Авторизация
 
  • 13:06 – Х-фактор-7: смотреть 16 выпуск онлайн (эфир от 10.12.2016) 
  • 13:06 – Битва экстрасенсов 17 сезон 15 выпуск ТНТ 10.12.16: тайны московского цирка 
  • 13:06 – Фигурное катание Финал Гран-при: произвольная программа у женщин, смотреть онлайн 
  • 13:06 – ДТП под Оренбургом 10 декабря 2016 (10.12.2016): 7 человек погибли, видео с места происшествия, последние новости 

Борьба с заносами - Газета РБК

162.158.79.137

Борьба с заносами - Газета РБК
Фото: РИА Новости


В рейтинге Transparency International Россия снова попала в группу стран с самым высоким уровнем коррупции, хотя с 2008 года в стране принято четыре антикоррупционных плана. Важнейших шагов не сделано, считают эксперты.



Что сделано



Систематически бороться с коррупцией в России начали в 2008 году при президенте Дмитрии Медведеве. Тогда был принят первый План по противодействию коррупции (документ принимается на два года; аналогичные планы утверждались еще трижды — в 2010, 2012 и 2014 годах; план на 2016–2017 годы пока не одобрен). Также при Медведеве был принят пакет законопроектов, ключевым из которых стал новый проект закона «О противодействии коррупции».



В первом плане было обозначено новое направление борьбы с коррупцией: в 2008 году чиновники начали отчитываться о доходах, а с 2013 года их обязали предоставлять декларации о расходах, если они превышают доходы за три предшествовавших года. В мае 2015 года правительственных чиновников заставили отчитываться обо всех крупных расходах вне зависимости от совокупного дохода.



Предоставлять декларации должны и те, которые хотят стать федеральными чиновниками. Осенью прошлого года эту процедуру предложили распространить и на кандидатов в муниципальные служащие.



С началом третьего президентского срока Путина власти взялись повышать транспарентность доходов руководства госкомпаний и госкорпораций. Указ президента от июля 2013 года предписывал раскрывать зарплаты руководства, однако в 2014 году декларации опубликовали лишь некоторые из корпораций. Проигнорировали его «Роснефть», РЖД и «Газпром». «Роснефть» настаивала, что указ президента распространяется только на госкомпании, созданные федеральными законами.



В марте 2015 года пресс-секретарь премьер-министра Наталья Тимакова разъяснила, что главы госкомпаний могут не публиковать в открытом доступе сведения о своих доходах. Через месяц Путин во время прямой линии с населением «настойчиво порекомендовал» руководству корпораций все же обнародовать доходы. В результате о своих зарплатах впервые отчитались главы РЖД и «Роснефти» Владимир Якунин и Игорь Сечин.



В октябре 2015 года законодатели ввели дополнительную ответственность по лишению полномочий депутатов и сенаторов, если те до 1 апреля каждого года не представили декларацию о доходах и имуществе.



Последнее предложение в этой сфере принадлежит Росфинмониторингу. Оно заключается в том, чтобы обязать российские компании отчитываться о своих бенефициарах не реже чем раз в год.



Российские законодатели постоянно корректируют нормы УК, карающие мздоимцев. Многомиллионные штрафы за взятки Медведев ввел в 2011 году. В результате, по статистике судебного департамента при Верховном суде, число осужденных за дачу взяток выросло в несколько раз, а штраф стал главным наказанием. По данным прокуратуры и МВД, за последний год было зарегистрировано на 3,8% больше преступлений по факту получения взятки и на 17,3% больше преступлений — о даче взятки.



Позднее «медведевские штрафы» раскритиковали Путин, руководитель президентской администрации Сергей Иванов и председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев. В марте 2015 года Путин подписал закон, который снизил минимальную кратность штрафа за получение взятки с 25-кратной до десятикратной суммы. В качестве альтернативы минимальной кратности был установлен фиксированный штраф до 1 млн руб.



Еще одно направление профилактики мздоимства — борьба за чистоту госзакупок. В 2013 году был принят 44-й федеральный закон (ФЗ), установивший регулирование на всех этапах госзакупок. Документ ввел новые для России способы закупок товаров и услуг государственными структурами, такие как «двухэтапный конкурс». 44-й ФЗ заменил 94-й ФЗ, который действовал с 2004 года и регулировал госзакупки, однако постоянно подвергался критике за то, что не мог остановить коррупцию.



В 2015 году начал применяться механизм по гражданской конфискации незаконно нажитого имущества. Прокуратура Приморского края подала иск в Советский районный суд Владивостока с просьбой обратить в доход государства автомобиль Nissan Qashqai, который принадлежал сотруднице управления имущественных отношений администрации Надеждинского муниципального района Эльвире Карпенко. Свое требование прокуратура мотивировала тем, что чиновница не указала в установленный срок средства, на которые она купила иномарку.



Что не сделано



Из-за незначительного улучшения позиций России в рейтинге восприятия коррупции не следует, что ситуация со взяточничеством стала выправляться, уверен генеральный директор «TI Россия» Антон Поминов. Это все равно что школьник бы выбирал между оценками «2» и «1», уверен эксперт: в России по-прежнему нет институтов, благодаря которым коррупции стало бы меньше, — независимых СМИ, судов и парламента.



«Да, есть какие-то телодвижения со стороны чиновников: Минтруд выпустил рекомендации по публикации сведений об имуществе и доходах, но этим рекомендациям никто не следует. [Минтрудом] был написан закон о защите заявителей о коррупции (он предполагает в том числе меры госзащиты для тех, кто обратился в правоохранительные органы), но заброшен. В это время [Алексея] Навального, который готовит расследование про [министра обороны Сергея] Шойгу, и активистов, которые выходят на митинги против коррупционеров, судят», — отмечает Поминов.



Группа стран по борьбе с коррупцией Совета Европы («Греко») в последнем опубликованном докладе о ситуации с профилактикой коррупции в России в 2014 году указывала, что из 21 рекомендации, которые эксперты дали российской стороне, полностью были выполнены только три, еще 12 — частично, и шесть не выполнены вообще. Неисполненными остаются предложение расширить понятие взятки (считать таковой любую форму получения неправомерного преимущества), установить наказание за обещание взятки, а также сделать более жестким законодательство, регулирующее финансирование избирательных кампаний.



В 2015 году в России так и не была ратифицирована ст.20 Конвенции ООН против коррупции, по которой незаконное обогащение признается уголовным преступлением. Еще в конце 2014 года петиция Навального о необходимости введения в российское законодательство этой статьи собрала в интернете 100 тыс. подписей и была отправлена в «открытое правительство», которое было обязано эту петицию рассмотреть.



Согласно этой статье незаконное обогащение — это «превышение расходов над доходами публичного или должностного лица», которое чиновник не может обосновать. Саму по себе Конвенцию ООН о борьбе с коррупцией Россия ратифицировала еще в 2006 году, но ст.20 тогда в ратификационный список не попала, поскольку, по мнению российской стороны, это положение противоречит Конституции РФ и не соответствует принципу презумпции невиновности.



В итоге в начале 2015 года «открытое правительство» отказалось рассматривать возможность введения в УК статьи «незаконное обогащение» все по той же причине несоответствия конституционному принципу презумпции невиновности.



Ощутимо снизить уровень коррупции сможет конфискация имущества коррупционеров, считает член думского комитета по борьбе с коррупцией Олег Денисенко (КПРФ). «Во вторник на Совете по противодействию коррупции президент поднял тему, которая всячески отвергалась в Госдуме, а именно: конфискацию имущества. Такая форма борьбы была бы эффективна, потому что мы знаем, что даже севшие в тюрьму коррупционеры после выхода на свободу неплохо себя чувствуют, поскольку все имущество у них остается в сохранности», — рассуждает депутат.



В среду коллеги Денисенко по фракции Юрий Синельщиков и Александр Куликов внесли в нижнюю палату соответствующие поправки в УК о конфискации имущества коррупционеров, но правительство сразу дало отрицательный отзыв на эту инициативу.



По мнению члена Совета по правам человека при президенте Кирилла Кабанова, одной из важных инициатив, которая не была исполнена за прошлый год, было проведение анализа коррупционной практики. Это требование содержится в антикоррупционном плане 2014 года. «Эта инициатива предполагала, что чиновники на местах будут анализировать то, как работает коррупция в разных отраслях. Но она провалилась из-за того, что не была установлена ответственность за ее неисполнение», — указывает Кабанов.



При участии Анастасии Михайловой и Фариды Рустамовой


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter