Авторизация
 
  • 14:41 – На 10 лет моложе выпуск (03.12.2016) смотреть онлайн 
  • 14:41 – Квартирный вопрос на НТВ выпуск 03.12.2016 смотреть онлайн 
  • 14:41 – Главная дорога последний выпуск 03/12/2016 смотреть онлайн 
  • 14:41 – Биатлон прямая трансляция Спринт Женщины 3 декабря 2016 смотреть онлайн 

Ампутация "социалки"

162.158.78.227

Ампутация "социалки"

Почему Минфин предложил «плохой» и «очень плохой» варианты секвестра бюджета?


Минфин представил на рассмотрение правительства РФ два варианта сокращения бюджетных расходов на 2016−2018 годы. Оба предполагают жесткий секвестр. Можно сказать, выбирать кабмину придется между «плохим» и «очень плохим» вариантами, сообщают «Ведомости».


Вот как выглядят ключевые пункты «плохого» сценария:


— расходы бюджета в 2016 году дополнительно сокращаются на 5% - на 830 млрд рублей, в 2017 и 2018 годах — на 8% и 9% соответственно (на 1,3 трлн и 1,5 трлн рублей);


— с 2016 года повышается пенсионный возраст — до 65 лет для мужчин и женщин, темпом по 6 месяцев в год;


— индексация пенсий сокращается до 4% на все три года, начало индексации — с 1 февраля 2016 года, что позволит сэкономить 84,5 млрд рублей.


А вот вариант «очень плохого» секвестра:


— урезание госрасходов расходов на 8,6% в 2016 году — на 1,4 трлн рублей, и по 14% в следующие два года (на 2,3 трлн и на 2,4 трлн рублей).


— повышение пенсионного возраста до 65 лет вдвое быстрым темпом — на 1 год в год;


— начало индексации пенсий отодвигается на 1 октября 2016 года, что дает экономию в 240,5 млрд рублей.


Менее жесткий вариант предполагает, что в 2018 году бюджет прекращает использование резервов, и переходит к финансированию дефицита за счет заимствований.


Вариант более жесткого секвестра позволяет выйти в 2018 года на нулевой дефицит бюджета — именно так и планировало правительство весной, до летнего падения цен на нефть.


Не обошел Минфин и оптимизацию госслужащих. Минтруд уже разработал законопроект, в котором предлагается сократить отпуска госслужащих, финансирование их отдыха, расходов на транспорт.


Однако максимум экономии дает именно секвестр социальной сферы — от 335 до 870 млрд рублей в 2016 году в зависимости от варианта. Еще 223 млрд рублей в следующем году предлагается сэкономить на обороне.


Другие статьи бюджета предполагается «подрезать» менее радикально. Так, в сфере транспорта Минфин предлагает сократить субсидии на перевозку пассажиров в дальнем следовании и пригородном сообщении, и на 10% снизить расходы на строительство федеральных дорог, за исключением Керченского моста. В образовании — заморозить расходы на поддержку ведущих университетов на уровне 2015 года.


По сути, экономический блок убеждает: иного выхода, кроме как урезание расходов, у нас нет. Как заявил министр финансов Антон Силуанов, если не провести никакого сокращения расходов, к 2018 году финансировать дефицит бюджета будет попросту нечем. Резервный фонд закончится уже через полтора года — по итогам 2016 года в нем останется около 0,6 трлн рублей, которые будут потрачены в 2017 году. А к 2018 году обнулится и Фонд национального благосостояния (ФНБ), в то время как дефицит бюджета, по расчетам Минфина, составит 1,7 трлн рублей.


Как далеко зайдет правительство на пути секвестра, способна ли экономия вывести Россию из кризиса?


— Нынешнее скверное положение дел в экономике России — намечающийся по итогам года спад в 3−4% ВВП — многие связывают с неблагоприятной геополитической ситуацией и санкциями со стороны Запада, — отмечает профессор МГУ, доктор экономических наук Александр Бузгалин. — Но я так не считаю. Главная причина стагнации — модель экономических отношений и экономическая политика, которая проводило руководство страны на протяжении последних двух десятков лет. Модель, в которой соединяется якобы свободный рынок, теневое государственное регулирование, в том числе коррупция, и феодальная вассальная зависимость. Такая модель не обеспечивает экономической эффективности, социального развития и научно-технического прогресса.


Сегодня, в условиях низких цен на нефть, мы находимся не просто в состоянии спада ВВП, но и в ситуации сокращении доходов населения и росте бедности. Все это связано не в последнюю очередь с дефицитом бюджетного финансирования социальных расходов. В итоге, мы оказались в замкнутом кругу, когда для финансирования «социалки» нужны бюджетные средства, а для пополнения бюджета — новая модель экономического развития.


«СП»: — Какие возможны пути выхода из этой ситуации?


— Путь, который сегодня предлагают финансовые институты нашей страны - классический либеральный: сократить расходы и еще туже затянуть пояса граждан, прежде всего, работников бюджетной сферы и получателей социальных пособий. За их счет предлагается обеспечить относительную стабилизацию ситуации, при отсутствии каких-либо попыток существенно ущемить, или хотя бы ограничить аппетиты наиболее богатой части российского истеблишмента.


Однако выход из кризиса и пополнение бюджета возможны и другими путями, которые правительство принципиально не рассматривает.


Один из таких вариантов — не самый, в нынешних условиях, прогрессивный — это серьезное сокращение военных расходов.


Второй вариант — существенное сокращение расходов на содержание государственного аппарата, которые у нас намного выше, чем в других странах мира.


Важный ресурс — эффективное использование бюджетных средств, которые имеются в руках государственных институтов. Не секрет, что эти институты обладают большим объемом недвижимости в виде учреждений, находящихся на ведомственном балансе, и приносящими немалый доход. Вся эта недвижимость, при использовании в интересах граждан, может дать средства для решения серьезных вопросов.


Еще один вопрос, который муссируется, но никак не решается — перераспределение части средств на развитие социальной сферы. Конкретно тех средств, которые сегодня наиболее богатая часть населения России расходует на непроизводительное потребление. Если говорить более жестко, речь идет о политически-престижном потреблении нашей олигархической элиты, и потреблении окружающего элиту так называемого высшего среднего класса.


Все эти расходы необходимо обложить высокими налогами. Особенно жестко следует обложить те сферы, в которых осуществляется финансовое посредничество, вкладывание денег в зарубежные инвестиционные проекты, а также в неэффективные производства, использующие ручной труд, в том числе труд мигрантов. Перекрытие этих каналов принесет казне десятки миллиардов долларов в год в случае простых регулятивных решений, и сотни миллиардов — при последовательных и более комплексных решениях.


Не секрет, что долларовые миллиардеры в России получают доход, который можно оценить в 10% от суммарного дохода всего населения страны. Введение прогрессивного налога на доходы и налога на роскошь могло бы исправить это положение.


Государство, с другой стороны, должно в рамках государственно-частного партнерства помогать проектам, развивающим современные производства, науку и образование.


Наконец, необходимо решить самые главные проблемы — бюрократизма и коррупции. Без этого никакие шаги по изменению социально-экономической политики и институциональной системы не будут реализованы. Необходима система мер, которые делают неэффективными для бизнеса коррупционные сделки, и невозможными для бюрократов меры теневого госрегулирования.


«СП»: — Что мы увидим через три года, если правительство будет держаться нынешней линии — попытки сохранить статус-кво в экономике?


— Если все останется как есть, ситуация для большинства граждан существенно ухудшится. В такой ситуации станет возможным даже социальный взрыв — на первый взгляд, совершенно неожиданный. Так уже случалось в истории — достаточно вспомнить ситуацию в Российской империи во время Первой мировой войны. В 1914—1915 годах наблюдался всеобщий патриотический подъем, в 1916-м — всеобщее разочарование, а в 1917-м уже вспыхнула революция. Радикальная ситуация не исключена и в нынешней России — если, конечно, правительство своевременно не поменяет правила игры.


— Нынешние антикризисные меры нацелены на то, чтобы переждать экономические неприятности, которые вроде бы носят конъюнктурный внешний характер, — согласен президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. — Власть считает, что как только эта внешняя конъюнктура улучшится, проблемы уйдут сами собой.


На деле, это не так. Существенная часть наших проблем в экономике имеет внутренний, структурный характер. При этом меры по созданию новых стимулов к экономическому росту практически отсутствуют в рабочих предложениях правительства РФ.


Кабмин пытается, как и прежде, плыть по течению, лавируя и уклоняясь от подводных камней. И, на мой взгляд, эта политика, которая не содержит никакой концепции развития, очевидно ошибочна.


Напомню: страны, которые пытались выйти из кризиса 2008−2009 годов только с помощью мер экономии и урезания расходов, ничего позитивного не добились. Самый наглядный пример — Греция, которая осуществляла масштабные программы сокращения расходов, и продолжает это делать до сих пор, но этим лишь дополнительно угнетает собственную экономику.


Думаю, лечение экономического кризиса путем сокращения денежной массы и урезания расходов — чем сейчас занимаются наш Центробанк и Минфин — напоминает средневековое лечение кровопусканием. На какое-то время оно способно снять лихорадочные симптомы, но оздоровить организм точно не может…


Андрей Полунин


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter