Авторизация
 
  • 23:16 – «Маша и Медведь» новые серии 2016 года смотреть бесплатно 
  • 23:16 – Турецкая подлодка потопила фрегат – Видео с места события 
  • 23:16 – Дэвид Бекхэм снялся в социальной рекламе ЮНИСЕФ (видео) 
  • 23:16 – Осколки счастья: смотреть 171-172 серию онлайн 

"Яблоко" должно стать примером политического федерализма

162.158.78.238

"Яблоко" должно стать примером политического федерализма

В выходные, 19-20 декабря, в столице пройдет отчетно-перевыборная конференция партии «Яблоко», на которой будет избран председатель. На этот пост баллотируется Лев Шлосберг – один из самых известных в России региональных политиков, до сентября 2015 года являвшийся депутатом Псковского областного собрания. Его полномочия были прекращены досрочно. Как считается – по личному распоряжению губернатора Андрея Турчака. Накануне выборов Лев Шлосберг дал интервью Бездуховностям, в котором рассказал, что изменит в партии в случае избрания председателем, переедет ли жить в Москву, поделился своим взглядом на политическую ситуацию в Петербурге и порассуждал о мрачных перспективах нынешней вертикали власти.


— Какие региональные отделения поддержали выдвижение вашей кандидатуры на пост председателя партии «Яблоко»?


— Голосовать на выборах председателя партии будут делегаты съезда, а не делегации. Мнения в делегациях могут отличаться, и голосование тайное. Я знаю о поддержке делегатов от многих регионов, в частности, из Твери, Великого Новгорода, Ленинградской области, Архангельска, Вологды, Саратова, Самары, Москвы. Не могу назвать всех, я не составлял полного списка поддержки и работаю со всеми делегатами съезда.


— Есть ли среди них петербургское отделение?


— Надеюсь, что часть делегатов из Петербурга проголосуют за мою кандидатуру. Предполагаю, что некоторые примут решение уже на съезде: выбор велик. И надо учитывать, что у делегатов от Санкт-Петербурга есть и кандидат от Санкт-Петербурга, Николай Рыбаков. Существует эффект голосования «за своего».


— Насколько вероятным вам кажется ваше избрание на этот пост?


— Спортсмен в забеге не должен оценивать вероятности, он должен бежать на победу.


— Консультировались ли вы по этому вопросу с Григорием Явлинским, коллегами из Петербурга?


— Мы встречались с Явлинским 7 раз за два месяца, в том числе трижды в Санкт-Петербурге, и обсуждали все вопросы развития нашей партии. Безусловно, я постоянно общаюсь с петербургскими членами партии, в том числе, с депутатами Законодательного Собрания.


— Что вы намерены изменить в политике партии в случае избрания на должность руководителя партии?


— Партия должна лучше работать с регионами, стать примером политического федерализма. Принципиальная политическая позиция «Яблока» известна, и в партии нет запроса на её изменение. Но мы должны стать современными, образно говоря, перейти из ХХ века в XXI по методам своей работы.


Политическая партия конкурирует со всеми другими партиями. Из-за того, что политические блоки в России запрещены, партии не могут формально выступить на выборах единым списком. Поэтому вопрос о политических коалициях в России сегодня – это в первую очередь вопрос о коалиции политиков и общества, граждан; это также вопрос борьбы за политиков-союзников, готовых сотрудничать с партией, но это не вопрос о присоединении одной партии к другой. Ни в одной партии нет намерений самоликвидации, это важно понимать. Если по законам конкуренции наша партия будет сильнее других, то выживет именно она. Если мы проиграем конкуренцию, то выживут другие.


— Переедете ли вы в случае избрания в столицу или останетесь во Пскове?


— Должность председателя партии вынуждает жить и работать в Москве. Если съезд изберёт меня председателем «Яблока», мне придется много рабочего времени проводить в Москве. Будем считать, что это будет долгая московская командировка.


— Планируете ли вы баллотироваться в Госдуму в 2016 году, в Псковское областное собрание?


— Уже несколько лет назад это решение было принято и о нем объявлено публично. Я планирую принять участие и в федеральной, и в региональной избирательных кампаниях, они пройдут одновременно. Обе кампании не противоречат друг другу, наоборот, они вполне дополняют друг друга. Аналогичным образом мы действовали в 2011 году.


— Как вы полагаете, возможно ли ваше избрание в региональный или федеральный парламенты от Псковской области, пока регионом руководит Андрей Турчак?


— Мои политические планы никак не зависят от Андрея Турчака. Ни одно моё политическое решение не было связано с Турчаком. Выбирает народ, а не губернатор. Губернатор может мешать, но мы давно работаем при плохой политической погоде. Это неприятно, но не страшно. У нас очень плохие личные и политические отношения с Турчаком, это известно. Но я считаю это обстоятельство не ухудшающим моё положение, а важным конкурентным преимуществом: люди будут голосовать только за настоящую оппозицию, а не за политических манекенов.


— Поддерживаете ли вы постоянные контакты с петербургскими коллегами?


— Я знаком со многими членами партии в Петербурге. Так сложилось, что больше я общаюсь с депутатами Законодательного Собрания, конечно, но не теряю из виду и многих других. В том числе, Михаила Амосова, Ольгу Покровскую, Кирилла Страхова. У меня добрые отношения с петербургским «Яблоком», и я переживал раскол в нём.


— Сохраняются ли у Вас отношения с Максимом Резником, бывшим руководителем регионального отделения партии, и его сторонниками?


С Максимом Резником после его ухода из партии мы общаемся реже, но остаёмся на связи. Он стал одним из 12 депутатов Петербургского ЗакСа, которые поставили подписи под публичным обращением в мою поддержку в Псковское областное Собрание в сентябре этого года при рассмотрении вопроса о досрочном прекращении моих депутатских полномочий.


— Как вы считаете, сможет ли партия «Яблоко» сформировать фракцию в следующем созыве петербургского Законодательного собрания?


— У партии достаточно сил, чтобы это сделать. Очень важно, чтобы депутаты от «Яблока» качественно отчитались о своей работе, как это регулярно делает, например, Борис Вишневский. Для граждан очень важно, когда депутат отчитывается перед ними. «Яблоку» есть чем отчитаться.


— Насколько сильную конкуренцию друг другу составят партия «Яблоко» и партия Максима Резника и Оксаны Дмитриевой?


— Я пока не совсем понял, какую политическую команду собирает Оксана Генриховна. Предположу, что её состав может сильно измениться, как и уровень задач. Трудно создать успешную партию.


— Не планируете ли вы переезд в Петербург, осуществление вашей политической деятельности здесь?


— Я люблю Санкт-Петербург и всегда с удовольствием приезжаю к вам по делам и к друзьям, но не планирую жить и работать в Петербурге.


— Считаете ли Вы себя региональным или федеральным политиком?


— Политики в информационную эпоху не могут делиться на региональных и федеральных. Политические и технические возможности у всех одинаковы, отличается только уровень их использования.


— Каким вы видите свое «идеальное» политическое будущее, стремитесь ли вы, например, быть избранным президентом РФ, возглавить ГосДуму?


У политика не может быть «идеального» будущего. Политик должен чувствовать политическую стихию, понимать, куда может пойти история и слышать её ветер. Тогда можно получить шанс выполнить свою миссию. Это большая удача в политике и это не так часто происходит. Должности в этом смысле вторичны. К ним нужно просто быть морально готовым, если выпадет шанс.


— Не опасаетесь ли Вы за свою жизнь?


— Я отдаю себе отчёт в своих рисках.


— Что, по Вашему мнению, ждет Россию – в краткосрочной перспективе и в течение ближайших 10-20 лет? Насколько глубоким окажется падение экономики?


— Все сценарии развития России остаются на сегодня возможными: и долгая стагнация, и стихийное развитие событий, и дворцовый переворот, и даже неожиданно честные выборы. В стране, где не выстроены политические институты, может произойти всё, что угодно.


Экономика, как показывает история, может падать практически до полной остановки. Дно экономического падения в России ещё не достигнуто, к сожалению, я в этом уверен. Отрезанность от международных рынков способна поставить на грань краха экономику любой страны. И чем крупнее страна, тем выше риски, потому что интеграция в международный экономический процесс – это доступ к кислороду. Выйти из мировой экономики без последствий нельзя. При этом мировая экономика мало зависит от российской, а российская от мировой зависит практически полностью. Именно по этой причине международные экономические санкции так действенны: они реально влияют на экономическое положение в России.


— Сильны ли будут сепаратистские настроения?


Территориальный распад России возможен только на фоне распада экономики и отказа государства от всех основных бюджетных обязательств при условии полного краха центральной власти, когда элиты не договорятся о том, кто возьмет её в руки. Кроме того, для сценария территориального распада необходимы сильные региональные элиты, которые будут готовы взять на себя ответственность в регионах. А таких элит практически нет.


— Насколько вероятно усиление протестных настроений, способное спровоцировать в столице акции протеста на десятки или сотни тысяч человек?


Протестные настроения могут выйти из берегов и стать массовыми в том случае, когда люди увидят, что власть не только бессильна экономически, но и ослабела политически. Запах слабой власти чувствуется народом очень быстро и всегда способствует падению власти.


Лозунги протеста могут оказаться любыми и будут зависеть от момента, от конкретных событий.


— Возьмет ли верх демократическая или националистическая оппозиция?


— Политическая оппозиция может быть как готова к массовому протесту, так и не готова. От искусства политиков будет зависеть, смогут ли они быть востребованы народом. Трудно сейчас предположить, какая из двух оппозиций, преимущественно националистическая или преимущественно демократическая, может возобладать в решающий момент перемен, политическая палитра намного более сложна и многоцветна, не настолько контрастна. Любая оппозиция будет корректировать свою платформу в соответствии с настроениями общества.


Нужно понимать, что любой национализм опасен. Для противостояния националистической оппозиции потребуются большие силы не только политиков, но в первую очередь гражданского общества – не меньше, чем во Франции сегодня.


— Насколько сильны протестные настроения во Пскове?


— Псковская область отличается от других регионов бедностью, слабостью экономики и одновременно близостью к Европе, хорошим климатом. Люди хотят здесь жить, но им не хватает работы и доходов. Отток квалифицированного и молодого жителя из провинции в столицы ослабил нас, в том числе политическую сферу.


Жизнь начнет возвращаться в российскую провинцию только в случае коренной реформы Федерации в пользу регионов – в бюджетной и налоговой сфере, в объеме полномочий.


— Насколько жители региона «зазомбированы» властью?


— Псковская область не является местом особого «зомбирования» людей, люди везде способны отличать правду от пропаганды, потому что знают правду о происходящем по своей жизни. Что при этом говорят СМИ – не настолько важно. Конечно, пропаганда преобладает в информационном пространстве России. Но не СМИ в итоге оказывают решающее воздействие на умы людей, а сама жизнь. Власть может держаться долго, в том числе много усилий тратить на пропаганду, но в итоге ничего не поможет: жизнь своё возьмет.


— Как Вы считаете, является ли Алексей Навальный полностью самостоятельным политиком или же кто-то из «башен Кремля» «курирует» его?


— Я не общаюсь с обитателями «башен Кремля» и не знаю, кем они управляют. Это для меня не интересно, я не специалист по кремлевским картам и не хочу им быть. У меня другая профессия и другие интересы. Я хотел бы видеть в Кремле совсем другую публику, более переживающую за Россию, чем за перестрелку из бойниц «кремлевских башен» между собой.


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter