Авторизация
 
  • 07:06 – Битва экстрасенсов 17 сезон 14 серия (3.12.2016): 14 выпуск от 3 декабря – «Танцы» и слезы 
  • 07:06 – Бокс Лебедев Гассиев 03 12 2016 прямая трансляция 
  • 07:06 – Х-фактор-7: смотреть 15 выпуск онлайн (эфир от 03.12.2016) 
  • 07:06 – ТНТ Битва экстрасенсов 3 декабря 2016: смотреть онлайн 14 выпуск от 3 12 2016 

Политолог: Сейчас Европа – без головы

173.245.54.63

Известный политолог Вернер Вайденфельд критикует Евросоюз за то, что он растрачивает свой потенциал. Прежде всего Германия должна, наконец, принимать более активное участие в делах ЕС и взять в свои руки узды правления. – Господин Вайденфельд, Европа не может выйти из кризиса. Сначала переживает за ЕС, потом только – за Украину. Почему ЕС не удаётся нанести «решающий удар»? – Европа переживает «управленческий» дефицит. На данный момент в Старом Свете нет таких яркий политических представителей как Франсуа Миттеран, Жак Делор и Гельмут Коль. Их нет, потому что политики сегодня либо не могут управлять, либо не хотят. Итог таков: мы остались позади политического развития. В первую очередь политики обращены к политическому «полю» или стране тогда, когда уже всё «рушится». Но уже поздно.

– А что именно вам не нравится? Ведь кризис на Украине был практически непредсказуем. – Что Россия скрывала свою мощь. Но ведь это можно было бы уже понять и раньше. Ещё десять лет назад мы должны были попытаться понять поведение Кремля. Тогда у нас было бы гораздо больше времени для того, чтобы вместе продумать стратегию по отношению к Москве. Но этого не произошло. ЕС мог бы ещё раньше заняться межкультурными конфликтами на Украине. Но нет. ЕС агрессивно пошёл на сближение с Украиной и предложил более тесное сотрудничество. Если бы Европа была более подготовлена, тогда и содружество стран должно было не просто обсуждать ситуацию на Украине, но и начать предпринимать какие-либо действия.

– А Германия как экономический и политический «тяжеловес» ЕС упустила момент, чтобы вовремя начать данные обсуждения? – Да. И это не только моё мнение. Этого ожидали и другие страны. Другие члены ЕС рассчитывают на умную политику Берлина. Речь не идёт о том, что только федеральное правительство задаёт политическое направление. Ведь и Франция, и Польша (со времён расширения ЕС на Восток) тоже несут за это ответственность. Ожидается, что прежде всего Германия возьмёт бразды правления в свои руки. – Вы уверены, что все ожидают этого именно от Германии? Ведь в экономических и политических вопросах Германия занимает такую позицию, которую большинство стран ЕС не поддерживают. – В первую очередь, речь не идёт о нашей позиции – мнения могут отличаться. «Взять в свои руки бразды правления» означает начать дебаты и выработать общую позицию. В данном процессе нужно объяснить наши взгляды и добиться соглашения. Да, для этого нужно много сил, времени, энергии, интеллекта ведущих людей из федерального правительства. В этом процессе важно выработать собственное мнение и объяснить его, таким образом достигнув максимальной степени ясности. Можно сказать, что как раз это не является сильной стороной Германии, здесь вы правы. Отвечу на вопрос так: если Германия будет играть мускулами и думать, что другие страны должны «танцевать» под ее дудочку, то, конечно же, это приведёт к осторожности со стороны ЕС. В любом случае, от Берлина ждут «управленческой» позиции. И по спорным вопросам тоже.

– Вы намекнули, что и Франция может быть той страной, которая возьмёт бразды правления в свои руки. Страна действительно в состоянии это сделать, несмотря на все ее внутриполитические и экономические проблемы? – Да, конечно, в настоящий момент Франция находится в затруднительном положении для того, чтобы собраться с силами и взять бразды правления в свои руки. Но ещё раз повторюсь: речь идёт об амбициозной и очень затратной задаче. К тому же внешняя политика даёт стране шанс улучшить свой имидж как раз в тот момент, когда внутриполитическая ситуация – не такая уж радужная. Да, в таких случаях это помогает и играет большую роль среди электората, отражаясь на судьбе страны. Лучший пример – это французская военная миссия в Мали. Правительство доказало, что страна имеет в вес в мире. «У Европы огромный потенциал»

– Где же большего всего сегодня в Европе нужна смена «правления»? – Если мы отбросим личные вопросы, связанные с составом новой европейской комиссии, то на повестке дня останутся две важные темы. Во-первых, мы должны задать себе вопрос о том, какое влияние мы можем оказать на конфликты и войны в мире. Ведь очевидно, что Европа несёт международную ответственность за происходящее в мире. А ни государства по отдельности, ни конфликтующие стороны, ни партнёры по союзам не интересуются позицией каждой страны-члена ЕС. Появляется вопрос о том, где мы находимся сейчас. Он относится ко всей Европе. Брюссель должен, наконец, найти такого партнёра по диалогу, который был бы максимально компетентным. Во-вторых, речь идёт о действиях политического союза, направленных на то, чтобы раз и навсегда взять под контроль «европейский» кризис. – Получается, что главы государств и правительств стран ЕС передали «легитимность» и ещё больше прав своих граждан Брюсселю? – Да, очевидно, это серьёзная проблема. Этот вопрос мы будем обсуждать последующие месяцы и годы. Все участники, которые хотят создать политический союз в ЕС, должны быть более ангажированными, должны вести «разъяснительные» работы. Да, начало «политической культуре» было положено на выборах в Европейский парламент, которые одновременно были и выборами в Еврокомиссию. Это стало первым шагом. Но и не последним. ЕС должен стать прозрачным и быть ближе к народу. Мы живём в том временном периоде, когда народ – как никогда ранее – стал очень независимым, когда люди хотят участвовать в «диалоге». Это желание претворено в жизнь в «отстранённых» институтах Брюсселя.

– Насколько реалистично, по вашему мнению, создание политического союза Европы?

– Я очень оптимистично настроен именно из-за того, что мы находимся в кризисе. Пока господствует самолюбивый подход, нет никакой надежды на перемены. Проблемы, которые пришли вместе с европейским кризисом, были, по крайней мере, ожидаемыми. В 1992 году незадолго до подписания Маастрихтского договора, который «разрешил» евро, Гельмут Коль заявлял о том, что ошибочно говорить о стабильной валюте, пока нет политических рамок. Все фракции в Бундестаге аплодировали. Правда, в последующие годы ничего подобного не произошло. Итог мы знаем. Кризис в ЕС не будет долго продолжаться. И ещё раз повторюсь: углубление кризиса можно хорошо обосновать, если попытаться. У Европы есть достаточно потенциала для того, чтобы стать мировой державой, если она наконец объединится.

– Правда? Но ведь не все так считают. Недавно бывший американский вице-президент Альберт Гор в своём интервью Wirtschafts Woche пояснил, почему Европа стоит перед «историческим закатом». – Да, об этом я много раз уже слышал. В период между 1973 и 1984 годами в обиход вошло слово «евросклероз». Уже в то время ЕС прочили развал. Это означало, что тот, кто хочет иметь будущее, должен смотреть в сторону Азии. Европа же интересна только музееведам и археологам. Но мы вышли из этого кризиса. Европа стала развиваться дальше. ЕС стал более открытым для стран с востока. Во многих странах была введена валюта евро. Притягательная сила вступления в ЕС в настоящий момент как никогда очень велика. Так, например, восемь государств хотят вступить в ЕС. Потенциал у Европы огромен. Европа – это мировая сила, несмотря на все «управленческие» проблемы. Да, конечно, можно сказать, что Европа сейчас без «головы». Есть, правда, хорошие основания для того, чтобы возразить Гору. Не стоит многого ожидать от американских прогнозов, касающихся Европы. «Великобритания остаётся членом ЕС»
– В чём же заключается, как аы говорите, огромный потенциал ЕС? – У Европы есть экономический и инновационный потенциал, дух изобретательства, богатая культура, демократические структуры, притягательная сила. Много позитивных моментов. Вопрос заключается в том, как мы можем использовать этот потенциал, развивать его. Это до сих пор не совсем ясно.

– Как раз самая большая страна ЕС – Великобритания – кажется, не видит этого потенциала. – С момента окончания Второй мировой войны нас сопровождало британское «сомнение». На британских островах это считается хорошим тоном. Я имею в виду Уинстона Черчилля и Маргарет Тэтчер. В 1946 году первый говорил, что его страна никогда не станет членом союза. Позже уже Тэтчер хотела получить обратно от Брюсселя свои деньги. Таким образом, Великобритания тормозила процесс объединения. Но в последний момент, после долгой паузы, она всё же успела «запрыгнуть» в последний вагон европейского поезда. Пока система ещё работала. И всё время до того, как «часы пробьют двенадцать». В этот раз будет всё то же самое. Удивительно, что эта позиция совпадает с общественным мнением. Годами предъявляются претензии, слышна критика. Правда, когда грозят какие-либо последствия, ветер начинает дуть в другую сторону. Даже дебаты о плюсах и минусах членства Великобритании в ЕС начнутся только сейчас. Поэтому не стоит об этом беспокоиться.

– Какова вероятность того, что Великобритания останется членом ЕС? – Сто процентов.

– Какой была бы идеальная роль ЕС в последующие годы? На чьей мы стороне? – Мир становится всё более многополярным. Не существует уже одной или двух мировых сверхдержав, как, например, США или Китай. ЕС станет одной из таких мировых держав. Наряду с США, Китаем, Индией, Японией, Россией и Австралией. В этой системе, отталкиваясь от тем и ситуации, мы будем строить отношения. Мы являемся партнёрами и Китая, и России до тех пор, пока эти страны снова друг с другом не сблизятся. – Это могло бы означать возвращение коалиции союзников в ущерб США? – Я предпочитаю говорить о стратегическом партнёрстве. Но по сути это одно и то же. Я не думаю, что США были бы особо шокированы или разочарованы. Мы бы просто стали копировать их стиль. Американцы точно знают, где находится сфера их интересов. Потом они приступают к действиям. Я имею в виду шпионаж со стороны Агентства национальной безопасности, о котором никто в Америке не беспокоится. Наконец, таким вот образом обеспечивается американская безопасность. Мы, европейцы, зачастую действуем не настолько ясно и прагматично. Абсолютно ясно, что в будущем в сложном мире ситуация изменится. США не будут ставить своих союзников перед выбором. Они будут «ковать» свои собственные интересы. Им важно только не выглядеть проигравшими.

– А где находятся границы ЕС? – Границы проходят там, где человек их ощущает. В настоящее время в перспективе восемь стран хотят стать членами ЕС. Но это те страны, которые проявляют к союзу интерес, а не те, которые, с точки зрения географии, находятся в Европе. Я имею в виду Казахстан и Грузию. Но это не означает, что их стремления не изменятся. Давайте взглянем на историю. В шестом веке нашей эры греческий полуостров считали Европой, вокруг которой жили «варвары». После исследований картина поменялась. У Европы есть естественные природные границы на севере, юге и западе – там, где проходит линия берега. На востоке этих границ нет. Таким образом, восприятие восточных границ Европы размыто. В связи с расширением ЕС возникает важный вопрос о том, станет ли Турция членом союза. Это спорный вопрос. Ответ на него мы будем искать в последующие годы. Читать больше на inosmi.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter