Авторизация
 
  • 13:42 – Пусть говорят с Андреем Малаховым выпуск 07.12.2016 смотреть онлайн 
  • 13:42 – Давай поженимся! на Первом выпуск (07 12 2016) смотреть онлайн 
  • 13:42 – Время покажет выпуск (07.12.2016) Первый Канал смотреть онлайн 
  • 13:42 – 60 минут с Ольгой Скабеевой выпуск 07.12.2016 смотреть онлайн 

Выход из украинского кризиса

172.68.65.158

Выход из украинского кризиса

В мае высокопоставленный республиканец из сенатского комитета по иностранным делам Боб Коркер (Bob Corker) внес на рассмотрение поразительно безрассудный законопроект, как будто специально созданный для того, чтобы окончательно разрушить отношения между США и Россией. Само название законопроекта — «Акт о предотвращении агрессии со стороны России 2014» — является неприемлемым, потому что в случае его принятия положения данного законопроекта приведут к драматическому усилению напряженности между Москвой и Вашингтоном. Заранее отказавшись от того, что мы должны сделать, а именно - начать серьезный диалог с Россией о том, как остановить украинский кризис, мы углубляем этот конфликт, множим возникающие в результате этого человеческие страдания и подталкиваем себя к краю военной пропасти. На самом деле, этот законопроект уже вредит перспективам мира, став для кремлевских пропагандистов манифестом о намерении США поставить Россию на колени и унизить ее руководителя. Это ультиматум Кремлю, на который не согласится ни один глава государства, а уж тем более известный своей гордостью Владимир Путин.

Пока «Акт о предотвращении агрессии со стороны России 2014» является всего лишь законопроектом. Но если республиканцы на ноябрьских промежуточных выборах возьмут под свой контроль сенат (и сохранят контроль над палатой представителей), этот законопроект укажет направление, в котором конгресс будет подталкивать президента Обаму по мере усиления сегодняшнего противостояния. Данная мера представляет собой жесткий подход, к которому все больше склоняется Белый дом в этот важнейший момент длительного кризиса, когда украинская армия наступает на пророссийский оплот повстанцев Донецк, а российские войска концентрируются на границе. Документ Коркера свидетельствует о серьезном и необъяснимом непонимании (в свете истории) того, как вести дела со все более напористой Россией.

После большевистской революции 1917 года, когда российский социалистический и экспансионистский режим оказался на ножах со значительной частью остального мира и пребывал в таком состоянии большую часть 20-го века, Запад, и особенно Соединенные Штаты, мучительно размышляли над поставившим их в тупик вопросом: что делать с Россией? В 1970-е годы администрация Никсона нашла ответ: разрядка, политика, которая основана не на угрозах, а на диалоге. Россия - слишком большая, слишком богатая в ресурсном плане, слишком важная (как поставщик энергоресурсов для Европы) и слишком развитая в техническом плане страна, чтобы ее игнорировать (или «изолировать», как это надеется сделать Обама). Один только ядерный арсенал России — единственный, способный уничтожить Запад — диктует необходимость налаживания диалога, какой бы неприятной такая перспектива ни казалась многим. Короче говоря, если Россия и Соединенные Штаты ссорятся, в опасности оказывается весь мир.

Выход из украинского кризиса


Подразумевается, что законопроект Коркера создает «стратегический механизм для оказания помощи и налаживания сотрудничества в сфере безопасности между США, Европой и Евразией». Но на самом деле, он предписывает президенту принятие ряда мер, которые поставят под угрозу обе эти цели. Согласно этому законопроекту, Соединенные Штаты и НАТО в нарушение основополагающего акта между блоком и Россией от 1997 года будут на постоянной основе размещать войска в таких странах-членах Североатлантического альянса, как Польша, Эстония, Литва и Латвия, а также «ускорять» (каким образом, не конкретизировано) «усилия по созданию европейской и натовской противоракетной обороны». (А конкретизировать здесь надо многое, поскольку в 2009 году администрация Обамы, столкнувшись с мощной критикой со стороны России, а также с общественной оппозицией в Чехии и Польше, урезала свои планы по созданию системы противоракетной обороны в Восточной Европе.) Украине, Грузии и Молдавии согласно законопроекту должен быть предоставлен беспрецедентный статус «ведущих союзников, не входящих в НАТО». Украине обещана военная помощь, а имеющееся там загадочное словоблудие об «оборонной продукции и оборонных услугах» создает возможность для предоставления всего этого и двум другим бывшим советским республикам.

В законопроекте есть и много других тревожных положений, но важно то, что он поручает президенту блокировать российские активы и существенно расширить санкции против России, если Кремль не выведет войска из Крыма, не отведет их от украинской границы и не прекратит расшатывать власть украинского правительства над восточными регионами. А госсекретарю США законопроект поручает «активизировать деятельность с целью... усиления демократических институтов и организаций политического и гражданского общества в Российской Федерации». Это очень похоже на оказание помощи неправительственным организациям в деле смены режима. (Если у Путина и были какие-то сомнения в том, что эти организации финансируются из США и стремятся к его свержению, то этот законопроект их полностью и абсолютно развеял.) Основные положения закона должны вступить в силу в течение 7-30 дней с момента его принятия, если Путин не изменит свою политику на Украине.

Как российский президент отреагирует на такой ультиматум? Бывший глава ФСБ, который за 14 лет пребывания на высших государственных постах регулярно демонстрирует по телевидению свою мужественность и отчаянную храбрость, никогда ему не подчинится. Санкциями пока не удалось добиться ничего, кроме усиления поддержки Путину внутри страны и его политике в отношении Украины. Поистине суровые экономические ограничения будут еще больше усиливать враждебность по отношению к Западу (и конкретно к США), а также укреплять уверенность россиян (при помощи мощной и непрестанно распространяемой в государственном эфире пропаганды) в том, что Запад объединяет силы против России, твердо намереваясь ее уничтожить. На самом деле, такая точка зрения уже нашла широкое распространение среди россиян, которые прежде были безразличны к политике и враждебны к Путину, чьи рейтинги популярности сегодня составляют 87 процентов.

Предлагаемые законопроектом военные меры определенно опасны. Если Запад начнет поставлять оружие, предоставлять разведывательные сведения и отправлять военных советников на Украину, в Грузию и Молдавию, которые ссорились или до сих пор ссорятся с Россией, то могут возникнуть просто невообразимые на сегодня сценарии. Если изготовленные в Америке и поставленные на Украину бомбы и пули будут убивать российских солдат, либо если американская разведка поможет Украине одержать существенные победы над пророссийскими сепаратистами, Путину придется реагировать на это, чтобы не показаться слабым. Молдавия, Грузия и Украина никогда не входили в западные политические, военные и экономические альянсы, хотя и участвуют в символической натовской программе «Партнерство во имя мира». Но если не считать Грузию, все они входят в Содружество Независимых Государств, где главенствует Россия (19 марта 2014 года Совет национальной безопасности и обороны Украины принял решение о выходе Украины из состава СНГ — прим. перев.). Трудно понять, что эти страны принесут США и НАТО, кроме проблем и неприятностей.

Администрация Обамы не проявляет особой сообразительности и умений в разблокировании украинского кризиса, вводя против России санкции, которые не смогли заставить Путина отказаться от Крыма и прекратить поддержку сепаратистам на востоке Украины. Они лишь породили бурный поток разглагольствований, которые укрепят Путина в его решимости не идти на попятную.

Выход из этого противостояния лежит в диалоге, основанном на принципах прагматичной политики. Это должен быть такой диалог, который в 1970-х годах инициировали Соединенные Штаты, чтобы заложить основы политики разрядки с гораздо более сильным, грозным и доставляющим большие неприятности Советским Союзом эпохи Леонида Брежнева. Разговор с Россией полностью соответствует тому, как на отношения со своими партнерами из Кремля смотрели американские президенты от Рузвельта до Рейгана и Буша-старшего. Они стремились налаживать эти отношения даже после крупных актов советской агрессии, от подавления венгерского восстания в 1956 году и размещения ракет на Кубе в 1962-м до оккупации Чехословакии в 1968-м и уничтожения корейского авиалайнера в 1983-м. (Во время Карибского кризиса Джон Кеннеди ввел «карантин» против Кубы, который обеспечивали ВМС США, не давая советским кораблям доставлять на остров дополнительные вооружения, но в то же время, он продолжал переговоры с Кремлем на всем протяжении этого противостояния.) Прежние администрации понимали, что им необходимо признавать и пусть неохотно, но учитывать советские интересы. Поскольку над ними висела угроза ядерной войны, у них не было выбора. И эта угроза ни в коем случае не исчезла.

Что повлечет за собой такой диалог? Для начала, президент и его госсекретарь должны отказаться от своих беспричинно уничижительных заявлений о России (что она слабая региональная держава, которая «ничего не делает», которая оторвалась от реалий 21-го века и так далее) и прекратить говорить о том, что они «заставят Россию поплатиться». Возможно, Обама и Джон Керри в основном правы, когда делают такие заявления, однако их слова это настоящий подарок для кремлевских пропагандистов. Они лишь разжигают российские страсти против США, лишая Путина возможности изменить свой курс без унижения для себя.

Факт остается фактом: Россия на протяжении столетий была ведущей державой (и снова может стать ею). Такое «национальное эго» вполне подходит России с ее тысячелетней историей — стране, сыгравшей главную роль в разгроме нацистов и за несколько десятилетий прошедшей путь от отсталой аграрной страны до ядерной сверхдержавы, которая первой запустила в космос спутник, собаку, человека и женщину-космонавта.

Выход из украинского кризиса


От продолжительных и безрезультатных телефонных разговоров Обамы с Путиным (это было отличительной чертой первых месяцев противостояния) также следует отказаться в пользу закулисной дипломатии. Сотрудникам Белого дома и Госдепартамента надо тихо и спокойно говорить со своими российскими партнерами о конкретных и реалистичных целях, которые приведут к сделке с Россией, выгодной для всех, в том числе, для Украины. Целью в таких условиях должна стать российско-американская встреча в верхах, и об этом надо прямо говорить Кремлю. Я не первый, кто призывает провести саммит с участием Обамы и Путина. Организация «Ветераны разведки за здравомыслие», созданная для того, чтобы опровергнуть разведывательные данные, которыми пользовалась администрация Буша в оправдание своего вторжения в Ирак, уже выступила с таким призывом в мае.

Как будет выглядеть такая договоренность? Следуя советам бывшего госсекретаря Генри Киссинджера и советника по национальной безопасности Збигнева Бжезинского, Соединенные Штаты должны взять на себя обязательство не приглашать Украину к вступлению в НАТО, тем самым сохранив для нее нейтральный статус, каким пользуется Финляндия. Архитектор американской политики сдерживания дипломат Джордж Кеннан (George Kennan), с самого начала выступавший против продвижения НАТО на восток, предупреждал двадцать лет тому назад, что такое продвижение приведет «к новой холодной войне, которая может закончиться горячей», а также положит конец всем попыткам создать в России «работающую демократию». (В 2002 году я на страницах этого журнала также выступал с доводами против расширения Североатлантического альянса.) Соединенные Штаты должны поверить Путину на слово, что возможность вступления Украины в НАТО заставила его присоединить в марте Крым. И уж конечно, это важный мотив, заставляющий его помогать сегодня сепаратистам на востоке Украины.

Обеспокоенность России по поводу расширения НАТО вполне обоснованна и закономерна. В конце концов, этот альянс создавался с единственной целью: противостоять советской военной мощи. В 2008 году страны-члены НАТО совместно заявили, что они приветствуют «евроатлантическое стремление Украины и Грузии к вступлению в НАТО», и отметили, что «эти страны станут членами НАТО». Хотя перспектива размещения натовских войск, танков, ракет, сил и средств разведки в нескольких сотнях километрах к югу от Москвы и кажется весьма отдаленной, а Россия вряд ли лишится своего единственного незамерзающего морского порта в крымском городе Севастополе, такие заявления не могут не тревожить Кремль.

Обаме следует официально дезавуировать декларацию членов НАТО с обещанием принять к себе Украину и Грузию. В обмен на такое обязательство Россия должна прекратить оказывать помощь сепаратистам и дестабилизировать Украину. Москва должна дать ей возможность идти своим путем к демократии и экономическому процветанию. К выгоде всех сторон Украина подвергнется «финляндизации», то есть, станет нейтральной. В этом термине нет ничего плохого. У Финляндии протяженная общая граница с Россией, и она когда-то входила в ее состав, а теперь между ними существуют вполне нормальные отношения.

Аннексия Крыма станет самой трудноразрешимой проблемой для участников переговоров. Стремление к автономии от Киева и к союзу с Россией присутствует в политике полуострова с 1954 года, когда Никита Хрущев отдал его Украинской Советской Социалистической Республике, не посоветовавшись с крымчанами. (Крым входил в состав России с 1783 года, когда императрица Екатерина II захватила его и положила конец существованию там татарского ханства.) В 1991 году 93 процента крымчан проголосовали на референдуме за восстановление Крымской Советской Социалистической Республики. Спустя три года восемь из десяти жителей Крыма в ходе другого референдума проголосовали за сохранение у полуострова статуса республики после того, как украинское правительство отменило его. Сейчас звучат призывы провести новый референдум — под эгидой Организации Объединенных Наций. Если членство Украины в НАТО будет снято с повестки, Путин вряд ли станет возражать против его проведения, хотя вопрос о статусе Севастополя может стать камнем преткновения. (После распада Советского Союза и вплоть до аннексии Крыма в марте месяце Россия арендовала эту базу у Украины, и она вполне может сделать это снова.) Но Соединенные Штаты должны быть готовы к тому, чтобы признать результаты плебисцита, на котором большинство выступит за союз с Россией.

Когда соглашение будет заключено, Обаме надо будет провести с Путиным встречу в верхах и церемонию его подписания. Учитывая явную личную неприязнь между двумя лидерами, это будет весьма непростое дело. Обама в политическом плане проиграет больше всего, поскольку он во всеуслышание заявил о том, что поставит Россию на место. Но Путин будет приветствовать такой исход, поскольку угроза со стороны НАТО будет устранена, и Россия при этом ничем не поплатится. Престиж и признание, которые ассоциируются с саммитами, должны успокоить его самолюбие, которое явно страдает от грозных заявлений администрации.

Если Обама решит отказаться от дипломатического пути в отношениях с Россией, и продолжит применять исключительно карательные меры (а именно это предполагает республиканский «Акт о предотвращении агрессии со стороны России», и именно так, похоже, намерен поступать президент), то ему придется объяснить, как Соединенные Штаты и Европа в перспективе будут обходиться без рабочих отношений с Москвой, которая играет ключевую роль в урегулировании серьезных конфликтов в Иране, Сирии и других местах. Прежде всего, ему придется объяснить, какими стратегическими и нравственными расчетами он руководствовался, решив рискнуть будущим нашей планеты. Пришло время для начала разговора.


Джеффри Тэйлер Источник: inosmi.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter