Авторизация
 
  • 01:21 – Коммунальные платежи 2017 году: правительство предлагает повысить цены на услуги ЖКХ 
  • 01:21 – Самолет потерпел крушение в Пакистане: список погибших, первые фото, причины и подробности 
  • 01:21 – Осколки счастья: смотреть 173-174 серию онлайн 
  • 01:21 – Вести в 20:00 последний выпуск 07 12 2016 смотреть онлайн 

Европа: испытание кризисом

162.158.78.175

Европа: испытание кризисом Выборы в Еврокомиссию — это своего рода суд высшей инстанции. ЕС увяз в тяжелом экономическом кризисе, усугубленном неэффективным управлением, которое не в состоянии согласовать интересы различных стран, постоянным притоком иммигрантов, которых он не знает, куда пристроить, и ущербностью демократии. Эта несовершенная демократия ставит перед населением вопрос о том, какой толк от политики тех, кого оно избирает, если эти люди мало что решают (вспомните хотя бы заявление Рахоя по поводу сокращения бюджетных расходов: «у нас нет выбора»).

Начинается подготовка к выборам президента Еврокомиссии (25 мая), в ходе которых 413 миллионов избирателей дадут свою оценку усилиям по выходу из кризиса, а также оценят пути политического развития на ближайшие пять лет. После первых и неуверенных признаков выздоровления, за которыми все равно видны и острая социальная напряженность в некоторых странах, и недоверие к институтам власти, Евросоюзу необходима решительность. Партии надеются развернуть - хотя бы на несколько градусов - курс европейского трансатлантического лайнера в столь важных областях, как экономика, внешняя политика и иммиграция, а также в столь трудноразрешимых вопросах, как рефинансирование греческого долга, ответ на отказ Германии от европейских долговых обязательств, регулирование банковской сферы.

Предвыборные манифесты крупных политических партий отличаются лишь нюансами: народные партии ставят во главу угла реформы; социал-демократы придают большее значение росту, чем мерам экономии. Они соревнуются с лозунгами влиятельных, но предлагающих меньше вариантов партий (либералы, зеленые, левые) и напором популистов.

Ушли в прошлое те дни, когда решения принимались за закрытыми дверями: действующий договор обязывает учитывать результаты выборов при назначении президента Еврокомиссии, хотя и с привычной, и уже набившей оскомину европейской двусмысленностью. Нынешние выборы настоящие: «Если президентом назначен не тот, кто находился в первых строках списка, трудно будет убедить людей, что их голоса чего-то стоят», предупреждает один европейский источник.

Экономическая политика: экономия и рост, рост и экономия

На горизонте длительный застой, уровень безработицы сопоставим с тем, что был во времена Великой депрессии, проблема огромной задолженности, усугубленной риском дефляции. Жизненно важные характеристики европейской экономики сталкиваются с профессиональным оптимизмом еврочиновников. Но предвыборные программы показывают, что кризис вовсе не идет на спад: тема экономики красной нитью проходит через все партийные манифесты. Через пять лет экономии она стала «иносказательным выражением, уже почти не скрывающим содержащийся в нем смысл и свидетельствующая о смерти солидарности, которая когда-то вдохновляла на создание ЕС» («Стратегия недомогания», Хосе Мария Ридао).

Народные партии и социал-демократы в 70% случаев голосуют в Европарламенте за одно и то же, поэтому неудивительно, что их программы во многом совпадают. «Есть различия в некоторых нюансах, но две самые крупные партии считают, что рынки успокоились, а вместе с этим и закончился кризис», замечает немецкий экономист Фриц Шарпф (Fritz Scharpf), сотрудник Института имени Макса Планка. Народные партии призывают и дальше проводить в жизнь меры экономии, чтобы с помощью интенсивных реформ вновь добиться экономического роста. Это повторяется в тексте 33 раза и становится похожим на какое-то лингвистическое истязание. Программа социал-демократов, полная двусмысленностей, использует тот же самый дубовый язык, хотя и с несколько иным акцентом: она сосредоточена на росте и даже содержит обещание увеличить расходы (бюджетные) на безработицу среди молодежи. «Необходимо сокращать дефицит», говорится в документе, ни словом не упоминающем о греческом долге и европейских долговых обязательствах". Лидер социал-демократов Мартин Шульц (Martin Schulz) пошел еще дальше: он считает бессмысленными призывы к нулевому дефициту и выступает за сбалансированные государственные расходы, не забывая при этом об экономическом росте. С этой целью он предлагает стимулировать развитие инфраструктуры и проводить менее жесткую валютную политику («Европа: последняя возможность). Шульц выступает за то, чтобы расширить для Франции границы бюджетного дефицита, в отличие от народника Жана-Клода Юнкера (Jean-Claude Juncker). Именно это и должно стать ориентиром европейской политики в ближайшие годы.

Французское правительство социалистов только что сделало поворот в сторону, прямо противоположную той, что предлагает Шульц, заморозив пенсии и зарплаты чиновников. «Еврокомиссия и Европейский Центробанк (ЕЦБ) вот уже несколько лет выступают за проведение реформ и усилий в области предложения, и это ужасно, потому что главная проблема заключается в спросе. Сейчас в это безумие погружается и Франция. Европейская экономическая политика последних лет — одна сплошная ошибка», считает Пол де Груве (Paul de Grauwe) из Лондонской школы экономики.

Либералы делают ставку на укрепление единого рынка. Зеленые обещают сделать упор на развитие энергетики и инфраструктуры. «Объединенные левые» представляет собой единственную партию, которая открыто ставит вопрос о том, чтобы «покончить с программами жесткой экономии». «Они спасли банки, зато разрушают общество. Какой кошмар! Необходимо созвать встречу глав правительств, как в 1953 году, когда было списано 60% немецкого долга» («Слова просит Южная Европа», пролог Алексиса Ципраса). Все без исключения группы выступают за усиление регулирования финансовой системы, главного источника кризиса, а также предлагают, чтобы банки снова предоставляли кредиты через ЕЦБ или Европейский инвестиционный банк.

Энергетика: сама лучшей политикой является та, которой нет (в том числе и в отношении России)

Более половины энергоснабжения ЕС осуществляется из-за рубежа, и эта цифра будет только расти. По прогнозам Международного энергетического агентства, если не произойдет никаких изменений, то к 2040 году данный показатель может вырасти до 70%. У ЕС нет собственных топливных ресурсов, и он все более втягивается в энергетическое соперничество, но даже при этом не были устранены такие недостатки как отсутствие трубопроводов в Испании.

Только обострение отношение между Россией и Украиной в газовой сфере заставило предпринять определенные меры: сейчас Европа хочет сократить свою зависимость от России и построить новые трубопроводы. Партии единодушно, хотя и с разных точек зрения, выступают за развитие чистой энергии и диверсификации источников поставок энергоресурсов.

Наиболее последовательно выступает за сокращение выбросов газов в атмосферу Партия зеленых. Крупные партии в этом вопросе занимают более умеренную позицию ввиду препятствий, которые сокращение выбросов может повлечь за собой для экономики.

Иммиграция: политические шараханья и страх

Согласно подсчетам ООН, в мире насчитывается 214 миллионов иммигрантов. За последние два десятилетия иммиграция в Европе выросла на 40%. Население континента стремительно стареет, и ему требуется это пополнение в лице иммигрантов. Вызванные этим страхи уходят своими корнями в те времена, когда в результате войны в Югославии в Западную Европу устремился поток беженцев из Центральной Европы, одна из партий Германии установила по всей стране плакаты с надписью: Корабль заполнен до отказа. В настоящее время Партия независимости Объединенного королевства (UKIP) заявляет о себе при помощи недвусмысленного лозунга: «26 миллионов человек в Европе не имеют работы. Какие рабочие места они ищут?», гласит один из плакатов, указательный палец на котором как раз направлен в сторону читающего.

С момента возникновения кризиса евроскептики сделали иммиграцию главной темой споров. Франция времен Саркози и Олланда, британское правительство консерваторов и даже Германия во главе с канцлером Ангелой Меркель вот уже долгие месяцы сетуют на чрезмерное количество иммигрантов из Восточной Европы, злоупотребляющих своим пребыванием в странах с высоким уровнем жизни. Цифры, которые бы это подтвердили, отсутствуют. Еврокомиссия любой ценой стремится сохранить свободу перемещения людей, — один из основополагающих принципов ЕС — однако существующая в ряде столиц тенденция указывает на использование административных барьеров с тем, чтобы воспрепятствовать притоку иммигрантов. Предвыборные программы обходят эту проблему стороной, но она возникает в других сферах: ряд партий предлагает ужесточить правила предоставления убежища, что всегда влечет за собой рост популизма и открытой ксенофобии.

Народные партии предлагают усилить Агентство ЕС по обеспечению безопасности внешних границ (Frontex), чтобы тем самым предотвратить незаконную иммиграцию. Социал-демократы выступают за выделение больших средств на интеграцию иммигрантов. Левые радикалы, со своей стороны, предлагают отменить Frontex и преследовать тех, кто использует труд нелегальных иммигрантов. В этом вопросе пальма первенства принадлежит Ле Пенам и иже с ними: «С тем, что творится в Мелилье, можно покончить, лишив нелегалов медицинского обслуживания, возможности отдавать своих детей в школы и социальной помощи», заявила Марин Ле Пен несколько дней тому назад. Во время недавних президентских выборов во Франции за возглавляемый ею Народный фронт отдали голоса 6,4 миллиона избирателей.

Внешняя политика: Прощай, Кэтрин, прощай

Крупные партии едины в том, что необходимо менять внешнюю политику ЕС после весьма неоднозначной деятельности главы европейской дипломатии Кэтрин Эштон. От Гаити до Сирии нашей внешней политики, по сути дела, не было вообще. Мы действовали медленно, несогласованно, не проявляя инициативы и зачастую ошибочно. Результатов почти никаких, за исключением, разве что, Ирана. Украинский кризис подобен звонку будильника. Он вдохнул силы в умирающее НАТО и заставил встряхнуться ЕС, хотя четыре его главные члена (Германия, Франция, Италия и Испания) продолжают выжидать, пока буря успокоится.

«Называя внешнюю политику общей, мы скорее выражаем наше стремление, чем отражаем действительность. Она по-прежнему является межправительственной. Как избежать таких проявлений нашей слабости, как внутренний взрыв в Югославии или достижение мира на Ближнем Востоке?», задавал себе вопрос бывший председатель правительства Фелипе Гонсалес в книге «Мое видение Европы» (Mi idea de Europa). Вопрос этот продолжает оставаться открытым, несмотря на все красивые лозунги по поводу общеевропейского духа, наивного и декларативного одновременно.

Консерваторы и социал-демократы выступают за единые действия, которые бы сделали Европу «общемировым игроком». Но у Лондона и Парижа своя собственная программа действий, Берлин только сейчас начинает высовывать голову, а если брать остальные страны, то какую-то точку зрения, но всего лишь региональную, имеют лишь Италия, Испания, Швеция и Польша.

Внешняя политика на последнем этапе абсолютно не была наполнена каким-либо содержанием и сопровождалась рядом непростительных ошибок. «Когда в 2008 году НАТО обсуждало возможный прием в свои ряды Грузии и Украины, реакция России не заставила себя долго ждать: она вступила в войну с Грузией. Не сделав никаких выводов, ЕС продолжил политику сближения с постсоветскими республиками и даже предложил Украине подписать соглашение об ассоциации. Ответ России и на этот раз был незамедлительным», замечает один дипломат, «и это ошибка специалистов по России из команды Эштон».

Статья расходов на оборону приковывает внимание всех политических сил. Социалисты и Народные партии выступают за большую военную интеграцию, но при этом не ставят вопрос об интеграции вооруженных сил. Со своей стороны, Объединенные левые выступают за «немедленный выход» европейских стран из НАТО (и вообще за роспуск альянса), а также за сокращение военных расходов. Зеленые отдают приоритет защите гражданских прав и отмены ряда уже принятых шагов: например, сотрудничества с ЦРУ в борьбе с терроризмом.

Евроскептики: значительный рост популистских настроений, который может оказать влияние на повестку дня

Разочарование Евросоюзом значительно выросло с начала кризиса. Это относится не только к Испании и другим странам Южной Европы, но также и к так называемым «кредиторам» (Германии, Голландии, Финляндии): 60% европейцев уже не верят в ЕС. Евроскептики и еврофобы (а в некоторых случаях даже представители неонацистских и ксенофобских партий) уже заседают в ряде парламентов и даже вошли в состав коалиционных правительств. Согласно результатам социологических опросов во Франции, Народный фронт пользуется гораздо более сильной поддержкой, чем социалисты, и лишь слегка уступает консерваторам.

Партия независимости Объединенного королевства (UKIP), выступающая против объединения Европы, тоже наберет свои 20% голосов и займет второе место, оставив позади консерваторов. Альтернатива для Германии, Золотая Аврора в Греции, Истинные финны и партии самой разной окраски в Бельгии, Голландии, Австрии и почти во всех остальных странах — но не в Испании- показывают, что евроскептицизм весьма заразителен: если Евросоюзу не удастся решить свои экономические проблемы, то он рискует к экономическому застою и безработице добавить еще и отход от демократических норм. Согласно опросам, во время выборов 25 мая евроскептики могут набрать от 17% до 27% голосов: «В связи с трудностями с образованием союзов, их влияние в Парламенте будет незначительным, но им очень хорошо удается определять повестку дня и влиять на политику своих стран, как это уже было продемонстрировано во Франции и Великобритании», говорится в аналитической записке Муджтабы Рахмана, сотрудника Eurasia Group.

Региональный разлом Север-Юг и бездействие Европейского Центробанка

«Страны-кредиторы, в частности, Германия, сделали выводы из кризиса в соответствии со своими интересами: единственным решением проблем они считают сокращение доходов тех, которые жили выше своих возможностей», считает экономист Чарльз Выплосщ (Charles Wyplosz).

В 2008 году Еврокомиссия выпустила обширный доклад в ознаменование 10-летие выпуска в обращение евро: «Это самый настоящий успех, символ стабильности и интеграции». Шесть лет спустя все поменялось. Разлом по линии Север-Юг становится все глубже.

Возьмем конкретные цифры. В то время, как в Греции и Испании уровень безработицы превышает 25%, в Германии и Австрии он составляет 5%. Отказа промышленно развитых стран от европейских долговых обязательств и рефинансирования долга, что не создает условий для экономического роста, но при этом и не стимулирует инфляцию, обрекает страны Южной Европы на болезненные меры жесткой экономии. И при этом нельзя утверждать, что вся Европа проявила солидарность и с пониманием отнеслась к ответственности, проявленной вышеуказанными странами.

А что делает ЕЦБ? «С ноября он совершенно бездействует, хотя уровень инфляции вызывает немалое беспокойство», заявил источник в структурах ЕС. ЕЦБ отказывается предпринимать чрезвычайные мер, несмотря на финансовую фрагментацию и на то, что низкий уровень инфляции в промышленно развитой Северной Европе будет препятствовать тому, что меры экономии в южных странах дадут ожидаемый результат.

«Необходимо навести мосты между Севером и Югом», утверждает Юнкер, не вдаваясь в детали. «ЕС и ЕЦБ не могут и дальше делать вид, что не замечают этого разлома», добавляет социалист Рамон Хауреги (Ramón Jáuregui).

Дальнейшее расширение ЕС становится все более призрачным

«Перспектива более крупного и процветающего Евросоюза нереальна?», такой вопрос задает историк Тони Джудт (Tony Judt) в интереснейшей книге «Великая иллюзия» (Una gran ilusión). Несмотря на свои естественное стремление к расширению, вот уже два десятилетия ЕС упорно стремится к самоизоляции. После того, как в период с 2004 по 2007 годы его ряды пополнили 12 новых стран, в основном из Восточной Европы, все чаще высказываются мнения о чрезмерной раздутости ЕС, о трудностях управления 28 странами. Более того, в это же самое время разразился острейший кризис, возникли сомнения относительно эффективности действующей социальной модели, а также относительно способности самого ЕС обеспечить самому себе необходимые условия существования.

Опыт расширения на Восток привел к весьма неоднозначным выводам, вызвав страх правых по одним причинам (в частности, иммиграции) и левых — по другим (перемещение промышленного производства и социальный демпинг). Эти опасения нашли свои отражения в программах партий. Иллюзии развеялись: только либералы без оглядки выступают за дальнейшее расширение, считая это непременным условием.

Народные и социал-демократические партии занимают более осторожную позицию, в их рядах уже начинает чувствоваться усталость от расширения: консерваторы исключают прием новых членов в ближайшие пять лет; социалисты не выражаются столь конкретно, но действуют в том же направлении. Народная партия предлагает закрыть двери клуба: в своей программе она ясно дает понять, что возможный прием новых членов не только потребует от стран-кандидатов соответствия определенным политическим и экономическим требованиям, но и способности ЕС интегрировать эти страны. «Если способность к интеграции находится под вопросом» — а именно так считают главы государств -, «то дальнейшего расширения не будет», говорится в манифесте консерваторов. Таким образом, Исландия, Македония, Черногория, Сербия и, в особенности, Турция, которая практически сама себя вычеркнула из списка своим недавним наступлением на гражданские свободы, — всем эти странам, которые являются официальными кандидатами на вступление, придется подождать до особого распоряжения.

Лидерство внутри ЕС. Кто командует в Европе: Меркель или Драги

Можно услышать замечательные определения Европы и Евросоюза. «Новый город на холме» (Джереми Рифкин), «Единственная программа, которая соответствует нашему миру и эпохе» (Пьер Ури), «Демократическое достояние человечества» (Лула да Силва), «Неоконченное путешествие» (Иегуди Менухин). Есть и другие, уже не столь идиллические: «Изобретение в стадии критического провала» (Фелипе Гонсалес), «Красивое чудовище» (Ганс Магнус Энзенсбергер) и, в особенности, язвительное замечание, сделанное кинорежиссером Вимом Вендерсом: «Идея Европы была низведена до бюрократии, и сейчас люди считают, что бюрократия — это и есть идея».

Если нет согласия относительно определения, то по крайней мере оно есть относительно ключевых фигур: канцлера Ангелы Меркель и глава Европейского Центробанка Марио Драги. «Впервые Франция явным образом отошла на второй план, а Германия стала неоспоримым лидером», считает аналитик Чарльз Грант (Charles Grant). Меркель железной рукой управляла Евросоюзом, пока не превратила его в то, что Ульрих Бек (Ulrich Beck) называет «немецкой Европой». Ее способ выхода из кризиса имеет исключительно финансовую направленность и основан на мерах жесткой экономии бюджетных средств. Этот способ вызывает большие споры даже среди ведущих интеллектуалов, которые заявляют: «Именно Берлин стал катализатором размывания европейской солидарности» («Кризис Евросоюза», Юрген Габермас). Вместе с Меркель Драги является самым настоящим правителем Европы: он превратил проблемные правительства «в марионетки, которыми манипулирует ЕЦБ, действующий на основе странной смеси идеологического догматизма и интересов стран-кредиторов», утверждает социолог Игнасио Санчес-Куэнка (Ignacio Sánchez-Cuenca). Маловероятно, что роль Меркель и Драги станет другой. Париж столкнулся с непростой ситуацией внутри страны. Роль Лондона снижается ввиду его все возрастающей еврофобии. «Во время встреч на высшем уровне никто и чихнуть на Меркель не смеет», сказал один дипломат, а «ЕЦБ лишь усилил свою власть во время кризиса», хотя новая Еврокомиссия и «могла скорректировать хотя бы на несколько градусов курс трансатлантического лайнера».

Телекоммуникации: лобби, продавливание и задержки

Бурное развитие информационных технологий способствует более тесному взаимодействию политических партий. Все кандидаты стремятся использовать более надежные, дешевые и наиболее доступные для граждан виды связи. Несмотря на это, реализация телекоммуникационных проектов остановилась на полпути вследствие того, что государства-члены — более уязвимые к давлению крупных корпораций — отказались двигаться вперед в этой области.

У Европы нет по-настоящему единого рынка телекоммуникаций. А ее компании значительно меньше американских. Это обстоятельство может измениться в зависимости от того, кто займет кресло председателя Еврокомиссии: лидер Христианской социалльной народной партии Жан-Клод Юнкер заверил, что Евросоюзу необходимо «переосмыслить правила конкуренции», которые до сих тормозили слияния вследствие возможных предрассудков потребителей. Несомненно, это бальзам на душу крупным отраслевым компаниям.

Европарламент занял очень жесткую позицию по вопросам телекоммуникаций, связанным с внутренним рынком и гражданскими свободами. В этой связи необходимо решить две большие задачи. Самая сложная связана с разработкой нормативов защиты личных данных. Она приобрела особую актуальность после скандала с разоблачением массовой слежки за гражданами, осуществлявшейся Агентство национальной безопасности США.

Давление Вашингтона и крупных телекоммуникационных корпораций замедлило процесс. С разными формулировками партии предлагают ужесточить передачу личных данных третьим лицам, требуя накладывать штрафы на компании, которые будут не должным образом использовать такого рода информацию. Лоббирование и последующие задержки также являются характерным явлением в вопросах роуминга и реорганизации рынка телекоммуникаций. Партии выступают за то, чтобы покончить с подобной практикой в 2015 году и не допустить, чтобы операторы могли блокировать такие виды услуг, как телефонные звонки по Скайпу.

Договор о торговле с США: большинство «за», но на определенных условиях

В обстановке массовой безработицы (26 миллионов человек) и надвигающегося застоя в экономике, который обещает быть долгим, руководящие органы ЕС всячески пропагандируют договор о торговле с США, преподнося его как источник занятости и богатства для стран-членов. Переговоры застопорились по двум причинам. Первая непосредственно связана с самим процессом и заключается в сомнениях, которые вызывает предполагаемое снижение требований к качеству европейских товаров в результате свободной торговли с США, не говоря уже о возражениях Франции в области культуры. Вторая является внешней, но при этом сумела затормозить обсуждение вопроса на несколько месяцев: недоверие к Вашингтону в связи с массовой перехватом телефонных разговоров и электронной переписки европейцев американскими спецслужбами.

Понимая, что избиратели очень серьезно относятся к обоим аргументам, партии выразили свою озабоченность возможностью подписания договора, который в иных обстоятельствах не вызвал бы особого противодействия. За исключением либералов, открыто выступающих за то, чтобы подписать договор после избрания парламента нового созыва, остальные партии либо выдвигают определенные условия, либо в открытую отвергают документ, как, например, левые радикалы. Консерваторы приветствуют свободную торговлю с США «при условии соблюдения высоких европейских стандартов и элементов европейской самобытности». Социал-демократы связывают это с соблюдением прав в социальной, производственной и природоохранной сферах.

Выдвигая схожие доводы, Зеленые идут еще дальше, выступая против договора в его нынешней форме, поскольку он ослабляет защиту окружающей среды в Европе. В отличие от того, что происходит в других областях, Еврокомиссии придется самым серьезным образом учесть замечания, высказанные партиями. Без одобрения Европарламента невозможно принятие какого-либо торгового соглашения. Помимо сложных технических деталей, «договору необходимо придать политическое ускорение, а сейчас не хватает воли для движения вперед», говорил несколько месяцев тому назад один высокопоставленный чиновник из Совета министров ЕС.

Кандидаты в президенты Еврокомиссии

Непотопляемый Жан-Клод Юнкер (Люксембург, 1954) представляет собой главную кандидатуру народных партий, сыгравших главную роль в кризисе из-за своего большого влияния в Еврокомиссии и Европейском Совете.

Председатель Европарламента Мартин Шульц (Германия, 1955) возглавляет социал-демократов. Бывший книготорговец, критически высказывающийся в адрес Меркель, заявляет о своей неудовлетворенности нынешним ЕС.

Бывший премьер-министр Бельгии и председатель либеральной фракции Ги Верхофстадт (Бельгия, 1953) является лицом либералов. Его партия может стать связующим звеном между другими политическими силами.

Красавец Алексис Ципрас (Греция, 1974) представляет Объединенных левых. Его обращения, зачастую противоречивые, будоражат умы, вызывают симпатию и ненависть как в Брюсселе, так и за его пределами.

Зеленые делают ставку на франко-германский тандем, состоящий из синдикалиста Жозе Бове (Франция, 1953) и представителя немецкой Партии зеленых Ска Келлер (Германия, 1981).

Марин Ле Пен (Франция, 1968) — наиболее известная представительница целого ряда течений, с трудом поддающихся определению: евроскептики, еврофобы, фашисты, ксенофобы и популисты. Оригинал публикации: Examen a una Europa en crisis Читать больше на inosmi.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter