотрению, не запрашивая превентивного кремлевского согласия.

Д. Рогозин, в свою очередь, рассматривается группой наблюдателей как возможный премьер-министр и преемник В. Путина из-за своей внешней типа брутальности, а также подразумеваемой популярности в националистической среде. Однако брутальность не должна излишне вводить в заблуждение: текущий аппаратный вес оборонного вице-премьера невелик, а его репутация среди русских националистов изрядно подмочена после отказа / отречения г-на Рогозина от партии «Родина» (2007 г.) и длительного периода беспорочной службы Кремлю - сначала на позиции постоянного представителя РФ и при НАТО, а потом и на нынешнем поприще. Впрочем, подобно пресловутому даосу, снящемуся бабочке (и наоборот), Д. Рогозин как перспективный политик существует, преимущественно, в сознании своих близких родственников. Говорить о том, что президент Путин имеет достаточные основания доверять политику, который еще в 2005-06 гг. искал у опальных олигархов порядка $100 млн. на осуществление сугубо мирной революции в России (о чем сам же докладывал в администрацию главы государства), едва ли приходится. Хотя сам г-н Рогозин не избегает проектов, косвенно свидетельствующих о его далеко идущих, высоко политических амбициях: в частности, он занят восстановлением (в рамках и под эгидой Общероссийского народного фронта, ОНФ) партии «Родина», номинальным реаниматором и руководителем которой пока выступает де-факто помощник вице-премьера по освоению российской финансовой помощи Приднестровской молдавской республике (ПМР), депутат Государственной думы от «Единой России» А. Журавлев, прославившийся а последнее время физической потасовкой с правой рукой президента Чечни Рамзана А. Кадырова, также депутатом от «партии власти» А. Делимхановым (потасовка закончилась избиением г-на Журавлева с последующим примирением непримиримых сторон).

Также следует упомянуть С. Собянина, который воспринимался некоторой частью элит как потенциальный премьер-министр и преемник-2018 до 8 сентября 2013 года - см. раздел 5 настоящего доклада.

Вывод ФСБ о судьбе правительства Д. Медведева. Несмотря на разнообразные объективные / субъективные предпосылки (описанные выше) для отставки кабинета в 2014 году, есть и не менее значительные аргументы в пользу сохранения за нынешним премьером его поста в среднесрочной перспективе.

Во-первых, г-н Медведев вполне смирился со своей нынешней политико-аппаратной ролью и готов терпеть от политического патрона всевозможные унижения ради дальнейшего исполнения загадочного и полумистического «пакта-2018».

Во-вторых, ключевые политические и экономические решения могут приниматься президентом и помимо премьера, и скоропостижно убирать столь покладистого главу кабинета министров практического смысла нет.

В-третьих, диалектическая триада российских премьеров, которых назначал лично г-н Путин: М. Фрадков, В. Зубков, Д. Медведев - указывает на то, что настоящий путинский глава правительства должен быть полностью политически зависим от президента.

В-четвертых, любой альтернативный премьер (А. Кудрин, С. Шойгу и др.) сразу же по факту назначения станет источником надежды для значительной части элит и весомым политическим сигналом для части народа, что само по себе обострит борьбу за престол-2018. К чему глава государства едва ли стремится. Он не хочет раньше времени становиться «хромой уткой», равно как и превращаться в «плохого президента при хорошем премьере». Д. Медведев же источником надежды давно уже не является. И не станет им вновь (как в 2008-м).

В-пятых, политический стиль и логика В. Путина показывают нам, что этот тип властителя стремится принимать важнейшие решения в последний момент, когда их уже нельзя не принимать, и оставлять себе руки развязанными до самого конца. Следовательно, менять главу правительства надо лишь тогда, когда его уже нельзя не менять. А пока ситуация для президента не выглядит столь критической, а подобная постановка вопроса - абсолютно своевременной.

В-шестых, отдельные кадровые перестановки в кабинете министров могут служить компромиссной заменой отставки правительства в целом.

В-седьмых, Д. Медведев остается для В. Путина политическим сыном, и как бы сильно порой не было недовольство правительством со стороны президента, глава государства не желает своему сыну-премьеру зла. Поставить не вполне разумное дитя в угол / на горох - это одно. Убить (пусть даже только политически) - совсем другое.

Также не следует забывать, что г-н Медведев ныне не просто премьер, но еще и председатель партии «Единая Россия». Следовательно, отправив в отставку кабинет, г-н Путин вынужден будет задумываться и о замене главы «партии власти», а это лишние хлопоты.

Потому, невзирая на жесткую политико-аппаратную и информационную войну против правительства РФ, премьер Д. Медведев может сохранять свой пост в некотором обозримом будущем.

Но - нельзя исключить и того, что 2014-й год станет для кабинета г-на Медведева последним. Для этого будет необходимо и достаточно сочетания нескольких факторов: качественного ухудшения экономической ситуации; масштабной инфраструктурной или иной катастрофы; неожиданного получения президентом леденящей душу информации, заставляющей усомниться в долгосрочной лояльности премьера. Сложится ли подобная комбинация факторов - покажет наступающий год.
Дело А. Сердюкова в развитии.

На протяжении 2013 года не прекращались боевые действия вокруг бывшего (2007-2012) министра обороны РФ Анатолия Сердюкова. В центре информационной кампании против экс-главы военного ведомства оказались несколько уголовных дел, находящиеся в производстве Следственного комитета России (СКР).

Первое - дело компании «Оборонсервис» (октябрь 2012 г.), касающееся махинаций при реализации непрофильных военных активов, в том числе здания «Мосвоенторга», которые привели, по оценкам следственных органов, к государственному ущербу минимум в три миллиарда рублей. В деле также замешана бывший глава департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева и гендиректор ООО «Приоритет» Ирина Егорова. Второе - дело базы отдыха «Житное» (ноябрь 2013 г.), согласно материалам которого, Сердюков, будучи министром, дал устное указание построить за счет бюджета министерства дорогу от села Краса Астраханской области до острова Школьный, на территории которого располагается некоммерческое партнерство «Житное».

Анатолий Сердюков был назначен на пост министра обороны 15 февраля 2007 года. До этого он на протяжении ряда лет проработал в налоговых органах. В частности, в начале первого десятилетия XXI века возглавлял полулегендарную Межрайонную налоговую инспекцию N 1 г. Санкт-Петербурга, на учете в которой состояли многие крупные налогоплательщики. Карьере г-на Сердюкова в известной мере способствовал законный брак с Юлией Похлебениной (Зубковой) - дочерью Виктора Зубкова, пожилого (1941 г.р.) джентльмена, известного своей труднопроницаемой близостью к Владимиру Путину. В. Зубков, номинальный специалист по сельскому хозяйству, в 1980-е работал директором совхоза и даже главой объединения совхозов Ленинградской области. В 1991-93 гг. он служил заместителем В. Путина в Комитете по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга. Подробное описание карьеры седовласого (при том склонного, как показывает визуальный экспресс-анализ ФСБ, к покраске седых волос) джентльмена не входит в задачи настоящего доклада; достаточно отметить, что в сентябре 2007 года президент РФ принял решение назначить именно В. Зубкова председателем правительства России - местоблюстителем премьерского поста на период смены главы государства и вплоть до формирования нового кабинета во главе с самим В. Путиным. Решение было принято, несмотря на то, что г-н Зубков стоял на пороге 66-летия и готовился достойно и окончательно уйти со своей тогдашней должности главы Росфинмониторинга, получив пенсионную синекуру в виде поста в Совете Федерации ФС РФ. До мая 2008 г. В. Зубков оставался премьером (хотя влиятельные министры, прежде всего - А. Кудрин, не особенно принимали его всерьез), а затем до мая 2012 г. занимал пост первого вице-премьера.

При этом наблюдатели отмечают, что карьере г-на Сердюкова способствовали отнюдь не только родственные связи. Но и его собственные личные качества, прежде всего - жесткость и последовательность в решении поставленных перед ним политическим руководством задач. В 2004 году А. Сердюков стал главой Федеральной налоговой службы (ФНС) РФ, сменив Геннадия Букаева, считавшегося креатурой влиятельного в то время (но не в наши дни) владельца Межпромбанка, т. наз. «православного банкира» Сергея Пугачева. Важнейшей его задачей - помимо, разумеется, дежурного повышения собираемости налогов и т.п. - стал разгром нефтяной компании ЮКОС, ключевым активам которой суждено было достаться ОАО «Роснефть». В отличие от г-на Букаева, который хотел чуть ли не договориться с акционерами ЮКОСа на взаимовыгодных условиях (за что, во многом, и лишился должности), г-н Сердюков подошел к делу со всей присущей ему принципиальностью. Вскоре ЮКОСу были начислены налоговые претензии на сумму $27.5 млрд., и корпорация постепенно стала банкротом. Некоторые наблюдатели отмечают особое место в налоговой спецоперации против ЮКОСа Антона Устинова (племянника тогдашнего генерального прокурора РФ Владимира Устинова), возглавлявшего правовое управление ФНС (сейчас А. Устинов - помощник президента РФ). Однако это не отменяет ключевой роли и самого руководителя ФНС.

Назначение топ-налоговика министром обороны в феврале 2007 года многими было воспринято как сенсация и едва ли не проявление самодурства Верховного главнокомандующего. Однако в этом решении, бесспорно, была вполне определенная логика. Путин исходил из понимания, что радикальная реформа Вооруженных сил необходима, поскольку российская армия - это, фактически, войско уже не существующего государства - СССР. Миссией советской армии было удержание глобального мира посредством перманентного ожидания большой войны. С затратами на это ожидание государство не считалось. Армия же постсоветской России, исходя из политических приоритетов / ориентиров государства, ждать большой войны уже не должна. Она предназначена для участия в малых войнах по периметру РФ, а также выполнения полицейских функций в тех случаях, когда для этого недостаточно сил и ресурсов МВД. Проведение такой реформы, заведомо непопулярной в войсках, мог обеспечить только человекочиновник:

- извне военной среды, т.е. не связанный ни романтическими воспоминаниями о великом прошлом, ни мафиозными обязательствами перед этой средой;

- умеющий быть жестким настолько, насколько это необходимо;

- доказавший на иных фронтах государственных работ свою управленческую состоятельность (что за период работы на посту главы Минобороны так и не удалось С. Иванову);

- готовый к роли «плохого парня», т.е. фигуры, на которую сыплются все шишки и которая тем самым и таким образом выводит из-под политико-имиджевого удара непосредственно президента страны.

По совокупности перечисленных улик и была выбрана кандидатура Анатолия Сердюкова.

Справка ФСБ. Реформирование Вооруженных сил РФ по А. Сердюкову.

Основными задачами реформы, фактически начавшейся в 2008 года, согласно публичным декларациям её авторов явились:

Сокращение численности Вооруженных сил до одного миллиона военнослужащих с имевшихся 1,35 миллиона.
Полная ликвидация т.н. «кадрированных» соединений в Сухопутных войсках. Речь идёт о воинских частях, фактическая численность которых составляла в мирное время 15-20% от штатной и должна была увеличиваться во время той самой большой войны за счёт массовой мобилизации.
Приведение всех оставшихся соединений в состояние постоянной готовности.
Сокращение количества частей и соединений, а также военных баз. Планировалось расформировать более 200 баз и складов, а на их основе создать 34 комплексные базы материально-технического обеспечения.
Сокращение численности офицеров с 335 тысяч до 150 тысяч в связи с явно непропорциональным размером офицерского корпуса.
Ликвидация института прапорщиков и мичманов.
Перевод армии от четырёхзвенной системы управления «военный округ» - «армия» - «дивизия» - «полк» к трёхзвенной «военный округ» - «оперативное командование» - «бригада» структуре с упразднением дивизионного, корпусного и армейского звеньев.
Ликвидация 65 военных учебных заведений (15 академий, 46 институтов и училищ, 4 университета) с переводом обучающихся и преподавательского состава в 10 т. наз. учебных центров.
Сокращение центрального аппарата и органов военного управления Министерства обороны, а также частей обеспечения и обслуживания с 51 тысячи человек до 13,5 тысяч. В частности, было расформировано Главное управление боевой подготовки, которое отвечало за боевую подготовку ВС, что объяснялось необходимостью передать функции управления войсками непосредственно Генерального штабу Вооруженных сил РФ.
Создание вместо шести военных округов четырех межвидовых Объединенных стратегических командований (ОСК). Эта субреформа не планировала затрагивать Воздушно-десантные войска, Ракетные войск стратегического назначения (РВСН), Войска воздушно-космической обороны (ВВКО), для которых было сохранено центральное подчинение.
Слияние ВВС и ПВО с упразднением армий, корпусов, дивизий и авиационных полков с переходом на систему авиационных баз и бригад Воздушно-космической обороны (ВКО).
Передача тылового обеспечения войск на аутсорсинг внешним коммерческим структурам.
Интенсификация боевой подготовки, с увеличением количества учений всех уровней - от тактического до маневров стратегического масштаба.
Принятие Государственной программы вооружения на период 2011-2020 годов, в ходе которой войска должны быть практически полностью переоснащены на основе новых вооружений (было запланировано довести долю современных вооружений и военной техники до 70%).
Качественное увеличение денежного довольствия военнослужащих.
Решение застарелой жилищной проблемы в Вооруженных силах.
Реорганизация армейской медицины. Закрытие ряда военных госпиталей в регионах. Предполагалось, что численность военно-медицинских структур сократится на 30%, под сокращение пойдет 2200 офицеров, будут расформированы 22 военных госпиталя. Вместо них предполагалось создать укрупнённые медцентры.

Следует выделить также отдельные инициативы министра Сердюкова - некоторые шаги, которые не вытекали напрямую из заявленных изначально целей реформы, однако вызвали недюжинный резонанс в невротизированном российском обществе.

Отмена участие в военных парадах воспитанников российских военных училищ - суворовцев и нахимовцев;
Введение новой военной формы авторства известного модельера В. Юдашкина, копирующей ряд решений, традиционных для формы стран НАТО (например, отсутствие погон).
Переход к масштабным закупкам иностранной военной техники (вертолётоносец «Мистраль», броневик «Iveco» вместо БМД-4М), на фоне резкой критики качества вооружений российского производства. Сердюковскому разносу подверглись, в частности, «Ижмаш» за низкое качество снайперской винтовки СВД, «Уралвагонзавод» за устаревшую конструкцию танка Т-90, воспроизводящую конструктивные решения, восходящие к Т-34, и др.;
Военнослужащим, в т.ч. солдатам срочной службы официально разрешено пользоваться сотовыми телефонами.

К моменту отставки Анатолия Сердюкова (ноябрь 2012 года) из заявленного было реализовано следующее:

Численность армии в 1 миллион человек была достигнута уже в 2012 году (вместо ранее запланированного 2016-го).
Все кадрированные соединения были свернуты с переводом техники на базы длительного хранения.
По итогам реформы количество частей постоянной готовности выросло до 100%. Их укомплектованность по личному составу - от 95 до 100 %. Запасы техники и других материальных средств- 100%.
На месте упразднённых кадрированных дивизий создавались армейские склады длительного хранения техники и вооружений;
С сокращением офицерского корпуса всё получилось несколько сложнее. Дело в том, что из имевшихся в армии на начало реформы 335 тысяч офицерских должностей, 40 тысяч были вакантными. Следовательно, на практике требовалось сократить 295 тысяч до 150. Но, из 295 тысяч 27 - достигли уже в 2008-м предельного возраста пребывания на военной службе, и - были сокращены. Ещё 9 тысяч офицеров подошли к этому возрасту в 2009-м. Наконец, в должности офицеров служило ещё 7,5 тысяч призванных после окончания гражданских вузов. Таким образом, после относительно безболезненных сокращений, в армии осталось 250 с небольшим тысяч офицеров. Но дальше - реформа забуксовала и подверглась частичной ревизии: под давлением военного лобби пореформенная численность была повышена до 220 тысяч под предлогом того, что именно 70 тысяч офицеров требуется для функционирования созданной в Вооруженных силах единой системы Воздушно-космической обороны.
Из 120 тыс. прапорщиков и мичманов 20 тысяч, занимавших командные должности, получили офицерские назначения (что отчасти противоречило задаче сокращения офицерского корпуса). Остальных - уволили или перевели на должности сержантов.
Перевод армии на бригадную структуру был полностью реализован. Система дивизий заменена на 85 бригад постоянной готовности.
Реализация реформы системы военного образования затягивалась ее противниками, часть институтов и училищ с целью их сохранения в неизменном виде переименовывалась в «филиалы» учебных центров. Таким образом, к концу реформ в России было 17 военных учебных заведений, а не 10, как планировал г-н Сердюков.
Аппарат Министерства обороны был существенно сокращён.
Полностью проведена реформа военных округов. На базе Московского и Ленинградского военных округов, а также Северного и Балтийского флота было создано Оперативное стратегическое командование (ОСК) «Запад». Северо-Кавказский военный округ и Черноморский флот были преобразованы в ОСК «Юг» (командование в Ростове-на-Дону). Приволжско-Уральский военный округ и западная часть Сибирского ВО преобразованы в ОСК «Центр» (командование в Екатеринбурге). На базе оставшейся части Сибирского и Дальневосточного военных округов, а также Тихоокеанского флота было создано ОСК «Восток» (командование в Хабаровске).
ВВС и ПВО переведены на систему бригад и командований по аналогии с сухопутными войсками.
Было полностью реализовано введение аутсорсинга для решения задач обеспечения армии. И хотя она была далеко не ключевой среди всего набора нововведений, именно она повлекла столь тяжкие юридические и репутационные последствия для Сердюкова. Поскольку перевод на аутсорсинг сопровождался традиционной для современной России коррупцией, объективно оценить её эффективность на сегодняшний день весьма непросто.
Начались регулярные учения и проверки боеспособности.
Принята Государственная программа вооружений, в рамках которой в войска начала поступать новая техника. При этом, будучи новой, она, в подавляющем большинстве - не является современной, на практике это - модернизация советского задела. По-настоящему современные разработки (танк «Армата», ПАК ФА, проч.) так и не запущены в серийное производство.
Было проведено повышение окладов военнослужащих в 2-3 раза с одновременным уничтожением целого набора льгот и выплат. В частности - введён проезд к месту отпуска за счет военнослужащего, по выходу на пенсию, при условии выслуги 25 календарных лет, выплачиваются только семь окладов. Военнослужащие не получают выплаты за ученую степень и звание. Наконец, санаторно-курортное лечение, теперь 100% оплачивает военнослужащий и члены его семьи. Возникшие расходы в значительной мере поглотили прибавку.
Жилищная проблема в комплексе решена не была. Началось возведение домов и даже целых городков для военных, однако многие из построенных домов подключённые к коммуникациям, лишены транспортной инфраструктуры и т. д. Жильё в Москве служащим в столице офицерам - не предоставлялось в принципе.

Разумеется, такие реформы мог провести только человек, которому не жалко мемориально-музейной советской армии. При том верховным идеологом реформ по Сердюкову по праву может считаться действующий президент Путин. На посту министра обороны А. Сердюков не предпринимал стратегических действий, которые хоть отчасти противоречили бы путинскому видению и пониманию целей и сути реформирования Вооруженных сил. Потому ламентации определенной части военной элиты и экспертных кругов по поводу того, что А. Сердюков якобы вводил В. Путина в заблуждение, следует признать неискренними и несерьезными. Может быть, в мелочах и вводил, но в главном - строго следовал в фарватере Верховного главнокомандующего.

По данным / мнению ФСБ, А. Сердюков сыграл немалую роль и в осетинской войне августа 2008 года. Задержка с вводом российских войск в Южную Осетию, едва не обернувшаяся военной победой Грузии и ликвидацией фактической независимости республики, была вызвана не только колебаниями президента Д. Медведева, 08.08.2008 проводившего плановый отпуск на Волге, и премьера В. Путина, участвовавшего в тот день в открытии Олимпийских игр в Пекине (КНР). Но и нежеланием ряда крупных представителей российского генералитета ввязываться в локальную войну. Решение все же вводить 58-ю армию в Южную Осетию было принято под беспрецедентным давлением министра обороны. Впоследствии А. Сердюков добился увольнения ряда сопротивлявшихся ему генералов чем дополнительно восстановил против себя военную среду.

Последовали отставки главы Генштаба ВС России генерала армии Юрия Балуевского, замминистра обороны по тылу генерала армии Владимира Исакова, главкома ВМФ адмирала флота Владимира Масорина, командующего РВСН генерал-полковника Николая Соловцова, начальника Главного разведывательного управления Генштаба ВС России генерала армии Валентина Корабельникова, главкома Сухопутных войск генерала армии Влад


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter