Авторизация
 
  • 01:06 – Битва экстрасенсов на ТНТ 17 сезон 3 декабря 2016 года: смотреть онлайн 14 выпуск 
  • 01:06 – Битва экстрасенсов 17 сезон 278 серия смотреть онлайн 
  • 01:06 – Битва экстрасенсов 17 сезон 14 выпуск от 3 декабря: смотреть онлайн эфир от 3.12.2016 на ТНТ 
  • 01:06 – Танцы на ТНТ 3 сезон 3 декабря 2016 смотреть онлайн 

Американская база в Узбекистане?

162.158.79.31

Американская база в Узбекистане?

США стремятся усилить свое военное присутствие у южных рубежей России

Недавно узбекский интернет-ресурс UzMetronom.com сообщил о возможном размещении в Узбекистане военной базы США, которая должна заменить закрытый в июле Центр транзитных перевозок в пригороде Бишкека. И хотя информация об этом уже была опровергнута узбекским МИДом, сами по себе планы американцев по сохранению военного присутствия в Средней Азии сомнения не вызывают.

Поводом для появления предположений о намерении США разместить военные объекты в Узбекистане стал визит в Ташкент командующего Центральным командованием Вооруженных сил США, генерала Ллойда Джея Остина III. По информации UzMetronom.com, цель визита – «заручиться согласием Узбекистана на размещение в узбекском городе Термез, который от Афганистана отделяет только Аму-Дарья, американского воинского контингента и военной техники, в первую очередь, авиации». Поскольку законодательство Узбекистана размещение иностранных военных баз на его территории запрещает, база США может функционировать под вывеской логистического центра, являясь при этом полноценной военной структурой.

В задачи базы будет входить не только контроль над Афганистаном, но и электронное слежение за всеми государствами Средней Азии, Казахстаном, и частично – Россией и Китаем. За все это США «по слухам в дипломатических кругах» готовы ежегодно платить Узбекистану 1 млрд. долл. в год.

Американцы уже имеют опыт военного присутствия в Узбекистане. С 2001 по 2005 гг. на военном аэродроме в Ханабаде, расположенном в Кашкадарьинской области Узбекистана недалеко от города Карши, находилась военная база США. Ее статус регулировался соглашением, заключенным в октябре 2001 г. США фактически заново построили аэродром, разместив на нем эскадрилью военно-транспортных самолётов C-130, около десяти вертолётов Black Hawk и 1500 военнослужащих. База использовалась для поддержки военных действий США в Афганистане. Как известно, история ее пребывания в Узбекистане закончилась после того, как США под давлением общественности потребовали от узбекских властей независимого расследования андижанских событий 2005 г. В июле 2005 г. Узбекистан заявил, что США должны прекратить использование базы в течение полугода, и в ноябре последний американский самолет покинул Карши-Ханабад. Авиация частично была переброшена в Баграм, частично – на базу США в киргизском аэропорту Манас. Однако база в Манасе в июле этого года была официально закрыта, и не желающим уходить из Средней Азии американцам пришлось искать для нее новое место.

Информация о возможном размещении в Узбекистане военной базы США появляется не в первый раз. В августе 2012 г. казахстанская газета «Литер», орган правящей партии «Нур Отан», анонсируя среднеазиатское турне помощника госсекретаря США Роберта Блэйка, сообщила о вероятности размещения в Узбекистане военной базы США. Вслед за этим российский «Коммерсант» со ссылкой на источники, близкие к МИД Узбекистана, сообщил о переговорах Вашингтона и Ташкента по поводу создания Центра оперативного реагирования, в задачи которого будет входить координация действий на случай обострения ситуации в Афганистане. База должна была стать крупнейшим военным объектом США в Центральной Азии, который возьмет на себя большую часть функций по обеспечению американской группировки в Афганистане. Кроме того, США планировали передать Узбекистану часть вывозимой из Афганистана военной техники и снаряжения.

В качестве ответного шага Россия в ноябре 2012 г. заявила о планах модернизировать армии Киргизии и Таджикистана, поставив им оружие и снаряжение на 1,5 млрд. долл. Поскольку отношения Душанбе и Бишкека с Ташкентом оставляют желать лучшего, никакого энтузиазма в Узбекистане эти планы не вызвали. В декабре узбекские дипломаты заверили главу российского МИДа С. Лаврова, что базы США в республике не будет. Тем не менее, Ташкент продолжал воздерживаться от участия во всех союзах и интеграционных проектах с участием России. В декабре 2012 г. он вышел из ОДКБ, а еще ранее покинул ЕврАзЭС, посчитав его неэффективным. Узбекистан изначально не участвовал в переговорах по созданию Таможенного союза, рассматривая его как угрозу своему суверенитету. В июне этого года президент Ислам Каримов выступил с критикой подписанного Россией, Казахстаном и Белоруссией соглашения о создании Евразийского экономического союза. «Они говорят, что создают лишь экономический рынок и ни в коей мере не откажутся от суверенитета и независимости, – заявил он на встрече с представителями международного бизнеса и иностранными дипломатами – Скажите мне, разве может быть политическая независимость без экономической независимости?».

Сообщение UzMetronom.com о переговорах по размещению в Узбекистане базы США вполне может быть «пробным шаром», призванным прозондировать реакцию России. При этом развитие американо-узбекских отношений в последние годы свидетельствует, что такой возможности исключать не следует.

В отличие от большинства государств региона Узбекистан недвусмысленно осудил действия России в Крыму и на Украине.

4 марта, еще до крымского референдума и включения полуострова в состав России, узбекский МИД выразил тревогу по поводу «реальных угроз суверенитету и территориальной целостности» Украины, призвав отказаться от применения силовых вариантов и решать конфликт исключительно политическими методами. 24 марта, после включения Крыма в состав РФ, пресс-служба внешнеполитического ведомства Узбекистана вновь заявила о необходимости «воздерживаться в международных отношениях от угрозы силой или ее применения против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства». Единственным разумным выходом из сложившейся ситуации, по мнению Узбекистана, могли стать прямые двусторонние переговоры между Россией и Украиной, оттягивание которых ведет лишь к усугублению противоречий.

С начала этого года заметно активизировались дипломатические контакты между США и Узбекистаном, причем не только на политическом, но и на военном уровне. Так, 15, 28 и 30 января в МИДе Узбекистана прошли встречи с послом США Джорджем Кролом, обсуждавшим со своими узбекскими коллегами «актуальные аспекты двусторонних отношений». 21 февраля внешнеполитическое ведомство Узбекистана посетила группа слушателей Университета национальной обороны США во главе с генералом в отставке Джозефом Хоаром. 26 февраля в Ташкент прибыл помощник государственного секретаря США по Южной и Центральной Азии Ричард Хоугланд, который провел переговоры с главой узбекского МИДа Абдулазизом Камиловым. 18 апреля столицу Узбекистана посетила делегация старших дипломатов ряда американских дипмиссий во главе с заместителем помощника по делам Южной и Центральной Азии госсекретаря США Эйлин О’Коннор. 7 мая в Ташкент с рабочим визитом прибыл первый заместитель госсекретаря США Уильям Бёрнс. 13 июня глава узбекского МИДа в Ташкенте провел переговоры со старшим директором по России и Евразии Совета национальной безопасности США Селестой Анной Уоллендер. 20 июня А. Камилов принял американскую делегацию во главе с заместителем спецпредставителя США по Афганистану и Пакистану Лаурел Миллер.

Наконец, 29-30 июля состоялся визит в Узбекистан генерала Ллойда Джея Остина, который и вызвал подозрения насчет возможного открытия в республике военной базы США. Причем в отличие от всех предыдущих делегаций он был принят И. Каримовым.

Довольно высокую, хотя и не столь значительную, как США, активность проявляла в Узбекистане и британская дипломатия. 29 января и 7 февраля в узбекском МИДе прошла встреча с послом Великобритании Джорджем Эдгаром. 30 января он участвовал в переговорах, которые прошли во внешнеполитическом ведомстве Узбекистана совместно с американским и французским дипломатами. А в апреле состоялся визит в Ташкент старшего государственного министра по иностранным делам и делам Содружества баронессы Саиды Варси, у которой состоялись встречи в сенате, кабинете министров, МИДе, а также министерстве внешних экономических связей, инвестиций и торговли.

Активные дипломатические связи с Узбекистаном поддерживают и западные международные организации, в которых доминирует влияние США. В январе Узбекистан посещала специальный представитель Европейского Союза по Центральной Азии Патриcия Флор, обсуждавшая развитие экономических отношений. 4 июня глава узбекского МИДа встретился с новым спецпосланником ЕС по региону Яношем Херманом. А 16 мая А. Камилов встречался со специальным представителем генерального секретаря НАТО по странам Центральной Азии и Кавказа Джеймсом Аппатураем, посетившим Ташкент в связи с официальным открытием бюро альянса по связям с государствами региона.

В общей сложности с начала этого года в Ташкенте по официальным данным состоялось 10 встреч с различными официальными лицами и делегациями США, 4 – Великобритании, 2 – ЕС и 1 - НАТО. Всего – 17 раундов различных переговоров, причем 3 американские делегации, посетившие столицу Узбекистана, состояли из военных. Для сравнения – российские дипломаты провели с узбекскими коллегами дипломатами 5 встреч и 3 раунда межмидовских консультаций, а официальные российские делегации, если верить информации узбекского МИДа, в Ташкенте замечены не были.

То есть, активность российской дипломатии в Ташкенте была как минимум вдвое ниже, чем совокупные усилия США, Британии, НАТО и Евросоюза.

Их заинтересованность в развитии связей с Ташкентом говорит о том, что в условиях разворачивающегося противостояния с Россией, Запад, возможно, хотел бы сделать на него ставку, превратив в свой форпост на крайне уязвимых в военно-стратегическом отношении южных рубежах РФ.

Официальным предлогом для этого является сохраняющееся присутствие США в Афганистане. Несмотря на то, что большая часть американских военнослужащих в этом году должна его покинуть, часть из них останется там как минимум до 2016 г. А возможно – и дольше, так как никто не мешает президенту США сделать новое заявление «с учетом изменившейся обстановки». В Ираке, например, она уже изменилась и потребовала военного вмешательства американцев. Не до конца ясен и формат военного присутствия США в Афганистане. Речь идет о контингенте от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч военнослужащих, которых, естественно, придется снабжать всем необходимым. Их присутствие является тем предлогом, с помощью которого США хотят надолго закрепиться в Узбекистане, усилив свое влияние в Средней Азии. Заместитель госсекретаря США Уильям Бернс во время июньского визита в Ташкент открыто предлагал создать в стране авиационный пункт технического обслуживания для обеспечения воздушных перевозок в Афганистан. «США будут привержены сохранению мира и стабильности в Афганистане и во всем регионе и после 2014 года, заявил он узбекским журналистам, - Обязательства США в этом очень важном регионе мира сохраняются. США никуда не уходят».

Складывается ощущение, что как на Украине, так и в Средней Азии американцы настойчиво действуют по лекалам З. Бжезинского, отмечавшего ключевую роль Узбекистана в деле противостояния мнимым «имперским амбициям Москвы».

«Узбекистан, который с национальной точки зрения является наиболее важной и самой густонаселенной страной Средней Азии, является главным препятствием для возобновления контроля России над регионом, - утверждал он в «Великой шахматной доске». - Независимость Узбекистана имеет решающее значение для выживания других государств Средней Азии, а кроме того, он наименее уязвим для давления со стороны России». Причинами того, что республика является главным кандидатом на роль регионального лидера в Средней Азии, американский геополитик считал самое многочисленное в регионе население, его моноэтничный состав и сильное национальное самосознание, опирающееся на глубокие культурно-исторические традиции. Особенно он подчеркивал тот факт, что Узбекистан всегда последовательно выступал против создания в рамах СНГ любых наднациональных институтов, способных хоть как-то ограничить его суверенитет.

При этом осторожность Ташкента в плане размещения базы США вполне понятна.

Экономически Узбекистан до сих пор сильно зависит от РФ, которая является крупным инвестором и главным рынком труда для гастарбайтеров, денежные переводы которых по некоторым оценкам обеспечивают до 1/5 ВВП.

К тому же наличие иностранной военной базы, которая в критической ситуации может стать объектом военных ударов – не самое приятное приобретение. В условиях самого сильного за последние 20-30 лет кризиса в отношениях между Россией и коллективным Западом такой вариант в Ташкенте вынуждены учитывать.


Александр Шустов Источник: stoletie.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter