Авторизация
 
  • 11:11 – Российский робот «ФЕДОР» прошел финальный цикл испытаний 
  • 11:11 – Российский робот «Федор» сможет сам себя отремонтировать 
  • 11:11 – Видео, где Лавров обозвал журналиста дебилом, распространяют в Сети 
  • 11:11 – Битва экстрасенсов выпуск от 10.12.16 17 сезон: смотреть онлайн 15 серия шоу ТНТ 

Крепнущая память сверхдержавы

162.158.78.121

Крепнущая память сверхдержавы

Грандиозный парад на Тяньаньмэнь 3 сентября - первый в КНР, посвященный годовщине японской капитуляции и окончания Второй мировой. До сих пор подобные мероприятия здесь не культивировались. Они были довольно редки и приурочивались к другим поводам.


Раз парад устраивают сейчас, да еще с таким размахом, значит, видят в нем способ сообщить нечто принципиально новое. А точнее - хорошо забытое старое. Кому? В первую очередь, собственному народу. И только во вторую - остальному миру. Именно поэтому число заграничных первых лиц, прибывающих в праздничный Пекин, - хоть и интересный, но не самый важный показатель мероприятия.


В сущности, не столь важны и различные поправки, внесенные хозяевами торжества в историческую канву Второй мировой. Хотя и понятно, что в прежнем своем виде она не соответствует потребностям дня. Китай, воевавший с Японией еще с 1931-го, а в полную силу - с 1937-го, вынужден был год за годом сдавать позиции под ее натиском. Вплоть до начала 1945-го японские войска проводили здесь успешные наступательные операции крупного масштаба. Самостоятельной победы над Японией Китай так и не одержал.


Стойко сопротивлявшиеся китайцы продержались только благодаря помощи сначала СССР (до 1941-го), а затем США (после 1941-го). Союзники признавали Китай великой державой, но не считали его военные усилия равными своим. Именно поэтому генералиссимуса Чан Кайши не приглашали решать судьбы мира ни в Тегеран, ни в Ялту.


Что-то из всей этой конкретики можно как-нибудь приспособить к новейшим обстоятельствам, а что-то проще совсем выкинуть. Но главное здесь вовсе не правка отдельно взятых деталей, а сам переход к принципиально новому и одновременно глубоко традиционному взгляду на Вторую мировую как на одну из многих вех великой китайской истории.


Китайцы с незапамятных времен считали Поднебесную естественным лидером человечества. Выражаясь по-современному - сверхдержавой. Но последние несколько десятков лет этим фактом не кололи в глаза иностранцам, чтобы те не вздумали мешать Китаю расти и развиваться. А теперь церемониться можно уже меньше, и для их же пользы следует поделиться с ними своими представлениями о том, как на самом деле устроена действительность.


Поскольку Китай не только сейчас, но и во все прежние эпохи должен признаваться сверхдержавой, то в любых событиях мировой истории, начиная с древности и до сего дня, его роль могла быть только центральной. В том числе, естественно, и во Второй мировой. Которую там, кстати, не особенно охотно называют Второй, поскольку Первой китайцы мало интересовались - в те годы они были заняты внутренними делами.


Поэтому официальное название нынешних юбилейных мероприятий звучит так: "70-я годовщина Победы в Войне сопротивления китайского народа японским захватчикам и в Мировой антифашистской войне". Понятно, что такой угол зрения естественным порядком обеспечивает Китаю решающую роль в этих событиях.


Девятого мая, будучи в гостях у Владимира Путина, председатель Си Цзиньпин говорил о равном вкладе в войну Китая и России. Повторит ли он у себя дома эту вежливую формулу? Только если сочтет, что еще рано сказать иначе.


Чтобы гармонизировать свое историческое прошлое, китайцы решили одну застарелую проблему. Или, как минимум, вплотную подошли к ее преодолению. Ныне существующая КНР возникла в 1949-м в результате победы коммунистов над гоминьдановцами. А в 1945-м капитуляцию Японии перед союзниками принимал вместе с остальными победителями именно гоминьдановский режим, признававшийся тогда всем миром, включая Советский Союз, как единственная законная китайская власть.


Естественный вопрос о том, чей же триумф в таком случае сейчас празднуется, официальный Пекин разрешил более внятным, чем когда-либо раньше, признанием патриотических заслуг Гоминьдана. Мало-помалу образы тогдашних смертельных врагов, коммунистов Мао Цзэдуна и гоминьдановцев Чан Кайши, сливаются в едином потоке китайской истории. Великая китайская традиция уже готова переварить и тех, и других.


После ста с лишним лет революций, патриотических и гражданских войн и грандиозных модернизаций Китай становится самим собой. Экономические встряски, о которых сейчас столько толкуют, способны лишь подтолкнуть его к традиционным формам самовыражения. Великий парад - хорошо продуманное напоминание о возвращении к корням.


Спрашивается: а подходящий ли момент выбрал Кремль, чтобы именно сейчас пытаться завязать с Китаем теснейшие (насколько его удастся уговорить) экономические и политические связи, которые Владимир Путин в интервью ТАСС и "Синьхуа" только что назвал "формированием стратегического энергетического альянса"?


Ведь чем традиционнее становится дальневосточная сверхдержава, тем больше упрощаются ее отношения с внешним миром. И особенно с соседями. И особенно с теми из них, кого в старину покровительственно называли "северными варварами". Любой "альянс" с ними - это содружество гуманного, но строгого покровителя с бестолковым подопечным.


Традиционный Китай в общем и целом не был агрессивен. Страшные сказки о том, что китайцы якобы вот-вот бросятся завоевывать Забайкалье и Приморье, не имеют под собой почвы.


Но раз уж у Китая так впечатляюще крепнет сейчас сверхдержавная историческая память, то неплохо иметь в виду, что упомянутые земли воспринимаются там общественным мнением как несправедливо отторгнутые когда-то, а значит, нынешним их обладателям следует отдавать Поднебесной, как минимум, долг почтения. А что эта почтительность означает конкретно, с поправкой на современные условия, на соотношение материальных сил, на пропорции численности жителей - обо всем этом будут со временем получены разъяснения, не подлежащие дальнейшему обсуждению.


Ну а пока телевизор рядового жителя Поднебесной поставляет ему, в контрасте с российским ТВ - без лишних воплей, суеты и истерик, - все новые славные подробности о прошлом и настоящем его великой цивилизации.


Жаль, что китайские сериалы либо не попадают к нам вовсе, либо воспроизводятся в урезанном виде. Но тридцатисерийный "Чингисхан" - о "великом монгольском и китайском государственном деятеле" и о его победоносных войнах, в том числе, между прочим, и в Забайкалье, - представляет собой приятное исключение. Его можно посмотреть целиком. Что и советую сделать всем ценителям красивых съемок и познавательных сюжетов.


Сергей Шелин


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter