Авторизация
 
  • 21:26 – Землетрясение в Индонезии 07 12 2016: последние новости, фото и видео с места трагедии 
  • 21:26 – Метеорит в Хакасии 2016 куда упал: видео падения метеорита 
  • 21:26 – Ксения Бородина расхохоталась из-за слов Валерия Блюменкранца. Видео 
  • 21:26 – Торжественная встреча: фрегат Пакистана прибыл в Новороссийск – фото и видео с места событий 

«Иррегулярная война» дает России время модернизировать армию

162.158.78.106

«Иррегулярная война» дает России время модернизировать армию Оказалось, что те самые российские солдаты без опознавательных знаков, которые несколько месяцев тому назад захватили украинский Крым, это настоящие профессионалы, прекрасно экипированные и вооруженные. Российские танки и авиация, готовые в любой момент к вторжению, сконцентрированы сейчас на границе с Украиной. Но, несмотря на игру мускулами, Россия, скорее всего, придерживается совета китайского воина и философа Сунь-цзы: «Покорить врага без боя — вот высшее искусство войны». Подобную стратегию России военные эксперты характеризуют словами «асимметричная», или «иррегулярная», война. Подобная стратегия не предусматривает открытого военного столкновения и работает в пользу России, которая, пытаясь избавиться от устаревшего наследия советских времен, создает профессиональную армию для ведения войн XXI века, особенно с учетом того, что вооруженные силы США и других стран НАТО обладают на сегодняшний день более передовыми военными технологиями. Сейчас всю мощь вооруженных сил России составляют бойцы невидимой армии кибервоинов, резервный арсенал ядерного оружия и мастерски используемая тактика политической дестабилизации. Именно благодаря этим инструментам Россия может компенсировать свое технологическое отставание, полагает Дакота Вуд (старший научный сотрудник, который занимается изучением оборонных программ в вашингтонском фонде «Наследие»). «Россия инвестирует именно в эти сферы, пытаясь снизить потенциальную мощь других стран, и посылает политические сигналы (как, например, это было во время кибератак на Эстонию и Грузию), стараясь подкрепить свои позиции на переговорах и национальный престиж с помощью ядерного потенциала», — добавляет Вуд. Армия устарела Потребность в модернизации российской армии стала для всех очевидной в 2008 году во время короткой, но жестокой войны с соседней Грузией. «Несмотря на убедительную победу России в российско-грузинской войне, высветились недостатки в вооружении и оснащении российской армии», — полагает Кейр Джайлс, директор Центра по изучению военных конфликтов при Chatham House (Королевском институте международных отношений) в Лондоне. Как говорится в отчете Института стратегических исследований при Академии сухопутных войск США в Карлайле (U.S. Army War College), Россия в тот момент больше полагалась на подавляющее превосходство войск, чем на мастерство разведки и спецподразделений. Например, Россия потеряла бомбардировщик Ту-22, осуществлявший разведывательный полет, поскольку в войсках наблюдался недостаток беспилотников, а спутниковая разведка была неэффективна. Тот факт, что глобальная навигационная спутниковая система России на момент конфликта была еще не достроена, привел к тому, что ВВС России не смогли эффективно применять управляемые бомбы и ракеты для поддержки наземных сил. В наземной операции российским солдатам зачастую приходилось воевать с хорошо вооруженными грузинскими войсками, которые были экипированы современными бронежилетами, отсутствовавшими на тот момент у российской армии. Российские танки понесли потери в лобовых атаках против более современной грузинской бронетехники, оборудованной приборами ночного видения, реактивной броней и более совершенными средствами связи. В тот раз, во время ограниченного конфликта линии снабжения российских войск были ослаблены. Один из российских командиров описал потерю двух своих танков следующим образом: «У нас просто кончились боеприпасы, и мы были окружены гранатометчиками». Победа была достигнута лишь благодаря численному перевесу и выигрышному стратегическому расположению российских войск. Спустя шесть лет после той войны российские вооруженные силы изменились в лучшую сторону. В результате практически бескровного захвата Крыма весной нынешнего года весь мир увидел, как выглядят современные бронежилеты и прочее снаряжение оккупационных войск. В июле 2014 года в отчете парламента Великобритании сообщалось о том, что Россия планирует потратить в течение следующего десятилетия 720 миллиардов долларов на создание современных вооруженных сил, которые могли бы эффективнее противостоять силам НАТО, а также долгосрочной угрозе со стороны быстро растущей военной мощи Китая. По сообщению консалтинговой компании IHS, в 2013 году российский военный бюджет вырос и достиг почти 69 миллиардов долларов, став третьим по величине в мире. Эта сумма составляет половину военных расходов Китая и приближается к 10% военного бюджета США на 2013 год.

Посеять сомнения Но для того, чтобы добиться политической победы в нынешнем конфликте между Украиной, поддерживаемой Западом, и пророссийскими силами сепаратистов, России совсем не нужна полностью модернизированная армия. Россия уже научилась эффективно использовать стратегию «информационной войны», чтобы оказывать влияние на местное население, преподносить ему искаженную информацию о ходе боевых действий и перекрывать альтернативные медиа-ресурсы в интернете. Манипуляция информацией и контроль за ней в ходе «иррегулярной войны» всегда дает России возможность откреститься от своей причастности к боевым действиям на востоке Украины и одновременно с этим тайно засылать туда боевиков, поставлять бронетехнику и зенитные ракеты, включая зенитно-ракетный комплекс «Бук», с помощью которого, как полагают, был сбит самолет малайзийских авиалиний MH-17. Кроме того, стратегия дезинформации работала в пользу России, когда она пыталась отрицать присутствие своих войск в Крыму, а в тот момент там внезапно появились хорошо вооруженные солдаты и бронетехника без опознавательных знаков. Один из элементов информационной войны состоит в том, чтобы с помощью патриотических новостных изданий и блогеров распространять российскую версию событий по разным каналам — по телевидению, YouTube и социальным сетям, даже невзирая на то, что правительство России все больше и больше ограничивает независимые СМИ у себя в стране. «Над различными СМИ устанавливается контроль, который достиг интернета — последнего источника независимой информации, неподвластного правительству», — добавляет Джайлс. Одну из самых больших угроз для российской стратегии информационной войны создают социальные сети, пользующиеся большой популярностью, и фотографии с мобильных телефонов. Так, большая часть свидетельств, касающихся сбитого малайзийского Боинга MH-17, пришла из Twitter. Сообщения, неосторожно оставленные российскими солдатами в Интернете, добавляет Джайлс, выдали их месторасположение — восток Украины; и это несмотря на официальные опровержения российской стороны. Как сообщает BBC News, Россия нанесла еще один мощный удар: она приняла закон, обязывающий популярных блогеров официально регистрироваться, а персональную информацию о пользователях сайтов хранить на российских серверах в течение шести месяцев.

Кибератаки ограниченного действия Еще одним из элементов информационной войны являются кибератаки (чаще всего DoS-атаки), использованные Россией и направленные на подавление государственных сайтов и медиа-ресурсов Украины и стран Запада. Подобные кибератаки — прекрасный инструмент воздействия, поскольку их заказчика выявить чрезвычайно трудно, а правительственные структуры остаются как бы ни при чем. «Россия использует стратегически ориентированную дезинформацию, чтобы с помощью кибер-деятельности обрабатывать население и подрывать доверие к СМИ», — полагает Джон Бумгарнер, технический директор некоммерческого научно-исследовательского института U.S. Cyber Consequences Unit. Воздействию кибератак подвергаются самые различные сайты, в частности, от них уже пострадали сайты правительства Грузии во время российско-грузинской войны и страницы НАТО во время недавнего Крымского кризиса. Благодаря использованию кибератак, Россия не пересекла то, что Бамгарнер назвал «серой линией» — то есть не нанесла ущерб инфраструктуре, как это сделал в свое время пресловутый вирус Stuxnet, разработанный, вероятнее всего, Соединенными Штатами вместе с Израилем для того, чтобы повредить иранские ядерные центрифуги. Кибератаки ограниченного действия вполне соответствуют российским намерениям, отчасти из-за того, что они не вызывают сильную ответную реакцию со стороны Запада. Несмотря на то, что стратегия «иррегулярной», «завуалированной» войны стала излюбленным российским оружием, у России имеется еще один козырь — ядерный. По словам Ханса Кристенсена, директора Ядерного информационного проекта под патронажем Федерации американских ученых (FAS), российская военная стратегия, в отличие от американской, в значительной мере опирается в некоторых сценариях боя на использование тактического ядерного оружия. Он отметил, что во время учений вооруженных сил России в тех сценариях, когда нападающая сторона наносила поражение обычным войскам, зачастую предполагалось ответное использование Россией ядерного оружия. И хотя эксперты сомневаются в том, что мир вступает в эпоху новой холодной войны, они вынуждены признать, что напряженность может легко усилиться. Стремление России модернизировать свою армию опирается на давние опасения в отношении военной мощи и амбиций США. Между тем, в отчете британского парламента за июль 2014 года с тревогой сообщается, что НАТО особенно плохо подготовлена к «завуалированной», «иррегулярной» войне, которая ведется на Украине. «Сейчас самая большая проблема — это растущее чувство недоверия, — говорит Кристенсен. — Кроме всего прочего, Запад полагает, что не может доверять русским. Ну а русские — они, конечно, не доверяют нам. Получается какой-то порочный круг, способный привести к трагедии». Читать больше на inosmi.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter