Авторизация
 
  • 15:12 – Давай поженимся! сегодняшний выпуск (06122016) смотреть онлайн 
  • 15:11 – Право голоса с Романом Бабаяном выпуск 06.12.2016 смотреть онлайн 
  • 15:11 – 60 минут последний выпуск (06.12.2016) смотреть онлайн 
  • 15:11 – Время покажет последний выпуск 06.12.2016 смотреть онлайн 

Катастрофа рейса MH 17: спекуляции о трибуналах

162.158.78.167

Катастрофа рейса MH 17: спекуляции о трибуналах

Ровно год назад в небе над Донбассом был сбит самолет Malaysia Airlines, выполнявший рейс из Амстердама в Куала-Лумпур. Погибло 298 пассажиров и членов экипажа. Обломки авиалайнера и останки жертв разбросало в окрестностях села Грабово, в непосредственной близости от зоны активных боевых действий на востоке Украины.


За прошедший год расследование катастрофы не продвинулось дальше первых истеричных версий, озвученных сразу же после трагедии. Очередная публикация результатов следствия отложена до октября 2015, при этом само расследование уже продлено на весь 2016 год. Активность расследования направлена в сторону затягивания дела и забвения его первопричин.


Конспирологические идеи и дутые сенсации на тему уничтоженного малазийского Боинга соорудили над катастрофой огромный медийный саркофаг. Излучающий голословные обвинения и непримиримую ненависть с интенсивностью термоядерного взрыва. Но главным функционалом любого саркофага является надежное погребение того, что внутри. Чем больше времени проходит с момента гибели рейса MH 17, тем меньше шансов на установление истины. Установленные факты разбавляются домыслами и спекуляциями до гомеопатических доз вот уже двенадцать месяцев. Под постоянные рассуждения о важности скрупулезного и всестороннего расследования по заранее прочерченным шаблонам.


Крушение аэробуса А-320 авиакомпании Germanwings над французскими Альпами было расследовано за 2 дня. Не за два года, а за два дня. Вплоть до мельчайших подробностей жизни и болезни спятившего пилота-камикадзе, с полной (посекундной!) детализацией фатального падения. Без политических рассуждений, без демагогических идей и прочей медийной мишуры – два десятка специалистов попросту сделали свою работу. Чего с донецкой трагедией вряд ли произойдет вообще.


К доподлинным фактам и очевидным последствиям авиационной катастрофы 17.07.2014 относятся:


- Гибель пассажирского самолета и смерть 298 граждан Нидерландов, Малайзии, Австралии и других стран в результате ракетной либо пушечной атаки.


- Моментальное назначение виновными в уничтожении лайнера противников официального Киева. С дальнейшими вариациями «Это злодейство ополчения, это хулиганили казаки, это кадровые зенитчики РФ, это зенитчики с казацкими нагайками, это трофейный Бук самовыстрелил, это Булава с Камчатки прилетела» и т.д.


- Смысл зенитной атаки, ее организаторы и исполнители, марка ракеты, ее тип, характеристики поражающих элементов, место старта, модель пусковой установки или боевого самолета-палача, все технические подробности катастрофы вколачиваются в версии сторон сообразно заранее известному ответу. Либо игнорируются, если вколотить не удается.


Произошло инициирование серьезных европейских санкций в российский адрес. Секторальные ограничения против банковского, энергетического и оборонного комплексов РФ введены 31 июля 2014 года. Двухнедельная подготовка и согласование – максимально возможная скорость работы бюрократии ЕС по столь ответственному делу. Объективность общественного мнения в странах западного мира относительно украинского кризиса была расстреляна вместе с погибшим Боингом. Аналогичные по жесткости американские санкции против России введены за сутки до катастрофы, 16 июля 2014 года.


Международная комиссия из представителей Австралии, Бельгии, Малайзии, Нидерландов, США, России и Украины совершила все следственные действия в районе падения обломков Боинга, собрала все улики и артефакты, тела и фрагменты тел, бортовые самописцы и детали самолета еще в прошлом году. Без препон со стороны властей ДНР, длительное время работая на территории непризнанной республики. Обещание американских властей от 19 июля 2014 года предоставить неопровержимые доказательства ракетной вины донецкого ополчения остается голословным обещанием. Снимки сразу с двух спутников оптико-электронной разведки США, находившихся над восточной Украиной в момент трагедии, не опубликованы и не предоставлены международной следственной комиссии.


Сроки публикации любых докладов и выводов международного следствия сдвигаются, сами документы меняют статус с «окончательного» на «промежуточный», «предварительный» и т.п. В СМИ вбрасываются анонимные «черновики» без технических деталей либо с их ангажированным освещением. Изучение обстоятельств гибели рейса MH 17 и вынесение вердикта по существу дела затягивается всеми доступными методами.


Если говорить откровенно, само расследование утратило смысл еще 31 июля 2014 года – именно в этот день Россия и республики Донбасса были признаны виновными в уничтожении малазийского Боинга решением ЕС. Еще большую непримиримость и еще раньше продемонстрировали США, Канада и Австралия. Последовало резкое обострение санкционной войны на фоне активной фазы боев на Донбассе, возрос накал взаимных обвинений, участились периодические откровения от новых свидетелей с дальнозоркостью в 10 км и личным комплексом Бук-1М в подсобном сарайчике.


Имеется резолюция Совета Безопасности ООН о всестороннем и непредвзятом расследовании авиационной катастрофы с сотнями невинных жертв от 21 июля 2014 года. Но пересмотр политических приоритетов Запада в украинском конфликте маловероятен, как и публикация неудобных для Украины следственных выводов. Лучший из худших выходов – отложить установление виновных на десятки лет.


Чему и служит новая волна спекуляций о международном трибунале. Посвященном исключительно малазийскому Боингу, сбитому над Донбассом. Трибунал нужен для установления преступной вины, досконального рассмотрения всех аспектов дела, неотвратимости наказания и т.д. Все прошлые авиационные катастрофы в человеческой истории подобной чести не удостаивались. Ни одна.
Уничтожение российского лайнера Ту-154 над Черным морем посредством украинского ЗРК С-200 (2001 год), южнокорейского Боинга над морем Охотским (1983 год), иранского аэробуса ракетой с американского эсминца Винсенс (1988 год) и даже гибель генерального секретаря ООН Д. Хаммаршельда в африканском небе (1961 год) отдельного трибунала не заслужили. Кстати, точные причины и обстоятельства смерти генсека ООН с сопровождающими лицами неизвестны и поныне, через 54 года после загадочной аварии.


О создании нового международного трибунала говорят лидеры Малайзии и Украины, Великобритании и Нидерландов, Австралии, Бельгии и США. Поразительное единодушие в поисках заветной правды демонстрируют политики, но не юристы. Отношение к новому трибуналу преподносится маркером виновности-невиновности, как в маячках «свой-чужой» для военной авиации.


Между тем существует несколько уже действующих международных судов, причем все они весьма удобно дислоцированы в Гааге. В городе, где расположены резиденции правительства и парламента Нидерландов – страны, максимально пострадавшей от Грабовой авиакатастрофы. У этих международных трибуналов имеется свой штат сотрудников, экспертов и судей, штаб-квартиры, уставы и бюджет, законодательные рамки юрисдикции и процедуры принятия решений. Вот список этих судов:


- Постоянная палата третейского суда – международный суд по хозяйственным вопросам.


- Международный трибунал по морскому праву.


- Международный суд ООН.


- Международный уголовный суд.


Две последних инстанции правомочны рассматривать гибель рейса MH 17. По совокупности признаков и обстоятельств дела обращение в Международный уголовный суд выглядит более обоснованным и предпочтительным. Да вот беда – не все из адептов нового трибунала признают основанный в 1998 году старый трибунал. Не признают Международный Уголовный Суд. В чью компетенцию входит «…преследование лиц, ответственных за геноцид, преступления против человечности и за военные преступления на основе Римского Статута…».


Обязательность решений Международного Уголовного Суда отрицают США, Россия, Малайзия и Украина, если говорить об участниках текущего международного следствия. Казалось бы, что проще – признайте МУС, ратифицируйте Римский Статут и подавайте иски. Не выплескивайте фантазии о новом трибунале, а действуйте в существующих юридических рамках. Уже год, как можно было и Киеву, и Куала-Лумпуру признать юрисдикцию МУС и начать официальный процесс. Но этого не делают даже те страны, что признали данный суд – Бельгия, Голландия и Австралия!


Потому что новым трибуналом можно заниматься десятилетиями, а поиск истины становится целью политической трескотни. Потому что нельзя признать юрисдикцию МУС по сбитому авиалайнеру и отрицать по другим событиям. Связанными с «геноцидом, военными и бесчеловечными преступлениями». Каковых за последний год на Донбассе было столько, что на десяток боингов хватит. Вот и высказываются идеи организации новых судилищ. Как для Руанды, трибунал о геноциде-1994 работает 21 год и конца процессам не видно. Как для бывшей Югославии, трибунал работает 22 года и впереди еще множество разбирательств. Для полного захоронения расследования осталось придумать новый трибунал и заняться организационными вопросами – каков будет состав судей и экспертов, где они будут заседать и заниматься техническими изысканиями, кем и как финансироваться, какие вопросы рассматривать и какие игнорировать, как следует выносить решение и каков порядок подачи апелляций…


Гнев, скупые слезы, публичные угрозы и сотрясание кулаками еще долго будут сопровождать бесконечное расследование. Его конечный итог следователям известен – смысл процесса в неуклонном движении в тупик. Чем 298 наших современников лучше Д. Хаммаршельда?


Даша Гасанова


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter