Авторизация
 
  • 21:26 – Землетрясение в Индонезии 07 12 2016: последние новости, фото и видео с места трагедии 
  • 21:26 – Метеорит в Хакасии 2016 куда упал: видео падения метеорита 
  • 21:26 – Ксения Бородина расхохоталась из-за слов Валерия Блюменкранца. Видео 
  • 21:26 – Торжественная встреча: фрегат Пакистана прибыл в Новороссийск – фото и видео с места событий 

Доклад КГИ: власти уменьшают на выборах роль партий в пользу отдельных политиков

162.158.78.106

Доклад КГИ: власти уменьшают на выборах роль партий в пользу отдельных политиков Фото: Екатерина Кузьмина/РБК

Последние изменения в законах о выборах привели к тому, что роль политических партий резко снижается, а на передний план в избирательных кампаниях выходят персоналии. Таков основной вывод первого доклада Комитета гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина, посвященного долгосрочному наблюдению за кампанией этого года. Как показывает новая технология праймериз, власти дистанцируются даже от системных партий, в том числе «Единой России»: ей на смену в регионах приходят «партии администрации».

Законы против партий

КГИ подготовил первый доклад (есть у РБК), посвященный долгосрочному наблюдению за выборами 14 сентября. Во всех регионах, по мнению экспертов КГИ, электоральный процесс сопровождается сокращением возможностей участия партий в политическом процессе и, как следствие, персонализацией выборов. Еще годом ранее, когда произошел бурный рост числа партий, малые партии, в том числе недавно зарегистрировавшиеся, кое-где выступили успешнее системных (мэрами областных столиц стали Евгений Ройзман из «Гражданской платформы» в Екатеринбурге, Галина Ширшина из «Яблока» в Петрозаводске), из них начался отток местных элит в новые политические силы. Но этот процесс был свернут благодаря очередной серии поправок в выборное законодательство.

За время, прошедшее с сентябрьских выборов, изменения в базовый закон «Об основных гарантиях избирательных прав» вносились 11 раз. Резко ужесточились правила регистрации кандидатов и партийных списков. Яркий пример — выборы в Мосгордуму, сопровождавшиеся отменой смешанной избирательной системы и введением для самовыдвиженцев и кандидатов всех непарламентских партий, кроме «Яблока», обязанности собирать 3% подписей в округах для регистрации. В докладе эта норма названа запретительной. Даже при барьере в 0,5%, действовавшем для самовыдвиженцев в сентябре 2013 года, отсев на стадии регистрации на региональных выборах составил 49%, а на выборах госсоветов региональных центров — 55%, говорится в исследовании. «Новая система регистрации кандидатов при растущей доле депутатов, избираемых по мажоритарной системе, работает против новых политических партий и самовыдвиженцев», — отмечается в докладе. Власть стремится рассеять оппозицию, надеясь получить вместо даже крайне слабых партий набор персоналий, в результате больше всего выигрывают губернаторы, полагают докладчики.

В дальнейшем установленные законодателем правила могут привести к значительному сокращению числа партий, появившихся в 2012—2013 годах. По мнению авторов доклада, будут сохранены только партии, способные оттянуть протестные голоса, а также партии — партнеры власти, чьи лозунги представляют собой более выраженные, чем у «Единой России», идеологические направления.

Политолог Юрий Коргунюк отмечает, что персонализация выборов не является явной приметой именно 2014 года: «Об этом говорят несколько последних лет». Если до 2003 года власть загоняла местные элиты в партии, то в последние годы происходит обратный процесс, но изменения в законодательстве, произошедшие с предыдущих выборов, сделали тенденцию наиболее явной.

Фильтры и агитация

На выборах губернаторов основным ограничителем, причем регулируемым областным парламентом, служит муниципальный фильтр. Самая высокая доля подписей муниципальных депутатов, которые должен предоставить кандидат в губернаторы, установлена в Калмыкии (9%), Коми (10%), Ивановской области (10%), Петербурге (10%) и Ненецком автономном округе (10%). В Алтайском крае, где величина «муниципального фильтра» сравнительно невысока (7%), кандидаты вынуждены собирать самое большое число подписей в абсолютном значении — 549, при этом 136 из них должны принадлежать муниципалам из не менее чем 53 муниципальных образований. Начиная с 2013 года оппозиция в Алтайском крае многократно и безуспешно пыталась снизить фильтр.

Эксперты также отмечают, что в регионах, где проводятся досрочные выборы губернаторов, оппоненты власти не успели подготовиться к агитационной кампании. Если там и отмечалась массовая агитация, то только в пользу действующего губернатора. Например, в Мурманской области за врио губернатора Марину Ковтун агитировали все основные медиа начиная с марта этого года, хотя о выборах стало известно только в мае. В апреле, за месяц до назначения внеплановых выборов, за счет бюджетных средств была выпущена газета «69-я параллель. Дайджест «Мурманского вестника» в количестве 250 тыс. экземпляров, с фотографией губернатора на главной странице и заголовком «Задавайте власти неудобные вопросы».

В исследовании говорится, что агитационная кампания во многих регионах началась уже с марта-апреля, при этом ее активность снизилась к моменту формального начала кампании.

Все чаще праймериз проходят не внутри «Единой России», а под различными временно применяемыми брендами («Народные выборы», «Гражданский референдум», «Народная экспертиза»), создаваемыми под выборы инициативными группами граждан. Это дополнительно позволяет кандидатам от власти дистанцироваться от вызывающей негативную ассоциацию «Единой России», выступая как ключевой элемент «маскировочных технологий», отмечается в докладе. Такая предварительная агитация становится порой даже более яркой и интересной, чем зарегулированная агитация на основных выборах.

Авторы доклада приводят в пример подобных внепартийных праймериз проект «Моя Москва», организованный независимо от власти и «Единой России». Агитация в поддержку проекта и его базовых кандидатов размещалась при очевидном административном содействии: ее не только не уничтожали коммунальные служащие (что обычно происходит с любой несанкционированной уличной рекламой), но и максимально широко освещали московские медиа и районные газеты.

«Ситуация с гражданской инициативой «Моя Москва» и рядом похожих проектов фактически означает, что на смену технологии «партии власти», выступающей как символическое олицетворение политического режима, приходит «партия администрации», выступающая скорее как региональный политический блок», — отмечается в докладе.

Тенденция департизации и персонализации выборов наблюдается не первый год, но сейчас «Единая Россия» перестала фетишизировать партийность, говорит политолог Константин Калачев. Партийная принадлежность, особенно на муниципальных выборах, опускается все ниже в списке важных для кандидатов критериев. Тезис о департизации подтверждает и отход от внутрипартийных праймериз.

Калачев также напоминает, что еще одна характерная особенность выборов в этом году — появление партийного фильтра у парламентских партий, которые стали снимать собственных кандидатов. Так, в Оренбургской области ЛДПР сняла с выборов Сергея Катасонова, предварительно поддержанного «Справедливой Россией» и КПРФ.


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter