Авторизация
 
  • 14:58 – Битва экстрасенсов 17 сезон 15 серия 10 12 2016 смотреть онлайн 
  • 14:58 – Салат Петушок на Новый год 2017: удивим гостей необычными блюдами в год Петуха 
  • 14:57 – Дом 2 новости на 6 дней вперед: Бородина высмеяла Блюменкранца, Катя Жужа ждет ребенка 
  • 14:57 – Битва экстрасенсов ТНТ 17 сезон 15 выпуск от 10 12 2016 смотреть онлайн 

Запрос на путь для России

162.158.78.178

Запрос на путь для России

Блеск и нищета нынешнего «интеллектуализма»

Вопрос об «управлении мыслью», из которого выводится, ни много – ни мало, «запрос» на «путь для России», в том виде, как он поставлен поднявшими его авторами – и на REX, и на Maxpark – ясно и четко обнажает весь блеск и всю нищету нынешнего «интеллектуализма».

На самом деле это – вопрос БЫТИЯ, как такового. То есть тот самый вопрос, над которым бились веками куда более масштабные и могучие умы, нежели, прошу прощения, все мы, пишущие и спорящие здесь, вместе взятые. Да, Священное Писание – именно тот источник, который дает этот ответ. Беда в том, что мы – на нынешнем уровне своего бытия – этот ответ полноценно даже прочитать не в состоянии. Не обладаем мы еще тем пониманием и мироощущением, чтобы не то, что «переварить», но хотя бы представить себе полный объем «зашифрованной» в этих священных текстах информации.

Поясню. Из некоторых источников – не будем уточнять, каких именно – мне известно, что в свое время эти тексты подвергались специальному, глубоко специфически-профессиональному, контент-анализу: именно на предмет «глубины». Пласт за пластом, срез за срезом. И выяснили специфику их внутренней структуры: за одним уровнем осмысления следовал другой, более глубокий, за ним – третий и т.д. В анализе ушли достаточно глубоко, но дна не обнаружили. Причем, некоторые смыслы на уровне, более глубоком, чем предыдущие, начинали ВРОДЕ БЫ им противоречить. Но именно вроде бы. Далее все возвращалось на круги своя, и потихоньку, как говорили исследователи, начинала сплетаться некая сеть. Не хочется употреблять дискредитировавший себя термин «матрица».

На фундаменте, в том числе и этих исследований, затем были выдвинуты некоторые научные теории, противники которых именуют их «псевдонаучными» на том основании, что они не имеют экспериментального подтверждения. Возьмем хотя бы поляризационную теорию мироздания, автором которой является В.В. Чернуха из Курчатовского института. Однако по всем признакам, здесь видимо поработал определенный «круг» авторов, причем, задолго до публикации этой монографии в 2008 году издательством «Атомэнергоиздат».

Почему я так в этом уверен?

Потому, что, например, некоторые элементы этой теории нетрудно обнаружить в исторической фантастике, например, в «Часе быка» Ивана Ефремова. И эта, поражавшая воображение еще полстолетия назад книжка, уже тогда была итогом каких-то очень фундаментальных наработок. Заметьте, в нашей стране.

Или хорошо известная физикам «теория струн»…

Или некоторые нынешние, абсолютно парадоксальные, исследования под общим кодом «деволюция человека», представленные в одном иностранном фильме, который не так давно демонстрировался по каналу «РТР-культура»? Из него следует, что человек – продукт не восходящей эволюции, а как раз нисходящей – не прогресса, а регресса; высшие формы сознания ранее возможно не воплощались в бренные тела. Не исключено, что именно оттуда пришли к нам знания, закодированные в священных текстах, как и их структура. Тем более, что подобный ход событий ничем не противоречит религиозной концепции всемирно-исторического процесса, как движения от Начала Времен к их Концу, и признаков приближения такого конца сегодня не видит только ленивый.

К чему все эти «рассуждизмы»?

К очень простому: буквальное трактование соответствующей информации – путь не в Веру, а в неверие. А политические вопросы, на уровень которых мы сейчас спустимся, - лишь один, причем очень ма-а-а-аленький аспект сущего. Как объяснял мне один мудрый батюшка, «Церковь – не в куполах (даже, если их сбрасывают. – В.П.), а в душах. Когда делегация Византийского Патриархата заключала Ферраро-Флорентийскую унию (1439 г.), - продолжал священник, - только один проголосовал против, вот в нем Церковь и была, а остальные, при всех званиях и регалиях, пребывали в безбожниках».

Что, как мы знаем, им и «отлилось» всего через 14 лет. И ладно бы, только им…

Теперь о политике.

Убивает прямолинейность и одномерность.

«Отказались от царя – затем от Бога – затем купола полетели – в итоге пошли в ад и зашли в тупик». Нет ничего более далекого от действительности, чем такая, с позволения сказать, примитивная точка зрения на содержание и последовательность событий.

Она не выдерживает даже элементарных вопросов и живет только потому, что эти вопросы, по умолчанию либерального потребленческого сброда, тщащегося выдать себя за «креативную» «соль земли», вслух «приличным людям» задавать «не принято». А если кто задает – тот не «приличный», и не «рукопожатный». Вокруг этой своеобразной квазидеологической аксиомы и вертится общественно-политический дискурс. С его бесконечными «демократиями», «рынками», «правами человека», «толерантностями» и пр.

Ну, так зададим эти вопросы, тем более, что на «рукопожатность» в тех кругах, где ее почитают за верх достижений, как если бы «Бога за бороду...», мне абсолютно наплевать давно, навек и бесповоротно. Потому-то я их и задаю, и отвечаю на них, когда их задают другие, при каждом удобном случае.

Кто отказался от царя?

Правильный ответ, который легко проверить по источникам, такой. От царя отказалась ЭЛИТА Российской Империи, а отнюдь не пребывавшие в самых низах большевики, о которых, когда элита отказывалась, никто ничего даже не слышал. Ленин за полгода до Февраля сокрушался, что «мы, наверное, до революции не доживем».

Если конкретней, то Февраль – дело рук либерально-социалистического большинства IV Государственной думы. В 1915 году это большинство оформилось в антимонархический, подрывной Прогрессивный блок. Справа налево: октябристы, кадеты, прогрессисты, трудовики, эсеры, меньшевики. Это все проверяется по книжкам.

Большевики были? Не было большевиков – ни одного! Даже примыкавшие к монархистам-черносотенцам националисты – и те чуть-чуть, но отметились и замарались. А большевики – НЕТ!

В этом-то и смысл партийного раскола 1903 года, отразившегося таким вот образом спустя более десятилетия.

Что именно происходило тогда в РСДРП?

А вот что. Группа лиц, которых студенты, хихикая, заучивали по непристойному сочетанию первых букв (Плеханов, Игнатов, Засулич, Дейч, Аксельрод), проиграла мало кому известному Ленину по СВЕРХПРИНЦИПИАЛЬНЕЙШИМ причинам. Эта группа хотела насадить в России западный социализм двухпартийных систем; Ленин же уводил партию от него прочь, клеймил их, обвиняя в оппортунизме, и предлагал другой, почвенный социализм. Не сразу он это предложил, сначала мыслями, да и дурью помыкался. Потому, что рядом, а точнее между двух групп в партии – меньшевистской и большевистской – сливой в одном месте торчал еще и Троцкий, прямой ставленник олигархического капитала. Этот факт тоже проверяется, хотя бы на примере истории с «Кристианифьорд» и Галифаксом. А еще – с неким Адлером, а еще – 10 тыс. (якобы) баксов, полученных лично от Рокфеллера, а еще – заступничество Ллойд-Джорджа, показания Раковского и Радека, ну и т.д.

И хотя Ленин вел с Троцким полемику, называл «иудушкой» за то, что тот выпрашивал у партии денег, а потом ее об…, ну, скажем, очернял, все равно идеи мировой революции Ленину на раннем этапе были близки.

До конца или почти до конца Ленин осознал роль Троцкого, когда насмерть сцепился с ним за власть в канун Октября, в полемике, которая шла весь сентябрь и первую половину октября 1917 года. Ленин только тогда, похоже, понял, для чего именно Троцкого внедрили в партию – а внедрили в июле того же года, в канун VI съезда, до этого он был «меньшевиком-межрайонцем», была такая мелкая, стыдливо пробольшевистская, фракция. Поскольку меньшевики были отыграны, их невыполненная роль увести партию в западный социализм была передана Троцкому; именно он должен был выиграть Октябрь, а не Ленин, и Ленин вот именно это и понял. Вовремя понял, потому и не проиграл. Еще не проиграл из-за поддержки Сталина, за которым стояли – да-да! – остатки патриотов в разведке, например, начальник разведуправления царского Генштаба генерал Потапов (по деду – из крепостных!). У них был свой резон: на смену густо запятнанной внутренним и внешним предательством вшивой февральской республике должен был придти красный цезаризм, способный эту республику зачистить, восстановив, насколько это было возможно, естественный уклад и строй русской жизни.

И уже в феврале 1918 года Ленин расстался с иллюзиями по поводу мировой революции. Или почти расстался, оставив их в виде звонкой фразы. «Социалистическое Отечество в опасности!» - поворотный момент большевизма, который проложил пропасть между ним и «двухпартийным» социализмом западного типа. Сталинский «социализм в отдельно взятой стране» - калька с этого ленинского, а точнее ленинско-генеральского манифеста. Почитайте – две странички «Социалистического Отечества…», и вы проникнетесь духом той страшной эпохи. О нем стыдливо забывают потому, что этот документ не укладывается в выдуманную подленькую концепцию освещения Брестского мира…

Меньшевикам и Троцкому нужен был социализм в России как глобальный проект, в котором Россия – всего лишь подчиненная либерально-социалистическому Западу часть глобального капитализма, который будет зреть до социализма еще долго, по олигархическому «плану». И под олигархическим руководством. Часть Запада на подчиненных условиях.

Ленину и Сталину нужен был другой проект: Россия как коммунистический авангард, центр другой, отвергнувшей капитализм с его «демократиями» и «рынками», альтернативной части мира, противостоящий Западу, собирающей вокруг себя не-Запад. «Прочь из-под Варшавы, там где-то рядом – центр мирового империализма», - это тоже Ленин в 1920 году.

А вот для создания такой альтернативы нужно было быстро осуществить социалистическую революцию, выведя страну из этого проекта в самостоятельное плавание, не считаясь при этом с классическим марксизмом и с его идеей долгого «созревания» социализма в капитализме. Которая лишь прикрывала олигархическое руководство этим проектом.

И это натуральное вранье, будто Ленин этого не хотел, а хотел мировой революции. Почитайте «О нашей революции», одну их последних работ (1923 г.), там отчетливо сказано, что российскому социализму нужно продержаться до тех пор, пока не вызреют растущие на Востоке националистические настроения, облеченные в социалистическую форму. На Востоке, а не на Западе! Все остальное, включая провалившийся «германский Октябрь» - было делом рук Троцкого, его идей и его кадров – от Тухачевского до Крестинского.

Будущая китайская революция и была такой революцией, которой грезил Ленин. И потому с таким энтузиазмом восприняли революцию в Монголии, увидев в ней смутный предвестник грядущего спасительного подъема Востока.

Вернемся к Прогрессивному блоку, уничтожившему монархию. За спиной его орудовал кто? Думская ложа «Великого Востока Народов России»: 14 депутатов-масонов, которыми предводительствовали 15-й - член Госсовета Гучков, возглавлявший еще и военную ложу (и вовлекший в нее первых лиц генералитета – Алексеева, Рузского, Крымова), и Керенский. Гучков справа, Керенский слева. Тоже проверяется - возьмите классику: сборник под редакцией Мельгунова и Сидорова, 1915 года издания.

Никогда, сколько ни будут пыжиться, выпрыгивая из штанов, Первая мировая война не будет признана великой. Потому, что ее элита и генералитет предали Государя. А пытается ее представить сегодня таковой пропагандистский официоз только затем, чтобы народ отделить от элиты, а затем это «отделение» перенести на Великую Отечественную войну, отделив теперь уже от «хорошего» народа «плохого» Сталина. Это очень подлая информационно-пропагандистская спецоперация, точнее провокация, придуманная покойным подонком Яковлевым – этим мающимся в аду бесом. Кто-то тиражирует ее осмысленно, за деньги, кто-то – от недостатка осмысленности и фундаментальной неспособности мыслить.

Почему отказалась от царя элита?

Если коротко, потому, что царь – православный, а масонство – антицерковь, «церковь антихриста». Я не буду занимать внимание и приводить конкретные выдержки из документов соответствующих масонских конвентов (съездов), решением которых и было создание в 1910 году ВВНР как филиала «Великого Востока» - не только Франции, но и европейской иллюминатской структуры (к созданию ордена иллюминатов приложил руку Мейер Амшель – основатель династии Ротшильдов).

Был (и есть) патриотизм самодостаточный, православный, почвенный, дополненный Сталиным патриотизмом советским. А был (и торжествует) – прогрессистско-глобалистский: нажраться Западом по самое «не могу», чтобы обратно поперло, и этим «поперло» дать ему сдачи. Вместо того, чтобы, опираясь на Православие, идти своим путем. Первый патриотизм – Ивана Грозного, второй – Петра Великого. Вот и нажрались до того, что прозевали масонское ПЕРЕРОЖДЕНИЕ ЭЛИТЫ, которая и повинна в трагедии 1917 года, а никакие не большевики. Масонами среди них были разве что примкнувший к партии вместе с Троцким «межрайонец» Луначарский, да Скорцов-Степанов, бродивший по ложам в поисках денег на революцию и писавший после этого, вопреки всем масонским нормам, Ленину отчеты. У Льва Толстого, в самом начале «Войны и мира», примечательный нюанс освещен – салонные беседы тогдашней элиты кануна наполеоновского вторжения. Все разговоры только по-французски, по-русски не говорили, брезговали, наверное.

Настоящей трагедией России был Февраль, уничтоживший страну как самостоятельный субъект; Октябрь же, проклинаемый не любящими задавать «нерукопожатные» вопросы, потому и стал ВЕЛИКИМ, что он эту игру поломал и вернул России СУБЪЕКТНОСТЬ. Разорвал с западной «дерьмократией» в том виде, в котором мы ее знаем.

И Брестский мир был гениальной стратегической игрой, сопоставимой с пактом Молотова – Риббентропа. В обоих случаях отодвигали войну, выводили из-под удара Россию, прекращали (или не начинали) гибнуть русские жизни, принимались с удвоенной скоростью сгорать в военном пламени английские, французские, американские, немецкие. Я не говорю, что это хорошо, просто Ленин и Сталин в обоих случаях интеллектуально переигрывали Запад, заставляя его народы платить жуткую цену за вероломство и авантюры своего «концептуального» руководства.

И это была – СПРАВЕДЛИВАЯ ЦЕНА, и именно потому, что справедливая, а Запад справедливость понимает только как игру в одни ворота – чужие, это до сих пор не прощается ни им самим, ни его местными «интеллигентствующими шестерками» ни Ленину, ни Сталину, ни СССР, ни русскому народу.

Второй «нерукопожатный» вопрос: почему при большевиках с церквей полетели купола?

Атеизм был конечно же «ПРИ ЧЕМ», но не только в нем дело.

18 ноября 1917 года Ленин дает Поместному Собору санкцию на избрание патриарха по церковной процедуре, то есть жребием из трех кандидатов. (Об этом свидетельствовал Валентин Фалин). Советская власть не вмешивается, но берет с Церкви обещание не участвовать в разгорающейся Гражданской войне, подожженной усилиями Антанты с одной стороны, кадетов с другой и Троцкого с третьей.

Что получает в ответ? Обращение Поместного Собора к кому?.. К экуменической организации «Вера и устройство» - одной из трех, положивших начало Всемирному совету Церквей, этому «протестантскому Ватикану» - с призывом «всем христианам объединиться против большевиков». Это что, не «поражение собственного правительства», в призывах к которому так любят обвинять большевиков?

Знаете, что заявил мне в ответ на этот аргумент один достаточно известный своим антикоммунизмом почвеннический мыслитель? «А не нужно было разрешать – Церкви от восстановления патриаршества особый пользы не стало», - так он сказал.

Большевики все свое, взятое на себя, между тем, исполнили.

Что, разогнать Собор не могли? «Учредиловку», действительно поганую, эсеровскую (почти 52% мандатов), в Питере – без проблем разогнали, уже после этого, а Собор не смогли? Полноте! Могли, но не стали. Отнеслись с уважением, в расчете на встречное уважение. И это при том, что план переноса в Москву столицы, а в Кремль – резиденции главы государства, уже тогда существовал. (Это к вопросу о типе патриотизма: местоположение столицы – вопрос суперпринципиальный, определяющий ту или иную традицию, приоритеты будущего).

Нескольких дней не прошло после воцарения «временщиков», как царский трон был вынесен из зала заседаний Священного синода, а по всем храмам пошла депеша: молиться за Временное правительство, а царя больше не поминать. Очень многие батюшки отказывались ее выполнять категорически.

А если бы анафему «временщикам» провозгласить? Чтобы в каждом храме и каждую службу? Глядишь, и Октябрь не потребовался – все само собой в до-Февраль бы вернулось! Но нет. Из обращения съезда священников Области Войска Донского (лето 1917 г.): «Мы, священники Всевеликого Войска Донского, приветствуя обновление Родины на началах демократии и свободы…»…

Продолжение требуется?

Вот смысл русского бытия. И русской трагедии начала XX века. Россия повторила путь Византии, сдав Веру вместе с царем в обмен на преференции «приобщения к Западу». И обманулась точно таким же образом. «Мы хотели превратить России в великую, а сделали это большевики», - заявил принятый в 1966 году в Москве престарелый предводитель Белого движения Василий Шульгин. «Большевикам удалось то, обо что обломали зубы белые армии, - вторил ему генерал Деникин, - они воссоздали Российскую Империю в ее прежних границах».

А в августе 1991 года случился новый Февраль, который к декабрю, аккурат к 50-летию разгрома фашистов под Москвой (случайных совпадений такого масштаба в истории не бывает), созрел расшириться до распада страны. Беда этого безвременья не в большевиках, а в том, что не нашлось новых большевиков, только и всего. А те, кто под них «косил», вроде Скокова, «задвинули» после того, как Буш-старший проиграл выборы Клинтону, открыв Ельцину «второе дыхание». Они и не дернулись; максимум, на что хватило, - исторгнуть из своей среды Лебедя, к возвышению которого снимали известные фильмы про особенности национальной охоты и рыбалки. Не большевики это, словом, были, а недоразумение.

Отсюда «путь для России» - это ВОССОЗДАНИЕ ИМПЕРИИ. Любым, самым простым способом.

А самый простой – вернуть СССР. Убежден: за это борьба идет на Украине, только за это. Там ключ. Ибо если Москва + Киев, при этой формуле никакой «батька», никакой там «баши» и даже Алиев, внутренне, кстати, убежденный, что карабахская проблема решается только в рамках Союза, слова поперек не скажут. Молча присоединятся – и все.

Ставки обоюдоострые: никто не отменял ликвидационного проекта, с которым несколько лет назад носился Белковский – ему его поручили «озвучивать». Про новую «Киевскую Русь» на ЕТР, и про «сибирские республики» в АТР. Под Майкла Кентского, а когда тот окончательно состарился, зазвучало имя британского неонацистского принца Гарри, которого продвигал покойный Березовский. Все эти «Кремлевские зори» с топанием бундесвера и шотландских волынщиков по Красной площади – это тот самый проект.

Вернуть Союз юридически элементарно – три действия. Собирается Съезд народных депутатов СССР, отменяет решение о самороспуске от 5 сентября 1991 года (кворум в нем сохранился) – именно поэтому Киев люстрации продвигает и включает в него членов советского компартийного ЦК. Потом собираются три президента в Беловежье, отменяют те решения. Наконец, все вместе едут в Алма-Ату. И там вместе с еще девятью проделывают то же самое. Все, что требуется, ничего больше: НИКАКОГО УЧРЕДИТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА. Горбачев – и тот жив, и в последнее время вменяемые вещи начал говорить: прощение хочет вымолить. А с ним, надо признать, все это будет проще, чем без него.

А чем проще – тем функциональнее, меньше промежуточных шагов, об которые споткнуться можно элементарно.

«За скобками» на время остается только Прибалтика. До нового, очередного русско-немецкого «пакта». Американцам будет, чем расплатиться за сохранение СНВ, намек на выход из которого уже сделан. Или еще чего (или кого) потребуется у России «выкупить»?

Никакого «перестроечного» курса Путин не ведет – мозоль на языке это объяснять – и Андурскому, и не только ему, и не только на REX. Обвинять Путина в «перестроечности» - либо дурь, либо провокация – одно из этих двух. «Перестройка» - это четыре стратегии. Переворачивание с ног на голову – это раз, развенчание героев, дегероизация –два, пропаганда низа – ничего-не-делания, праздности, апологии отдыха, грязного, животного потребленчества («Орбит» + «Сиалекс») – три, и, наконец, осмеяние всего окружающего, превращение смеха в ржание, а ржания – в стиль жизни – это четыре. По-научному, называется «карнавализация». Все!

Читайте Михаила Бахтина и полемику с ним Сергея Аверинцева. Рубеж 80-х и 90-х годов!

Ничего из этих четырех Путин не делает. Напротив, восстанавливает то, что было порушено. Из «восьмерки» выгнали? «Грязную работу» своими руками сделали! Санкции? Используем! Волынщики ехать не захотели? Баба с возу… И т.д. Путин ловит за руку отказывающихся от негласных обязательств и вслед за ними тоже отказывается. Так, чтобы инициатива от них самих же и исходила. Играет на противоречиях на Западе между кланами – это вообще высший пилотаж, когда и если это получается. А получается ведь: кто не видел неделю назад Путина за одним столом с Exxon-Mobil? А это, к сведению, – «Standard Oil» Нью-Джерси и Нью-Йорка, соединенные в 2007 году. То есть Рокфеллеры. И значительная часть конгломерата, контролирующего США. В него еще входят Ротшильды, две монархии – британская и саудовская, Ватикан, «унавозивший» им почву, да некие гордые техасцы заодно.

Очень трудно Путину все это делать: Россия не СССР, союзников нет, и «пятая колонна» действует почти открыто, вставляет палки в колеса, мешает. Подстраивается под «генеральную линию» - все эти Арбатовы, Юргенсы (чуть было не сказал, Юнкерсы) и прочие Карагановы. Про олигархов доморощенных я уж и не говорю. Все они – как пена и не только, что «плавает поверху» в любой ситуации. Раньше были западниками, теперь – патриоты, но в СМИ представляются, один фиг, «ведущими экспертами центра Карнеги». Поэтому Путин действует в режиме «запаса прочности» системы, который и так на пределе, стараясь постепенно его наращивать, не перегружая, идет галсами, маневрирует. А эти все, в полном соответствии с «перестроечными» принципами, его «захлопывают», как на Послании, когда им сказали: «Подождите аплодировать, вам не все понравится». А они лупят в ладоши, «сплавляя» все назревшие перемены «по течению».

Именно поэтому запроса на поиск пути для России нет, это правда. Но не вся. В элите, как всегда, запроса действительно нет. Зато он есть в обществе. И при таком раскладе этот невысказанный, но очень хорошо ощущаемый запрос будет реализован так, как это описано Максимилианом Волошиным: «Вздеть на виску, выбить из подклетья, / И швырнуть вперед через столетья, / Вопреки законам естества…».

Единственный видимый «минус» Путина - слишком педантичное следование этим самым «законам естества». Они хороши в обыкновенной обстановке, но никуда не годятся в экстремальной, к которой приближаемся мы, вместе со всем человечеством. В такой обстановке нужно будет эти законы отбрасывать, решительно возглавляя новое, безжалостно расшвыривая его амбициозных оракулов и доворачивая его в сторону разумного традиционализма. Это называется «точка бифуркации». Или «момент истины» - как кому больше нравится.

Сталин все то же самое, что и Путин, терпел долго – с 1924-го по конец 1934 года. Путин, к тому же, еще четыре года потерял, и очень много сил ушло, чтобы вернуться: вспомните болотную вакханалию, известно, кем и как изнутри самой власти и организованную.

Но настанет день – он как всегда неожиданно настает, как гром среди ясного неба. И все с головы вернется на ноги. И все скажут: «Ну, посмотрите, это же ясно, как Божий день, как мы раньше всего этого не видели?!». Как это с Крымом получилось.

Придет этот день, обязательно придет. Год назад только ленивый не смеялся про новую холодную войну. Теперь уже не смеются – активы и капиталы из Лондона эвакуируют. И далеко не только это происходит, но и многое другое.

Так что дай Бог, чтобы новый Октябрь оказался консервативной революцией сверху. Потому, что альтернативы ему НЕТ


Владимир Павленко Источник: iarex.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter