Авторизация
 
  • 03:41 – КВН 55 лет Кубок мэра Москвы 04 12 2016 смотреть онлайн 
  • 03:41 – ДТП под Ханты-Мансийском 4 12 2016: число погибших возросло до 12, в реанимации находится 21 ребенок 
  • 03:41 – «Синяя птица» конкурс 2016 выпуск 4 от 04.12.2016 смотреть онлайн 
  • 03:41 – Страшная авария в ХМАО, где погибли 10 детей, попала на ВИДЕО 

Империя Путина проживет дольше Советов?

162.158.79.114

Империя Путина проживет дольше Советов?

С самого начала многие не могли поверить в то, что Советский Союз просуществует столько, сколько он просуществовал. Австрийский экономист Людвиг фон Мизес (Ludwig von Mises) предсказал гибель СССР в первом издании своей книги о социализме, опубликованной в 1922 году, в год образования Советского Союза. Он утверждал там — а также при каждом удобном случае после этого до самой своей смерти полстолетия спустя, — что плановая экономика представляет собой «плановый хаос», обреченный быть неэффективным.

Другой великий австрийский экономист Фридрих Хайек (Friedrich Hayek) также был невысокого мнения о социализме. В своей книге «Дорога к рабству» — в самой известной своей работе в области политических наук, опубликованной в 1944 году — он ясно дал понять, что для процветания свободы социализм должен умереть.

В книге Джона Мейнарда Кейнса «Эссе об убеждении» (Essays in Persuasion) есть статья о России, которая была написана в 1925 году, после того, как он посетил какую-то конференцию в Ленинграде. В ней он утверждает, что «Россия никогда не будет иметь серьезного значения для нас, если только она не станет моральной силой», и добавил: «Если коммунизм достигнет определенного успеха, он добьется его не в результате улучшенной экономической техники, а как религия». Кейнс заканчивает свое эссе комментарием, который может быть интерпретирован как не совсем пессимистичный: «Из-за жестокости и глупости в Старой России никогда ничего не могло появиться, однако под жестокостью и глупостью Новой России, возможно, скрыта крупица идеала».

Нет сомнений в том, что многие люди ожидали развала Советского Союза. Среди них были такие мечтатели, как Андрей Амальрик, который основывал свои предсказания на наблюдениях за советским обществом и на внешней угрозе, исходившей из Китая. В своей опубликованной в 1970 году книге он задал вопрос: Просуществует ли Советский Союз до 1984 года? Его наблюдения были хорошими, однако его предсказания оказались поспешными. Было много и других предсказаний. В статье в Wikipedia под названием «Предсказания о развале Советского Союза» перечислено 31 имя, хотя среди них можно увидеть некоторых политиков, обычно делающих импровизированные заявления, которые в более широкой перспективе можно рассматривать как правильные предсказания.

На наш взгляд, лучшее предсказание, не включенное в список Wikipedia, было сделано О. Л. Смарилом (O. L. Smaryl, анаграмма L. Solymar, одного из авторов данной статьи) в 1984 году в статье, опубликованной в журнале Survey под названием «Новые технологии и трудности Советов» (New Technology and the Soviet Predicament). Он занимался естественными науками и часто посещал лаборатории в Советском Союзе. В 1983 году он получил возможность увидеть, как плохо они оснащены. Он также увидел, насколько ревностно советские власти охраняют свою монополию на информацию.

Так, например, если какая-то лаборатория в Киеве хотела получить копию западной научной статьи, ее сотрудникам надо было послать ее в некий центральный отдел, где она копировалась и затем посылалась назад. Всем было известно, что компьютер может хранить информацию, поэтому он считался опасным оборудованием. Смарил в своей статье отмечал:

«Компьютер с правильным кодом, оснащенный принтером и усиленный им, мог показаться любому следователю КГБ готовым к тому, чтобы напечатать полное собрание сочинений В. И. Ленина, но как только этот агент куда-то уходил, это устройство могло быстро выдать сводку последних новостей Би-Би-Си или последние семь номеров популярной самиздатовской газеты.

Более умные члены советского истеблишмента, вероятно, понимали, что для повышения эффективности (военной, экономической, управленческой и научной) компьютеры должны быть внедрены в больших масштабах. Они делали все, на что были способны, но в существовавших условиях далеко продвинуться они не смогли.

Осознав свое отставание в гонке вооружений, советское руководство решило уменьшить напряженность в отношениях Восток — Запад. Начался период гласности и перестройки, который, как полагало руководство, будет способен изменить советскую реальность. Провал этой политики был предсказан Смарилом. Лучшей теорией, на которую можно было опереться, оказалась классическая марксистская теория с ее концепцией «базиса» (производственные отношения) и «надстройки» (политические институты). По Марксу, если эти два уровня больше не находятся в состоянии гармонии, то общество разрушается. Мы должны отдать должное Горбачеву за его попытку изменить и базис, и надстройку, однако предпринятые попытки закончились провалом. В конце 1980-х годов советскую систему уже нельзя было починить.

Для тех, кто предпочитает не опираться на марксистскую теорию для объяснения развала Советского Союза, возможно похожее объяснение, основанное на структуре власти в советском государстве. Ее двумя главными элементами были правительство (давайте включим сюда и номинальное правительство, а также Коммунистическую партию), и спецслужбы. Во второй половине 1980-х годов существовало любопытное несоответствие между целями КГБ и целями генерального секретаря, что вылилось в участие главы КГБ Владимира Крючкова в антигорбачевском заговоре в августе 1991 года.
Вот каким было предсказание Смарила относительно второй половины 1980-х годов: «В международных отношениях Советский Союз будет занимать все более мягкую позицию. Сначала он перестанет оказывать поддержку различным революционным движениям, а затем медленно и неохотно откажется от контроля над Восточной Европой». В заключение он отметил: «Экономическая эффективность повысится, что будет сопровождаться распространением плюралистических идей, и там, в конце туннеля, замаячит неизбежность свободных выборов». Он ошибся относительно экономической эффективности. Ослабление строгого политического контроля при Горбачеве привело к снижению, а не повышению эффективности, однако во всех остальных аспектах Смарил оказался прав.

Достоинство статьи Смарила состоит в том, что в ней приводится лишь одна причина развала Советского Союза: появление новых технологий. Все остальное последовало за этим. Приведение одной причины — это метод, который часто используется в естественных науках. Его достоинство состоит в простоте, и он позволяет сфокусировать внимание читателя на одной вещи.

Для дальнейшего изучения дополнительное преимущество приведения лишь одной причины состоит в том, что подобный подход предоставляет критикам средства, позволяющие им не согласиться с автором, — что бы он ни утверждал. Принимая на себя сейчас роль критика, может ли кто-нибудь сказать, что Советский Союз был обречен и должен был разрушиться? С начала 1980-х годов зловещие предзнаменования уже появились, хотя никто еще не мог разгадать их смысл. Но если бы обстоятельства были иными в 1950-х годах и в 1960-х годах, то смог бы Советский Союз выжить?

Чтобы ответить на этот вопрос, нам нужно вспомнить, как родились новые технологии. В начале 1950-х годов уже существовали четко определенные исследовательские проекты, направленные на создание интегральных схем, то есть таких схем, которые объединяли несколько компонентов. Они спонсировались тремя видами вооруженных сил США, у каждого из которых были свои собственные любимые проекты. Если бы каждый их них стал, по крайней мере, умеренно успешным, деньги полились бы потоком в этом направлении, и микрочип (он пришел из других проектов) так и не был бы создан. Но он был создан. В течение 40 лет работы количество интегрированных компонентов на пространстве величиной в человеческий ноготь выросло до 15 миллиардов. Изобретение такого удивительного устройства вместе с фантастическими темпами роста было, на самом деле, маловероятным. Это был удачный исторический случай — для Запада.


Империя Путина проживет дольше Советов?



Допустив на время, что это изобретение и последовавший рост производства микрочипов были исторической случайностью, можем ли мы вообразить другие исторические случайности, которые могли бы стать благоприятными для Советского Союза? Давайте возьмем одну из них: представим себе, что советские ученые в области биологии смогли произвести несколько сверхумных мышей за счет инъекции в мозг эмбриона определенной субстанции за неделю до появления на свет. Проведя после этого лишь умеренное количество дальнейших исследований, они решили начать эксперименты с человеческими существами. У них было достаточно добровольцев, которые считали своим патриотическим долгом разрешить провести хирургическое вмешательство в вынашиваемые эмбрионы.
Эксперимент с людьми оказался успешным. Рожденные дети могли читать и писать в возрасте трех лет. К моменту прихода к власти Черненко Советский Союз мог бы иметь целую дивизию сверхчеловеческих мужчин и женщин, целую дивизию, состоящую из джонов фон нейманов. Нет смысла рассуждать о том, как эти сверхчеловеческие существа сделали бы Советский Союз еще более мощной державой, но мы можем представить себе реакцию Запада. С мышами все было бы в порядке, и, возможно, даже с обезьянами, но как быть в случае с людьми? Конечно же, ничего хорошего это бы не сулило. Запад стал бы отставать. А окончательная победа коммунизма стала бы, соответственно, намного ближе.

Этот пример, возможно, является слишком специфичным. Но вот что главное: если бы существовала угроза человеку в ходе любого эксперимента, в Советском Союзе всегда нашлись бы добровольцы, готовые доставить властям подобное удовольствие, в то время как опыты такого рода были бы запрещены на Западе. Таким образом, наш вывод состоит в том, что развала Советского Союза можно было бы избежать, если бы новые технологии не вышли на первый план на Западе. Но они вышли.

Советский Союз развалился так, как ему и полагалось. Плановая экономика была отвергнута, и введена была экономика свободного рынка. Россия полностью изменилась. Но так ли это? В России никогда не было независимого судопроизводства. Коррупция, тайные сговоры и узкие интересы продолжают доминировать, инфляция галопирует, а военные расходы вновь стали огромными. Следует признать, что там существует сегодня средний класс, который не так охотно воспринимает официальную пропаганду, но как только страх будет вновь введен в систему, его представители будут молчать.

Можно с определенной долей уверенности сделать вывод о том, что изменилось не так много. Недуги советского времени никуда не делись, однако они больше не угрожают существованию режима. Базис и надстройка вновь находятся в состоянии гармонии: это капиталистическая экономика, поддерживаемая с помощью спецслужб. Путин отказался от мессианской роли и намерений обратить мир в коммунизм. Он просто хочет получить назад то, что, по его мнению, было у него украдено. Его амбиции связаны с тем, чтобы восстановить старые советские границы. Может ли он это сделать? Может ли он бросить вызов Западу? Может ли он догнать Запад в области технологий?

Ответ на последний вопрос таков — нет, технологическое отставание будет сохраняться. Он может добиться некоторого успеха в некоторых специальных областях, но он никогда не сможет создать индустрию производства полупроводников, сравнимую с американской. Будет ли сохраняющаяся технологическая неполноценность сдерживать его амбиции? Вряд ли. Так что же произойдет в ближайшие пять лет?

Маловероятно, что на внутреннем фронте Путин захочет восстановить условия, преобладавшие в России до прихода Горбачева. Времена изменились. Немного больше свободы может быть гарантировано. На самом деле, немного больше свободы должно быть гарантировано, потому что герметическое закрытие советских границ теперь уже невозможно, как невозможна и монополия в области информации. Поскольку Путин не может запретить все, то он поймет, что лучшим вариантом для него будет разрешить существование оппозиции. Оппозиционное вещание было бы слишком опасным, однако оппозиции будет разрешено иметь газеты с небольшим тиражом — возможно даже ежедневную газету, которая будет финансироваться правительством.
Подлинная оппозиция не появится и через пять лет. Путин обеспечит использование проверенных временем советских методов запугивания, клеветы, лишения работы, преследования со стороны спецслужб, лишения свободы за мнимые преступления, нападения головорезов, а в качестве последнего средства и убийства. На самом деле, все это уже происходит.

Свобода передвижения будет ограничена, однако эти ограничения не будут такими же строгими, как в советские времена. Всем тем, кто доказал свою лояльность режиму и достаточно состоятелен, чтобы заплатить «налог на путешествия», — всем им будет позволено покидать страну для ограниченного пребывания за границей. Проживание за границей более продолжительное время будет также разрешено, но при условии, что значительная часть зарабатываемых денег будет ввезена в страну в иностранной валюте. Люди, имеющие двойное гражданство, столкнуться с более серьезными проблемами. Им будет предоставлена возможность возвратиться на родину со всем своим имуществом, а если они этого не сделают, то будет лишены российского гражданства, а их собственность в России будет конфискована.

Учебники будут переписаны, дутей будут продолжать подвергать индоктрининации, пропаганда усилится, будут созданы массовые патриотические движения. Уровень жизни будет немного выше в сравнении с брежневским периодом, хотя будет отмечаться большое количество региональных вариаций. А если он понизится в результате чрезмерно разросшегося военного сектора, то в этом обвинят порочные кампании американских империалистов, направленные против российского народа. Это только укрепит путинский режим, а не ослабит его.

Будут проводиться многопартийные выборы. Подтасовки на выборах будут, как обычно, существовать (когда возникает определенная привычка, то от нее потом трудно отделаться). При этом Путин, вероятно, получит поразительные 85% голосов на выборах без каких-либо манипуляций с итогами. Русские националисты будут постоянно поддерживать его по полной программе. Он всегда будет считаться героем Крыма, избранником судьбы, которому удалось восстановить советские границы.

А как будет действовать Путин в области внешней политики? Медленно. Он - оппортунист, готовый воспользоваться существующими возможностями, но он - оппортунист, который любит сам создавать для себя возможности. Весьма вероятно, что бегство бывшего президента Януковича из Киева было подстроено Путиным. Если у него есть возможность утверждать, что Украиной управляют фашисты, свергнувшие демократически избранного президента, то тогда у него появляется и оправдание в отношении аннексии Крыма. Поощряя и поддерживая украинских повстанцев, он смог сделать из Украины несостоявшееся государство. В настоящее время он просто поддерживает эту страну в возбужденном состоянии, но рано или поздно — скорее всего, в течение года — он найдет повод для оккупации береговой линии, необходимой для создания сухопутного доступа в Крым.

В ближайшие годы он поставит под свой контроль другие части Украины, но не всю страну. Присоединить различные бывшие советские республики будет несложно: они отреагируют за запугивание. Но вряд ли Путин будет вынужден навязывать смену режима во всех этих странах. Нынешние их лидеры добровольно согласятся с опекой со стороны России.

Камнем преткновения станут прибалтийские республики. Они являются частью НАТО. Они хотят остаться независимыми. НАТО производит много шума по поводу их защиты от российской агрессии, но это безнадежная миссия.


Империя Путина проживет дольше Советов?



Путин начнет с Латвии, в которой существует значительное русское меньшинство. Он захочет, чтобы русские вернулись в родное лоно, и он может добиться этого, сделав Латвию частью этой родины. Он будет поощрять проведение гневных демонстраций, требовать предоставления полного гражданства для русских, а затем и мест для них в правительстве. Таким образом он сделает Латвию неуправляемой. Латыши тогда, возможно, решат, что Путин является меньшим злом. В таком случае у НАТО не будет никакой возможности вмешаться.

Но не исключены и другие сценарии. Российские агенты могут убить нескольких русских, в этом будут обвинены латыши, и тогда туда будут направлены танки для «защиты» соотечественников. В принципе, за этим должна сразу же последовать интервенция со стороны НАТО, но захочет ли НАТО рисковать развязыванием третьей мировой войны ради независимости Латвии? Маловероятно. После оккупации Латвии литовцы и эстонцы будут окружены и быстро сдадутся. Финляндия? Она будет финляндизирована.

А каков будет следующий шаг Путина после восстановления советских границ? Он будет почивать на лаврах. Он оценит военный баланс и осознает связанные с ним ограничения. Больше территориальных требований не будет. Бывшие сателлиты в Восточной Европе вздохнут с облегчением. Вместо этого Путин обратит свое внимание на повышение жизненного уровня российской нации, страдавшей в течение долгого времени. Он сможет сделать это благодаря огромным природным ресурсам своей страны.

А что произойдет после Путина? Сложный вопрос, но будем оптимистами и будем надеяться на изменения. Ощущая давление со стороны Китая и некоторых мусульманских государств, преемник Путина, возможно, начнет переговоры о вступлении в Европейский Союз.


Ласло Солимар


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter