Авторизация
 
  • 05:21 – Аферисты в сетях 2 сезон 2 выпуск (02.12.2016) Пятница смотреть онлайн 
  • 05:21 – Comedy Баттл. Новый сезон 36 серия 02/12/2016 смотреть онлайн 
  • 05:21 – Comedy Club на ТНТ последний выпуск (02.12.2016) смотреть онлайн 
  • 05:21 – Comedy Woman (ТНТ) 7 сезон 46 выпуск 02.12.2016 смотреть онлайн 

Пролетарский бунт. Уроки Казахстана

162.158.78.229

Пролетарский бунт. Уроки Казахстана В эти дни, когда в Киеве вяло завершается так называемая еврореволюция, которая ограничивается центральной площадью столицы и окрестностями, интересно было бы вспомнить о массовых протестах в Казахстане в 2011 году, кульминация которых также пришлась на декабрь. Если акции протеста в Украине проходят, с оговорками на попытки разгона майдана, мирно, а их главной социальной базой являются те, кого классики марксизма-ленинизма именовали мелкой буржуазией, то в Казахстане имел место самый настоящий пролетарский бунт. Из всех стран бывшего СССР, пожалуй, только Казахстан может похвастать наличием более или менее массового рабочего движения и вообще классической классовой борьбы между наемным трудом и капиталом, причем капиталом как местным, казахским, так и иностранным, преимущественно китайским. Протесты в Казахстане были быстро подавлены, а последняя точка в них была поставлена в конце 2012 года рядом судебных решений. Но это только на первый взгляд, поскольку социально-экономические и классовые антагонизмы, которые привели к кровавому бунту, лишь немного сглажены и могут вспыхнуть с новой силой. Тем более, если учесть, что продолжается общий кризис капиталистической миросистемы, который резко обострил ситуацию даже в недавно спокойных, сытых и богатых странах Европы, о чем свидетельствуют все более широкие и массовые социально-классовые протесты в Старом Свете. Казахстан интересен для нас сразу по нескольким причинам. Во-первых, это наши бывшие соотечественники по Советскому Союзу. Во-вторых, в этой азиатской стране проживает довольно многочисленная украинская диаспора. В-третьих, здесь в свое время отбывал солдатчину и ссылку Тарас Шевченко, более того — указанные события происходили на полуострове Мангышлак примерно в тех местах, где бывал Кобзарь. Наконец, в-четвертых, повторим, на общем фоне обломков бывшего СССР именно в Казахстане имеет место наиболее боевое рабочее движение, хотя пока и плохо организованное. Трудно сказать, как это получилось, но наши «славные» шахтеры Донбасса — это просто «фраера копеечные» в сравнении со своими казахстанскими коллегами. Из Казахстана довольно часто доносятся вести о забастовках на предприятиях, которые иногда доходят до стычек с полицией. Напомним, то же самое сейчас часто происходит в Европе. В этом смысле далекий азиатский Казахстан является более европейским, чем Украина. При этом Украина остается заповедником «телячьего холопства», даже с учетом нынешних масштабных выступлений, которые являются бесформенными и, в значительной степени, бессодержательными. Сейчас, когда в Украине стали модными некие расплывчато сформулированные «европейские ценности», следует обратить внимание на тот факт, что едва ли не наиважнейшей составляющей «европейскости» является не красивая и сытая жизнь, которой, собственно, и завидуют «евромайданеры», а наличие организованного классового, в частности, профсоюзного движения, которое в случае необходимости может заблокировать не один Майдан Независимости, а всю страну путем настоящей всеобщей забастовки, как это происходит во Франции, Испании и даже в спокойной Германии. Но вернемся к Казахстану «Это все придумал Троцкий в эмигрантском далеке!» У любого, кто хоть немного понимает, что на самом деле происходит в Казахстане, заключительный аккорд протестов вызвал гомерический хохот. Проходившие в 2012 году суды над участниками беспорядков в районе города Жанаозен (бывший Новый Узень) окончились вполне ожидаемым результатом. Виновным был назначен беглый казахский олигарх-эмигрант Мухтар Аблязов, разворовавший на родине миллиарды долларов, а также его местные приспешники из партии «Алга!» («Вперед!»), которых Аблязов финансировал из-за границы, и которые на его деньги спровоцировали кровавое гражданское противостояние, введя в заблуждение наивных работников нефтяных месторождений. Здесь напрашиваются перефразированные слова Высоцкого вынесенные в подзаголовок. На основе свидетельств многочисленных очевидцев и соучастников событий в ходе судебных заседаний было «убедительно доказано» следующее. Начиная с весны 2011 года, казахская оппозиция, прежде всего «Алга!», делала все возможное, чтобы препятствовать мирному разрешению трудового конфликта рабочих-нефтяников с работодателями путем переговоров, призывая не идти ни на какие уступки. Как доказано в суде, именно политики советовали рабочим выдвигать чрезмерные условия. Активисты «Алга!» якобы подстрекали к погромам, а сами забастовщики, дескать, были категорически против политизации своих требований, а потому вскоре к ним присоединилась большая группа наемников, задачей которой было изображать «недовольных политикой власти», призывать «к штурму» и массовым выступлениям против власти, обещая, что «стоит только начать», как бастующих поддержат в других регионах. Для координации был создан специальный штаб, который занимался сбором информации о событиях в Жанаозене. Материалы передавались международным правозащитным организациям. В июле 2011 года, через месяц после начала конфликта работников с работодателями, официальный лидер партии «Алга!» Владимир Козлов организовал приезд в Актау и Жанаозен депутата Европарламента, ирландского социалиста Пола Мерфи. В результате Козлов был осужден к семи с половиной годам тюремного заключения «за разжигание социальной розни» — к такому, сугубо казахстанскому, «составу преступления» вернемся ниже. Правозащитная организация Human Rights Watch назвала такой вердикт «ударом по политическому плюрализму» и призвала Казахстан провести непредвзятое слушание апелляционной жалобы Козлова, но апелляционная инстанция оставила приговор без изменения. Власть Казахстана настаивает, что лидеры «Алга!» действовали не самостоятельно, а получали организационную, материальную и финансовую помощь из-за границы от Аблязова, которого обвиняют в разворовывании около 6 млрд долларов США со счетов наибольшего в стране «БТА-банка» через подставные фирмы. В 2009 году Аблязов выехал из Казахстана — сразу после того, как против него было возбуждено уголовное дело, а банк перешел под контроль государства. Аналогичные дела против Аблязова и его сообщников возбуждены в России, в Великобритании и даже на Кипре. По решению суда Англии, он был осужден на 22 месяца заключения, но решение суда не выполнено, поскольку Аблязов подался в бега. Очевидно, что эти подробности имеют, мягко говоря, крайне малое влияние на события на пустынном Мангышлаке. Но в ходе суда часть забастовщиков вдруг прозрела, неожиданно поняв, что в превращении трудового конфликта в кровавые беспорядки был заинтересован «кто-то третий». И не просто «кто-то», а Аблязов, который еще в апреле 2010 года якобы через скайп из Лондона поручил лидерам «Алга!» спровоцировать бунт, чтобы свергнуть власть. В видеообращениях Аблязов якобы призывал население выступить против действующей власти, а международное сообщество — не оказывать никакого содействия «оккупационному режиму». Словом, бурная деятельность Аблязова как нельзя лучше вписывается в нужный власти Казахстана сценарий. Если бы беглого олигарха не существовало в природе, его следовало бы придумать или создать искусственно. Чтобы не было обвинений в предвзятости судебного процесса и всего сценария в целом, власть Казахстана мастерски разыграла беспрецедентно открытый процесс. Даже больше: кроме представителей движения «Алга!» на скамье подсудимых оказались непосредственные виновники гибели людей – полицейские, которые стреляли боевыми патронами в безоружный народ – и даже представители местных органов власти, которые долгое время игнорировали трудовой конфликт в Жанаозене. В это «кино» можно поверить, если закрыть глаза на тот факт, что в стране объективно существует и неуклонно обостряется социальный конфликт между пролетаризованными массами, с одной стороны, и казахстанским и иностранным капиталом, с другой стороны, а власть выражает интересы именно капитала и обратила внимание на конфликт только тогда, когда пролилась кровь. Но и после этого демонстративно покарали стрелочников и обвинили во всем «мальчиша-плохиша», который теперь где-то прячется, как упомянутый выше Лев Троцкий. Вместе с тем конфликт в Жанаозене заставил обратить внимание на Казахстан. У нас очень мало объективной информации об этой стране. Одно время было модно расхваливать это государство, которое якобы стремительно движется по пути капиталистической модернизации, превращаясь в очередного «азиатского тигра». Превращается, правда, в условиях фашизоидного режима, но для «тигров» это нормально. Анализируя причины пролетарского бунта в пустыне на Мангышлаке, так называемые политологи с умным видом называли самые разнообразные версии: борьба за трон стареющего «Елбасы» (лидера нации) Назарбаева; расшатывание ситуации перед выборами в парламент эмиграцией, снюхавшейся с живым еще на тот момент Березовским; коварная политика Запада, который мечтает усилить свое влияние в Средней Азии и задешево прибрать к рукам нефтяные месторождения Казахстана. Последняя версия была особо популярна среди российских «пол-литрологов» евразийского покроя, а предпоследняя — у казахской правящей элиты и лично у Елбасы. В свою очередь, либеральные демагоги твердили, что казахский народ, дескать, пламенно возжелал буржуазных ценностей и выступил на борьбу с азиатским режимом. В этой болтовне утонули настоящие корни конфликта: социально-классовый антагонизм, который вызревал в Казахстане давно и перешел в горячую стадию; конфликт между трудом и капиталом, между общественным характером производства и частным характером присвоения, между пролетарской массой и государством, выражающим интересы крупного капитала. А (нур)султанско-байские, клановые (жузовые) и прочие экзотические особенности лишь придают колоритную восточную окраску сценарию, хорошо известному по учебникам марксизма-ленинизма. В конце концов, допустим даже, что все обвинения справедливы: злодей Аблязов заговор финансировал и «из-за бугра» заговорщиками руководил, и заговорщики-оппозиционеры к кровавым беспорядкам призывали. Но если бы не было вопиющей социальной несправедливости, не было огромного скопления пролетаризованных масс, а следовательно и социальной базы для массовых беспорядков, не было обострения социально-экономических, классовых антагонизмов, то никакая кучка заговорщиков, даже с деньгами олигарха, не смогла бы достигнуть даже небольшого возмущения в обществе, не говоря уже и массовом социальном конфликте. В сиянии Великого Елбасы, или Что такое современный Казахстан Казахстан — это огромная страна площадью более 2,7 млн кв. км, то есть три с половиной Украины. Но страна малонаселенная — население составляет около 17 млн человек. Страна богата ископаемыми ресурсами: нефть и газ Западного Казахстана, зерно севера, уголь Караганды и Экибастуза, медь Джезказгана, богатейшие полиметаллические руды Восточного Казахстана. Справедливо говорят об авторитарном характере этой страны, о засилии в экономике и политике выходцев из семьи и клана Нурсултана Назарбаева, о том, как под его «мудрым руководством» страна достигла больших успехов. Справедливо считается, что именно Назарбаев спас Казахстан от развала в начале 1990-х, направил страну по цивилизованным рельсам, и хотя это не совсем так, многие его за это искренне уважают и согласны терпеть его режим. Назарбаев удерживает страну от межклановой вражды и от эскалации исламского экстремизма. Его режим сохраняет относительный межнациональный мир в многонациональном государстве. В 2011 году, как раз накануне событий в Жанаозене, это было продемонстрировано в ходе помпезного празднования 20-летия независимости Казахстана, то есть развала Союза: представители разных народов страны радостно плясали под «сиянием Мудрого Елбасы», и украинским вышиванкам с шароварами в этих мероприятиях было предоставлено почетное место. В этом смысле бывший советский партократ Назарбаев, который в свое время учился рабочему ремеслу и начинал трудовой путь в Украине, смотрится более чем цивилизованно на мрачном фоне своих соседей: Узбекистана, Таджикистана, Киргизии. Из этих стран «русскоязычные», к которым относят и украинцев, массово бежали еще в 1990-х годах. Однако таким образом режим Назарбаева демонстрирует не только национальную толерантность, но и восточную хитрость. Сколько бы нынешняя власть Казахстана ни хвастала созданием в новой столице Астане суперуниверситета стоимостью в миллиард долларов, а также тысячами казахов, которые обучаются в лучших западных вузах и в припадке патриотизма возвращаются на родину, но местные «джигиты» способны преимущественно торговать и руководить, а когда дело доходит до энергетики, горного дела, медицины, авиации и так далее, то нужны именно «русскоязычные специалисты», которые в советское время, собственно, и цивилизовали Казахстан. К тому же, давнюю межнациональную вражду между казахами и уйгурами, которые населяют юго-восток страны на границе с Китаем, режим Елбасы преодолеть так и не сумел. Казахстан, как и Россия, является ярким примером государственно-монополистического капитализма, но с «байско-(нур)султанскими прибамбасами». Украина несколько отличается относительной слабостью государства. Бурная капиталистическая модернизация, за которую Назарбаева принято расхваливать, на самом деле имеет обратную сторону — резкое обострение социально-экономических и классовых антагонизмов. Казахстан, как и дореволюционная Россия, отличается чрезвычайно высокой концентрацией производства вокруг горнодобывающих регионов, которые являются основой развития страны. Предприятия находятся в руках местного, российского, китайского и западного капиталов, которые не слишком стыдятся безжалостно эксплуатировать наемный труд, что и ведет к неуклонному обострению социальных противоречий. Высокая концентрация производства ведет к концентрации промышленного рабочего класса. А главное, опять повторим, в Казахстане каким-то удивительным образом существует наиболее боевое в СНГ рабочее движение и реальная классовая борьба. Социально-экономическая ситуация в Казахстане является весьма своеобразной. Весьма высокие, даже по европейским меркам, доходы, потребительские соблазны и достижения цивилизации имеют место только в обеих столицах (Астане и Алма-Ате) и в центрах концентрации добывающей промышленности и металлургии. При этом цены и тарифы на жилье намного выше, чем в Украине. Почти все льготы режим бывшего «коммуниста» Назарбаева отменил еще в 1990-х. Уже в нескольких десятках километров от крупных центров царит полное запустение — полуразрушенные школы, полное отсутствие медицинского обслуживания и прочее. Работы здесь почти нет, предприятия, существовавшие в советское время, давно развалены, так как правящий компрадорский класс интересуют только экспортно-ориентированные сырьевые отрасли — добывающие и первого передела. Доходы в глубинке — мизерные, зарплата в 100-150 долларов считается большой удачей, а цены такие же, как в столице. Около 50% населения проживает в сельской местности или ведет традиционный полукочевой образ жизни — это в ХХІ веке! По сравнению с такой жизнью, проживание в самом забитом полесском селе в Украине — это курорт. За исключением относительно мягкого климата Южного Казахстана, на остальной территории имеют место суровые условия: пустыня и резко континентальный климат: сильная жара летом и холод с ветрами и снегом зимой. Даже в районе мятежного Жанаозена, где доходы работающих весьма высоки, трудно прожить из-за высоких цен, поскольку там все привозится извне, включая воду, а вокруг — мертвая пустыня. Кстати, именно в этих «веселых» местах и отбывал ссылку Тарас Шевченко, в честь которого назван Форт Шевченко, находящийся на самой крайней оконечности мыса, который выдается в Каспийское море. Официальная безработица в стране составляет всего около 6%, но есть так называемые самозанятые, число которых оценивается в 3 млн чел., а это 20% населения, и чем они «самозаняты» — никто не знает, и никого это не интересует. Сельское население бежит в города, чтобы хоть как-то прокормиться, и таким образом возникает избыток пролетаризованной массы, согласной работать за копейки, что позволяет капиталистам урезать зарплаты, а социальный пакет сводить практически к нулю. Нечто подобное имеет место и в Украине, но в более мягкой форме. В Казахстане миграция обостряет социальные конфликты: несколько лет назад имели место кровавые столкновения полиции с беженцами из сельской местности, которые построили жилье типа землянок и хибар на землях вокруг Алма-Аты, где можно хоть как-то прокормиться. Когда у нас поют осанну Назарбаеву, который мудро ведет страну по пути модернизации, то о подобных подробностях почему-то не вспоминают. Имеется в Казахстане и «великий и страшный» исламский терроризм — а как же без него? Во всяком случае, власть твердит, что он есть, о чем якобы свидетельствует серия терактов против силовиков. Но некоторые местные наблюдатели весьма скептически относятся именно к исламской подоплеке терроризма. Во-первых, в основе терроризма все равно лежит имущественное неравенство и социальная несправедливость, а ислам, который в чистом виде пропагандирует равенство между верными этой религии, выступает, если выражаться в терминах глубинной психологии, «рационализацией иррациональных разрушительных импульсов», особенно если учесть, что казахи религиозным фанатизмом никогда не отличались. Во-вторых, если подавление властью социальных и этнических протестов вызывает в мире негативную реакцию, то борьба с исламским терроризмом найдет понимание в Китае, Америке, России и Европе, которые от него сами страдают, а потому режиму Назарбаева политически выгодно представлять внутренние конфликты именно как противостояние с исламским экстремизмом. Тем более что многие казахи задаются вопросом: почему эмиры Персидского залива доходами от нефти делятся со своими подданными, а подавляющее большинство в Казахстане прозябает в нищете? За последние годы широко разрекламированного «бурного роста» ситуация в стране неуклонно обострялась, а власть в ответ на протесты шла путем «закручивания гаек». Силовые структуры стали привилегированной кастой. В законодательство страны даже ввели специальную норму об уголовной ответственности за «разжигание социальной розни» — это чисто казахстанское «извращение», в таком виде неизвестное в правовых системах более или менее цивилизованных стран. При этом стоит еще раз напомнить о прошлом Назарбаева, состоявшего членом партии, краеугольным камнем идеологии которой была именно классовая борьба. Отсюда следует вывод, что из Назарбаева был такой же «коммунист», как из нашего Симоненко, то есть — как из собачьего хвоста сито. В 2011 году прокуратура Алма-Аты возбудила административное производство против первого секретаря компартии Казахстана Газиза Адмаджарова за участие в оппозиционном объединении «Халик Майданы», что значит «Народный майдан». Затем межрайонный админсуд Алма-Аты решил вообще прекратить деятельность компартии Казахстана… И это в стране, которой «мудро руководит» бывший первый секретарь ЦК филиала КПСС! Очевидно, коммунисты Казахстана таки защищали права трудящихся, в отличие от наших «коммуноидов», которые смачно чавкают возле олигархического корыта и буйно агитируют за Таможенный союз с Россией и Казахстаном. Если продажные «патриоты» даже во времена Ющенко не прикрыли псевдокоммунистическую «лавочку» Симоненко и компании, то милости просим к отставному партократу Назарбаеву – этот уж точно способен закрыть компартию решением какого-нибудь межколхозного суда! Правда, по прошествии двух лет после подавления пролетарских протестов в Жанаозене, на наших так называемых коммунистов снизошло озарение. Появилась информация, что представители компартии начали сбор подписей за демонтаж бюста Назарбаеву в городе Днепродзержинске Днепропетровской области, где будущий Елбасы обучался в фабрично-заводском училище и начинал трудовую деятельность. В компартии мотивируют свои действия протестом против уголовных преследований, которым подвергаются активисты рабочего движения в Казахстане, включая участников событий в Жанаозене в декабре 2011 года. 15 декабря 2013 года компартия даже провела перед этим бюстом митинг с требованием освободить активистов из казахстанских тюрем, что само по себе выглядит гротескно… Что на самом деле произошло в Жанаозене Детальное описание ситуации в этой далекой теперь от нас азиатской стране было необходимо, чтобы понять, что же действительно произошло в 2011 году на Мангышлаке... Невозможность вести легальную оппозиционную деятельность «вылезает боком» для режима Назарбаева. Кроме исламского терроризма, популярность среди рабочих обрело подпольное «Социалистическое сопротивление», которое декларирует – внимание! – «революционное уничтожение капитализма». Впрочем, пока рабочее движение выдвигает преимущественно социально-экономические требования, но движение было широко распространено по стране задолго до событий в Жанаозене. Волна классовых протестов начала распространяться еще в 2010 году, когда работники нефтяной компании «Каражанбасмунай», которая принадлежит китайскому и казахстанскому капиталу, потребовали повышения зарплат и улучшения условий труда. Требования были проигнорированы. В мае 2011 года в городе Актау работники «Каражанбасмуная» забастовали. Причиной забастовки стали, в частности, действия юриста компании Натальи Соколовой, которая установила, что китайские хозяева не выплачивают работникам положенный по закону территориальный коэффициент за тяжелые климатические условия, и рассказала об этом рабочим. Пересмотрев трудовые соглашения, хозяева внесли коэффициенты, но урезали базовые оклады, в результате чего зарплаты даже уменьшились. К протестам присоединились нефтяники компании «Озенмунайгаз», которые вышли на центральную площадь города Актау с требованием повысить зарплату. Их уволили, а на их место наняли других – свободных рабочих рук в стране предостаточно. К тому же, большинство протестовавших были «оралманами», то есть переселенцами из Узбекистана, где, в отличие от Казахстана, имеют место притеснения на национальной почве, а бедность и безработица намного больше. Оралманов, то есть казахов из Узбекистана, в Казахстане много. Рабочие развернули бессрочную забастовку с требованием восстановить их на работе и наказать хозяев за нарушение законов и прав рабочих. Репрессии начались сразу же — как официальные, так и неофициально-бандитские. Юриста Наталью Соколову осудили на 6 (!) лет по указанной статье «разжигание социальной розни», причем одним из оснований для уголовного преследования стало заявление китайского топ-менеджера «Каражанбасмуная». Весьма кстати было бы поставить такой вопрос: много ли в Украине найдется офисных юристов, готовых выступить на стороне рабочих, да еще и рисковать нарваться на абсолютно маразматические обвинения в «разжигании социальной розни», из которых, кроме прочего, следует, что капиталист имеет право безнаказанно грабить рабочих и/или нацию вообще, а граждане лишаются права против этого протестовать? Также по случаю обращаем внимание на так называемый коммунистический Китай, который, исходя из его официальной идеологии, должен был бы отстаивать интересы, прежде всего, людей труда, но все наоборот; впрочем, «коммуноидность» современного социально-экономического и политического уклада Поднебесной — это отдельная тема. Вслед за Соколовой активист рабочего движения Акжамат Аминов с той же формулировкой отделался более легким сроком — 2 месяца. Активистке движения за трудовые права Наталье Ажигалиевой «повезло» еще больше — «всего-то» 15 суток за злостное неподчинение полиции. А вот профсоюзный лидер Асланбек Айдарбаев в мае 2011 года был избит неизвестными, а его дом подожгли, но злоумышленники, естественно, до сих пор не найдены. Это только официальные данные: в казахском подполье утверждают, что имело место несколько загадочных смертей активистов рабочего движения. Попытки разогнать акцию протеста на центральной пощади Жанаозена предпринимались в течение 7 месяцев не один раз, но как-то вяло. Переговоров с рабочими никто не вел. Центральная власть, долженствующая по закону защищать права граждан, проблему игнорировала, приняв сторону капитала. Министр труда и социальной защиты Казахстана Абдыкаликова, выступая в парламенте, заявила, что нефтяники получали нормальную зарплату, а потому их требования необоснованны. Ситуация вышла из-под контроля 16 декабря 2011 года — накануне празднования Дня независимости Казахстана. Доселе мирные протестующие вдруг взбунтовались, превратившись в хулиганствующую толпу, которая учинила погромы магазинов, разграбила банкоматы, сожгла здание акимата (мэрии), гостиницу, офис «Озенмунайгаза». Произошли жесткие столкновения полиции с бунтарями. По данным прокуратуры, погибли 11 человек, 86 — пострадали, 70 — задержаны. В то же время оппозиционные социалистические интернет-сайты сообщали о десятках погибших и сотнях раненых. Протесты перекинулись на железнодорожную станцию Шепте. Здесь было заблокировано движение поездов. По заявлениям МВД, некие хулиганы подожгли тепловоз, забросали грузовые вагоны бутылками с зажигательной смесью. В поселке сожгли новогоднюю елку, разбили витрины магазинов и окна автотранспорта. Полиция применила оружие, 12 человек получили огнестрельные ранения, один скончался. Мирные акции солидарности с Жанаозеном произошли в областном центре Актау, но были разогнаны. В этих событиях есть важнейший нюанс. Вопреки официальной версии, что бунт учинили «хулиганы-нефтяники», многие оппозиционеры утверждают, что беспорядки в Жанаозене затеяли вооруженные бандиты, неожиданно появившиеся в городе. Похоже на то, что кто-то был заинтересован, чтобы социально-классовый конфликт был превращен в обычные массовые беспорядки хулиганского образца. Скорее всего, провокация была организована не центром в Астане, до которой тысячи километров, а местными «умельцами», которые решили, затеяв беспорядки при помощи бандитов, расправиться с рабочим движением, натравив на него репрессивный аппарат власти. В этом смысле отработанная через подконтрольные суды версия о сторонних организаторах и провокаторах вполне справедлива, но «с точностью до наоборот»: беспорядки, вполне возможно, были спровоцированы не беглым Аблязовым из Лондона через интеллигентов из местной оппозиции, а местными китайскими и казахскими капиталистами, нанявшими бандитов для дискредитации рабочего движения. Власть воспользовалась провокацией сполна. Глава МВД Казахстана Калмуханбет Касымов пообещал, что полиция будет стрелять боевыми патронами на поражение, и обещание выполнил. В Жанаозен были введены внутренние войска и чрезвычайное положение до 5 января, которое затем было продлено до конца января 2012 года. Назарбаев в припадке благородного возмущения заявил, что нельзя трудовой спор смешивать с бандитами, использующими ситуацию в Жанаозене для реализации преступных замыслов беглых оппозиционеров, — все того же Аблязова и отставного зятя Елбасы Рахата Алиева, которому Назарбаев в Лондон по факсу передал свидетельство о разводе со своей средней дочерью. Старческая паранойя на тему заговора выглядит карикатурно на фоне пролетариев-оралманов, которые к засевшей в Лондоне беглой эмиграции имеют такое же отношение, как и ко всемирному «жидо-масонскому заговору». При этом Елбасы стыдливо помалкивал, как 7 месяцев игнорировал трудовой спор и нарушение капиталистами трудового законодательства. Назарбаев и властная верхушка и дальше несли бы разную чушь, но тут в Интернете появилось видео на котором полиция в Жанаозене стреляла в убегающих безоружных людей и добивала их дубинками. Это заставило Елбасы принять меры: против нескольких полицейских и представителей местной власти возбудили уголовные дела. Вместе с ними привлекли к криминалу и оппозицию, в частности лидеров движения «Алга!». Но наличие обостряющихся классовых противоречий и социальной несправедливости казахстанская власть в упор не заметила. Видать, отставной «коммунист» Назарбаев плохо учился в Высшей партшколе, в частности, по предмету, который носил название «история КПСС», а то вспомнил бы, что подавление революции 1905 года в итоге привело к революции 1917 года, подавлять которую уже было некому… Кое-что о глобальных тенденциях В завершение заметим, что режим Назарбаева и ситуация в Казахстане, как, впрочем, и в Украине, развенчивает либеральную байку о том, что для развития так называемого капитализма обязательными являются демократия, буржуазные права и свободы, свободный рынок. Да глупости все это! Поскольку углубление имущественного, социально-экономического, следовательно, и политического неравенства уничтожают свободу и демократию. Что же касается «капитализма», то этимология этого слова обозначает всего лишь только накопление капитала с целью воспроизведения, желательно расширенного. Казахстан — и не только он — наглядно демонстрирует, что капитализм может успешно развиваться и без всяких там рынков, без либеральной и/или социальной демократии. То же самое демонстрирует Украина и режим Януковича, но только в более мягкой форме. Более того, социальные права и гарантии, наоборот, мешают развитию капитализма. Кстати, это наглядно демонстрируют именно «развитые демократии»: пока был финансово-экономический бум, все радовались празднику жизни в кредит под надувание финансовых пузырей, но с очередной волной кризиса «развитые демократы» бросились сокращать права и гарантии. Масштабные акции протеста охватили все страны Евросоюза, а в 2103 году была даже предпринята попытка провести «всеевросоюзовскую» забастовку, правда, не очень удачно, но это только начало. Единственное отличие от Казахстана состоит в том, что в Европе при разгоне демонстраций полиция в толпу боевыми патронами не стреляет. Пока… Читать больше на Glavcom.ua


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter