Авторизация
 
  • 11:11 – Сериал Обратная сторона Луны 2 сезон 1 и 2 серия: смотреть онлайн 05 12 2016 
  • 11:11 – Сериал «Село на миллион»: смотреть 5 серию онлайн (эфир от 05.12.2016) 
  • 11:11 – Сериал «Пацики»: смотреть 5 серию онлайн (эфир от 05.12.2016) 
  • 11:11 – Авария в ХМАО: видео автобуса с детьми с места ДТП разыскиваются в Интернете 

Литва хочет представить РФ правопреемницей "преступного" СССР

162.158.78.178

Литва хочет представить РФ правопреемницей "преступного" СССР

Литва готовит широкий политический процесс против России. Генпрокуратурой республики подготовлен список из 79 россиян, которые подозреваются в совершении военных преступлений в Вильнюсе в январе 1991 года. Всех их ждет заочное судебное разбирательство.

Одного из подозреваемых – гвардии полковника запаса Юрия Меля – ждет очный суд. 12 марта этого года Мель был задержан на Панемунском КПП, расположенном на границе Литвы и Калининградской области («Свободная пресса» об этом уже рассказывала ). В литовских СМИ задержание Меля было названо «историческим поворотом в деле «13 января»». В случае, если вина полковника будет доказана, ему грозит пожизненное заключение.

Дело «13 января» позволит Литве утверждать, что РФ является правопреемником «преступного государства СССР». России в этом случае можно будет предъявлять претензии о солидных компенсациях семьям погибших и получивших ранения во время январских событий. А главное – будет нанесен удар по международному престижу России.

Насколько обоснованы обвинения Литвы, можно ли вывести из-под удара полковника Меля, оказавшегося заложником в большой политической игре?

– Литва собирается нажать на Россию, - уверен бывший второй секретарь ЦК Компартии Литвы, депутат Верховного Совета Литвы, председатель Комитета граждан СССР Литвы Владислав Швед. - Для этого она пытается перевести события января 1991 года в разряд военных преступлений, утверждая, что Литва в январе 1991 года была независимым, суверенным государством. Однако объективные исторические факты свидетельствуют, что Литва была союзной республикой и январские события были силовой акцией союзных властей по восстановлению конституционного порядка в Литовской ССР.

В 1990-м, когда литовские оппозиционеры ездили в США, президент Джродж Буш-старший прямо заявил: «Я принимаю вас, как частных лиц». 19 ноября 1991 года литовская делегация поехала в Париж на Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе глав 34 государств, но ее удалили из зала заседаний, как не имеющую международного статуса. Это – неоспоримый факт.

Укажу еще на один, более частный, момент: Литва утвердила мои полномочия как депутата Верховного Совета Литвы, избранного 24 ноября 1990 года, 5 декабря 1990 года. Я в то время был вторым секретарем ЦК Компартии Литвы, председателем Комитета граждан СССР в Литве – и, тем не менее, Сейм утвердил мои полномочия. Это говорит о том, что литовские власти не считали в тот момент организации, которые я представлял, преступными и действующими вне закона.

Литва, в обоснование своей нынешней позиции, ссылается и на договор о межгосударственных отношениях между Россией и Литвой от 21 июля 1991 года, подписанный Борисом Ельциным и Витаутасом Ландсбергисом, согласно которому РФ признала независимость Литвы с 11 марта 1990 года. Но это не может изменить исторической ситуации. На деле, в марте 1990-го Литва только заявила о намерении быть независимой. А реальное признание состоялось позже – 6 сентября 1991 года, на заседании Госсовета СССР. Кстати, только с этого момента Литву признало и международное сообщество.

Сейчас, задним числом, литовская прокуратура пытается представить дело иначе, и вопрос этот чисто политический. Юрий Мель оказался удобной фигурой, которая нужна для начала ревизии истории путем серии заочных процессов в отношении 79 россиян.

«СП»: – Можно ли сказать, что позиции литовского обвинения выглядят шаткими?

– В целом обвинение является юридически ничтожным. Оно базируется на том, что Литва была независимой, а Советский Союз совершил агрессию – и в этой связи следует рассматривать январские события с точки зрения международного права.

Я уже не говорю о том, что с каждым годом появляется все больше доказательств, что люди, погибшие у телебашни в Вильнюсе, были убиты литовскими снайперами.

В 2011-2012 годах в Вильнюсском окружном суде шел процесс нал Альгирдасом Палецкисом – председателем Социалистического народного фронта Литвы. Он посмел высказать сомнения в официальной версии январских событий, и заявил, что 13 января 1991 года у телебашни «свои стреляли в своих». За это его обвинили в преступлении, которое согласно статье 170 (2) ч.1 Уголовного кодекса Литовской Республики, трактуется как «отрицание советской агрессии».

Суд длился больше года. 12 свидетелей заявили о том, что по толпе протестующих стреляли с крыш зданий. Особый резонанс вызвало сенсационное свидетельство одного из первых активистов «Саюдиса» Болесловаса Билотаса. Он в ходе уголовного процесса против лидера Социалистического фронта Литвы Альгирдаса Палецкиса заявил, что на следующий день после кровавых событий на Политсовете «Саюдиса» прозвучала информация, что ночью у телебашни «свои стреляли в своих» и тогда же члены Политсовета поклялись об этом молчать.

Городская прокуратура решила расправиться со свидетелями, выступившими на стороне защиты А. Палецкиса. Жертвами были выбраны Дангуоле Раугайлене и Яунутис Лякас, которых обвинили в даче ложных показаний. Более года их мучили на судебных заседаниях пока, наконец, в ноябре 2013 года Верховный суд Литвы постановил, что и Раугалене, и Лякас давали достоверные свидетельства.

Получается, Верховный суд признал, что стрельба с крыш была. Это значит, что уголовное дело, которое насчитывает сегодня 700 томов, и по которому будет отвечать Юрий Мель – нельзя считать расследованным. Как раз эпизод стрельбы с крыш в нем отсутствует.

Другими словами, дело «13 января» шито белыми нитками.

«СП»: – Литва готовит правовую базу для обвинения СССР в военных преступлениях. Чем это нам грозит?

– Тем, что СССР будет признан преступным государством, а Россия – правопреемницей преступного государства. А дальше, как и полагается в Европе, к РФ последуют претензии, и немалые. Судя по информации Генпрокуратуры Литвы, число пострадавших в январе 1991 года выросло с 600 до 1300 человек, плюс 14 убитых. Компенсации пострадавшим и родственникам убитых могут вылиться в весьма круглую сумму.

Надо заметить, Литва с 1991 года неоднократно поднимала вопрос о компенсациях к СССР и России за «советскую оккупацию». Сейчас речь идет о возмещении более 30 млрд. долларов США.

«СП»: – Россия может воспрепятствовать действиям литовцев?

– У нас, у России, более чем достаточно аргументов, чтобы поставить точку на этих процессах. Ну, прежде всего, доказать, что большинство обвинений в адрес россиян, подозреваемых в военных преступлениях, являются надуманными и ложными.

Достаточно сказать, что в Определении о признании Ю. Меля виновным, фигурирует «факт умышленного расстрела в ходе военной атаки неустановленным военнослужащим группы «А» защитника телебашни И. Ш.». Якобы офицер в упор из автомата расстрелял И. Ш., а затем добил его ударами ствола автомата по голове. Между тем, литовская судмедэкспертиза установила, что И. Ш. стал жертвой обычной автоаварии, в которой его голову переехало колесо автомобиля.

Помимо этого, в теле И. Ш было обнаружено 7 огнестрельных ранений, произведенных с разных сторон, в том числе спереди, сзади, и с разной высоты. Многолетний литовский криминалист, доктор юрнаук Иван Данилович Кучеров (впоследствии умерший в литовской тюрьме) установил, что «неизвестные» расстреливали уже мертвое тело И. Ш.

Что же касается раздробления костей черепа И. Ш. воронкообразным пламегасителем на дуле укороченного автомата АКС-74У, которыми были вооружены «альфовцы», то это явное свидетельство дилетантизма литовских прокуроров, состряпавших такое обвинение. Такое просто невозможно.

Помимо этого, можно напомнить литовским руководителям о том, что треть современной территории республика получила, когда была в составе СССР. Раз СССР – «преступный», и современная Литва не считает себя преемницей Литовской ССР, эти территории неплохо бы вернуть.

Напомню, о чем идет речь. В 1939 году СССР вернул Литве Вильнюс. В 1940-м к Литве был присоединен район с центром в городе Сувалки (ранее, в 1919-м, захваченный Польшей), за который советскому правительству пришлось заплатить Германии 7,5 миллиона золотых долларов. Наконец, в 1945 году по личному распоряжению Сталина Литве был передан Клайпедский край. Все это – весьма большие территории.

Напомню еще один факт: в 1990-м, когда Литва объявила о независимости, Президиум Верховного Совета Белоруссии высказал претензии по поводу белорусских территорий, которые были присоединены к Литве в момент ее вхождения в СССР.

Что интересно, эти белорусские и сувалкские территории являются тем коридором до Калининградской области, которым – теоретически – могла бы пользоваться сейчас Россия.

«СП»: – Почему Россия не вмешивается в ситуацию?

– Мы всегда доводим дело до крайности, и лишь потом пытаемся его решать. На той же Украине бандеровцы возникли не вчера. Они 20 лет работали фактически в чистом поле, зомбировали людей, тиражировали ложную информацию. А Россия спокойно на это смотрела.

С Литвой ситуация аналогичная. Тамошнее руководство 20 лет доказывает, что Россия – враг. А сейчас, на фоне украинских событий, в Литве вообще наблюдается психоз. В массовом порядке идет запись добровольцев на случай нападения России, президент Даля Грибаускайте ездит по военным базам и фотографируется на фоне военной технике, доказывая, что только благодаря ей и помощи Запада, Литва устоит.

А ведь все могло быть иначе, если бы Россия своевременно реагировала на действия республик, ранее входивших в состав СССР. К сожалению, мы ситуацию во многом упустили. Сейчас вокруг России создалось кольцо из бывших союзников, а теперь – врагов.

«СП»: – Как получилось, что именно Мель оказался разменной пешкой в политической игре Литвы?

– У Меля диабет, ему грозит ампутация ноги. В Литву он ездил за лекарствами – они там дешевле, чем в России. Если бы Генпрокуратура РФ вовремя его предупредила, он бы в Литву не поехал.

Почти год назад Литва прислала российской прокуратуре так называемое Определение в признании подозреваемыми россиян по событиям 13 января 1991 года. На основании этого документа российские правоохранители могли бы составить перечень сограждан, которых Литва может подозревать в совершении военных преступлений, и предупредить их.

Сейчас этот вопрос решается, многих уже предупредили. Но поезд ушел, и Юрий Мель – в Литве. Плохо то, что на его задержание не последовало практически никакой реакции с российской стороны. МИД ограничился заявлением, что не нужно политизировать ситуацию и сводить политические счеты.

Мель ни в чем не виноват – он выполнял приказ. В обвинении литовские прокуроры пишут, что советские военнослужащие в ходе атак на телебашню, здания Комитета по радио и телевидению, Дом печати захватывали людей, «пытали их, лишали свободы».

Мель в этих «атаках», к слову сказать, не участвовал – его танк стоял в стороне, и сделал всего три холостых выстрела. Да и невозможно в ходе кратковременной атаки «пытать и лишать свободы». Для чего тогда эти определения прокуратуры? Ответ прост: они соответствуют статье 100 уголовного кодекса Литвы о военных преступлениях и преступлениях против человечности. То есть, нужны как необходимый «кирпичик» в деле.

В итоге Мелю грозит пожизненное заключение. Чего мы ждем, когда полковника осудят? Нам нужно, наконец, осознать: это процесс не против Меля – это процесс против России. Фактически, Литва хочет организовать для РФ второй Нюрнберг. И готовящееся судилище надо немедленно предотвратить…

Из досье «СП»

22-летний лейтенант Советской Армии Ю. Мель в 1991 году служил в 107-ой мотострелковой дивизии, дислоцированной в Вильнюсе, являясь командиром танкового взвода. В соответствии с приказом он, командуя танком под бортовым номером 544, в ночь на 13 января 1991 года участвовал в силовой акции по восстановлению конституционного порядка в Литовской ССР. В современной Литве многие участники этой акции объявлены подозреваемыми в совершении военных преступлений и преступлений против человечества.

По утверждению Генпрокуратуры Литвы Мель в суде якобы пояснил, что он, выполняя приказ, маневрировал у вильнюсской телебашни и произвел три холостых выстрела из танковой пушки. Никаких других действий он не выполнял. Тем не менее, литовский прокурор Г. Пашкявичюс предъявил бывшему лейтенанту подозрения в военных преступлениях и преступлениях против человечности и предупредил Меля, что ему грозит пожизненное лишение свободы.


Андрей Полунин Источник: svpressa.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter