Авторизация
 
  • 07:16 – Битва экстрасенсов 17 сезон 14 серия (3.12.2016): 14 выпуск от 3 декабря – «Танцы» и слезы 
  • 07:16 – Бокс Лебедев Гассиев 03 12 2016 прямая трансляция 
  • 07:16 – Х-фактор-7: смотреть 15 выпуск онлайн (эфир от 03.12.2016) 
  • 07:16 – ТНТ Битва экстрасенсов 3 декабря 2016: смотреть онлайн 14 выпуск от 3 12 2016 

Почему России не надо бояться НАТО

173.245.54.63

Почему России не надо бояться НАТО

«Сильная НАТО не станет угрожать России: у нее будет гораздо больше стимулов вести себя сдержанно по отношению к Москве, чем у отдельных стран».


Президент Путин и многие другие россияне выражают резкое недовольство по поводу продвижения НАТО в Восточную Европу и Прибалтику после окончания холодной войны. В частности, Путин преисполнен решимости остановить НАТО, не дав ей включить в свой состав ни одну из бывших советских республик, в том числе, Грузию и Украину, чьи руководители выражают заинтересованность во вступлении. На самом деле, многие россияне возмущены тем, что Североатлантический альянс не самораспустился, как это сделал Варшавский договор в конце холодной войны. Путин считает, что расширение НАТО направлено против России. С такими исходными посылками становится понятно, что Россия заинтересована не только в недопущении дальнейшего продвижения альянса, но и в его ослаблении, и даже в роспуске.
Но Запад не заинтересован в том, чтобы это случилось. Более того, Россия тоже не должна быть в этом заинтересована. Можно привести довод о том (и он здесь будет приведен), что интересы безопасности России будут обеспечены лучше, если НАТО сохранится и расширится, чем если альянс ослабнет и распадется. Дело в том, что у Путина и его сторонников существует фундаментально неверное представление об истинной цели НАТО, а если сказать точнее, о целях. К сожалению, такое же неверное представление существует и у многих на Западе.
В эпоху холодной войны одна из самых важных и очевидных целей НАТО заключалась в сдерживании советского нападения и в эффективном отражении такового в случае его начала. Поскольку Советский Союз нападение не осуществил, альянсу, похоже, удалось его сдержать. Но когда закончилась холодная война, бывшие союзники Москвы по Варшавскому пакту, а также три прибалтийских государства в полном составе устремились в НАТО. Одна из причин такого стремления — это их страх перед тем, что Россия в будущем может снова стать для них угрозой, или что она уже является таковой.
Это противоречило взглядам многих, более старых членов альянса из Западной Европы. Когда Советский Союз ушел из Восточной Европы, а потом распался, многие из них посчитали, что постсоветская Россия не представляет для них особой (или какой бы то ни было вообще) угрозы. Они видели в России полезный источник поставок газа и нефти, а также потенциальный рынок для своих экспортных товаров. Эти западноевропейские страны не хотели, чтобы опасения Восточной Европы по поводу России препятствовали их коммерческим связям с Москвой. Однако взгляды Западной Европы были основаны на уверенности в том, что поскольку Россия не является угрозой для них, она не является угрозой ни для кого.
Но наличие или отсутствие угрозы со стороны Москвы никогда не было единственной причиной для существования или роспуска НАТО, или как сказал Гамлет, «быть или не быть». Первый генеральный секретарь Североатлантического альянса лорд Исмей заметил как-то, что цель НАТО — «держать русских вне Европы, американцев — в Европе, а немцев — под контролем Европы». В 2010 году председатель Военного комитета НАТО адмирал Джампаоло ди Паола (Giampaolo di Paola) охарактеризовал предназначение альянса несколько иначе: «Держать Северную Америку в НАТО, Россию вместе с ней, а саму Европу над ней». Сегодня обе эти формулы кажутся устаревшими. Германия сейчас является одним из главных стражей либерального европейского порядка, а Россия явно не хочет быть вместе с НАТО.
Однако формулировки адмирала ди Паолы и лорда Исмея указывают на то, что у НАТО есть еще две цели, кроме противодействия России. Хотя в формуле ди Паолы признается роль Канады, а в высказывании лорда Исмея — нет, оба они явно считают НАТО важным инструментом для подключения США к обеспечению европейской безопасности. Далее, их вроде бы противоречащие друг другу призывы держать немцев «под», а Европу «над» указывают на необходимость защищать европейскую безопасность не только от внешних угроз, но и от внутренней вражды в самом альянсе. Те восточноевропейские и прибалтийские государства, которые после окончания холодной войны стремились в НАТО, делали это не только из страха перед Россией. Они поступали так из-за того, что быть принятым в НАТО, а также в ЕС означало их признание в качестве неотъемлемой части Запада. Не желая делать Россию частью Запада, ее лидеры и значительная часть общества просто не могут понять, почему этого хотят восточные европейцы, прибалты и особенно украинцы с грузинами. Они также не могут понять, что чем более угрожающе ведет себя Россия, тем сильнее чувствующие ее прямую угрозу страны — Польша, Прибалтика, Украина и Грузия — держатся за свое членство в НАТО или стараются его обрести.
Также важно вспомнить, что в конце Первой мировой войны, когда распались Германская, Австро-Венгерская, Османская и Российская империи, когда появилось несколько новых государств и возникли новые границы, среди многих стран Восточной и Южной Европы в межвоенные годы усилилась напряженность. После окончания Второй мировой войны Сталин перекроил границы Восточной Европы и силой поддерживал мир между своими восточноевропейскими сателлитами. Когда в конце холодной войны из Восточной Европы ушли советские войска, возникла опасность возобновления конфликта в данном регионе, что и случилось в Югославии, где общий крах европейского коммунизма привел эту страну к расколу. Однако мощное стремление восточноевропейских и прибалтийских стран стать членами НАТО и ЕС, а также частью Запада в целом, заставило их признать существующие границы (в том числе, созданные Сталиным) и не претендовать на утраченные территории. Надо сказать, что урегулирование территориальных споров между соседними государствами Североатлантический альянс сделал непременным условием для принятия в свои ряды новых членов.
Одним из побудительных мотивов в действиях Путина по отделению Абхазии и Южной Осетии от Грузии в 2008 году, по отнятию Крыма у Украины в 2014-м и по поддержке сепаратистов на востоке Украины до настоящего времени было стремление создать своего рода территориальные споры с соседями. Это было сделано для того, чтобы члены НАТО не могли принять в свой состав Грузию и Украину. В особенности это касалось стран-членов альянса из Западной Европы, которые не желают втягиваться в активные конфликты на стороне этих государств. И похоже, что Путин добился в этом успеха.
Следствием московской уверенности в том, что расширение НАТО создает угрозу России, стало мнение, что сокращение, ослабление или роспуск альянса обеспечат ей большую безопасность. Та поддержка, которую Путин оказывает европейским партиям, выступающим против НАТО и ЕС, указывает на то, что он на самом деле нацелился на подрыв этих двух институтов. Для ослабления этих объединений Путину даже не надо добиваться их роспуска. Поскольку НАТО и ЕС обычно действуют на основе консенсуса, враждебное отношение нынешних политических лидеров Венгрии и Греции к существующему европейскому порядку и их дружественное отношение к Москве во многом помогут Путину в достижении своей цели — сделать НАТО неработоспособной организацией. А если к власти придут новые лидеры с такими настроениями, альянс окажется не в состоянии эффективно отвечать на действия Путина по «защите» русскоязычного населения в других областях Украины и даже в прибалтийских государствах. Конечно, это явно не пойдет Западу на пользу. Но и России тоже — ведь ослабление и упадок НАТО вряд ли приведет к беспрепятственному усилению российского влияния, но уж точно станет причиной возрождения конфликтов, которые подавлялись в силу коллективного членства в альянсе конфликтующих стран или удерживались под контролем (что касается Греции и Турции).
У Путина довольно неплохие отношения с правительством Эрдогана в Турции, которое часто выступает с антизападных позиций. У него также хорошие отношения с новым руководством Греции, придерживающимся левых взглядов и находящимся в конфликте с ЕС. Но если НАТО станет недееспособной (в результате действий Путина или по иной причине), очень скоро с новой силой может вспыхнуть вражда между Грецией и Турцией, которую альянс помогал сдерживать после вторжения Турции на Кипр в 1974 году. Если такое произойдет, Россия вряд ли сможет погасить эту вражду. В таком случае Москва встанет перед выбором, ибо ей придется занять сторону одной страны, настроив против себя другую. Либо же она настроит против себя оба государства сразу, сохранив в этом споре нейтралитет (что Путин пытается делать в других местах) или постаравшись занять обе стороны одновременно. Хотя у Турции в последнее время неспокойные отношения с Западом, она может посчитать, что российская поддержка Греции представляет угрозу ее существованию, и начнет оказывать полномасштабную поддержку чеченским и прочим противникам российской власти на Северном Кавказе и в других мусульманских регионах этой страны.
Ослабление НАТО может также придать смелости все более националистической и пророссийской Венгрии, и она снова выступит с притязаниями на «утраченные территории». Москва вряд ли будет возражать, если Будапешт предъявит претензии прозападной Украине или Румынии (с которой у России также сложные отношения). Но она будет недовольна, если Венгрия попытается вернуть себе территорию, входящую сегодня в состав пророссийской Сербии или Словакии (где Россия также пытается культивировать нетерпимость).
Еще одна проблема для Москвы состоит в том, что на каждое антизападное государство в Европе приходится один или более соседей России, которые ощущают угрозу с ее стороны и поэтому обращаются за поддержкой к Америке. Далее, хотя общественному мнению в Германии в основном безразлично, что Россия делает в далеком Крыму или на востоке Украины, Берлин, скорее всего, будет действовать гораздо активнее, чтобы отразить попытки Москвы расширить российское влияние в более близких к нему странах. И наконец, чем больше западные государства будут считать, что российские действия наносят прямой ущерб их безопасности, тем больше у них будет стимулов для вооружения Украины и других стран и сил, активно противодействующих России.
Иными словами, на смену «миру по-американски» в Европе в результате ослабления НАТО вряд ли придет «мир по-русски». Но там наверняка возникнет хаотичная ситуация, которую Россия не сможет ни предотвратить, ни контролировать. Такая ситуация будет негативно отражаться не только на внешних амбициях России, но и на ее внутренней безопасности.
Как это ни парадоксально, Россия может всего этого избежать, если НАТО останется целой и сильной. Сильная НАТО не станет угрожать России; у нее будет гораздо больше стимулов вести себя сдержанно по отношению к Москве, чем у отдельных стран (как членов альянса, так и нет), ослабляемых российскими действиями. На самом деле, если предложить членство в НАТО тому, что осталось от Украины, это станет гарантией того, что Киев и Запад в целом смирятся с потерей Крыма и восточной Украины (хотя официально это не признают). Иными словами, Москве гораздо лучше, когда НАТО сильна, держит Америку в Европе, Европе обеспечивает мир, а России дает возможность жить самой по себе (если она того хочет). Но ей станет намного хуже, если НАТО будет ослаблена (или вообще прекратит существование), а Америка, Европа и Россия втянутся в ненужный конфликт, усиливающий напряженность.


Марк Кац


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter