Авторизация
 
  • 21:51 – Опекун сериал 2016 1,2,3,4 серии смотреть онлайн 
  • 21:51 – Youtube видео лучшее на сегодня: мужчина ударил кенгуру в челюсть, чтобы отбить свою собаку 
  • 21:51 – Елена Кравец поделилась секретом стройной фигуры после родов 
  • 21:51 – Песню Тины Кароль будут изучать в школе 

Смертельная эффективность

162.158.79.42

Смертельная эффективность

Из академической науки — в олигархический топ-менеджмент


Ольга Голодец родилась в 1962 году, подобно многим другим членам либерального клана, как говорят американцы, "с серебряной ложкой во рту": не просто в Москве, но и в семье весьма известных людей. Мама, Валентина Григорьевна, долгое время заведовала рестораном "Черёмушки", что во времена всеобщего дефицита объективно позволяло причислять ее в кругу "хозяев жизни"; отец, Юрий Соломонович, преподавал в Московском институте народного хозяйства имени Плеханова — знаменитой "плешке", готовившем лучших специалистов для советской торговли. Ее дядя, Адамас Соломонович, был выдающимся футболистом и великим тренером московского "Динамо", которого болельщики помнят и по сей день.


В школе была отличницей, профессию выбрала по примеру родителей, без труда поступив на экономический факультет МГУ. Биографы трогательно уточняют, что отцу "даже не пришлось "подстраховывать" ее при поступлении. В университете училась хорошо и по окончании в 1984 году была приглашена в аспирантуру НИИ союзного Госкомтруда; работала в его Центральной научно-исследовательской лаборатории трудовых ресурсов. В 1986 году родила дочерей-двойняшек, в 1990-м успешно защитила кандидатскую и устроилась старшим научным сотрудником в Институт проблем занятости РАН.


Активно участвовала в реализации совместных проектов с иностранными университетами, однако академическая наука в 90-е годы деградировала стремительно и никакого влияния на реальную жизнь не оказывала. В 1997 году Голодец расстается с ней, став (как сообщается, при помощи связей отца и мужа, выпускника мехмата МГУ, игротехника, в то время — начальника отдела по работе с ценными бумагами гремевшего на всю страну банка "Империал") директором социальных программ фонда "Реформуголь".


Одним из ключевых направлений деятельности либеральных реформаторов в 90-е годы было массовое закрытие угольных шахт; реструктуризация отрасли осуществлялась, по сути, уничтожением ее значимых фрагментов. При этом были и многочисленные злоупотребления (так, помнится, таинственно исчез выделенный Всемирным банком транш кредита на реструктуризацию отрасли в четверть миллиарда долларов — похоже, он пошел на обеспечение победы Ельцина на выборах, и Запад не задавал лишних вопросов) и закрытие вполне конкурентоспособных шахт, но главным были чудовищные социальные последствия: целые города лишались средств к существованию.


Когда стало ясно, что порождаемые фактической социальной утилизацией сотен тысяч "не вписавшихся в рынок", по крылатому выражению либералов, недовольство и протест создают серьезные политические проблемы, по соглашению между правительством реформаторов и Всемирным банком был создан фонд "Реформуголь". Его задачей было переобучение шахтеров, развитие бизнеса и микрокредитования в безысходных шахтерских моногородах.


Голодец курировала там создание новых рабочих мест и зарекомендовала себя как твердый и грамотный управленец, вникающий в детали, доводящий дело до конца, много ездящий по регионам.


В 1999 году "Реформуголь" как выполнивший свою миссию был закрыт, и генеральный директор и председатель правления "Норильского никеля" Хлопонин, на которого ее менеджерская эффективность произвела большое впечатление во время ее поездок в Норильск, сделал Голодец начальником управления социальной политики и персонала корпорации.


Когда в 2001 году Хлопонин стал губернатором Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа, она стала его заместителем по социальным вопросам, — однако уже через 10 месяцев вернулась в более комфортную корпоративную среду заместителем по персоналу и социальной политике нового генерального директора "Норильского никеля" Михаила Прохорова.


Главный выбор карьеры


Прохоров ценил её высоко, и по делу: Голодец много раз входила в рейтинг лучших управленцев России, признавалась лучшим в стране директором по персоналу. Прохоров не жалел денег на социальное обеспечение, которое было у "Норильского никеля" одним из лучших среди российских компаний еще и по этой причине, но заслуги Голодец бесспорны. Она управляла "железной рукой", работала сколько надо, без оглядки на рабочее время, — и подчиненные, от которых она требовала того же, буквально плакали от нее.


При этом социальное обеспечение, насколько можно судить, не касалось важнейшей проблемы Норильска — экологии. "Норникель" обеспечивал, по оценкам, до 10% всех загрязнений России, выбросы составляли до 9,5 тонн на каждого жителя, продолжительность жизни работников в среднем была на 10 лет ниже среднероссийской. В обращении к Путину жители Норильска указывали на превышение предельно допустимых концентраций в сточных водах "Норникеля" в сотни раз; активисты "Гринпис Россия" сообщали о 30-километровой "мертвой зоне" вокруг Норильска, журналисты писали, что жители города болеют раком в 1,65 раза чаще, чем в среднем по России, а жители центрального района — в 2,7 раза. И при этих условиях администрация "Норильского никеля" закрыла оздоровительно-профилактический комплекс: мол, его услуги не пользуются спросом. Представляется, что этот факт очень ярко характеризует систему ценностей, в которой занимавшаяся социальной сферой "Норильского никеля" Голодец считалась высокоэффективной.


В 2008 году, после грандиозного скандала в Куршавеле, когда Прохоров по странному обвинению был задержан французской полицией (а представители российской "оффшорной аристократии" пригрозили Франции бойкотировать ее курорты), он покинул "Норильский никель". Расставание прошло, насколько можно судить, по-хорошему, благодаря чему Прохоров оказался едва ли не единственным человеком в мире, вошедшим в тяжелейший кризис конца 2008 — начала 2009 годов без долгов и падающих предприятий, но зато с огромной суммой (называлось 5 млрд.долл.) абсолютного дефицита того времени — свободных денег.


Голодец не захотела оставаться с Потаниным и ушла с Прохоровым, передав пламенный привет владельцу "Норникеля" в весьма специфической, характерной для российского бизнеса форме. Насколько можно понять, сохранив должность руководителя пенсионного фонда "Норильского никеля", она изменила его устав так, что "Норникель" практически утратил контроль за собственным пенсионным фондом. Спор длился полгода, и в конечном итоге Прохоров отступился от фонда, но за это время Голодец вместе с другими его топ-менеджерами, как сообщается, обеспечили себе поражающий воображение пенсии: бывшие члены совета директоров — по 125-150 тыс. руб., а сама Голодец — 200 тыс. руб. в месяц до конца жизни. То, что эти пенсии были сформированы за счет пенсий работников "Норильского никеля" и жителей Норильска, "эффективных менеджеров", похоже, не волновало. Вернув контроль за пенсионным фондом, "Норильский никель" обратился к его бывшим руководителям с официальной просьбой добровольно отказаться от этих пожизненных пенсий; отреагировал ли кто-то на это обращение, неизвестно.


После ухода из "Норникеля" Голодец стала членом правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). Когда Прохоров возглавил Комитет РСПП по рынку труда и кадровым стратегиям, была его заместителем, в том числе и во время скандала после выдвижения им инициатив об упрощении увольнений и введении с формального согласия работника 60-часовой рабочей недели (то есть 12-часового рабочего дня при сохранении двух выходных).


В то же время Голодец была исполнительным директором группы "ОНЭКСИМ" Прохорова и возглавляла совет директоров страховой компании "Согласие", выведя ее в рейтинге страховых компаний с 14 на 8 место. Этот результат так впечатлил Прохорова, что он собрался создать страховую "суперкомпанию" во главе с Голодец, но тут подвернулась качественно новая возможность.


Властелин московской "социалки"


В 2010 году в результате хитроумной интриги либералов, добившихся откровенных высказываний от не привыкшей к общению с журналистами жены Лужкова и опубликовавших ее невычитанное интервью, Лужков "утратил доверие" тогдашнего президента-либерала Медведева и был заменен Собяниным. Своей команды он не имел, и Прохоров, как сообщается, сумел пролоббировать Голодец на пост вице-мера по здравоохранению и образованию.


Ее успехи на этой должности также бесспорны. Именно она энергично взялась за укрупнение школ, которое предусматривалось федеральной политикой и которому активно противодействовал любивший Москву Лужков. В результате в некоторых школах один директор стал приходиться на несколько зданий (что привело к анекдотическим ситуациям, когда 1 сентября праздничная линейка начиналась где в 8-30, где в 9-00, где в 9-30, — чтобы директор успел поприветствовать всех учеников во всех зданиях), но зато некоторое число ценных объектов недвижимости было высвобождено для продажи.


Голодец инициировала антикоррупционные проверки в Первом кадетском корпусе, но все попытки доказать, что директор брал взятки за поступление в него (и обвинить во взяточничестве родителей учеников), провалились, а потом выяснилось, что, по ряду сообщений, на здание корпуса "положили глаз" структуры, близкие к Прохорову.


Кстати, нечто подобное происходило и в Норильске: по имеющимся сообщениям, Голодец пыталась расформировать созданный в нем в 1998 году еще Хлопониным кадетский корпус; проверки не принесли результата, но директор был уволен, а корпус разделен на два учебных заведения с почти двукратным сокращением учащихся, и это при том, что у "Норильского никеля" вполне хватало денег на содержание кадетов.


Возможно, причина заключается в борьбе за недвижимость, а возможно — в органическом неприятии либералами патриотического воспитания как такового.


Но в Москве главное заключалось в том, что навязанные Собянину либералы положили конец "лужковскому социализму", и после выборов в Госдуму 2011 года Голодец стала вице-мэром уже по всем социальным вопросам, сменив в декабре работавшую с Лужковым Людмилу Швецову, которой настоятельно посоветовали не отказываться от полученного по списку "Единой России" депутатского мандата.


Но потрудиться на этой должности удалось совсем недолго.


На гребне скандалов — на гребне успеха


При формировании правительства Медведева в 2012 году Голодец стала вице-премьером, курирующей всю социальную сферу (по оценкам, вновь сказалось влияние Прохорова), и прославилась заявлением о своем намерении посетить все регионы России.


Некоторое время она осваивалась на новых высотах, ограничиваясь простым продолжением политики Зурабова, Голиковой и Фурсенко, но затем начала генерировать собственные феерические инициативы.


Так, летом 2013 года объявила о передаче Минобразования в 2014 году 300 млн.руб. на дополнительную защиту проведения ЕГЭ от неких "хакерских атак". "Хакерских атак", правда, не оказалось, но зато деньги на них были исправно освоены. В связи с осмысленностью этой траты бюджетных денег невольно вспоминается, как депутаты одного из региональных парламентов не так давно застраховали себя от изнасилования инопланетянами.


То же ливановское Минобразования (как сообщается, по инициативе Голодец) получило 9 млрд.руб. для продвижения в мировых рейтингах 15 российских университетов. Насколько можно судить по имеющимся сообщениям, именно по настоянию этого "эффективного менеджера" конкурс на получение соответствующих грантов проводился в закрытом режиме. Как тут не вспомнить заклинания самих либералов о том, что всякая закрытость неминуемо порождает коррупцию? И подозрения, что победа в конкурсе досталась вузам, ректора которых были близки к Ливанову?


Именно Голодец, насколько можно судить, инициировала весьма сомнительные конкурсы по разработке программного обеспечения для управления санитарным транспортом и по созданию нового сайта Минздрава (вскоре после освоения денег на создание старого сайта). В них побеждали странные компании, конечным бенефициаром в которых злые языки называли саму Голодец.


По имеющимся данным, именно она возглавила войну за изгнание из Роспотребнадзора академика РАМН Геннадия Онищенко, и в октябре 2013 года добилась успеха, хотя тот и назвал ее "странным персонажем", который "не относится к числу людей, принимающих решения".


Интересно, что источники в Роспотребнадзоре объясняли нетерпимость Голодец по отношению к Онищенко… интересами тогдашнего экс-министра экономики и миллиардера, нынешнего президента Украины Порошенко. И, действительно, Онищенко был уволен именно после запрета продажи в России продукции скандально известной ныне фирмы Roshen. Реакцией медиа Украины на заявление Голодец о его отставке стало "Порошенко избавился от главного врага". Отмечалось, что Порошенко даже поспешил дать комментарий, но, когда пресс-секретарь Медведева Тимакова опровергла заявление Голодец (потом оказавшееся правильным), он был удален со страниц украинских интернет-изданий.


Презрение к деталям


Решая поставленные перед ней задачи, Голодец часто демонстрирует великолепное презрение к деталям и даже к здравому смыслу, не позволяя мешать себе даже собственным оговоркам.


В апреле 2013 года широкий отклик получило ее заявление на конференции Высшей школы экономики (знаменитой "кузницы либеральных кадров", в просторечии именуемой "вышкой" или "вшой") о том, что она не понимает, "где заняты, чем заняты, как заняты" 38 миллионов россиян. Тем самым вице-премьер, по сути, расписалась в некомпетентности как собственной, так и своих подчиненных.


Но, главное, своими словами о том, что эти 38 миллионов человек (почти половина рабочей силы) "создают серьезные проблемы для всего общества", она оскорбила не только вынужденно занятых в теневой сфере, но и военнослужащих, домохозяек, безработных и других полностью честных людей, что через несколько месяцев вынудило ее поправиться, указав, что в теневой сфере занято лишь 20 млн. россиян.


Однако ей, похоже, и в голову не пришло задуматься над причинами этого, попытаться выявить и устранить факторы, выталкивающие массы людей в "тень". Причина, скорее всего, в том, что она действительно является исполнителем, не склонным к раздумьям и попыткам изменить "правила игры", даже когда они доказывают свою полную негодность.


Именно Голодец запустила процесс изъятия имущества из ведения Российской академии наук (РАН) и его передачи под управление Федерального агентства научных организаций (ФАНО): мол, проблема российской науки в том, что она "обременена огромным грузом федерального имущества и земельных площадей… Это 260 тысяч гектаров…: на каждого академика приходится по 2 гектара". Тем самым она на своем примере ярко охарактеризовала уровень "эффективных менеджеров", взявшихся за российскую науку: получилось, что она пытается убедить слушателей (в данном случае Госдуму), что в России есть 130 тысяч академиков, — совершенно не интересуясь их реальным числом (в РАН было около 500 академиков, более 750 членов-корреспондентов, а в академических институтах работало 55 тыс. научных сотрудников).


Но числа не важны: надо освободить РАН от груза имущества, передав его "эффективным менеджерам", — и российская наука немедленно воспарит к небесам свободного познания. Об эффективности управления со стороны ФАНО свалившимся на него разнородным и никак не связанным друг с другом имуществом, насколько можно судить, ярко свидетельствует чудовищный по своим последствиям пожар, практически уничтоживший ключевой в сфере общественных наук ИНИОН.


Увидев масштабы недовольства освобождением РАН от имущества, Голодец сумела быстро отступить в тень, вытолкнув "на линию огня" Ливанова, но об отношении ее к российской науке наглядно свидетельствует эпизод, когда она лично выгнала директора Института философии РАН академика Гусейнова с совещания, на котором обсуждалось выселение этого института из занимаемых им помещений в центре Москвы. Академик получил срочное письмо из аппарата правительства с приглашением на это совещание, однако Голодец заявила ему, что она его не приглашала, и он должен покинуть помещение.


В конце апреля 2015 года она категорически заявила о невозможности возвращения ранее замороженных средств в накопительную пенсионную систему, что вызвало скандал: и президент Путин, и министр экономического развития Улюкаев указывали на необходимость вернуть эти деньги, а в начале апреля замминистра финансов Моисеев говорил о возврате как о деле решенном. Речь шла, по оценкам, о более чем триллионе рублей: около 500 млрд. за 2013 год, 243 млрд. за 2014 и 309 млрд. за 2015 год. И, действительно, в начале июня почти полтриллиона рублей уже поступили в пенсионные фонды.


Похоже, Голодец просто была не в курсе или же озвучила в качестве уже принятого решения интересы одной из групп влияния, потерпевшей в итоге поражение, однако это, насколько можно судить, полностью сошло ей с рук. И действительно: на фоне безумного хаоса пенсионной реформы, практически отменившей пенсионные гарантии большинству граждан России, кроме чиновников и депутатов (так как никто не знает, сколько будут стоить в рублях начисляемые будущим пенсионерам баллы), подобные действия выглядят чем-то невинным.


Либеральный вице-премьер и дети


В декабре 2012 года Голодец (как потом заявил Медведев, по его просьбе) направила президенту Путину ставшее достоянием либеральной общественности письмо, в котором указала, что принятый Госдумой "закон Димы Яковлева", запрещающий усыновление российских детей гражданами США, нарушает соглашение между Россией и США, Венскую конвенцию, Конвенцию о правах ребенка и Семейный кодекс России. Ответ был по-путински элегантен: она была назначена ответственной за исполнение Указа президента России о защите детей-сирот.


Об эффективности Голодец как современного менеджера, умело и разнообразно использующего для купирования недовольства людей современные методы связи с общественностью, свидетельствует скандал с высокотехнологичной помощью больным детям.


В День защиты детей, 1 июня 2014 года, Голодец поручила министру здравоохранения Скворцовой обеспечивать оказание высокотехнологичной помощи больным детям в России, а не за ее пределами. По сообщению "Аргументов недели", она "велела… оказывать больным детям всю высокотехнологичную помощь в России", заявив: "Практически вся высокотехнологичная помощь сегодня может быть оказана в РФ. Мы знаем, что часто по результатам она оказывается на уровне выше европейского". Министр здравоохранения заявила: "Каждый случай, когда (благотворителями) собираются деньги (на лечение больных детей), с нами обговаривается, но бывают случаи, когда нет. И вот тогда возникают вопросы".


Из этих заявлений возникло твердое ощущение, что вице-премьер и министр собрались помешать благотворительным фондам, собирающим деньги на лечение больных детей, отправлять их за границу.


Одна из несостоявшихся жертв российской медицины, самарский блогер Антон Буслов, которого "высокотехнологично" едва не залечили насмерть (его форма рака была вполне излечима и в России, но ему отвели не более 2 лет жизни, после чего он вылечился в США), написал ей открытое письмо о состоянии российской медицины, приведя ряд душераздирающих примеров (как в больницах мам не пускают в реанимацию к умирающим малышам, а онкобольным не дают категорически необходимое им мясо). Голодец отреагировала эффективно: позвонила блогеру, поговорила с ним по душам, рассказала о своей озабоченности, попросила прислать письмо с конкретными предложениями и, разумеется, заявила, что имела в виду не ограничение лечения за рубежом, а всего лишь более эффективное взаимодействие врачей и благотворительных фондов.


Об этой трогательной истории написал (и вряд ли случайно, без дружеского совета вице-премьера или ее аппарата) ряд СМИ, что сильно улучшило имидж Голодец, но, насколько можно судить, не положение онкобольных. Более того: судя по сообщениям об их самоубийствах от невозможности получить даже обезболивающее (даже в Москве!), ситуация, скорее, даже ухудшилась.


Однако Голодец весьма эффективно использует современные пиар-технологии: реагирует на проблемы, вступает в дискуссию, идет на контакт с оппонентами, добиваясь ослабления критики и ее переноса на непосредственных исполнителей либеральных реформ, разрушающих медицину и образование, — от врачей до министров. По оценкам, в 2014 году цена этих реформ составила 30 тысяч преждевременно умерших россиян, но, скорее всего, это только начало.


Доходы Голодец увеличились в минувшем году более чем на три четверти — с 8,4 млн.руб. в 2013 до 14,9 млн., хотя и составляют малую толику от ее коммерческих заработков (в 2010 году, за который она отчиталась при переходе в московскую мэрию, они превышали 57 млн.руб.). Как и многие другие члены правительства Медведева, она не отказывается от иностранной недвижимости, задекларировав треть (250 кв.м) квартиры в Италии и половину (220 кв.м) дома в Швейцарии.


Голодец единодушно оценивается знающими ее людьми как великолепный, эффективный, неотягощенный никакими сантиментами исполнитель, не задумывающийся ни о цене выполнения поставленной перед ней задачи, ни о самой этой задаче.


Похоже, люди для нее являются лишь безликими носителями тех или иных функций, подлежащим управлению персоналом, расходным материалом для построения ее карьеры. Поэтому ее искренне ненавидят подчиненные — и высоко ценит нуждающееся в нерассуждающих исполнителях руководство.


Нет сомнений, что, пока Россией будет управлять либеральный клан, методично уничтожающий ее социально-экономический потенциал, Голодец будет находиться "на острие удара", решая важнейшие задачи, требующие не только эффективности, но и безжалостности, граничащей с бесчувствием. В этом качестве она, похоже, незаменима, и потому неприкосновенна. Карьерный потенциал Ольги Юрьевны Голодец далеко не исчерпан, и ее ждут как новые повышения, так и расширение сферы влияния.


Когда же либеральный клан рухнет (в силу политического поражения или же уничтожения разъедаемой им России), Голодец с легкостью вернется в корпоративную среду, для которой ее стиль является вполне органичным.


Михаил Делягин


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter