Авторизация
 
  • 16:42 – Comedy Woman (7 сезон) 47 выпуск 09.12.2016 смотреть онлайн 
  • 16:42 – Экстрасенсы против детективов 14 выпуск 09122016 НТВ смотреть онлайн 
  • 16:42 – Вести в 20:00 последний выпуск 09.12.2016 смотреть онлайн 
  • 16:42 – Юморина-2016 последний выпуск 09.12.2016 смотреть онлайн 

Антикрестовый поход

162.158.78.98

Антикрестовый поход

В широко обсуждаемой в последнее время ситуации с беженцами в Европе есть немало странного: во-первых, беженцы срываются как по команде, во вторых их проникновение в Европу происходит при полном бездействии пограничных служб. Не было ли оно организованным?


Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Где-то в сентябре действительно создавалось впечатление такого совершенно неуправляемо хаоса. Хотя на самом деле многие исследователи уже приводили факты и доказательства, указывающие на спецоперацию, которую так и назвали «Спецоперация: Беженцы». Этот массовый наплыв мигрантов отличается не тем, что их много, поскольку, в Европу в течение уже многих лет приезжает масса мигрантов - нелегалов. Их сейчас около 7 миллионов, и еще каждый год где-то 1,5 миллиона нелегалов приезжает.


Новое в том, что, во-первых, за очень короткий срок пришла большая масса людей. Во-вторых, действительно, шёл поток, изначально на всех уровнях очень хорошо организованный. Людей организовывали для того, чтобы обеспечить перевозку. Далее, их снабжали соответствующими деньгами, и, наконец, их снабжали соответствующей информацией через мобильные телефоны. То есть действительно реально, судя по всему, за этим стояли спецслужбы. Хотя на поверхность вышло только то, что в этом участвуют соответствующие американские фонды: фонды Ротшильдов и другие структуры. Но явно, что это было связано со спецслужбами, причём не только американскими, но и европейскими.


Этот поток беженцев действительно изменил ситуацию, причём не столько в плане социальном и экономическом, сколько в идейно-информационном. Общий идейно-политический фон был таков, что проблему превратили в тему №1 и все закричали о миграционном кризисе. Хотя миграционного кризиса как такового нет, поскольку ещё раз хочу подчеркнуть, миграции – это постоянная проблема, которая сопровождает всё европейское строительство. Более того, миграция, миграционные потоки – это важнейший инструмент глобального управления. И если уж говорить о том, кто стоял за этим процессом и зачем нужно было подавать информацию именно в таком ключе, то надо понимать, что тут существует целая иерархия интересов.


Как в оркестре, где каждый играет свою партию…


Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. В оркестре более-менее все равны, а система глобального управления многоуровневая и состоит из соответствующих структур менеджеров. Есть VIP-менеджеры, есть менеджеры среднего звена, есть менеджеры низшего звена. Те политики, о которых мы говорим – Меркель, Олланд, прочие – менеджеры среднего звена. Дальше идёт высший менеджмент, связанный с корпоративным управлением, а еще выше стоят уже хозяева: хозяева финансов, хозяева мира идей.


Те люди, которые управляют глобальным процессом и контролируют мировую экономику и мировую политику – это люди религиозного типа. Поэтому для них система глобального управления сама глобализация – религиозная идея. И естественно, в силу того, что ключевая их цель – это установление тотальной власти, то понятно, что управлять на таком уровне миром можно только, если мир раздроблён, и люди представляют из себя отдельные атомы. Не нужны ни национальности, ни религии, никакие социальные страты. И в этом плане миграция и демографическая революция, которая сегодня происходит во всём мире – это инструмент такого размывания, раздробления, уничтожения традиционных сообществ.


Показательно, что одна из ключевых фигур Европейского союза – Рихард Куденхове-Калерги,
основатель Панъевропейского движения и Панъевропейского союза, он очень почитается нынешними европейскими деятелями, поскольку он заложил основу сегодняшней программы ещё в 20-е годы. Он в своих работах очень хорошо показал, что Европа не мыслилась как союз европейских наций. Куденхове-Калерги исходил из того, что такие нации, как французы, немцы, они просто не существуют, это искусственные образования, и необходимо создавать единую европейскую нацию, что возможно только за счёт размывания европейских национальностей.


В своих работах он показал, что если не будет наций, то не будет и соответствующих границ, поэтому создастся единое сообщество. Всё было прописано в официальных документах, но была у него ещё и работа «Практический идеализм», не ставшая достоянием широкой гласности, в которой он уже более точно прописал, что он понимал под этим смешением наций. Там совершенно чётко прописано, что в будущем Европа будет управляться духовной элитой, ядром которой будут немецкая аристократия и евреи. Но всё-таки ведущая роль останется за евреями, которых он называет "руководящей духовной расой Европы", "дворянством мозга", "духовной аристократией", которая будет стоять во главе этих процессов. А что касается остального человечества, то там тоже чётко прописано, что в будущем оно превратится в евразийско-негроидную расу, и, таким образом, у нас исчезнут нации и останутся одни индивиды. И не случайно, что в разгар кризиса, где-то 12 сентября, один из ведущих глобалистов-мондиалистов мира Жак Аттали, который является членом ложи «Бней`Брит» (Сыны завета), и которой входит во франко – иудейское лобби, открыто сказал, что процесс, начавшийся в Европе – это замечательно и прекрасно, но это только, как он выразился, анонс о фильме под названием «Миграция», а дальше будет уже сам фильм. И это замечательно, потому что укрепит Европейский союз, произойдёт изменение демографии Европы, на основе которого родится сильная Единая Европа.


Соответственно иерархии понимания дальше процесс будет разыгран с точки зрения интересов отдельных групп, к примеру, кому-то мигранты окажутся выгодны с экономической точки зрения.


Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Да, дальше идёт уровень, на котором действует крупный европейский бизнес, связанный, естественно, с крупными финансами. Мало пишут о таком интересном объединении как Европейский круглый стол (ЕКС) – это объединение европейских промышленников, образованное в 1983 году, когда начинался переход к неолиберальной стратегии. Всё это связано с теневыми структурами, о которых у нас почти ничего не известно.


Мало кто, например, знает о такой структуре, как «Век» (Siècle по-французски). Между тем, это такая парамасонская структура, созданная в 1944-ом, которая является ядром управления Франции. Она объединяет людей разных политических взглядов и мировоззрений. Это тот самый костяк, который в реальности управляет Францией. И она создавалась именно для того, чтобы обеспечить единство французской элиты, для консолидации французского крупного бизнеса, финансистов и журналистов. И при внешней политической и идейной раздробленности страны, она продолжает управляться по единой модели, потому что именно в этой ежегодно собирающейся организации решается, кто будет президентом, кто будет премьер-министром, какой политический и экономический курс будет проводиться и т.д. Об этой структуре написал французский журналист Эммануэль Ратье, который этим летом умер от сердечного приступа. Его книга, которая называется «В сердце власти. Расследование в отношении самого могущественного клуба Франции», вышла в 2011 г. Это был один из немногих французских исследователей, который занимался изучением французской элиты и реальных механизмов управления Францией.


Это я к тому, что с середины прошлого века они уже активно работали над реализацией федералистского проекта европейского строительства. До этого европейские элиты были раздроблены, и при наличии проглобалистски настроенных групп оставался некий сегмент национальных промышленников. Задачей же созданного в 1983 году Круглого стола европейских промышленников было формирование у европейских элит единого мондиалистского видения. Круглый стол объединяет около 40 крупнейших транснациональных европейских корпораций, которые фактически определяют повестку дня и диктуют свои интересы и планы Европейской комиссии, Европейскому парламенту. Они имеют соответствующие аналитические центры и механизмы влияния. Можно сказать, что сегодня существует тесный союз между этой транснациональной европейской бизнес-элитой и Европейской комиссией. Поэтому те документы, которые были написаны и составлены в Европейской комиссии, в реальности разрабатываются аналитическим центром этого Европейского круглого стола (ЕКС).


Это только одна из структур, но существует также могущественная организация Трансатлантическая политическая сеть (ТПС), которая объединяет крупнейшие транснациональные корпорации не только Европы, но и США. И ЕКС, и ТПС работают над ключевой ныне задачей - подготовить и принять Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнёрство (Transatlantic Trade and Investment Partnership — TTIP). Это договор, который должен создать самый крупный трансатлантический рынок. Впервые в истории создаётся такое образование, и на это устремлены все силы. ЕКС сыграл в этом решающую роль, так как документы для Партнёрства готовила как раз та комиссия, которая была создана после встречи Меркель и Олланда с представителями ЕКС в 2013 году. Она так и называлась - Французско-германская комиссия. И, естественно, в этом активно участвует и ТПС, на которую работают все известные нам теневые аналитические центры – это Королевский совет по международным отношениям, это Европейский институт стратегических исследований, это Институт Аспена, Институт Брукингса и другие. Ну а в силу того, что это Партнёрство, предоставляя большие права корпорациям, фактически ставит государство под контроль транснационального бизнеса, естественно, подготовка его осуществляется на теневом уровне, и только недавно эти документы стали достоянием гласности.


То есть эти структуры и стоят за кризисом с беженцами в Европе?


Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Когда создаётся такой рынок, то речь идёт о конкурентоспособности, идёт переход к новой системе. Необходимы не только минимальные издержки, но и наибольшая производительность труда, поэтому речь идёт о дешёвой рабочей силе. Если мы перейдём теперь к экономическим проблемам, то сегодня в Европе многие констатируют демографическую катастрофу, которая ведёт к замене европейского этноса. Европа не может себя воспроизводить, сегодня там где-то 728 миллионов человек, а через 30 лет останется 600 миллионов населения. Так, к 2050 году Европа потеряет примерно столько населения, сколько проживает сегодня в Германии, Польше, Финляндии, Дании, Норвегии вместе взятых. Демографы сравнивают эту ситуацию с тем, что было в средневековой Европе в середине XIV века. Даже в Англии и Франции, где ещё охраняется какой-то средний уровень рождаемости, он обеспечен за счёт мигрантов, а никоим образом не за счёт основного населения. Проблема эта крайне серьёзная. Она ведёт к тому, что растёт число пожилых людей, которых необходимо содержать, и естественно падает число трудоспособного населения. Через несколько лет это приведёт к тому, что вся социальная система в Европе, которую создавали столько лет, просто рухнет. Так что необходимо срочно менять ситуацию, требуются действительно реально рабочие руки, причём в массовом масштабе. В одном из французских закрытых докладов говорилось, что в ближайшие 30-40 лет потребуется чуть ли не 75 миллионов новых рабочих рук, чтобы обеспечить сохранение этого социального порядка. В Германии тоже дают такие данные, причём в первую очередь речь идёт о сфере услуг (здравоохранение, гостиничный бизнес и пр.), в которой требуется 6 миллионов человек.


Но даже если иммигранты экономически оправданы, то неужели европейцы не понимают, что если так называемых беженцев на границе встречала организация, аффилированная с Агентством США по международному развитию (англ. United States Agency for International Development, USAID), которая в первую очередь инструмент американских спецслужб, если к запуску потока беженцев напрямую имеют отношения направленные рассылки в соцсетях, то очевидно, что кризис с беженцами носит проектный характер. И создаваемый «плавильный котел» наций он же не инертный, достаточно вспомнить Косово. Многие эксперты обращают внимание, что большая часть беженцев – это молодые мужчины без семей. В Европе разве не понимают, что своими руками создают у себя очаг напряжённости?


Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Я почему и сказала, что существует иерархия интересов и мы должны рассматривать несколько уровней. Понимаете, когда мы говорим о европейцах, мы воспринимаем их как некое единое целое. Но в том-то всё и дело, что есть определённые структуры, связанные с крупным бизнесом, с финансовым бизнесом, которые реализуют свой собственный план построения Европейского союза, как они его понимают, и он никоим образом не связан с интересами отдельных европейцев, отдельных европейских наций или отдельных европейских государств. Мы продолжаем исходить из того, что во Франция, Германии, Италии действуют национально мыслящие политики, представляющие интересы своих наций, но именно этот слой национальной элиты и был разрушен в первую очередь. Для того и создавался ЕКС, чтобы перековать сознание европейской элиты исключительно в трансатлантическом духе. И сегодня, даже когда остаётся некий сегмент национальной элиты, музыку определяет уже не он. Определяет именно та транснациональная европейская элита, для которой реальные европейские нации – французы, итальянцы, не существуют, это просто инструмент управления.


Вот мы говорили о мигрантах, которые сегодня во многом обеспечивают будущее так называемой европейской экономики. В связи с этим надо отметить очень важную вещь. Большая часть этих мигрантов – это нелегальные мигранты, которые идут в теневой бизнес, представляющий собой сегодня одну из наиболее быстро утверждающихся сфер европейской экономики. В целом по Европе доля этого бизнеса в ВВП – 20%, а если говорить по отдельным странам, то наибольшие – в Греции (30%), Италии (23%), Бельгии («23%).


А что такое теневой бизнес? В первую очередь это, конечно, наркоторговля, торговля оружием, торговля людьми, работорговля.


В этом контексте Косово выглядит как эксперимент…


Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Конечно, проект «Косово» не по недомыслию европейцев возник, его создавали как очаг и образцовую модель «инновационной» экономики. Сейчас быстро растёт теневой рынок торговли органами для трансплантологии. И Косово играет в этом важную роль, потому что туда привозят людей, где в соответствующих центрах из них извлекают органы, которые направляют затем в больницы других стран. Почему именно Косово? А потому что это «государство» вне системы международного права, чего и добивались его архитекторы, которые были заинтересованы в том, чтобы его не признали. Косово остаётся такой внеправовой зоной, где можно бесконтрольно осуществлять преступную деятельность. И им нужно как можно больше таких анклавов, которые будут вне международного контроля.


Сегодня теневая экономика, и в первую очередь наркоторговля, представляет собой очень разветвлённую систему, в которой Косово, курьеры из Чехии, дилеры в Англии и Cosa Nostra - это только низовой уровень, а дальше там идут уже более серьёзные структуры: корпорации, банки и спецслужбы, которые этот процесс курируют. Нелегальных и значительную часть легальных мигрантов и направляют в этот теневой бизнес.


Но это же вызовет социальное столкновение с европейским населением рано или поздно.


Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Обратите внимание, что когда пошёл этот очень хорошо организованный мощный поток, германский бизнес дал понять, что для него такая масса рабочей силы - это подарок. Это было сказано устами немецкого министра экономики, далее главы Федерального объединения немецких промышленников. Сама Меркель заявила, что они могут принять от 800 тыс. до миллиона человек, а вообще каждый год они готовы принимать по 600 тысяч, потому что это необходимо для бизнеса. Дальше всех пошёл глава «Даймлер», который сказал, что нынешняя волна эмиграции сыграет очень важную роль, потому что она обеспечит такое же экономическое чудо, какое Германия испытала в 50-60-е гг. когда к ним пришла масса мигрантов.


Действительно Германия изначально подстраховалась, чтобы к ней пошли только так называемые экономические мигранты, те, которые действительно реально могут включиться в развитие экономики. И не случайно немцы заговорили о том, что надо внести изменение в Конституцию ФРГ, потому что это позволит по-новому определять статус беженцев, оставляя тех, кто нужен. Естественно, было сказано, что статус этот будет предаваться только тем, кто идёт из проблемных стран – это Сирия и Ирак. А мигранты из Африки, из балканских стран – они будут из Германии высланы.


А почему нужны мигранты из Сирии? Я была в Сирии, за несколько месяцев до начала событий и воочию видела, что ничего общего с тем, что изображали европейцы, демонизируя Асада и самих сирийцев, там не было. Сирия - это страна с очень высоким образовательным уровнем, где молодёжь имеет очень хорошую квалификацию. И то, что сейчас в этой стране происходит – это, конечно, трагедия, потому что 4 миллиона беженцев, среди которых в основном молодёжь, - это удар по самой Сирии. Это сразу же отметили сирийские аналитики, указавшие, что фактически Европа начала вести войну против Сирии другими методами, более опасными, потому что они высасывают из Сирии человеческий потенциал, тот, который бы мог бороться против терроризма и возрождать страну. А теперь эти здоровые, квалифицированные, образованные люди направляются в Европу.


Даже такой отбор не снимает темы социального конфликта


Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Конечно,но взрывоопасная масса беженцев направляется в страны Восточной Европы, которая превращается в ударный натовский кулак и в которой нужно сейчас максимально размыть гомогенное население. Теперь и в странах Прибалтики, в Польше, в Чехии, в которых никогда не было арабов и негров, тоже будет складываться мультирелигиозное, мультиэтническое и мультикультурное общество, такова установка. В какой степени быстро пойдёт этот процесс – мы не знаем, но то, что он реализуется, это факт.


Мы же видели, как Вишеградская группа (польск. Grupa Wyszehradzka объединение четырёх центральноевропейских государств: Польши, Чехии, Словакии и Венгрии) начала сопротивляться, а потом её быстро поставили на место, начали выкручивать руки. Потом всё-таки эти 160 тысяч беженцев распределили, хотя и ушли от жёстких квот. Не случайно опять-таки верховный комиссар по беженцам Европейского Союза сказал, что они должны сделать всё, чтобы Сербия превратилась в лагерь для беженцев, откуда их будут уже распределять в нужном направлении. Для этого строятся стены на границах между Венгрией и Сербией, и как бы сербские политики ни протестовали, это будет сделано, поскольку они экономически, финансово абсолютно зависят от Брюсселя, а это один из главных механизмов управления.


Вы говорите, это вызовет социальный протест. Но не будем забывать, что эти ребята из ЕС являются преемниками управленцев, которые на протяжении многих-многих десятилетий разрабатывали изощрённые социальные технологии. Поэтому этот наплыв мигрантов тоже играет им на руку в силу того, что обеспечивает как это ни странно - социальную стабильность. Почему?


Конечно, общее ухудшение экономического положения, падение прожиточного уровня жизни, массовая безработица, являющиеся следствием экономического кризиса, должны вызвать социальный протест. Но когда приходят мигранты, которые создают массу проблем для европейцев, этот социальный протест можно быстро перевести в другое русло, превратив его в этнорелигиозный, этнокультурный протест. Сегодня как показывают опросы общественного мнения, большинство европейцев считают, что существует очень сильная дифференциация, разрыв между этносами и религиями, то есть они всё уводят в этнорелигиозную сферу. И проблема миграции стоит не столько как социальная, сколько как этнорелигиозная, конфессиональная, цивилизационная проблема, которая играет очень важную роль в управлении европейским обществом, потому что всё недовольство европейцев направляется против мигрантов. В свою очередь недовольство мигрантов направляется против европейцев, против европейских новых правых, которые являются консерваторами.


Если же говорить о правых националистах, которые сегодня набирают силу в Австрии, Нидерландах, Бельгии и пр., то нельзя забывать, что они представляют интересы крупного капитала и не имеют ничего против крупного бизнеса. У них нет социальных программ перестройки экономики – они такие же неолибералы. Единственное, против чего они выступают – это против мигрантов, против того, чтобы мигрантам давали возможность сохранять свою культуру и превращаться в чуждый анклав. И если эти правые на самом деле начнут реально влиять на политику ЕС, они будут способствовать установлению более жёсткого политического порядка и более жёсткого контроля за гражданами Европы, что и нужно элите.


Левым силам не с руки строить полицейское государство – это не соответствует их политической демократической доктрине. А правые – это как раз жёсткий порядок и контроль. Причём электронный контроль, против которого европейцы пока что активно протестуют.


В условиях наплыва беженцев в Европейском парламенте было заявлено, что теперь укрепление внешних европейских границ – это приоритетная задача. Совбез даёт разрешение на использование применения силы ЕС против нелегалов, в результате они переходят ко второму этапу программы «София», по которой 6 военных кораблей в Средиземном море могут более жёстко контролировать этот процесс. Всех, кто нелегально прибывает, будут доставлять в Италию для прохождения проверки. Более того, в Италии, Греции будет создаваться новая система контрольно-пропускных пунктов, где будут изучать мигрантов, брать с них отпечатки пальцев, составлять на них досье, то есть Европа действительно превращается в крепость. И элита получает возможность под лозунгом борьбы с терроризмом создавать полицейское государство.


Но существует и еще один социальный уровень процесса, в Европе всё чаще стали звучать призывы снять с церквей кресты, чтобы не обижать мусульманское население, получается что беженцы – это еще и анти-крестовый поход на Европу


Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Занимаясь вопросом, связанным с религиозным аспектом геополитики, нельзя не обратить внимание на то, что происходящее в мировой политике всё больше похоже на осуществляющиеся откровения Иоанна. Идея нового мирового порядка – это религиозная идея, это религиозный проект, поэтому христианство в нём не предусмотрено. Оно должно быть не просто размыто, а уничтожено. Хотя протестантизм и католичество сейчас уже настолько мутировали, что вполне вписываются в этот проект.


Так что исламистов используют для того, чтобы разрушать последние остатки христианской культуры, которая выражается в социальной и политической жизни. За всем этим стоит идея столкновения цивилизаций, которая разрабатывалась якобы Хантингтоном. На самом деле автором её является геополитик Льюис, востоковед по специальности, работавший на английскую разведку, переехавший затем в Америку и работавший на Бжезинского. Согласно его теории, ислам представляет собой главного врага европейской цивилизации, но европейская цивилизация представляется как иудео-христианская цивилизация. И самое интересное, что, опять-таки, если мы будем говорить о правых националистах, то интересно, что они проявляют солидарность с сионизмом и с Израилем, в этом плане действительно выстраиваются два лагеря: иудео-христианская цивилизация против исламской цивилизации.


Иудео-христианство используется как флаг противостояния исламу. Но на самом деле, мусульмане устами своих духовных лидеров протестуют не против христианства, они протестуют как раз против тех светских «ценностей», которые разрушают и само христианство. Против того извращенческого курса в сфере морали, нравственности, который проводит европейские элиты. И тот же лидер голландских националистов критикует мусульман не потому, что они за другую цивилизацию, а потому что они не хотят принять такие ценности европейцев как гомосексуальные браки, как эмансипация женщин, то есть то, что не имеет никакого отношения к христианству.


Поэтому тут идёт двойная игра: прикрываются христианством для борьбы с исламом, при этом мусульман используют для реализации антихристианского проекта. Поскольку под видом «светскости» реализуется оккультный проект, который основывается не на гуманистической, а трансгуманистической концепции человека А ислам в силу своего традиционализма этому мешает.


Дмитрий Перетолчин, Ольга Четверикова


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter