Авторизация
 
  • 21:26 – Землетрясение в Индонезии 07 12 2016: последние новости, фото и видео с места трагедии 
  • 21:26 – Метеорит в Хакасии 2016 куда упал: видео падения метеорита 
  • 21:26 – Ксения Бородина расхохоталась из-за слов Валерия Блюменкранца. Видео 
  • 21:26 – Торжественная встреча: фрегат Пакистана прибыл в Новороссийск – фото и видео с места событий 

"Если бы не Донбасс, выборы были бы показательными"

162.158.78.106

"Если бы не Донбасс, выборы были бы показательными"

Интервью с главой «Комитета избирателей Украины» Александром Черненко.

— Расскажите, пожалуйста, кто будет наблюдать за выборами президента Украины в этом году?

— Наша организация — одна из самых старых, которые наблюдают за выборами. Если мы говорим о национальных наблюдателях, то кроме наблюдателей от кандидатов за выборами будет наблюдать общественная организация «Опора». У нас будет 3 тыс. своих наблюдателей по стране, у «Опоры» — 3 тыс. своих. Каждая из организаций будет покрывать 10% избирательных участков Украины.

Если говорить о международных наблюдателях, их ЦИК Украины зарегистрировал более 3 тыс. человек. Из них треть — это представители миссии ОБСЕ. Кроме них есть большая миссия канадская, большая миссия от украинской диаспоры… Довольно большая миссия зарегистрирована от Европейской платформы за демократическими выборами — около 800 человек. Это миссия, на 90% состоящая из граждан России, активистов организаций «Голос» и «Гражданин Наблюдатель». Миссия финансируется Ходорковским, то есть Ходорковский помогает организовать эту миссию. Многие едут за свой счет, а некоторые моменты им оплачивают. Но там возникли проблемы с регистрацией. Вовремя не зарегистрировали. Они подали в суд, суд выиграли, и их зарегистрировали буквально за два дня до выборов, поэтому из этих 800 человек приедет только 150, но это в основном граждане России. Так что наблюдать за выборами будет в целом, я думаю, 2–2,5 тыс. иностранных наблюдателей.

— А у кого еще были проблемы с регистрацией?

— В принципе, этот процесс с «Платформой» был самым громким. Еще не зарегистрировали «Всемирный союз казачьих атаманов». Но не потому, что не захотели, а потому, что к организациям есть определенные требования: международный статус, чтобы в уставе организации была прописана возможность наблюдения за выборами, поэтому эта организация просто не прошла по определенным критериям.

— Намеренного воспрепятствования регистрации организаций вы не заметили?

— Специально чтобы не регистрировали, мы не видели. Действительно, не будут наблюдать официальные органы Российской Федерации — Госдума, российский ЦИК, но они сами сказали, что на эти выборы не поедут, и даже не подавали документы.

— Что нового появилось в украинском выборном законодательстве за последнее время?

— Перед кампанией в закон о выборах внесли довольно неплохие изменения. У нас сейчас абсолютно демократический закон о выборах президента. Единственное стоит отметить, что с учетом сложной ситуации на востоке всего за несколько дней до выборов вносились некоторые изменения, регулирующие проведение голосования на востоке.

У нас по закону только два милиционера охраняют бюллетени, но на Донбассе этого недостаточно, и в законе прописали норму, согласно которой по решению окружной комиссии за дополнительной охраной бюллетеней она сможет обратиться к СБУ.

— На Донбассе тоже есть ваши наблюдатели?

— Там, где будут выборы, будут и наши наблюдатели. На Донбассе они будут далеко не везде. Есть территории, такие как Александровка, Доброполье, Красноармейск. Великая Новоселка, где выборы точно состоятся, а есть Славянск, Краматорск, Мариуполь, где никаких выборов уже точно не будет.

Также есть такие пограничные зоны, где вроде комиссии созданы, но их работу блокируют, или захватывают помещения, или вывозят членов комиссий, или портят избирательную документацию, поэтому сегодня, за день до выборов, точно никто не может сказать, куда вообще довезут бюллетени.

Там, где сегодня идет война, наших наблюдателей не будет. А на остальных, пограничных территориях мы работаем в мобильных группах.

— Я так поняла, что последние изменения в закон о выборах дают возможность ЦИК подсчитывать результаты голосования, даже если на части территорий голосование не состоится?

— На самом деле это не последнее изменение в закон, это такой миф. Эта норма всегда была в законе, просто на нее никто внимания не обращал — не было необходимости.

Центральная избирательная комиссия обязана подвести итоги выборов независимо от количества участков и округов, где эти выборы состоялись. Условно говоря, очень грубо, если выборы состоялись хотя бы на одном участке по всей Украине, это результаты выборов президента.

Но это я, конечно, утрирую. Но сегодня это позволяет провести выборы в такой непростой ситуации. К сожалению, голоса избирателей на территориях, где выборы не пройдут, будут потеряны.

— И сколько, по вашим прогнозам, будет потеряно голосов таким образом?

— В Луганской и Донецкой областях проживает около 15% украинских избирателей. Треть участков будет работать. Остаются 10% от общего количества избирателей, которые проголосовать физически не смогут. Однако если учесть, что половина из них все равно на выборы не пошла бы (там низкая готовность избирателей прийти на выборы), речь идет о 5% от общего числа украинских избирателей, которые хотят голосовать, но не могут.

— Как обстоят дела с голосованием жителей Крыма?

— Дела обстоят очень плохо. На территории самого Крыма участков нет и голосование провести невозможно, потому что украинская власть там ничего не контролирует. Тем, кто имеет крымскую регистрацию, дали возможность до 19 мая обратиться в ЦИК и включить себя в любой участок на материке. Но для этого необходимо было, во-первых, лично приехать на материк за пять дней до голосования и подать заявление, а во-вторых, вернуться на этот участок в день выборов и проголосовать.

Таким правом воспользовались до 19-го числа чуть больше 5 тыс. избирателей из миллиона граждан Украины в Крыму. Мы понимаем, что это капля в море. Причем многие из этих пяти тысяч уже были здесь, то есть это беженцы с крымской регистрацией. Но 2–3 тыс. специально ехали, а это не близко.

— Расскажите, как на Украине формируются избирательные комиссии?

— Участковые комиссии создаются из представителей кандидатов в президенты. Раньше каждый кандидат мог подать по два человека в комиссию, и они были очень большие, минимальное число членов — 12 человек. Сегодня каждый кандидат может подать по одному. Некоторые кандидаты вообще никого не вносили. Часть кандидатов внесла, но не по всей Украине. Мы столкнулись с проблемой: просто не хватает людей. Минимальный состав УИК сократили до девяти человек. Таким образом, комиссии сформированы, они легитимны, но большинство из них сформированы минимальным составом, и вопрос нагрузки на эти комиссии остается большим, потому что организовать на большом участке вдевятером голосование очень сложно. Людям будет тяжело обслужить такое количество избирателей, а на западе мы ожидаем очень высокую явку. Исходя из этого, можно ожидать очереди на участках.

— А есть такая проблема, что из-за того, что некоторые кандидаты чисто технические, нейтралитет комиссии не соблюдается?

— У нас такая проблема была раньше. Раньше партия власти через технических кандидатов загоняла в комиссии учителей, бюджетников, почему и были такие большие комиссии, и чисто технически эти комиссии не были сбалансированы. Сегодня основные три-четыре кандидата все имеют технических, и поэтому в комиссиях есть баланс. Да и вообще, сегодня рады вообще всем членам комиссии: нужны лишние руки. Людям, честно говоря, не платили. Не было денег, а без денег никто работать не хочет. Я считаю, что у нас ни один кандидат сегодня не имеет монополии в комиссиях.

Я скажу откровенно: Порошенко, заинтересованный в том, чтобы комиссии работали, когда видит, что другие кандидаты не платят своим людям и комиссии решили уже разбегаться, уже даже доплачивал представителям других кандидатов только для того, чтобы они не расходились.

Симоненко не платит, в определенных областях уже даже от Тимошенко не всем заплатили, непонятно, то ли это местный штаб деньги где-то зажал, то ли что…

— Сколько получает член участковой комиссии за работу?

— Из бюджета они получают копейки, а кандидаты платят тоже очень немного. За месяц работы порядка $100. Это я говорю про первый тур.
.
— Мы уже затронули тему админресурса…

— На самом деле, во всех предыдущих кампаниях админресурс был главной проблемой. Оказывали давление на избирателей, на членов комиссий, загоняли людей на митинги… В 2012 году, когда у нас были парламентские выборы, мы это все проходили. Сегодня, на этапе кампании за исключением единичных случаев мы вообще не фиксировали применения админресурса. Сегодня, во-первых, ни у одного из кандидатов нет монополии власти. То есть партия «Батькивщина» в основном представлена в правительстве, губернаторы поделены между УДАРом и «Свободой».

Сегодня власть Украины не всегда делает все, что нужно, чтобы организовать выборы, не говоря уже о том, чтобы каким-то образом в эти выборы вмешиваться. Поэтому админресурс у нас на этих выборах не работает. Сегодня у нас очень оптимистический прогноз по поводу честности этих выборов, потому что нет сегодня, во-первых, у кандидатов ресурсов на фальсификации, во-вторых, нет потребностей больших в фальсификациях.

Порошенко эти фальсификации не нужны, а Тимошенко они уже не помогут. К тому же есть определенные изменения в психологии украинцев, и поэтому сегодня, если бы не ситуация на востоке, были бы все шансы провести идеальные показательные выборы.

— По всей Украине сменили руководство администраций. Это как-то может сказаться на выборах?

— Областных — да, районных — частично. Ну, скажем, на том же востоке, в Харьковской области, в Одесской, в районных администрациях остались те же люди. Фальсификации и нарушения есть не тогда, когда сами члены комиссий или чиновники выступают с такой инициативой. Если есть заказ на фальсификации, комиссии начинают что-то делать, или за деньги, или под давлением. А нет политического заказа на фальсификацию — все проводят выборы так, как нужно их проводить. На востоке, конечно, полный саботаж. Местные власти иногда откровенно содействуют сепаратистам, милиция им двери открывает вместо того, чтобы охранять комиссии.

— С какими трудностями наблюдатели столкнулись на сегодняшний день?

— Как таковых трудностей нет. Вот сейчас позвонили: в окружной комиссии нет бланков для удостоверения наблюдателей, ЦИК не передал. Бардак, конечно, есть. Но комиссия приняла решение из интернета распечатать бланки и удостоверения и ставить на них свою печать. В основном все трудности технического характера, а никакого препятствования деятельности наблюдателей нет. На Донбассе на первый план выходит безопасность. Мы ставим задачу своим наблюдателям при малейшей опасности жизни и здоровью покидать участки и срочно спасаться.

— С какими нарушениями вы уже столкнулись?

— Главным нарушением у нас раньше был админресурс и подкуп. Сегодня они отсутствуют.

Главные сейчас — нарушения, касающиеся агитации, распространения черного пиара, в первую очередь против Порошенко как лидера гонки, огромное количество «джинсы» в СМИ.

Открываешь какую-нибудь районную газету — а там ни одного редакционного материала. Или какая-нибудь заметочка про урожай, а остальное — Тигипко, Порошенко, Тимошенко, заказуха. Этого, конечно, в разы меньше, чем раньше, но все равно заказные материалы остаются главной проблемой этих выборов. Опять же — нет монополии на эти заказные материалы. Институт массовой информации делал мониторинг по лидерам «джинсы» среди кандидатов. Тимошенко на первом месте, не очень от нее отстают Порошенко и Тигипко, за ними Добкин, Королевская.

— Каков ваш прогноз на исход первого тура?

— Социология сейчас допускает возможность, что выборы пройдут в один тур. Я бы не переоценивал эту возможность. Действительно, у Порошенко сейчас есть шансы. Сегодня главная фишка его кампании — «голосуйте за меня, чтобы выборы были в один тур». Украина еще никогда не приближалась так близко к возможности провести выборы в один тур. Но все зависит от явки. Я бы дал 60%, что выборы пройдут в два тура, и 40%, что в один.

— А явка какая будет приблизительно, по вашим прогнозам?

— Социология дает порядка 65–70%. Но социологические опросы не проводились в Крыму, а крымские избиратели все равно будут считаться в общем числе избирателей, поэтому официальная явка будет чуть меньше прогнозируемой, я думаю, будет около 65%. На востоке проголосует дай бог четвертая-третья часть. Но мы ожидаем аномально высокую явку на западе и в центре страны. В Киеве, который всегда голосовал неактивно, где едва набиралось 50%, сегодня готовы 80% прийти на участки. Это должно каким-то образом выравнять явку.

— В целом вы настроены оптимистично?

— Ну как оптимистично, когда не знаешь, где завтра рванет. Я настроен оптимистично в том, что касается честности проведения выборов там, где они будут проводиться. Но есть большие опасения, что будут организовываться провокации, которые искусственно будут блокировать голосование. Дай бог, чтобы только в двух областях, чтобы эти диверсионные группы не возникали то тут, то там по всей Украине. По всей Украине власть в принципе контролирует ситуацию, и даже если будут провокации, как-то можно будет оперативно на них реагировать. А Донецкая и Луганская области, к сожалению, территории, которые не контролируются, и там сложно что-то сделать.


Источник: kavpolit.com


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter