Авторизация
 
  • 03:41 – Опекун сериал 2016 1,2,3,4 серии смотреть онлайн 
  • 03:41 – Youtube видео лучшее на сегодня: мужчина ударил кенгуру в челюсть, чтобы отбить свою собаку 
  • 03:41 – Елена Кравец поделилась секретом стройной фигуры после родов 
  • 03:41 – Песню Тины Кароль будут изучать в школе 

Прямое военное участие НАТО в конфликте невозможно

162.158.78.241

Уэльс — С послом Украины при НАТО Игорем Долговым «Европейская правда» пообщалась поздно ночью 3 сентября, накануне саммита альянса в Уэльсе. Как правило, подготовка к встречам на высшем уровне завершается заранее до этих встреч. Но нынешнее время заставляет всех отступать от правил. Посол несколько раз прерывал разговор для телефонных консультаций. По обрывкам фраз было ясно, что последние нюансы решений и позиции Украины еще согласовываются. Более того, Украина решила выходить за рамки достигнутых договоренностей и обращаться к западным партнерам за той помощью, в которой сейчас нам гарантированно откажут. Речь идет о просьбе Киева предоставить нашей армии высокоточное вооружение. Эти идеи уже звучали от украинских чиновников, и мы уже получили отказ мировых лидеров. Но история учит, что отступать не стоит. Позиция партнеров впоследствии может измениться, пояснил Долгов «Европейской правде». — Конфликт на Украине будет одной из ключевых тем саммита альянса. Но станет ли саммит переломной точкой в решении конфликта?
— Конечно же, альянс на нашей стороне, он последователен в жестком осуждении агрессора. В НАТО сейчас идут активные дискуссии на тему того, что может остановить агрессора. Но надо четко различать, чего мы можем ожидать со стороны НАТО и чего не может быть априори. Так вот: не может быть прямого военного вовлечения альянса в конфликт на данном этапе. Это исключено. Конечно, Украина — особый партнер, но она не является членом НАТО, и в этом причина ограничений альянса в действиях. — А если говорить не об участии НАТО в конфликте, а о его помощи, о поставках?
— Поддержка будет, она уже есть — но на двустороннем уровне, в отношениях со странами-членами альянса. Надо понять простую вещь: нет армии НАТО, у НАТО нет своего оружия. Есть ресурсы, которые предоставляются странами-членами, это их собственность. А собственно у НАТО есть секретариат, объединенное командование, есть помещение, бюджет, часть которого может быть потрачена на программы поддержки. Все остальное — это роль партнеров. Однако то, что происходит на востоке Украины — это очень серьезный вызов не только нам, но и всей системе евроатлантической безопасности. Сейчас создаются новые условия существования мира. Старая система, выстроенная после завершения холодной войны, осталась в прошлом. Поэтому агрессия против Украины не только беспокоит НАТО, но и подталкивает к действиям. О части таких действий будет объявлено в четверг. — Корректна ли информация, что президент Петр Порошенко обратится к альянсу с просьбой предоставить Украине так называемое «нелетальное вооружение»? И что именно подпадает под этот термин?
— Украина уже обратилась и к ЕС, и в НАТО. В Европе должны четко понять — украинские Вооруженные силы совместно с территориальными подразделениями самообороны и Нацгвардией сегодня защищают не только территорию Украины и единство нашего государства. Они сейчас находятся на передовой обороны всей Европы. Мы готовы бороться, но в этой борьбе нам нужна помощь. — Что именно мы просим у партнеров?
— Сейчас речь идет о военно-технической помощи. Посмотрите, с чем сталкивается и будет сталкиваться украинская армия. Во-первых, это проблема инфраструктуры. В тех районах, где разворачиваются кровавые события, военная структура полностью разрушена, потребуется ее восстановление. Вторая проблема, которая уже очень дорого стоила стране — отсутствие нормальной защищенной связи. Невозможно вести боевые действия, имея в распоряжении только мобильный телефон, который легко прослушивается нашими противниками. Работать в таких условиях — это сознательно «подставляться». Мы эту проблему уже решаем, но нужна помощь. Еще один момент, на который охотно откликнулись наши партнеры — так называемое «гуманитарное разминирование». Мы столкнулись с тем, что на освобожденных от террористов территориях осталась большое количество неразорвавшихся снарядов. Некоторые страны альянса готовы помочь нам и путем подготовки специалистов, и, возможно, спецтехникой. Также есть запросы по логистике, тыловому обеспечению. И, наконец, нам очень нужно новейшее высокоточное оружие. Но это уже не в рамках НАТО. — С идеей о том, что Запад должен предоставить Киеву высокоточное вооружение, выступил в середине августа глава МИД Павел Климкин. Но в ответ прозвучал ряд категоричных заявлений европейских лидеров о том, что такая помощь невозможна. Так надо ли нам настаивать, если все против?
— Я приведу вам исторический пример 1940 года, когда Германия начала войну с Великобританией. Британские военные тогда были не готовы к ведению войны, и Лондон обратился за помощью к США. Но США в то время придерживались нейтрального статуса и ответили отказом, объясняя, что оказание помощи сделает Штаты участником войны. Однако угроза миру была настолько высокой, что впоследствии руководство США приняло решение о ленд-лизе (предоставление, преимущественно безвозвратное, военных средств и материалов для войны против Германии. — прим. ред. ). Я привожу этот пример, чтобы объяснить: когда приходит осознание опасности, тогда вещи, которые казались невозможными, оказываются возможными. Этому учит история. — В чем заключается роль трастовых фондов НАТО для Украины и какие решения ожидаются на саммите?
— Трастовые фонды были созданы в июне текущего года. К слову, это — иллюстрация того, как работает наше особое партнерство с НАТО. Решение о них было принято очень быстро. Первый фонд, наиболее яркий — это «социальная защита», то есть лечение и протезирование тяжелораненых украинских военных. Второй — командование и связь и управление, третий — логистика и тыловое обеспечение, четвертый — киберзащита. Мы ожидаем, что именно здесь, во время саммита в Уэльсе, лидеры стран-участниц альянса объявят о намерениях сделать определенные взносы в эти фонды или же возглавить их. Речь идет о суммах от миллиона евро и выше на каждый фонд. — Представители альянса в разговоре с ЕвроПравдой заявили, что Украина не поднимала вопрос пересмотра существующего формата отношений. Это правда?
— Сегодня украинское законодательство, в частности закон об основах внешней и внутренней политики, определяет, что Украина является внеблоковым государством. Очевидно, что в то же время стремительно растет поддержка идеи членства в народе. Поэтому, чтобы двигаться дальше, нужно менять законодательство, но это — наша работа, а не НАТО. Между тем даже в нынешних рамках мы за последние месяцы существенно расширили сотрудничество с альянсом. Я здесь могу привести позицию главы МИД, которая звучит как «интеграция без членства». То есть мы будем максимально сближаться, но настолько, насколько позволяют формат сотрудничества и законодательство. — На Украине от некоторых политических сил звучат призывы возобновить вопрос перспективы членства, даже провести референдум. Как вы к этому относитесь?
— Я думаю, что для украинского общества и для руководства первоочередной задачей является восстановление мира. Мне это представляется более важным, чем дискуссия о будущих механизмах гарантии безопасности. Поэтому именно на это должны быть направлены усилия. Читать больше на inosmi.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter