Авторизация
 
  • 22:01 – Youtube видео лучшее на сегодня: мужчина ударил кенгуру в челюсть, чтобы отбить свою собаку 
  • 22:01 – Елена Кравец поделилась секретом стройной фигуры после родов 
  • 22:01 – Песню Тины Кароль будут изучать в школе 
  • 22:01 – Мама Таты Абрамсон взбесилась из-за слова Блюменкранца. Видео 

«Москаль – звучит красиво»: Интервью с лидером «Автомайдана» Дмитрием Булатовым

162.158.79.42

«Москаль – звучит красиво»: Интервью с лидером «Автомайдана» Дмитрием Булатовым

После победы на Украине «Евромайдана» кто-то из противников Януковича погнался за «политическими дивидендами», кто-то предпочел популярности практическую работу. Себя украинский министр спорта и молодежи Дмитрий Булатов относит к числу вторых. Лидер «Автомайдана», переживший, как он сам говорит, похищение и пытки, на посту в правительстве готов поддерживать все «добрые инициативы», например, налаживать диалог с футбольными фанатами и активистами «Правого сектора». Среди других таких инициатив – организованный Михаилом Ходорковским в Киеве конгресс «Украина-Россия: Диалог».

Как и большинство руководителей нового правительства, Булатов считает, что реального раскола Украины на Запад и Восток не существует: достаточно лишь начать людям в восточных областях страны правдивую информацию, как конфликт уладится сам собой. В воскресенье он собирался оправиться в неспокойную Донецкую область.


-- Правильно ли я понимаю, что ваша политическая карьера началась после того, как вы основали движение «Автомайдан»?

-- Можно и так сказать. Сначала был «Автомайдан», затем меня похитили, пытали. Я сумел спастись, уехал за границу, в Украине на меня открыли уголовное дело. Когда я вернулся, мне предложили возглавить министерство молодежи и спорта.

-- Вы перед нашим разговором сказали кому-то по телефону, что Арсений Яценюк разрешил вам лететь в Донецк.

-- Да, в Донецк и Донецкую область.

-- Что вы там будете делать?

-- Чуть позже мы опубликуем цели нашей поездки. В связи с тем, что решение было принято только сегодня, я еще жду того момента, когда мне поступит документ.

-- После того, как вас похитили, в интернете много писали о том, что это розыгрыш и никакого похищения не было.

-- Вы знаете, мне уже чего только не приписывали – что я гомосексуалист, что мое похищение – вранье, и что у меня борода до сих пор не выросла, хотя я два раза в неделю бреюсь. Как можно это комментировать? Я к таким сообщениям сейчас уже со смехом отношусь: не дай бог никому пережить то, что я пережил. А тогда мне было, скорее, неприятно, и самым страшным была даже не физическая боль, а ее ожидание.

-- Насколько мне известно, «Автомайдан» организовали три человека: вы, Алексей Гриценко и Сергей Хаджинов. Потом, если я не ошибаюсь, между вами случился конфликт.

-- Фаза противодействия власти закончилась тем, что Майдан одержал победу над режимом Януковича. Когда настал следующий этап, выяснилось, что у активистов были разные мотивы, почему они этим занимались. Честно говоря, если б мне кто-нибудь в середине ноября сказал о том, что мне придется пройти через такие события, и стать министром, то я бы удивился: по образованию я инженер микроэлектроники и полупроводников, как в простонародье говорят, «технарь», окончил Киевский политехнический институт. Так вот, возвращаясь к «Автомайдану»: мы не только помогали нашим товарищам на Майдане, сопровождали транспорт с дровами и возили лекарства, но и первыми показали народу, как живет Виктор Янукович и его семья, поскольку приехали к их домам самыми первыми. Я тогда каждый день проживал всю жизнь заново. Сейчас, когда все действия закончились… скажем так, для меня было неожиданностью предложение занять пост министра, я и сейчас чувствую на себе большую ответственность. А другие люди пошли требовать для себя дополнительные дивиденды. Я стараюсь вывести для себя ситуацию в позитив – несмотря на то, что некоторые люди говорили: «Нам не нужны политические дивиденды, мы не собираемся использовать Майдан в качестве политического трамплина», а потом оказалось, что были некие спрятанные хотелки. Но «Автомайдан» по-прежнему существует.

-- Вы довольны результатами Майдана?

-- Мы победили режим Януковича. Обычные люди доказали, что они могут противостоять авторитарной силе: у нас ведь была не страна с законами, а корпорация со своими правилами. Написанные законы были предназначены для обычных людей, чтобы их наказывать. А семья Януковича жила по своим понятиям. Мы доказали, что обычные люди могут отстаивать свои права и нельзя нас лишать законных прав и собственности, нельзя нас избивать просто потому, что хочется. На определенном этапе мы этого добились. Теперь появилась масса других проблем – например, агрессия России.

-- А с какими трудностями приходится сталкиваться лично вам?

-- Мне вверено министерство спорта. Я хочу вам сказать, что предыдущее правительство заложило бюджет неподъемный, с надутой доходной частью, и по результатам в Украине произошел секвестр бюджета, что бывает крайне редко. Так нагло грабить страну, как это делали раньше... с таким редко столкнешься. В моем министерстве много проблемных точек – были планы на поддержание спортивной инфраструктуры, сейчас их очень сложно реализовать из-за того, что сократился государственный бюджет. Тем не менее существуют механизмы, каким образом все это можно оживить – главное, услышать голос народа. Есть масса небольших механизмов: я возвращаю в государственную собственность объекты, которые пытались «распилить», но не успели. Запускаю ряд спортивных мероприятий. Собираю мнения народа по ряду вопросов: так, недавно мы собрали хоккейную общественность и хоккейную элиту. Договорились, что каждая сторона выдвигает своих представителей, те заходят в министерство вместе с нами, говорят о своих потребностях. То есть, мы совмещаем то, что заранее запланировало министерство, с их конкретными предложениями. Это в краткосрочной перспективе. В долгосрочной – мы постоянно общаемся с представителями спортивных и фанатских объединений. Возьмем, например, «ультрас».

-- Вы с ними тоже общаетесь?

-- Конечно. Это организованная группа людей.

-- Агрессивная и «правая».

-- С одной стороны. С другой, нужно решить, как эти люди….

-- Были бы полезны обществу?

-- Это первое. Во-вторых, нужно понять, в случае какой проблемы с ними можно договориться, чтобы не было дополнительных неприятностей. Я не пытаюсь их перевоспитать, я с ними договариваюсь. Я говорю: «Погромы – это плохо». «Ультрас» – совершенно нормальные ребята, просто с ними никто не пытался разговаривать.
У нас проходят футбольные матчи, «ультрас» ведут себя организованно, помогают охранять «Автомайдан» вместе с «Правым сектором». То есть в итоге все объединились и нормально сосуществуют.

-- А вас после этого называют «бандеровцем».

-- Пусть называют как угодно, лишь бы то, что мы делали, было доброй инициативой. А называют меня по-разному: например, «министр-полтора уха» – за то, что мне при похищении часть уха бритвой отрезали.

-- Как, на ваш взгляд, решится ситуация на востоке Украины?

-- Украинцы показали себя целеустремленными людьми. Мы доказали, что будем отстаивать свои интересы всеми возможными способами. Я уверен, что мы не просто помиримся с Востоком, но сможем доказать необходимость целостности Украины. На самом деле, проблем внутри Украины не существует, их создают за нас: есть пропаганда, которая работает на определенные слои населения. Кстати, один из шагов, который предприняло правительство Украины, было создание единого информационного центра. Например, с Востока приходит противоречивая информация: в центре ее проверяют, выдают ее в эфир. Он на прошлой неделе заработал.

-- Эта мера поможет разоружить людей в захваченных зданиях?

-- Мы вынуждены действовать разными методами. Один из них – контр-пропаганда, чтобы люди знали реальную правду о том, что происходит.

-- Вы, насколько я понимаю, помогали организовать конгресс «Украина-Россия: диалог».

-- Да. Участником конференции я не являюсь. Мне импонирует помогать добрым инициативам, приятно быть полезным.

-- Ходорковский сам попросил вас о помощи?

-- Дело в том, что мы с ним познакомились на Майдане. Он говорил о том, что хочет провести конференцию, я предложил помогать организационно.

-- Как вы думаете, зачем это Ходорковскому нужно?

-- В данном случае, я вижу позитивные причины – помочь интеллигенции Украины и России понять, что между нами ничего не изменилось. Мы по-прежнему славяне, друг друга любим и хорошо друг к другу относимся. Обидно то, что нас сталкивают лбами.

-- Ну, кричать «Кто не скачет, тот москаль», никто ведь не заставляет.

-- В некоторых частях Украины слово «москаль» трактуется как городской житель.

-- А на Майдане как это слово трактовалось?

-- Звучит красиво – «москаль». Это как украинца «хохлом» назвать. В этом же нет ничего плохого и обидного. Считать, что из-за этих кличек мы стали друг друга ненавидеть – большей глупости и придумать нельзя.

Справка

Дмитрий Булатов – один из немногих лидеров «Евромайдана», который после падения режима Виктора Януковича и формирования нового правительства вошел в кабинет министров Арсения Яценюка. Помимо него высокие посты заняли журналистка Татьяна Чорновил стала уполномоченным по вопросам антикоррупционной политики, другой журналист, Егор Соболев, возглавил люстрационный комитет при правительстве, а постоянный ведущий митингов «Евромайдана», актер Евгений Нищук стал министром культуры, а «главный врач» протестного лагеря, врач и общественник Олег Мусий – министром здравоохранения. Бизнесмен Булатов, бывший владелец ресторана и автоцентра, занялся общественной деятельностью лишь в начале 2013г. Тогда он создал организацию «Социально ответственное общество», начал борьбу с открытой продажей алкоголя в киевских парках, а затем инициировал кампанию по замене металлических канализационных люков на стеклопластиковые – те, по его мнению, обходятся дешевле, и их нельзя продать на металлолом. К «Евромайдану» Булатов присоединился почти сразу же после начала антиправительственных акций в конце ноября 2013г. Ему принадлежала идея организовать автопробег в поддержку сторонников евроинтеграции, который затем вырос в движение «Автомайдан»: его участники занимались сбором продовольствия и материальной помощи протестному лагерю, развозили пострадавших и отслеживали передвижение силовиков по улицам Киева. 22 января Булатов был похищен – он объявился только 30 числа, серьезно избитый. Он заявил, что за похищением стояли неизвестные, говорившие «с русским акцентом» (т. е. московским выговором), но обстоятельства произошедшего еще предстоит определить следствию. После этого Булатов покинул страну, чтобы вернуться на Украину после бегства Виктора Януковича из страны. Через три дня, 27 февраля, он был назначен Верховной радой министром спорта и молодежи.


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter