Авторизация
 
  • 15:07 – Про любовь сегодняшний выпуск 08.12.2016 смотреть онлайн 
  • 15:06 – Обратная сторона Луны 2 (2016) смотреть онлайн 7 и 8 серию от 08 12 2016 
  • 15:06 – Битва экстрасенсов 17 сезон 15 серия 10 12 2016 смотреть онлайн 
  • 15:06 – Салат Петушок на Новый год 2017: удивим гостей необычными блюдами в год Петуха 

Леонид Невзлин: мне очень жаль Путина

162.158.78.178

Леонид Невзлин: мне очень жаль Путина

Третейский суд в Гааге 28 июля принял решение удовлетворить иск компании бывших акционеров компании ЮКОС - Group Menatep Limited - к Российской Федерации и обязал ее выплатить 50 миллиардов долларов компенсации и оплатить 65 миллионов долларов судебных издержек. Корреспондент белорусской службы Радио Свобода Александра Дынько попросила бывшего вице-президента ЮКОСа Леонида Невзлина, который уже 11 лет живет в Израиле, спасаясь от уголовного преследования на родине, прокомментировать это решение:

Леонид Борисович, от подачи иска до принятия решения о его частичном удовлетворении прошло более восьми лет. Надеялись ли вы, что решение будет в вашу пользу?

- В первые годы, когда обсуждался вопрос юрисдикции, может ли вообще это дело рассматриваться Третейским судом в Гааге, были всякого рода сомнения, не по цифрам, а по сути. Россия подписала, но не ратифицировала на тот момент, а потом и вовсе денонсировала Энергетическую хартию. Но когда дело все-таки было принято к рассмотрению, появилась надежда на то, что Group Menatep Limited (GML) деньги получит. Какие это будут деньги, никто не знал, потому что это дело арбитров. Истец всегда старается максимально посчитать свои убытки и недополученную прибыль, что и было сделано. И сумма более 100 миллиардов долларов для группы GML была бы справедливой. Но сказать, что 50 миллиардов долларов нас не удовлетворяют, нельзя, потому что это очень приличные деньги, они соизмеримы с оценкой компании на то время, когда ее отобрали у законных владельцев.

Что для вас важнее в этом деле: престиж, репутация или денежная компенсация?

- Мне трудно сказать, что для меня лично, как для бенефициара, важнее - удовлетворение от того, что признана экспроприация ЮКОСа или денежные выплаты. Но не менее важно то, что сейчас я могу открыто и прямо говорить о своей репутации, что она не подмочена никакими обвинениями, что ЮКОС был причиной того, что нас, собственников, уголовно преследовали, что нам предъявлялись самые дикие обвинения, многие сидели, а один, Алексей Пичугин, до сих пор в тюрьме. Теперь этот арбитраж все поставил на свои места. Вопрос престижа не менее важен, чем вопрос материальной компенсации, если не более.

По вашему мнению, повлиял ли на вынесение этого вердикта нынешний политический контекст и глобальное негативное отношение к Владимиру Путину, которое сложилось из-за его роли в украинских событиях?

- Нет, не повлияло. За эти 8 лет многое менялось и происходило, и даже так называемая перезагрузка российско-американских отношений. Процесс шел своим чередом, он касался исключительно событий, которые привели к банкротству и отбору ЮКОСа у законных владельцев. Даты ни с чем не координировались и не совпадали. И сейчас пришло время вынесения окончательного решения. Оно могло быть несколько раньше или несколько позже, но так случилось, что оно возникло в то время, когда происходят эти ужасные события на Украине, Крым, это несчастье с самолетом... Это просто некое случайное совпадение. В результате это такое же случайное совпадение, как та трагедия, которая происходит сейчас там, где я живу, в Израиле. Война между Израилем и сектором Газа. Нет никакой связи. Это никак не связано с санкциями, с нынешней ситуацией. Это - необходимость уважать собственность и платить за ее экспроприацию у законных владельцев. Но это никак не скоординировано ни с какими санкциями, которые сейчас применяются по отношению к России.

Я 11 лет живу в Израиле, в основном провожу время здесь и в США. Я привык смотреть на мир совершенно другими глазами, чем на него смотрит российский истеблишмент. Я не верю в теорию заговора, не верю в заранее подготовленные схемы. Надо просто жить в нормальном мире, а не в параллельном каком-то, и воспринимать его таким, какой он есть, а не через чувство личной обиды. И тогда все будет в порядке.

Как вы думает, Россия выплатит эту сумму или будет искать какие-то уловки, чтобы деньги не отдавать?

- Если апелляция не приведет к отсрочке или изменению условий выплаты, России придется выплачивать эту сумму. Будет ли она ее выплачивать добровольно или она начнет бегать от истца - это я не могу предположить. Но в любом случае ей придется платить.

Эти 50 миллиардов - есть уже понимание, как они будут распределены, когда будут выплачены?

- Чисто формально около 60 процентов этих средств принадлежит мажоритарным акционера компании ЮКОС - Group Menatep Limited. Она должна их получить. Акционерами группы «Менатеп» являются трасты. Бенефициары трастов - я и несколько моих друзей, которые в конечном итоге являются потенциальными выгодополучателями от этих денег. Каждый, когда он получит эти или какую-то часть этих денег, в состоянии и вправе использовать их по своему усмотрению.

Как вы лично думаете распорядиться деньгами?

- Здесь нет никакого секрета. Это справедливая компенсация за отобранную частную собственность, и я приветствую решение суда. Первое, что я сделаю, использую часть средств на благотворительность, как я это делаю всегда в своей жизни. И это будет достаточно значительная сумма. Остальную часть этих денег, если я их получу, инвестирую в бизнес. Это не будет бизнес в России или на территории стран СНГ, можете быть уверены.

У меня нет бизнес-проектов и бизнес-интересов в России. Были времена, когда в начале я поддерживал тех или иных оппозиционеров, их движения, объединения, но уже много лет, как я этим не занимаюсь. Для меня Россия, к сожалению, стала прошлым, а будущее я свою вижу за демократическим, независимым европейским, американским миром. Но это не значит, что если когда-нибудь Украина или Белоруссия станут частью Европы, настоящей частью Европы, что я не приду туда работать, инвестировать. Это вполне может быть. Весь вопрос в форме правления и в ее надежности. Если это демократия, то я совершенно открыт к переговорам и работе.

Если вернуться к той общественно-политической ситуации, сложившейся в России. Были ли у вас предположения, что российское общество столкнется с таким уровнем агрессии, что СМИ будут продуцировать подобную пропаганду, а власть начнет проявлять себя таким образом, что вызовет негативную реакцию со стороны международного сообщества?

- Я всегда себя считал и продолжаю считать неплохим аналитиком в области пиара и политики. Но, честно скажу, то, что эта игра одного человека дойдет до такого уровня, извините, маразма, до которого она дошла сейчас, который даже трудно сравнить с брежневским и постбрежневским периодом, я, конечно, не ожидал. Я ни в коем случае не ожидал этой риторики, полной и тотальной коррупции, несвободы СМИ, несправедливости в судах. И конечно, что самое главное, такой двуличности, двусмысленности во всем. Нет, такого ужаса я не ожидал от Российской Федерации. Я никогда не предполагал, что это будут не шаги назад, а это будет просто движение на скоростном автомобиле в прошлое. Все это больно, все это откатывает Россию от светлого будущего все дальше и дальше.

Как далеко, по вашему мнению, может зайти Путин в этой политической игре, есть ли надежда на позитивное развитие событий?

- Мне очень жаль Путина, как это ни смешно, он загнал себя в ситуацию, когда каждый шаг - плохой. Если он, наконец, успокоится и пойдет на соглашение с мировым сообществом, и постарается занять свое место в этом мире, где он раньше присутствовал, и в "большой восьмерке", и в "двадцатке", то ему придется прекратить свою деятельность в восточной и юго-восточной Украине и отдать Крым. Если он вернет Крым, он потеряет власть, его просто снесут. Поэтому жалко его, он в очень тяжелой ситуации, и он не знает, что делать. В этой ситуации надо быть мужественным и отдать личную власть. Найти себе убежище, но оставить страну в покое. Уйти. Своевременно уйти, не нагнетать национализма, который уже на грани с шовинизмом и на грани... не хочется мне применять жесткие термины, но вы понимаете, о чем я говорю. Если он не способен вовремя уйти, то я боюсь, что все это ведет к катастрофе, внутри которой возможно все, включая даже локальные войны с учетом Украины, России, соседних стран, НАТО и так далее.

Ужасно об этом говорить, особенно мне, человеку, живущему в зоне конфликта и страдающему от этого ежедневно. Вы понимаете, насколько "приятно" своих маленьких детей носить в бомбоубежище по десять раз в день, и что думаешь при этом. У России не было объективно никаких предпосылок к такой жизни. Путин и его окружение их создали и продолжают наращивать. И остановить, боюсь, его может только... даже не знаю, что его может остановить. Только его понимание, как далеко он зашел, и желание оставить власть и уйти из власти. Это единственный способ спастись для страны.


Источник: svoboda.org


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter