Авторизация
 
  • 18:27 – Человек и закон с Алексеем Пимановым (09.12.2016) смотреть онлайн 
  • 18:27 – Время покажет выпуск 09/12/2016 Первый Канал смотреть онлайн 
  • 18:27 – Битва экстрасенсов 10 декабря 2016: кто не смог найти обезьянку 
  • 18:26 – Биатлон мужской спринт 9 декабря 2016 (9.12.2016) прямая трансляция смотреть онлайн 

Просуществует ли Европейский союз до 2025 года?

162.158.78.238

Просуществует ли Европейский союз до 2025 года? Европейский союз исчерпал возможности роста и, словно Вселенная после Большого взрыва, начинает сокращаться. Процесс развала уже запущен: о намерении провозгласить независимость объявили Шотландия и Каталония, которые, скорее всего, после обретения суверенитета окажутся вне политических границ союза. В таких условиях Западу явно некогда следить за развитием событий на Украине, а тем более заботиться о ее территориальной целостности. «Болевые точки» Запада Европейский союз слишком разнообразен и многонационален для того, чтобы оставаться единым. Трения между представителями разных этносов и конфессиональных групп то и дело дают о себе знать: то североирландские инсургенты обстреляют английскую воинскую часть, то баски из ЭТА взорвут полицейский участок в Испании. В тучные «нулевые» накал страстей удалось несколько снизить, однако глубокий кризис западной экономической системы вновь обострил противоречия. У Европейского союза невероятно много болевых точек, некоторые из которых представляют повышенную опасность. Помимо Каталонии и Шотландии, независимости требуют во Фландрии, на Сардинии и в регионе Венето. В Гренландии тоже хотят суверенитета: этот остров еще в 1985 году отказался присоединяться к европейским структурам и на референдуме 2008 года добился существенных уступок от Дании по вопросам самоуправления. Создания своих национальных автономий желают трансильванские венгры в Румынии, баски в Испании, бретонцы во Франции, валлийцы в Великобритании, силезцы в Польше. Существует риск того, что венгры, компактно проживающие на юге Словакии, потребуют пересмотра границ ради того, чтобы оказаться на территории Венгрии, а эльзасцы во Франции захотят присоединения к Германии. Впрочем, не факт, что ФРГ удастся сохранить свою территориальную целостность: Бавария, Саксония, Вюртемберг и ряд других федеральных земель могут взять курс на отделение от очередного немецкого союза. Аналогичная ситуация сложилась и в Испании с Италией: эти страны состоят из множества областей, слабо связанных между собою. В каждом из этих регионов есть свой язык, своя культура, своя история. Многие области некогда были отдельными государствами, как то Пьемонт, Ломбардия или Неаполитания. В Итальянских Альпах проживают немцы, тяготеющие к Австрии. Еще хуже дела обстоят в странах-неофитах: например, в Хорватии, которая недавно стала полноправным членом Евросоюза, после войны осталось много сербов. Их интеграция в хорватское общество для Загреба является одной из сложнейших проблем. Малейшая искра приведет к новой конфронтации. В Литве, Латвии и Эстонии со времен Советского Союза сохранились крупные русскоязычные общины, угнетаемые властями прибалтийских республик и без войны. Сепаратистские настроения сильны и по ту сторону океана. Сторонники независимости Квебека намереваются отделить эту провинцию от Канады, превратив во франкоязычную республику, своеобразную заокеанскую Францию. Квебек – один из наиболее развитых и густонаселенных регионов Канады, и его потеря станет для Оттавы болезненным ударом. Вообще, во всех вышеперечисленных случаях привлекает внимание тот факт, что отделения требуют вполне благополучные регионы, которые «кормят» метрополию. К примеру, взносы в испанский бюджет от Каталонии превышают объем субсидий, поступающих в автономную республику. То же можно сказать и о Венето с Ломбардией, где сконцентрирована большая часть промышленных предприятий Италии. Зачем итальянцам-северянам содержать итальянцев-южан, занятых, в основном, в низкодоходном сельскохозяйственном секторе? К тому же на юге сильна мафия, Неаполь – ее неофициальная столица. А про Турин или, допустим, Венецию такого нельзя сказать. Мировой экономический кризис обострил взаимоотношения между регионами-кормильцами и метрополиями. Каталонцы и жители Северной Италии недоумевают, почему за их счет должны кормиться в Мадриде и Риме. Интересно, что таким же образом мыслят на Восточной Украине, где промышленность развита не в пример западной части страны. Но Запад к отделению Каталонии относится с пониманием, а про создание на русскоязычном Юго-Востоке Украины суверенного государства даже слышать не хочет. Впрочем, политика двойных стандартов Европу и погубит. Здоровый евроскептицизм Евросоюз был создан при поддержке социалистов и христианских демократов, но сейчас эти партии уступают правым. Правые – враг дальнейшей евроинтеграции, сторонники сохранения независимости европейских государств. Социологические опросы свидетельствуют о том, что доверие избирателей к правящим в Западной Европе партиям снижается. Неудивительно: большинство лозунгов, выдвинутых западноевропейскими лидерами, являются популистскими и на практике нереализуемы. Правые – отличная альтернатива поднадоевшим евробюрократам, этим старичкам из Брюсселя. В 1999 году Австрийская партия свободы одержала победу на очередных парламентских выборах. Европа была этим шокирована: накануне начала более тесной интеграции к власти в одной из ключевых стран континента пришли националисты! Однако лидер партии Йорг Хайдер продемонстрировал сдержанность и приверженность принципам международной политики, действуя во благо Австрии и ее партнеров. Позже правые партии ФИДЕС и «Йоббик» пришли к власти в Венгрии. Оказалось, что они тоже не опасны, и национально-ориентированное государство вполне может существовать в самом центре объединенной Европы. По стопам Венгрии пошла Болгария, где партия «Атака» – один из сильнейших политических игроков. Теперь правые набирают популярность во Франции – избиратели Правой республики разочарованы во Франсуа Олланде и его беспомощных евросоциалистах. Укрепляются и позиции так называемых евроскептиков. Особенно евроскептицизм силен в Великобритании, которая уже много десятилетий противится интеграционной политике Брюсселя и критикует идею федерализации Европейского союза путем введения единой валюты, создания наднациональных исполнительных органов и принятия конституции, единой для всех стран Европы. Гренландия, как сказано выше, тоже настроена категорически против политики Брюсселя, и старается дистанцироваться от остальной Европы, которая, по мнению островитян, потихоньку идет ко дну. Процессы, происходящие на европейском пространстве, напоминают события в СССР накануне рокового 1991 года. Во многих странах ЕС – массовые выступления против евроинтеграционной политики властей, активизируются радикальные партии, становятся популярными идеи правых партий. Экономический кризис продемонстрировал несостоятельность Европейского союза, когда многие страны оказались беспомощны и оказались перед угрозой банкротства, но вместо поддержки «союзников» получили лишь обременительные кредиты. В ближайшее время антиевропейские тенденции лишь усилятся. Очевидно, что Брюссель не в состоянии сохранить свою империю, и в ближайшем будущем мы станем свидетелями конца объединенной Европы. Вопрос только в том, насколько затянется процесс развала Евросоюза: институты ЕС будут деградировать не все сразу, а по отдельности. Поэтому кризис в Европе, начавшийся в 2008 году, продлится еще многие годы, пока разочарование не достигнет таких масштабов, когда о союзе придется забыть. Читать больше на topwar.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter