Авторизация
 
  • 19:46 – Новый год 2017: как встречать, что готовить – готовимся встречать праздник правильно 
  • 19:46 – "Все телн": в Стеи плоовяись ВИЕДО, на коротом гублоь "пночиокл с сообй" 
  • 19:46 – Дом 2 на неделю вперед: Глеб Клубничка затащил в постель очередную жертву, любовница Яббарова угрожает Кауфман 
  • 19:46 – «Обратная сторона луны» 2 сезон 1 и 2 серии от 5.12.2016 смотреть онлайн 

Мнение: Какая Украина нужна Владимиру Путину

173.245.54.63

Мнение: Какая Украина нужна Владимиру Путину Фото: EPA

В воскресенье Украина выбирает нового президента. Но интрига выборов не в том, кто именно выиграет президентскую гонку и какой путь выберет страна - Украина уже и так определилась, она идет в Европу. Главная загадка - как будет реагировать на выбор украинцев Россия и приведет ли это к новому витку конфронтации.

Украинская элита и большинство населения свой выбор уже сделали – они будут стремиться к сближению с Европой. Все лидеры президентской гонки так или иначе эту линию поддерживают. Но дьявол, как известно, в деталях.

Сказать "Мы хотим в Европу" очень легко. И вроде бы даже предстоящие трудности этого перехода всем понятны. Но на практике этот процесс может оказаться шокирующе болезненным – так же, как в 1991г., когда Россия переходила на рыночные цены, все много говорили о трудностях, но когда эти трудности реально наступили, люди были шокированы.

Поэтому для того, чтобы Украина могла проделать трудный путь в Европу, нужна серьезная политическая мотивированность народа. Но есть ли она? Россия, конечно, очень сильно в этом Украине помогает – благодаря противостоянию с Россией украинское общество сплотилось, у него появился вектор национального достоинства, национального самосохранения. Фактически впервые за много лет Россия оказала украинцам реальную братскую помощь ценой ухудшения собственного экономического и политического положения и ценой усиления антироссийских настроений в мире.

Но одного антироссийского настроения мало, чтобы придать обществу нужный запас прочности для преодоления колоссальных трудностей, которые ждут Украину по пути в Европу. Тем более что сама Европа не проявляет особенных братских чувств и никаких великих жертв ради Украины нести не намерена – ни деньгами помогать особенно не рвется, ни мозгами.

Получается, что украинцам надо выйти в пустыню. Они вроде бы готовы выйти и вроде бы верят, что впереди их ожидает Новый Иерусалим в виде присоединения к Евросоюзу. Но при этом они видят, что от этого присоединения плачут и рыдают Латвия, Болгария, Румыния и другие страны (хотя ни одна из них из ЕС выходить не собирается). Так что идти по пустыне хорошо бы с тем Моисеем, которому ты веришь. Поэтому для самой Украины президентские выборы, конечно, имеют не техническое значение – это проверка на прочность решимости украинцев пойти выбранным путем и испытание на прочность связи Донбасс - Украина.

Способность нового президента остановить беспорядки на юго-востоке Украины имеет меньшее значение. Потому что на самом деле там нет никакой гражданской войны. То, что мы там наблюдаем, – это цирк, хотя и с реальными трупами. Три месяца гражданской войны, где погибли триста человек, как бы это цинично ни звучало, - это никакая не гражданская война.


Но гораздо важнее даже не количество трупов, а то, что у сепаратистов в Донбассе нет никакой идеи. Это пришлые люди, они этого и не скрывают: бойцы из России, Крыма, Приднестровья пришли освободить народ. А народ почему-то сидит на печи и не чешется (буквально так говорят сами лидеры Донецкой республики). Какая же это гражданская война?

Сепаратисты поднять народ не смогли. Максимально большой митинг, который они смогли собрать в Донецке, – это около 10 000 человек, притом что в городе около миллиона жителей (сравните с Майданом в Киеве). То есть массовой поддержки у них нет. Есть массовая ненависть русского населения к Киеву, массовая вера в то, что американцы едят живых младенцев, НАТО – это фашисты, а Россия – это рай.

Но только между путиноманией и массовой ненавистью к Западу с одной стороны и доверием к вождям самопровозглашенной республики с другой лежит пропасть. Люди сепаратистов не поддерживают, соответственно, нет и гражданской войны - потому что у нее просто нет второй стороны.

Это не сепаратисты, это фантом – самая острая, но далеко не самая трудная проблема, которую придется решать будущему президенту Украины. Все понимают, что этот прыщик так или иначе – с большим количеством крови или с меньшим – но со временем лопнет.

Более важная проблема – это отношения Украины с Россией. Например, кандидат в президенты Петр Порошенко привлекает избирателей тем, что обещает через два-три месяца наладить экономические отношения с Россией.

Это очевидная бессмыслица – почти такая же, как заявления о создании независимой Донецкой республики. Но бред про республику никого не вдохновляет, а вот обещание наладить экономические отношения с Россией очень сильно вдохновляет. При всем при этом Порошенко не разбрасывается обещаниями в отношении вступления Украины в НАТО, а наоборот подчеркивает, что Украина будет внеблоковым государством. То есть Порошенко дает понять, что движение в Европу, вопреки всем усилиям России, не будет иметь агрессивно-антироссийского характера. Он готов по возможности отношения с Россией сглаживать.

Но на деле восстановление экономических отношений с Россией будет зависеть не от Украины и не от человека, который ее возглавит. Это будет зависеть от одного вопроса: чего Россия (или, скорее, Владимир Путин лично, потому что политика России в отношении Украины – это политика одного-единственного человека) хочет от Украины. И вот это сейчас главная загадка для всех.

Чего хочет Украина от России, понять легко: перестаньте мутить у нас воду и присылать освободителей, но экономические отношения давайте продолжать на взаимовыгодной основе.

А вот чего хочет Путин от Украины, совершенно неясно. Идея вернуть контроль над ней очевидно провалилась. Создать не то что свою республику, но даже вырастить на Украине реальное пророссийское политическое лобби не получилось. Это абсолютный интеллектуальный провал российской политики, ее привычка ставить только на грубую силу, которая с грохотом провалилась. Но что дальше?

Легче понять, чего Путин не хочет: для него является абсолютно неприемлемым вступление Украины в НАТО. Потому что это вступление будет крахом образа Путина – твердого и непримиримого, который во внешней политике добивается огромных успехов. Если Украина вступает в НАТО, то все его успехи лопнут, этого он не допустит. Но по этой логике Россию должны устраивать в качестве президента и Петр Порошенко и Сергей Тигипко, которые говорят, что в НАТО не торопятся.

Возможно, Украина нужна Путину как вечный пример несостоявшегося государства, как напоминание для российского избирателя - вот смотрите, к чему приводят так называемые демократические революции. С этой точки зрения более или менее все равно кто будет президентом. При любом раскладе на Украине в ближайшие годы будет плохо, а уж российское телевидение эти трудности покажет так, что мало не покажется. Поэтому для антизападной пропаганды Украина прекрасно сгодится с любым президентом.

Не думаю, что Путина сильно волнуют экономические отношения с Украиной. Ну будет вечный спор о цене на газ - этот нескончаемый спор будет при любом президенте. А если Путину вдруг по каким-то необъяснимым причинам захочется наладить нормальные отношения с Украиной, то опять же любой президент Украины на это с радостью пойдет. Порошенко и Тигипко об этом прямо говорят.

Поэтому стратегически все кандидаты в президенты Украины для России более или менее одинаковы. А тактически сейчас перед Путиным стоит одна-единственная задача – как-то отвязаться от сепаратистов и при этом продолжать изображать, что мы их поддерживаем. В последние пару недель Россия выбрала такую тактику: никакой реальной поддержки, но по-прежнему громкий крик по телевидению. Однако эти ножницы все равно придется сдвигать, потому что у нас хотя и не избалованный альтернативными мнениями зритель, но даже он рано или поздно может начать задумываться.

В итоге получается, что по большому счету результат украинских выборов не сильно повлияет на отношения Украины и России. Единственная опасность – это если президента не выберут в первом туре, а в Донецкой и Луганской областях будет исключительно низкая явка. Это может активизировать мысли Путина о том, что Украина все-таки могла бы разделиться.

Сейчас, насколько я могу видеть, принята внутренняя (не для телевизора, конечно) позиция: Украина – отрезанный ломоть, пусть делает что хочет. Но если выборы не дадут однозначного результата, то может возникнуть окно неопределенности и новый геополитический соблазн для России – а что если дожать юго-восток? Это могло бы означать новый виток конфронтации с Западом и с Украиной и возвращение к ситуации двухмесячной давности. А потом опять, проделав сходный круг, мы вернемся в нынешнее положение, только потеряв силы и репутацию.


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter