Авторизация
 
  • 03:16 – Битва экстрасенсов 10.12.2016 (10 декабря 2016): 17 сезон 15 серия смотреть онлайн – покойник в доме 
  • 03:16 – Биатлон гонка преследования женщины 10 12 2016 результаты, кто победил, смотреть онлайн 
  • 03:16 – Очень караочен 10 12 16 с Бузовой: Арбузова и бриллиантик в детстве, почему поменяла цвет волос, успех в сольной карьере, за что ненавидят и откровенные фото 
  • 03:16 – «Битва экстрасенсов» 10.12.16, смотреть онлайн: новая серия не для слабонервных 

Мнение: Почему ни Гаага, ни Страсбург не сказали всей правды о ЮКОСе

162.158.78.98

Мнение: Почему ни Гаага, ни Страсбург не сказали всей правды о ЮКОСе Фото: из личного архива

На прошедшей неделе Россия обеднела почти на $53 млрд — столько присудили в качестве компенсации бывшим акционерам ЮКОСа Страсбургский и Гаагский суды. Но даже эти авторитетные институты не смогли ответить на вопрос, что же на самом деле произошло с нефтяной компанией. Впереди — новая юридическая война.

Десять лет назад российская власть разгромила финансово-промышленную империю, контролируемую Ходорковским и его партнерами, а сегодня они ввергли Российскую Федерацию в долговую кабалу. 27 июля постоянный третейский суд в Гааге удовлетворил иск бывших акционеров ЮКОСа к России и определил для них компенсацию в размере $50 млрд. Это абсолютный рекорд по выплатам пострадавшим от государств инвесторам. Тремя днями позже Европейский суд по правам человека огласил решение о размере компенсации, причитающейся ликвидированной компании за нарушения при взыскании налогов и банкротстве. Здесь сумма составила чуть более 1,8 млрд евро, и она тоже была рекордной для суда. Если бы Михаил Ходорковский не передал, как заявлялось, свою долю в активах группы «Менатеп» (GML) Леониду Невзлину, сейчас он, пусть и с определенными оговорками, мог бы снова считаться самым богатым человеком России.

Однако даже авторитетнейшие международные суды не смогли ответить на вопрос о том, что на самом деле случилось с ЮКОСом. Перераспределило ли государство в свою пользу привлекательный бизнес или же просто жестко отреагировало на нарушение законов? Кто такие основные акционеры ЮКОСа - невинные жертвы экспроприации или беспринципные организаторы незаконных налоговых схем?

Гаагский третейский суд посчитал, что, хотя схемы налоговой оптимизации компании и не были безупречны с точки зрения закона, реакция государства была непропорциональной резкой, и оно использовало налоговые нарушения лишь как предлог для экспроприации компании. Европейский суд гораздо суровее отнесся к бывшим владельцам ЮКОСа. Его позиция отражена сразу в нескольких решениях, включая и последнее решение по делу Ходорковского (жалобы 11082/06 и 13772/05), вынесенное год назад. Официальный пресс-релиз суммирует основные выводы суда:

Суд заключил, что взыскание с ЮКОСа суммы недоплаченных налогов не нарушало статьи 1 Протокола №1 к Конвенции (защита собственности), так как налоговые льготы были получены торговыми компаниями в нарушение закона.

Суд посчитал, что вывод национальных судов о притворном характере операций, которые проводили торговые компании, был разумным. Суд решил, что следует отличать схему, созданную заявителями, и законные методы минимизации налогов. Хотя часть этой схемы была известна властям, заявители исказили или скрыли некоторые важные аспекты этой схемы...

Сложно представить, что заявители, как руководители и сособственники компании ЮКОС, были не в курсе существования этой схемы и не знали, что информация, которая предоставляется в налоговые органы, не отражает реальной природы операций этих торговых компаний. Таким образом, действия заявителей могли быть разумно истолкованы как «предоставление заведомо ложных сведений» налоговым органам, что было определением уклонения от уплаты налогов по российскому Уголовному кодексу.

Суд постановил, что даже если применение права в деле заявителей было новым и не имело прецедентов, оно не было неразумным и соответствовало общепринятому пониманию «уклонения от уплаты налогов».

Поэтому мнение, что Европейский суд не занимался оценкой налоговых схем компании и «положился на мнение российских судов», неверно: занимался, и еще как. Именно на основании собственной оценки ЕСПЧ вынес решение о необходимости выплаты 1,8 млрд евро: да, сумма внушительная, но это всего лишь переплаченный штраф и излишний исполнительский сбор, полученный судебными приставами. Основные же «налоговые миллиарды», согласно позиции ЕСПЧ, ушли в бюджет законно и безвозвратно.

Принципиальная разница в позициях ставит вопрос, имеющий значение далеко не только для дела ЮКОСа: что делать заинтересованным сторонам, если решения международных судов по ключевым вопросам резко расходятся? Надо также учитывать, что позиция ЕСПЧ изменена быть уже не может: основное решение по налоговому делу вступило в силу еще несколько лет назад. Желающим оспорить ее остается надеяться разве что на нидерландские государственные суды, которые, вполне вероятно, вообще обойдут этот вопрос стороной. И тогда, если рассматривать все решения в совокупности, получится, что активы ЮКОСа были «экспроприированы» государством посредством абсолютно законных налоговых претензий. Нонсенс — но, будучи утвержденным решениями авторитетных судов, он становится правилом.

Конечно, эта дилемма с точки здравого смысла вполне объяснима: в 1990-е и начале «нулевых» все крупные российские финансово-промышленные группы жили и действовали фактически по собственным законам и понятиям. Они исходили из того, что наказывать за эти «общепринятые практики» нельзя, а любая попытка государства вмешаться в них – это «избирательное правосудие». Где кончалась власть олигархов и начиналось государство, порой было невозможно понять. И в этом смысле позицию Гаагского третейского суда можно истолковать так: давайте, господа, разделим ответственность; пусть на 75% отвечает государство, а на 25% - ЮКОС.

При этом, однако, не ставился вопрос о происхождении активов ЮКОСа (впрочем, как и других «олигархических» компаний). Ни один международный суд не готов погружаться в эту проблему, заводящую в дебри дикого капитализма. Однако со стороны уклонение от уплаты налогов компании, созданной на основе советского «народного достояния», выглядит иначе, чем неуплата налогов какой-нибудь Microsoft или Apple. Ведь история ЮКОСа — это еще и история о том, как государство сначала раздало бизнесменам самые лучшие свои активы, а потом попыталось отыграть назад. Развязать этот узел, в котором сплетены закон, беззаконие и огромные деньги, ни один международный суд не в состоянии.

Для российской власти решения по делам ЮКОСа крайне неприятны не только из-за масштаба взыскиваемых сумм. Исполнение этих решений побьет все рекорды по длительности, и каждая попытка наложить арест на активы России обернется полномасштабной и беспощадной юридической войной во всех возможных инстанциях. Российскому государству и контролируемым им компаниям придется нанимать лучших и самых дорогих юристов (только за процесс в Гааге юристам было заплачено более $30 млн). Российская власть не может допустить, чтобы эти решения превратились в прецедент, чтобы на нее можно было давить с помощью международных судов. Ведь если такое давление окажется возможным, по этому пути пойдет масса олигархических групп и группировок, желающих получить иммунитет от «экспроприации» активов и уголовного преследования. А там недалеко и до полного перехода страны под власть кредиторов.

Если в прошлых инкарнациях дело ЮКОСа представляло собой борьбу личностей с уголовно-правовой системой, сейчас это главным образом сражения очень высокооплачиваемых юридических фирм. Но, несомненно, и большая политика: решения по этому делу некоторые уже считают новым видом международных санкций против России. Вроде бы масштабнее некуда. Но мне кажется, что и это не предел. Слишком много неотвеченных вопросов осталось, в том числе и у Путина с Ходорковским друг к другу.


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter