Авторизация
 
  • 18:51 – Место встречи последний выпуск (08122016) смотреть онлайн 
  • 18:51 – Весь коллектив собрался взглянуть на компромат на Илью Яббарова. Видео 
  • 18:51 – ЦСКА - ТОТТЕНХЭМ 7 декабря 2016 голы видео YouTube (07.12.2016): «откуда летят мячи» 
  • 18:51 – Отель Элеон 9 серия от 08 12 2016 смотреть онлайн на СТС 

План Путина для Сирии

162.158.78.78

План Путина для Сирии

Дэвид Кэмерон намерен поставить перед парламентом вопрос о начале бомбардировок в Сирии. В связи с этим Великобритании предстоит сделать непростой выбор. Должна ли она поддерживать Россию в ее борьбе в Исламским государством, если тем самым она помогает президенту Башару Асаду удержаться у власти? (См. по данной теме материал Джеймса Харкина в номере за июль 2013 года и статью Бронвен Мэддокс «На чьей стороне Британия?») Россия явно ставит перед собой задачу сохранить режим Асада, и теперь, когда Москва перебросила в Сирию боевую авиацию и другие подразделения, преимущество явно на ее стороне. В данной статье Рейчел Полонски утверждает, что это оптимальный сценарий. Однако многие с ней не согласятся и скажут, что поддерживать Россию и Асада (по приказу которого военные уничтожили огромное количество сирийских граждан) — это большая ошибка, и что это приведет к усилению гражданской войны и распаду страны. В то же время, многие согласятся с автором в том, что Запад должен вести диалог с Россией, и что у самих западных стран нет четкого плана действий.

28 сентября, сразу после того как у Владимира Путина состоялась встреча с Бараком Обамой на полях Генассамблеи ООН, официальный представитель российского МИДа Мария Захарова вышла из Нью-Йорка на связь с московской студией «Специального корреспондента» — популярной передачи на телеканале «Россия-1». Главная идея передачи состояла в том, что мир перестал быть однополярным, и Запад уже не может перекраивать мир, и в первую очередь Ближний Восток, как ему нравится. «Нам бы очень хотелось, чтобы мы оказались неправы», — говорила Захарова не сердито, а скорее расстроенно, тоном учительницы, которую замучили непослушные ученики.

Если бы те страны, которые выступают за однополярный мир, сказала Захарова, действительно построили своими методами на Ближнем Востоке хоть одно демократическое государство, где царит процветание, к их предложениям еще можно было бы прислушаться. Но мы же пока видим только нищету, разруху и террор. Мы видим, как зло расползается по континентам и начинает угрожать уже Европе и даже нашей стране. Захарова процитировала запомнившуюся всем фразу из выступления Путина на Генеральной ассамблее ООН: «Вы хоть понимаете, что вы натворили?!» — и посетовала, что еще не все на международной арене понимают, что настало время выработать совместную стратегию для борьбы с Исламским государством.

Соединенные Штаты и Великобритания пока не уверены в необходимости такого сотрудничества. Однако, как это ни печально, а приходится признать, что у самого Запада нет четкого плана для Сирии. У России такой план есть. Так что мне кажется, пришло время либо присоединиться к русским, либо отойти в сторону и не мешать им.

Мария Захарова — это воплощение новой информационной политики, которую российский МИД взял на вооружение с началом нового этапа гражданской войны в Сирии. Молодая, красноречивая, свободно владеет английским и китайским языками. Энергичная, искренняя. Ее назначили на должность в августе, когда Россия готовилась к войне. Захарова — это российский ответ на Дженнифер Псаки, бывшего официального представителя Государственного департамента США. В 2014 году, во время украинского кризиса, брифинги Псаки часто становились объектом насмешек на российских государственных каналах. Дмитрий Киселев, которого называют главой «кремлевской пропаганды», рассказывал, что в социальных сетях появился даже новый термин — «псакинг» — которым обозначается низкопробная американская дипломатия.

Российские государственные СМИ за последние годы перешли на резко антиамериканскую риторику. Тут сыграло свою роль и расширение НАТО на восток, и действия Запада по смене режимов в некоторых странах Ближнего Востока. (Причем, россияне считают, что и на Украине Запад пытается сделать то же самое.) Когда же начались события в Сирии, где Запад ввязался в гражданскую войну, даже не разобравшись, на чьей, собственно, стороне он собирается воевать, российские СМИ сменили тон. Сейчас про Америку говорят иногда даже с жалостью. 35-летняя Маргарита Симоньян, главный редактор информационного канала RT (ранее известного как Russia Today), сформулировала это новое отношение следующим образом: «Извечный вопрос: то ли мы чего-то не понимаем, и у них есть какой-то хитрый план, то ли это они плохо информированы и поэтому все время делают глупости».

Российская операция в Сирии оказалась настолько продуманной и была осуществлена настолько молниеносно, что застала западных лидеров врасплох. Еще только летом и американский госдепартамент, и британский Форин-офис были уверены, что Россия согласилась с их планами по отстранению президента Башара Асада от власти. Но даже если со стороны России и была какая-то уловка, западные страны сами виноваты — не нужно быть такими наивными. Однако, скорее всего, они попали впросак не по наивности, а из-за собственной невнимательности. У Москвы и в помине не было намерений менять режим в Сирии.

Начало открытой фазы российской операции было приурочено к проходившей в Нью-Йорке Генеральной ассамблее ООН. Первые сообщения о том, что Россия перебрасывает в Сирию военную технику, появились в конце августа, когда боевой корабль Черноморского флота проходил через Стамбул, и на его палубе были замечены бронетранспортеры. В начале сентября в социальных сетях появились утечки относительно присутствия в Сирии российских специальных подразделений. США попросили Болгарию и Грецию закрыть свое воздушное пространство для пролетов российских военных самолетов. К тому моменту, когда открылась 70-я сессия Генеральной ассамблеи, на взлетно-посадочной полосе аэропорта в Латакии уже можно было разглядеть российские истребители Су-30.

Путин тем временем принимал гостей. С конца августа по конец сентября в Москве побывали лидеры Египта, Саудовской Аравии, ОАЭ, Иордании, Катара, Кувейта, Израиля и Турции. 21 сентября в Москву прибыл премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, который привез с собой начальника Генерального штаба и главу военной разведки. Уезжали израильтяне довольными — Россия заверила их, что стратегические интересы Израиля не пострадают. Что же касается фигуры Асада, то Нетаньяху заявил, что тут Израиль — «ни за, ни против». На следующий день Путин встречался уже с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом — они совместно открывали в Москве новую огромную мечеть (в Москве проживает примерно два миллиона мусульман). У Турции и России позиции по Асаду расходятся. Эрдоган заявил, что ему не нравятся сообщения о переброске российской военной техники. Турция выступала за то, чтобы ввести запрет на полеты авиации над северной частью Сирии. Москва, однако, опасается, что установление закрытой для полетов зоны может быть чревато повторением «ливийского сценария». В октябре 2011 года благодаря поддержке натовской авиации ливийские повстанцы взяли штурмом город Сирт, где ими был захвачен в плен и казнен Муаммар Каддафи. Сегодня этот портовый город контролируется Исламским государством.

25 сентября Центральное командование ВС США написало в «Твиттере»: «Призываем Россию проявить прозрачность в отношении своих действий в Сирии». Два дня спустя Путин появился на американском телевидении, где он дал интервью ведущему Чарльзу Роузу. «Про вас говорят, что вы пытаетесь спасти правительство Асада, потому что в последнее время правительственные войска отступали, и дела у них шли не очень хорошо, так что вы пришли к ним на выручку», — спросил Роуз. «Да, так и есть», — ответил Путин.

Россияне предупредили американцев, чтобы те убрали свои самолеты из неба над Сирией, и, как только Путин улетел из Нью-Йорка, российская авиация нанесла первые удары. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров остался в Америке один в компании мировых лидеров и журналистов. Несколько дней подряд в печати появлялись его снимки с Джоном Керри — вот они вместе заходят в комнату для переговоров, вот они выходят, вот они пожимают друг другу руки... Мария Захарова в эфире «России-1» сказала: «Наша цель абсолютно простая — ... этому злу... нужно поставить препоны. Нужно просто пресечь его. Коллективно это можно сделать. Односторонне — нет». Как только начались бомбардировки, сразу пошли заявления о том, что Россия, дескать, наносит удары не по Исламскому государству, а по сирийской оппозиции. Сенатор Джон Маккейн (тот самый, который после свержения Каддафи в 2011 году написал в «Твиттере»: «Володя, арабская весна стучится к тебе в окно!») пришел в ярость и назвал авиаудары по подготовленным американцами боевикам «проявлением крайнего неуважения». Сложно сказать, насколько существенными с точки зрения военной стратегии были пораженные цели, но в политическом плане Россия явно попала в точку. Американцы готовили и вооружали самые разные группировки повстанцев, которые, по их замыслу, должны были бороться и с Исламским государством, и с Асадом. Когда на пресс-конференции Лаврову в прямом эфире задали вопрос на эту тему, он ответил весьма остроумно: «Если они выглядят как террористы, ходят как террористы и сражаются как террористы — значит, они - террористы, верно?»

Если западные разведки хотят узнать, что собирается делать Россия, им нужно почаще смотреть дискуссионные политические программы на российском телевидении. Российские власти часто используют их, чтобы прощупать, как общество отреагирует на те или иные политические инициативы — в данном случае, на вступление в тяжелую войну. Кроме того, эти программы показывают, что россияне очень внимательно следят за тем, что происходит на Западе, и очень тонко чувствуют ситуацию на Востоке.

13 сентября телеведущий Владимир Соловьев начал свою передачу такими словами: «Обама признался, что никакой стратегии для борьбы с ИГ у него нет... Почему же Запад отказывается расстаться с призраками “холодной войны” и совместно с Россией заняться поиском выхода из создавшегося положения вместо того, чтобы видеть в России угрозу и источник всех зол?». Заслуженный шоумен российской политики Владимир Жириновский провозгласил себя прирожденным востоковедом (он родился в Средней Азии, проходил воинскую службу на Кавказе, говорит по-арабски). Жириновский сразу задал высокую планку конспирологии: американцы — гангстеры, ИГИЛ было создано, чтобы снизить цены на нефть и тем самым свалить Россию и т.п. Декан факультета мировой политики МГУ Андрей Кокошин призывал к диалогу и объяснял, что Америка со своей внешней политикой зашла в тупик, поскольку руководствовалась «священной верой в демократию и иллюзией, будто любое демократическое государство по определению будет союзником США».

Соловьев развил тему в своей радиопередаче, посвятив ей целый выпуск и сформулировав основной тезис: «Сирия — наш рубеж, мы не должны его сдавать».

«Барак Хусейнович Обама постоянно пытается убедить нас, что если мы сдадим Асада, то все будет хорошо. Предположим, что Асада больше нет — что тогда будет?» — вопрошал телеведущий.

«Хаос», — отвечал гость передачи, депутат Госдумы Семен Багдасаров, армянин родом из Узбекистана. По его словам, в этом случае крупные сирийские города, все еще находящиеся под контролем правительства — Дамаск, Латакию и Тартус, с их преимущественно алавитским населением и христианскими анклавами, ожидает резня.

«Геноцид?» — уточнил Соловьев.

«Да, геноцид», — подтвердил Багдасаров.

Участники ток-шоу также подвергли критике Турцию, обвинив ее в том, что военно-воздушную операцию против Исламского государства Анкара использует как повод для нанесения ударов по курдам, которые оказались союзниками России. Город Кобани, расположенный на севере Сирии, около года назад подвергся осаде со стороны ИГИЛ и был освобожден курдскими Отрядами народной самообороны (YPG) при поддержке с воздуха со стороны США. С тех пор курды, оказавшиеся союзниками Асада и правительственных войск, продолжают оборонять Кобани, которому в случае победы ИГИЛ грозит расправа. Курды и сирийское правительство обвиняют Турцию в сговоре с исламистами. Курды считают, что США их предали.

В эфире российских государственных телеканалов появлялись и еще более неожиданные союзники Кремля. Одна из передач включала репортаж из северной провинции Афганистана, вблизи границы с Таджикистаном, которую охраняют российские военные. Именно в этой провинции войскам специального назначения США и НАТО пришлось включиться в боевые действия за контроль над городом Кундуз. Тем временем, ИГИЛ активно вербует в свои ряды афганских талибов. Для России вывод американских войск из Афганистана обещает серьезнейшую угрозу.

Вице-президент Афганистана Абдул Рашид Достум в окружении телохранителей карликового роста устроил российским журналистам церемониальный прием. Этнический узбек Достум в годы советской оккупации в восьмидесятых был генералом афганской армии и воевал против моджахедов, которых поддерживали американцы. Именно из этой среды позднее возник Усама бен Ладен. Бойцы Достума до сих пор говорят по-русски. В сентябре этого года, когда афганские правительственные войска вели бои против ИГИЛ на севере и востоке страны, Достум обратился к России с просьбой предоставить Афганистану военную технику, в том числе авиацию.

«Цель ИГИЛ — Кавказ, Россия и Средняя Азия, — заявил вице-президент. — На наших глазах уничтожают Сирию и Ирак. Они хотят дестабилизировать Среднюю Азию».

В одной из телепередач была продемонстрирована карта мира к 2020 году согласно планам ИГИЛ, изначально опубликованная в Daily Mirror в августе этого года. Крупные части некогда российской территории были закрашены на ней черным цветом и переименованы в «Qoqzaz» и «Khurasan». Разговор раз за разом возвращался к теме «симуляции войны» против ИГИЛ со стороны Запада и его нежелания становиться союзником России в борьбе против общего врага.

Российская операция против Исламского государства заставляет вспомнить о печальном опыте прошлых войн: война в Афганистане, длившаяся 10 лет, стала одним из факторов падения империи СССР; в чеченских кампаниях 1990-х отрезали головы российским солдатам-срочникам. Вмешательство в сирийский конфликт — это для России очередная чеченская война, только уже на гораздо более масштабном фронте. За Исламское государство воюют тысячи русскоязычных боевиков, в том числе и самые жестокие командиры — например, рыжебородый Тархан Батирашвили, также известный как Абу Умар аш-Шишани. Отличник боевой подготовки — курсов для грузинских спецподразделений, организованных американцами — он воевал против России во время войны в Южной Осетии в 2008 году, а в 2010 уехал в Стамбул. Он вербовал боевиков из Чечни, Дагестана, Узбекистана, Таджикистана и Узбекистана. Год назад «Исламское государство» разместило в сети адресованное Путину видеообращение, объявив о своих планах вторжения на Кавказ и южные регионы России. Судя по сообщениям на телевидении и радио, Россия планирует помочь сирийской армии отвоевать Пальмиру, открыв тем самым путь на север, к столице ИГИЛ — городу Ракке. Исламское государство захватило Пальмиру в мае. Экстремисты заставили детей казнить пленных сирийских солдат на фоне древних развалин. В августе они обезглавили бывшего директора музея, 82-летнего археолога Халеда Асада, а его изуродованное тело повесили на колонне.

Потом они взорвали Храм Бэла. Одно из городских сокровищ, знаменитый «Пальмирский тариф» (мраморная плита шириной в пять метров, на которой сохранились надписи на древнегреческом и арамейском языках), находится в Эрмитаже, в Санкт-Петербурге, который с 18 века называют «Северной Пальмирой». Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский после казни своего коллеги написал некролог и выступил на телевидении, рассказывая о разрушении Пальмиры: «Когда они разрушают Пальмиру, сотрясаются колонны Петербурга; когда истребляют христианство на Ближнем Востоке, там, откуда оно началось, страдает христианство здесь». Пиотровский считает, что Пальмиру можно было спасти: «Древние памятники можно было спасти. На Пальмиру исламисты долго шли по пустыне, и никто их не разбомбил, потому что это посчитали бы пособничеством сирийскому правительству, президенту Асаду».

«К заявлениям России, будто ее самолеты бомбят в Сирии только позиции Исламского государства, следует относиться с большим скепсисом», — писал в конце сентября колумнист сайта ВВС Чарльз Листер, научный сотрудник Брукингского центра в Дохе (центр финансируется правительством Катара). — Хорошо известно, что Москва все вооруженные формирования оппозиции в Сирии поголовно считает исламистами и рассматривает как угрозу международной безопасности. Столь огульные оценки заведомо неверны".

Данное заявление звучит странно, если учесть, что еще в марте тот же Листер писал: «Хотя это редко признается публично, подавляющее большинство отрядов сирийской оппозиции, начиная с середины 2012 года, тесно координировали свои действия с «Аль-Каидой».

Британскому правительству пора публично выступить с признанием и рассказать все, что ему известно о подготовке и снабжении исламистов с нашей стороны, а также о том, какую роль в финансировании ИГИЛ играет Катар.

Россия не утверждает, что ее авиация воюет в Сирии только с Исламским государством. Путин в интервью Чарли Роузу неоднократно сказал, что Россия поддерживает сирийское правительство в борьбе против любых сил, угрожающих существованию сирийского государства. При этом Россия намерена сокрушить ИГИЛ, которое представляет для нее не меньшую угрозу, чем для Европы.

Дэвид Кэмерон утверждает, что Асад должен быть отстранен от власти, поскольку он — алавит (шиит), который правит страной с суннитским большинством и действиями своих силовиков только подталкивает суннитов к вступлению в ряды террористических группировок. Этот же довод приводят суннитские государства, такие, как Катар и Саудовская Аравия, также заинтересованные в свержении Асада. На самом же деле, если не считать поддержки со стороны Ирана и России, правительство Асада просто не смогло бы выстоять на протяжении нескольких лет гражданской войны, если бы не пользовалось поддержкой со стороны довольно существенной части населения страны — в том числе и многих умеренных суннитов и исмаилитов, которые скорее предпочли бы жить в светском государстве, чем под властью фундаменталистов, которым достанется Сирия в случае развала.

Несмотря на то, что Асад (женатый на женщине из суннитов) в борьбе за существование нещадно бомбит контролируемые противниками районы, в относительно спокойные части страны, находящиеся в руках правительства, на сегодняшний день бежало намного больше сирийцев, чем за рубеж. Многие бывшие недруги Асада, особенно в Алеппо и Дамаске, перешли к поддержке правительства. Населенный исмаилитами город Саламия в провинции Хама, где когда-то проходили мирные выступления против президента, превратился в верный оплот проправительственных сил и уже подвергся тяжелым, неизбирательным обстрелам со стороны отрядов оппозиции, которых поддерживают США.

Если режим Асада падет, то в Европу хлынут миллионы сирийских беженцев. У этого ужасного кризиса не может быть счастливого конца, но все мы можем попытаться замедлить кровавое и неистовое нашествие исламистов, окопавшихся в Сирии. Единственный выход из этого конфликта — это переговоры с режимом Асада с целью политического урегулирования. По словам Марти Ахтисаари, бывшего президента Финляндии, в 2012 году Виталий Чуркин, представитель России при ООН, предложил США, Великобритании и Франции план, который позволил бы «Асаду уйти красиво». Однако эти державы были настолько уверены в том, что режим Асада вот-вот падет, что они отказались от него. «Шанс был упущен», — сказал Ахтисаари. С тех пор число погибших в результате конфликта выросло с семи с половиной тысяч до четверти миллиона.

Если мы не можем поддержать Россию в том, как она выполняет свою миссию, и даже не можем точно сформулировать, в чем заключается наша миссия, то мы должны отойти в сторону. Наша политика смены режимов не принесла ничего хорошего. Позицию британского правительства в отношении Сирии нельзя назвать ни логичной, ни честной.

Наибольший интерес представляет тот фрагмент в речи Путина в ООН, в котором он говорит об ошибках своей страны: «Мы, например, помним и примеры из истории Советского Союза. Экспорт социальных экспериментов, попытки подстегнуть перемены в тех или иных странах, исходя из своих идеологических установок, часто приводили к трагическим последствиям, приводили не к прогрессу, а к деградации». Президент Обама в своей речи заявил, что «сила [страны] измеряется теперь не тем, какую территорию она контролирует, а успешностью своих граждан, их знанием...»

Как Россия, так и «Исламское государство» прекрасно понимают, что контроль над территорией — это ключевой момент. Пальмира — это территория, и чтобы понять эту территорию, нужно знать ее географию, историю, языки, религии, культуру и природу врагов. Джон Маккейн называет Россию «бензоколонкой, которая притворяется страной». Ему следует прочитать «Войну и мир».


Рейчел Полонски


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter