Авторизация
 
  • 09:36 – Голос 5 (02 12 2016) 14 выпуск смотреть онлайн 
  • 09:36 – Каверы Под звуки поцелуев Бузовой: 14 видеозаписей в Инстаграм, флешмоб друзей и лучший мужской кавер 
  • 09:36 – Россиянки выступят в спринте по биатлону 
  • 09:36 – Супермодель по-украински-3: смотреть финал онлайн (эфир от 02.12.2016) 

Прошлое и будущее династии Аль-Сауд. Часть 2

162.158.78.183

Прошлое и будущее династии Аль-Сауд. Часть 2

Из всего сказанного в предыдущей части статьи отнюдь не следует, как пишут авторы секретного иракского доклада, что Саудовская Аравия и ее правящий клан поддерживали создание Государства Израиль. Наоборот, она, как известно, неоднократно помогала своим арабским соседям с ним воевать, а в 1973 году объявила нефтяное эмбарго в ответ на поддержку Западом Тель-Авива. Достаточно открыть саудовские школьные учебники, чтобы прочитать в них не самые лестные высказывания о евреях… Другое дело, что в разные периоды интересы Иерусалима и Эр-Рияда могут объективно совпадать, как, например, сейчас в вопросе об иранской ядерной программе или о влиянии иранского режима аятолл вообще, делая их союзниками де-факто.

Но как все это связано с темой нашего повествования? Можно сказать, что напрямую. Потому что сегодня выживание Израиля как сионистского государства и выживание Саудовской Аравии как государства саудов тесно связаны. От того, удастся ли им свергнуть режим Башара Асада, разорвать «Шиитскую дугу» (Иран-Ирак-Сирия-Ливан) и сломать ее острие – Хизбаллу действительно многое предопределит в их будущем.

Пока же саудовская династия чувствует себя достаточно уверенно. Она смогла пережить «арабские революции», прогнала от власти в ключевом арабском государстве – Египте своих конкурентов «братьев-мусульман» и успешно, во всяком случае до сих пор, справляется с проблемой притока джихадистов, терпящих поражение в Сирии. Это порождает у нее известное, и, как она считает законное, чувство, если не превосходства, то покровительственных настроений в отношении многих других арабов, погрязших в проблемах, порожденных «арабской весной». А на выходе мы видим, что Эр-Рияд сегодня – единственный и неоспоримый лидер арабского, да и исламского мира. Другие традиционные лидеры, такие как Египет, сильно зависят от его помощи, а другие, рассматриваемые, и надо сказать не без оснований, выскочками, вроде Катара, вынуждены под напором саудов и союзных с ними в этом ОАЭ умерить свои амбиции.

Однако, нельзя не видеть, что король Саудовской Аравии, Хранитель двух мульманских святынь Абдалла, правящий страной уже девять лет, а если считать период регентства во время болезни короля Фахда (с 1995 по 2005 год), то без малого и все девятнадцать, уже перешагнул за девяностолетний рубеж и пора думать о том, кто придет ему на смену. При этом сам монарх уже обеспечил себе место в истории как выдающийся реформатор, взвешенный и мудрый государственный деятель, один из крупнейших политиков своей эпохи. После схода с политической арены его наверняка назовут «великим». Найти ему адекватную замену непросто. Тем более, что с осени 2011 года стали уходить в мир иной один за другим наследные принцы – сперва принц Султан, а через год – принц Наиф, которые были лидерами могущественного клана Судейри, всегда (до короля Абдаллы) прочно державшего бразды правления страной.

Их уход так или иначе сместил баланс сил в королевстве в целом в пользу семьи короля Абдаллы, происходящего из племени Шаммар, которое, скорее, надо рассматривать как большой клан или содружество племен, живущих на севере Неджда, на территориях нынешнего Ирака, Иордании и Сирии.

В течение 2013-первой половины 2014 года в королевстве вообще произошли большие перемены, которые существенно изменили политический ландшафт в стране. Входящие в клан Судейри принцы-братья Султаны, сыновья бывшего наследного принца Султана (Бандар, Сальман и Халед) почти полностью отстранены от важной государственной деятельности – за принцем Бандаром после потери им 15 марта с.г. поста главы Службы внешней разведки остался почти символический пост генсекретаря Совета национальной безопасности. Лишь один из сыновей Султана — Фахд занимает пост в не очень значимой северной провинции Табук.

Что же касается клана короля Фахда, правившего Саудовской Аравией до Абдаллы, то еще в девяностые годы прошлого века, в период регентства короля Абдаллы, он сошел с гонки за престол. Его представителей практически нет во власти.

Без особых потерь вышла из этих испытаний другая семья Судейри — семья принца Наифа. Укрепился занимающий ключевой в королевстве пост министра внутренних дел (он объединяет в себе службы собственно МВД, но еще, по американской типологии, ФБР и АНБ) энергичный и компетентный Мухаммед бен Наиф (к нему «неровно дышат» в Вашингтоне). Его брат, дипломат с большим опытом, Сауд занял пост губернатора в центральной для экономики страны Восточной провинции. Именно Наифы создают в королевстве основной баланс сил со стороны клана Судейри в противостоящей ему семье короля Абдаллы.

Что касается семьи короля Абдаллы, представляющей клан Шаммар, то она за последние месяцы существенно укрепилась. Принц Метъиб, возглавляющий Национальную гвардию, получил пост министра в правительстве. Его брат Мешааль стал губернатором престижной и весьма важной Мекканской провинции, которая включает в себя «вторую столицу» королевства Джидду и духовный центр исламской цивилизации – Мекку. Наконец, 14 мая этого года еще один сын короля Турки бен Абдалла возглавил губернаторство Эр-Рияда. Таким образом, теперь дети короля Абдаллы контролируют две из трех ключевых провинций Саудовской Аравии.

А что же семья наследного принца Сальмана (также клан Судейри), который является вроде бы вторым лицом в государстве? Как ни странно, в ходе последних перестановок много постов они не завоевали. Разве что сын Сальмана Мухаммед, начальник его личной канцелярии, 25 апреля с.г. получил пост министра. В плюс им можно записать нахождение на посту важной, но все же только четвертой по значимости, провинции Медина еще одного из Сальманов – принца Фейсала. На прежних должностях также остались два выдающихся принца клана Сальман – весьма популярный первый астронавт Саудовской Аравии Султан бен Сальман (Управление музеев и древностей) и Абдельазиз бен Сальман (заместитель министра нефтяных ресурсов).

Итак, если суммировать, выйдя из полосы испытаний, порожденных «арабской весной», руководители Саудовской Аравии (сам король и его ближайшие помощники – Мухаммед бен Наиф и принц Метъиб) смогли стабилизировать внутриполитическое положение, установив совместное правление кланов Судейри и Шаммар. Гарантом стабильности стали договоренности между кланами о том, что с 29 марта 2014 года вторым наследным принцем (после принца Сальмана) будет являться самый молодой сын короля-основателя Абдельазиза принц Мукрин. Иначе говоря, теперь законодательно, Указом короля, установлено, что после Абдаллы, главой Саудовского королевства станет принц Сальман, а за ним придет принц Мукрин. Указ был демонстративно обнародован в ходе первого за последние пять лет визита американского президента Б.Обамы в КСА.

Интрига с престолонаследием в Саудовской Аравии таким образом этой весной вроде бы закончилась. Остался один вопрос: что будет после? Останется ли у власти династия саудов во главе с племенем Судейри, или им на смену придет новая династия, связанная с саудами, но самостоятельная по своим возможностям – династия Аль Абдалла?

На этот вопрос ответ даст только время. Пока же ясно, что Саудовская Аравия, как было сказано выше, сумела пройти, хотя и не без потерь через все испытания «арабской весны», сохранила суверенитет и территориальную целостность своего государства. Ей удалось отодвинуть с решающих ролей в арабском мире Катар и в ряде стран — «братьев-мусульман». Разочаровавшись в США, отказавшихся осенью 2013 года от удара по Сирии и начавших тогда же открыто заигрывать с Ираном, она начала строить свой собственный региональный «центр силы», объединяющий вокруг себя арабов (прежде всего страны Залива) и многих мусульман. Судя по всему, она намерена отправить на свалку истории соглашения Сайкс-Пико (1915) и построить свой собственный мир, скроенный по ее лекалам.

Совершенно очевидно, что в этих условиях, Эр-Рияд становится важным и перспективным партнером России, которая, так же, как КСА, вокруг себя строит интеграционные объединения и намерена быть важным полюсом нарождающегося многополярного мира. Характер взаимодействия этих двух полюсов многое предопределит в новой архитектуре международных отношений…


Погос Анастасов Источник: ru.journal-neo.org


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter