Авторизация
 
  • 11:31 – Дай мне уйти: Тимати и Лепс — клип, видео, текст песни 
  • 11:31 – Обратная сторона Луны 2 сезон: 5 и 6 серия смотреть онлайн от 7.12.16 
  • 11:31 – Сверхъестественное 12 сезон 8 серия: смотреть онлайн на русском — «Лотос» 
  • 11:31 – Магаззино в Томске 3 сезон 29 выпуск 07.12.2016 смотреть онлайн 

Бумажные сокращения заокеанских СНВ

162.158.78.178

8 апреля исполнилось четыре года с момента подписания между Россией и США Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (Договор о СНВ). Со дня вступления его в силу – 5 февраля 2011 года – прошло более трех лет. В России эти даты были отмечены формальными интервью чиновников и экспертов о «полном выполнении сторонами своих договорных обязательств», что, однако, не соответствует действительности в части, касающейся американцев. Результаты системного анализа показывают, что США допускают значительное количество нарушений и обходов тех статей Договора о СНВ и Протокола к нему, контроль выполнения которых инспекциями не предусмотрен. При этом прагматично используют недостатки договорных документов, создавая себе условия для достижения военно-технического превосходства в области СНВ. Американская сторона, в отличие от российской, и не думала приступать к снятию с боевого дежурства и ликвидации развернутых носителей и пусковых установок МБР и БРПЛ. В течение более трех лет США занимались модернизацией СНВ и уничтожением ракетно-авиационного металлолома. При этом Вашингтон периодически придумывает и вбрасывает в СМИ факты нарушений Договоров о РСМД и СНВ, которые якобы допускает российская сторона. Директор департамента МИД РФ по вопросам безопасности и разоружения Михаил Ульянов недавно заявил в интервью о возможности выхода РФ из Договора о СНВ, «если США продолжат развитие системы ПРО». При этом отмечается, что Вашингтон не выполняет положение преамбулы Договора о СНВ о «наличии взаимосвязи между стратегическими наступательными вооружениями и стратегическими оборонительными вооружениями, возрастающей важности этой взаимосвязи в процессе сокращения стратегических ядерных вооружений и то, что нынешние стратегические оборонительные вооружения не подрывают жизнеспособность и эффективность стратегических наступательных вооружений сторон». ПУСТЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА Действительно, для Москвы эта «взаимосвязь» и ее динамика не соответствуют интересам военной безопасности, поскольку развертывание системы глобальной ПРО США и региональных сегментов ПРО идет полным ходом. Несмотря на корректировку руководством Ирана своей ядерной программы, США и НАТО заявили, что «система ЕвроПРО не направлена на защиту от какой-либо конкретной страны. Речь идет о защите от реальной и растущей угрозы, а против реальной угрозы нам нужна реальная оборона». В результате американцы успешно завершили первый этап программы «Европейский поэтапный адаптивный подход» (ЕПАП) и начали работы по программе второго. В нарушение бессрочного Договора о РСМД разрабатывают ракеты-мишени и проводят успешные испытания элементов системы ПРО. В ближайшей перспективе планируют отработку противоракетных перехватов с применением в качестве ракет-мишеней незаявленных МБР, что означает уже нарушение Договора о СНВ. В Румынии ведется развертывание наземного комплекса ПРО «Стандарт-3» мод. 1Б. Такой же комплекс планируется привести в боевую готовность к 2018 году и в Польше. При этом серьезную угрозу военной безопасности России может представлять трансформация этой противоракеты в ракету средней дальности. Сергей Анучин в статье «Зонтик от темных сил» («НВО» № 12 за 2014 год) профессионально доказал, что «противоракета «Стандарт-3» – это мини-«Першинг-2» у границ России с подлетным временем 5–6 минут. Проще говоря, система ЕвроПРО – это тщательно скрываемое средство неотвратимого уничтожения России, при этом времени на принятие решений на ответные действия будет явно недостаточно». На ВМБ Рота (Испания) развернуты работы по оборудованию инфраструктуры для размещения четырех кораблей ВМС США, оснащенных морскими комплексами ПРО «Стандарт-3» и системой управления «Иджис», а первый корабль «Дональд Кук» уже находится на базе. Кроме того, американские партнеры заявили о планах развертывания третьего позиционного района противоракетного комплекса ГБИ на территории США. Причина этого якобы возрастание северокорейской ракетно-ядерной угрозы и необходимость увеличения финансирования работ по созданию ПРО Японии. Следует подчеркнуть, что эта региональная ПРО создается и против восточной группировки российских СЯС. Уместно напомнить, что на Московской конференции по ПРО (2013) с использованием компьютерных моделей было заявлено, что к 2020 году система ЕвроПРО будет способна перехватывать часть российских МБР и БРПЛ. В ответ американцы сказали: «…ваши модели несовершенны, а применяемые исходные данные – сомнительны. У нас есть свои модели…» Вполне резонным является вопрос: каков же механизм оценки хода развертывания глобальной ПРО США и ЕвроПРО и их влияния на российский потенциал ядерного сдерживания? К сожалению, в текстах договорных документов такой механизм не прописан. Имеются лишь термин «противоракета» и Седьмое согласованное заявление «Переоборудованные шахтные пусковые установки (ШПУ) МБР на базе ВВС Ванденберг». Речь идет о пусковых установках (ПУ), которые в нарушение «старого» Договора о СНВ-1 были скрытно переоборудованы под противоракеты. В настоящее время они задействуются для проведения испытательных пусков противоракет ГБИ с целью их модернизации, а возможно, будут и ликвидированы. При этом уведомления российской стороне о планируемых пусках не представляются, что чревато ядерными инцидентами, тем более изделие ГБИ идентично МБР типа «Минитмэн-3». Между тем американцы считают, что пункт 3 статьи V договора разработан в интересах российской стороны: «Каждая из Сторон не переоборудует и не использует пусковые установки МБР и пусковые установки БРПЛ для размещения в них противоракет. Каждая из Сторон не переоборудует и не использует пусковые установки противоракет для размещения в них МБР и БРПЛ». Можно утверждать, что американцы и не будут заниматься таким дорогостоящим переоборудованием, поскольку существуют другие экономичные способы наращивания сил и средств СНС и противоракет. Также положения Договора о СНВ не запрещают «копать» новые шахты для противоракет на континентальной части США или в другом районе мира, чем и предполагают заняться американцы после выбора третьего позиционного района. Необходимо подчеркнуть, что автором предлагалось данную «взаимосвязь» оформить в специальном согласованном заявлении, которое содержало бы: состав, тактико-технические характеристики, боевые возможности противоракет; представление данных по ПРО США; состав и содержание уведомленческих и контрольно-инспекционных процедур; порядок представления информации о наращивании элементов системы ПРО США, региональных ПРО и другие данные. Это позволило бы с привлечением научно-исследовательских организаций МО РФ формировать обоснованные выводы, необходимые для принятия решений, в том числе и на выход из договора. Однако эти предложения были отклонены. Поэтому странно, что органы управления РФ ждут от США каких-то письменных юридических гарантий о ненаправленности системы ЕвроПРО против СЯС России. Не вызывает сомнений, что эти гарантии будут американцами нарушены, как это случилось с Договорами по ПРО, РСМД, СНВ-1, СНВ-2, о СНВ, ДНЯО, ДВЗЯИ, РКРТ, Женевскими договоренностями в связи с обстановкой на Украине и др. Вероятно, общественность стран – членов НАТО еще недостаточно информирована, что объекты системы ЕвроПРО и тактического ядерного оружия в приоритетном порядке будут поражаться высокоточными ракетно-бомбовыми ударами и другими адекватно-асимметричными средствами, эффективность действия которых не вызывает сомнений. Следует также указать на тот факт, что США нарушают положение преамбулы Договора о СНВ, в которой предусматривается учитывать «влияние МБР и БРПЛ в обычном оснащении на стратегическую стабильность». Давно известно, что создание в США группировки неядерных стратегических ракет имеет явно дестабилизирующий характер. С этим согласен даже Сенат США, который не утверждает программу финансирования работ до тех пор, пока Пентагон не представит убедительных доказательств, что пуски этих ракет, особенно с ПЛАРБ, не приведут к ядерным инцидентам с Россией и Китаем. Кроме того, в нарушение Договоров о РСМД и СНВ для испытаний МБР в неядерном оснащении используются незаявленные ракеты типа «Минотавр», «ГБИ» и гиперзвуковые средства вооружений. В неядерном (а возможно, и в ядерном) оснащении они будут включены в состав новой стратегической триады. Кроме того, четыре ПЛАРК типа «Огайо» переоборудованы под КРМБ «Томахок» бл. IV в неядерном (а возможно, и в ядерном) оснащении (до 154 на каждой лодке), которые периодически находятся на боевом патрулировании. Следует отметить, что Вашингтон в рамках Договора о СНВ до сих пор не представил информацию о предназначении и задачах МБР и БРПЛ в неядерном оснащении. Американская сторона нарушает также статью ХIII, поскольку занимается незаявленной на момент подписания Договора о СНВ продажей БРПЛ «Трайдент-2» британским МСЯС. Кроме того, американцы осуществляют подготовку британских специалистов; оказывают помощь в освоении эксплуатационно-технической и боевой документации; ведут работы по техническому сопряжению американских БРПЛ «Трайдент-2» с британскими головными частями и ПЛАРБ и т.п. В нарушение статьи ХIII американцы участвуют в незаявленном сотрудничестве с Великобританией по программе «Саксессор», которая предусматривает разработку 3–4 новых ПЛАРБ на замену британских подлодок типа «Вэнгард». Закладка головной ПЛАРБ планируется в 2021 году со сроком принятия ее на вооружение в 2027 году. Заявлено, что ракетный отсек проектирует американская корпорация «Дженерал Дайнэмикс» с заданными габаритными параметрами для перспективных БРПЛ американского производства. Стоит упомянуть и о том, что в соответствии с положениями стратегической концепции НАТО осуществляются различные виды сотрудничества США с Великобританией и Францией, что Договором о СНВ не регламентировано. Особую озабоченность вызывает организация единого планирования применения СЯС США, Великобритании и Франции. Таким образом, в условиях развертывания ЕвроПРО действует «треугольник» ядерных союзников, да к тому же существуют еще и ядерные силы НАТО, имеющие на вооружении тактическое ядерное оружие. Причем США, размещая ТЯО на территории ряда стран – членов НАТО (150–200 авиабомб типа В-61), грубо нарушают статью I «Договора о нераспространении ядерного оружия» (ДНЯО), запрещающую ядерным державам передавать или предоставять управление ядерным оружием неядерным государствам, и статью II, запрещающую неядерным державам приобретать и использовать ядерное оружие. В связи с этим заместитель министра обороны РФ Анатолий Антонов подчеркивал: «Размещение США тактического ядерного оружия в неядерных странах выходит за рамки ДНЯО. Размещенное в Европе ТЯО теоретически можно за короткое время доставить к границам РФ, тогда как российское нестратегическое ядерное оружие невозможно переместить в короткое время до границы США, и оно не представляет угрозы для безопасности Америки. Ядерное оружие должно быть возвращено в США, а соответствующая инфраструктура – уничтожена». Однако в ядерной стратегии США читаем: «Задачи размещения и применения ТЯО за пределами территории США рассматриваются исключительно в рамках переговорного процесса внутри НАТО, и считается необходимым: сохранить на вооружении ВВС тактические истребители – носители ТЯО (в настоящее время F-16C/D и по мере принятия на вооружение – F-35); завершить программу продления срока службы авиабомб B-61 с целью их применения самолетами F-35; обеспечить возможность хранения ТЯО на территории стран – союзниц по НАТО». В связи с этим с 2013 года начата разработка проекта продления сроков эксплуатации авиабомб типа В-61-3, -4, -7 с началом работ по их модернизации в 2018 году. В рамках модернизации этих авиабомб планируется разработка новой авиабомбы типа В61-12, которая будет квалифицирована как стратегическая. В дальнейшем авиабомбами В61-12 будут оснащаться перспективные истребители-бомбардировщики F-35 и самолеты стратегической бомбардировочной авиации США. В интересах базирования самолетов тактической авиации – носителей ядерного оружия и самолетов-заправщиков подготовлены авиабазы Зокняй (Литва), Лиллеварде (Латвия) и Эмари (Эстония), организовано их освоение в ходе учений и боевое дежурство. ГЛАВНОЕ – ЗАПИСАТЬ Согласно Договору о СНВ, «каждая из сторон сокращает СНВ таким образом, чтобы через семь лет после его вступления в силу (к 5 февраля 2018 года) и в дальнейшем их суммарные количества не превышали 700 единиц – для развернутых МБР, ТБ и БРПЛ; 1550 единиц – для боезарядов на них; 800 единиц – для развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР, БРПЛ и ТБ». Современный боевой состав СНС и результаты выполнения США договорных обязательств были недавно обнародованы известными американскими экспертами Г. Кристенсеном и Р. Норрисом в очередном выпуске бюллетеня Bulletin of the Atomic Scientists (см. табл. 1, 2 и 3). Основываясь на этих данных, можно сделать вывод о «бумажном» характере сокращений СНС США. В частности, хорошо известно, что две ПЛАРБ типа «Огайо» постоянно находятся на капитальном ремонте и содержатся в боевом составе МСЯС. Стратегические бомбардировщики (СБ) В-1В в очередной раз заявлены в качестве носителей обычных средств поражения, хотя сохраняются возможности по их обратному переоборудованию для выполнения ядерных задач. При этом российские чиновники и так называемые независимые эксперты и мудрецы разоруженческого толка молчат о том, что в рамках «старого» Договора о СНВ-1 эти бомбардировщики уже были безъядерными. Также они не замечают, что в статье III, пункты 8а и 8с Договора о СНВ, в качестве существующих типов МБР и ПУ к ним, а также СБ заявлены ПУ и МБР «Минитмэн-II» (реально – ступени) и «Пискипер» (также ступени), и бомбардировщики В-52G (разукомлектованы), давно выведенные из эксплуатации. Сам термин «существующий» в главе первой Протокола к Договору о СНВ «Термины и определения» в отношении указанных ракет и их ступеней отсутствует. Возникает также вопрос о техническом облике и исходном положении ракетных комплексов с МБР «Минитмэн-II» и «Пискипер»: к ним нет боеголовок, а ракеты не загружены в ШПУ. Между тем ступени этих ракет, в нарушение Договоров о РСМД и СНВ, используются для сборки МБР типа «Минотавр» с целью испытания головных частей в неядерном оснащении. На претензии Москвы американцы традиционно не реагируют. Безусловно, при подготовке и согласовании договора можно было разобраться, что устаревшие ступени МБР и СБ преднамеренно включены американцами в текст договора в качестве квоты сокращения, вместо модернизированных ракет «Минитмэн-3М, S», что и подтвердилось. В итоге более трех лет США сокращали боеголовки развернутых МБР и БРПЛ и уничтожали устаревшие ступени неразвернутых ракет, небоеготовые бомбардировщики и развалившиеся ШПУ. Данный вывод подтверждается ответами Г. Кристенсена в интервью российским СМИ: «В действительности США предыдущие годы действия нового Договора о СНВ США, по существу, занимались ликвидацией так называемых пусковых установок-призраков. К примеру, «самолеты и ракетные шахты, которые, будучи сильно устаревшими, в реальности уже не задействовались в ядерной миссии», но они все еще «стояли на балансе. Лишь на данном этапе США приступают к подлинному, а не на бумаге сокращению своего ядерного арсенала». Далее Г. Кристенсен подчеркивает: «В настоящее время США входят в новую фазу – это сокращение пусковых установок, которые действительно на сегодняшний день несут ядерную миссию. Кроме того, полным ходом идет уменьшение количества боеголовок, размещаемых на МБР. В этом году администрация США объявит порядок сокращения числа МБР, предположительно, с 450 до 400 единиц. Приблизительно 30 из 76 бомбардировщиков В-52Н будут переоборудованы так, чтобы они не могли нести ядерные вооружения, а в 2015 году ВМС США начнут урезать количество пусковых установок на каждой ПЛАРБ с 24 до 20. Обеспечение дальнейшего сокращения американских СНС явно отвечает интересам России, поскольку США сейчас имеют существенное превосходство по числу ракет и бомбардировщиков и количеству боеголовок, которые могут быть размещены на этих носителях». Все эти цифры давно известны, поскольку США официально опубликовали перспективный боевой состав СНС еще в 2010 году. В очередном отчете Исследовательской службы Конгресса США подробно рассматриваются плановые показатели по СНС на 2018 год (табл. 2), в соответствии с которыми к 5 февраля 2018 года боевой состав СНС США будет включать 420 МБР типа «Минитмэн-3» в моноблочном оснащении (при этом технические возможности по комплектации платформ разведения ГЧ тремя боеголовками сохраняются), все 14 ПЛАРБ «Огайо» планируется сохранить, а число пусковых шахт будет сокращено с 24 до 20 на одну лодку. Отметим, что такое сокращение шахт и ракет для боеготовности МСЯС США не является критичным, поскольку существует возможность оперативного наращивания количества боеголовок на других БРПЛ «Трайдент-2» до 8–12 единиц на каждой. При этом вызывает сомнение, что демонтаж и переоборудование пусковых шахт ПЛАРБ будут необратимыми. Продолжаются закупки БРПЛ, планируется модернизация этих ракет и ПЛАРБ. Боевые стартовые позиции, пункты управления пуском и другие объекты инфраструктуры планируется консервировать. Количество развернутых СБ в ядерном оснащении составит 60 единиц, сколько за ними будет зачислено боезарядов, неизвестно. Реально В-52Н способен нести до 20 крылатых ракет (российский Ту-160 – до 12, Ту-95МС – до 16). Между тем, согласно пункту 2b статьи III договора в отношении бомбардировщиков придуманы так называемые условные засчеты: «за каждым развернутым тяжелым бомбардировщиком засчитывается один ядерный боезаряд». Как эти правила применять на практике – в органах управления РФ не знают. Поэтому и наблюдается неоднозначное их толкование при оценке заявленных уровней ядерных боезарядов в 1550 единиц; планировании реализации Договора о СНВ; разработке замыслов стратегических учений; планов применения, строительства и развития СЯС (АСЯС); формировании государственных программ вооружения и оборонзаказа; финансовом обосновании различных проектов и др. Вышеизложенные формы и способы «призрачной» реализации США своих договорных обязательств в значительной степени обусловлены логической незавершенностью содержания отдельных статей Договора о СНВ, «работающих» в интересах американцев. Так, из текста договора видно, что промежуточные этапы, уровни и сроки сокращения СНВ, как это было в прежнем Договоре о СНВ-1, не определены. В связи с этим американцы и проводят призрачные сокращения СНВ, с удовлетворением наблюдая, как мы уничтожаем уникальные СНВ с истекшим сроком эксплуатации. Вполне реально, что при возникновении форс-мажорных обстоятельств, затрагивающих интересы национальной безопасности США и их союзников, американцы выйдут из договора и проведут наращивание боевых возможностей своих СНС. Тем более что ими найдено решение проблем продления сроков эксплуатации, обеспечения надежности и безопасности ядерных боеприпасов в условиях моратория на ядерные испытания. В свое время автором предлагалось определить в статье II договора три промежуточных этапа с конкретными уровнями сокращения и ликвидации СНВ и проведением сторонами контрольно-инспекционных процедур с докладами руководству государств о результатах выполнения каждого этапа. Однако предложения не были приняты – и как результат, американцы в течение более трех лет проводили «бумажные» сокращения СНВ. НЕОБРАТИМЫЕ СОКРАЩЕНИЯ НЕ ПРЕДУСМАТРИВАЮТСЯ В конечном счете можно сделать вывод, что США не выполняют главного – необратимых сокращений СНВ, прежде всего носителей и ПУ. При этом наивными выглядят суждения ряда российских экспертов, что американцы побегут сокращать и уничтожать модернизированные МБР, БРПЛ, ПЛАРБ и объекты системы управления войсками и оружием. Можно не сомневаться, что выход на заявленные уровни сокращения СНВ (осталось 3,5 года) американцы будут осуществлять путем вывода из эксплуатации части МБР (как это произошло с МБР «Пискипер» в 2005 году) и БРПЛ и перевода их в режим хранения, уменьшения количества боеголовок с сохранением платформ разведения ГЧ. Особое внимание будет уделено сохранению носителей, ПУ и объектов системы боевого управления войсками и ядерным оружием с достаточным запасом эксплуатационного ресурса. Тем более что в интересах американской стороны действует пункт 4 статьи III договора: «Для целей настоящего Договора, в том числе засчета МБР и БРПЛ: с) применительно к МБР или БРПЛ, которые обслуживаются, хранятся и транспортируются по ступеням, первая ступень МБР или БРПЛ определенного типа рассматривается как МБР или БРПЛ этого типа». Содержание этой статьи касается МБР типа «Минитмэн-3» и БРПЛ «Трайдент-2», так как российские МБР и БРПЛ обслуживаются, хранятся, транспортируются и ликвидируются как единое целое. Кроме того, имеется пункт 2 раздела II главы III протокола, который также «работает» в интересах американцев: «Ликвидация твердотопливных МБР и твердотопливных БРПЛ осуществляется с использованием любой из предусмотренных в настоящем пункте процедур: а) первая ступень уничтожается с помощью взрыва, об этом представляется уведомление; b) топливо удаляется методом прожига и в корпусе ракетного двигателя первой ступени прорезается или пробивается одно отверстие диаметром не менее одного метра, или корпус ракетного двигателя первой ступени разрезается на две приблизительно равные части; c) топливо удаляется методом вымывания, и корпус ракетного двигателя первой ступени сминается, сплющивается или разрезается на две приблизительно равные части». Таким образом, независимо от способа уничтожения первой ступени, вывод американских МБР и БРПЛ из засчета будет фиксироваться по ликвидации их первых ступеней. Куда деваются вторая и третья ступени в протоколе к договору не определено. Такой вариант ликвидации уже имел место при выполнении Договора о СНВ-1 в отношении ракет «Пискипер», которые сейчас заявлены в качестве «существующего» типа, хотя в целом они не существуют. То есть создаются благоприятные условия для неполной ликвидации МБР и БРПЛ (только по первой ступени) и создания возвратного потенциала по ракетам. Можно утверждать, что пункт 2 обеспечит безусловное сохранение ступеней МБР «Минитмэн-3» и БРПЛ «Трайдент-2», т.к. изготовление первых ступеней не является проблемой. Кстати, американцы завершили мероприятия по сосредоточению производства всех ступеней МБР «Минитмэн-3» на одном предприятии. Отметим также, что американцы, нарушая требования статьи ХIII, совместно с ядерными союзниками осуществляют различные виды сотрудничества в области СНВ. В результате Пентагон может сокращать количество развернутых ядерных боезарядов до уровня 1550 боезарядов и ниже, так как перечень объектов вероятного противника и состав ядерных средств для их поражения ежегодно уточняется и перераспределяется между союзниками в ходе совместного ядерного планирования. КРАТКИЕ ИТОГИ Москва, в отличие от Вашингтона, пунктуально и ответственно выполняет свои договорные обязательства путем ликвидации уникальных видов СНВ с неоднократно продленным сроком эксплуатации. Безусловно, темпы разработки, принятия на вооружение и постановки на боевое дежурство перспективных видов СНВ, оснащенных современными средствами прорыва ПРО США, будут увеличены. США, формально выполняя сокращения своих СНВ, особое внимание уделяют созданию возвратного потенциала за счет сохранения носителей, ПУ и ядерных боезарядов. При возникновении угроз национальной безопасности США и их союзников американцы имеют возможность быстрого наращивания боевого состава СНС (табл. 3). Как будто бы и не было сокращений американских СНВ! Необходимо подчеркнуть, что в предлагаемых экспертных оценках не учтены: возможности по переводу 51 бомбардировщика В-1В в ядерный статус; возможность оснащения БРПЛ «Трайдент-2» двенадцатью БГ; до 100 неразвернутых ПУ МБР, БРПЛ и ТБ, которые согласно Договору о СНВ могут быть включены в боевой состав; наличие ядерных союзников (Великобритания и Франция) и ядерных сил НАТО; влияние глобальной системы ПРО США и ее региональных сегментов на российский потенциал ядерного сдерживания. Важно отметить, что в июне 2013 года США объявили о некоторой корректировке своей ядерной стратегии. Результаты ее уточнения изложены в «Докладе о стратегии применения ядерного оружия США». В документе особое внимание уделяется поддержанию боевой готовности, строительству и развитию СНС с созданием новой стратегической триады. Документом предусмотрена полномасштабная программа модернизации ядерного оружия США, рассчитанная более чем на 30 лет с финансированием программы, только в первом десятилетии в объеме 200 млрд долл. Таблица 1 Современный боевой состав СНС и результаты выполнения США договорных обязательств Таблица 2 Планируемый состав СНС США Источник: Amy F. Woolf, U.S. Strategic Nuclear Forces: Background, Developments, and Issues, February 22, 2012. Таблица 3 Возможности США по наращиванию боевого потенциала СНС Читать больше на topwar.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter