Авторизация
 
  • 19:47 – Тимати и Лепс Дай мне уйти клип смотреть онлайн на YouTube 
  • 19:46 – Клип Tatarka-АЛТЫН бьёт рекорды популярности 
  • 19:46 – Оскар 2017 — дата, ведущий, претенденты (номинанты), лонг-лист и прогноз 
  • 19:46 – Землетрясение в Индонезии 07 12 2016: последние новости, фото и видео с места трагедии 

Информационные войны вокруг России

162.158.78.75

Информационные войны вокруг России

Проблема в том, что мы довольно долго не занимались пропагандистской работой в своем ближнем зарубежье, а когда Россия «встала на ноги», многое уже изменилось.

Говоря об информационных войнах против России нельзя не упомянуть об информационной борьбе, которая ведется на постсоветском пространстве. Собственно, еще в советские годы одним из направлений работы западной пропаганды и спецслужб было разжигание межнациональных противоречий, особенно в среднеазиатских республиках. После распада СССР ситуация не изменилась – напротив, она усугубилась. В новых независимых республиках стали в массовом порядке появляться неправительственные правозащитные организации, фонды поддержки демократических преобразований и т.п. Разумеется, не везде они добились успеха – в Азербайджане, Туркменистане, Киргизии и Узбекистане сложилась, по своей сути, авторитарная система, с которой внешние силы смирились.

России в первые десять лет после распада Советского Союза было не до проблем ближнего зарубежья, надо было решать собственные насущные вопросы, не допустить развала страны, восстановить экономику и т.д. Мы попросту забыли о соседях – в том плане, что мы не уделяли должного внимания вовлечению их в сферу своего влияния. В это же время наши западные партнеры старались вовсю, хотя не все у них и получалось в силу того, что основная часть населения продолжала жить со старым устоявшимся мировоззрением. Но молодежь была подвержена влиянию, они жаждали перемен. Теперь они выросли. Да, за время, прошедшее с 1991 года, выросло новое поколение, которое не знает на своем опыте о жизни в СССР. Они судят о прошлом из двух источников – по рассказам родителей и по публикациям СМИ, и исходя из этого они оценивают настоящее и планируют будущее. Как итог, можно наблюдать сильную полярность взглядов.
Если вспомнить недавнюю историю и взглянуть на современность, можно увидеть, что к 1991 году Прибалтика уже не видела себя частью единого с Россией государства в силу значительного отличия в менталитете и с учетом религиозного и исторического факторов. Республики Средней Азии стояли особняком даже во времена СССР – там, по сути, «не было советской власти», всем заправляли местные партийные боссы, которые потом стали лидерами независимых государств.

Особо на этом фоне выделялись Украина, Белоруссия и Казахстан. О них хотелось бы сказать отдельно.

Можно долго задаваться вопросом, что случилось с Украиной и почему мы ее практически потеряли. В связи с этим стоит вспомнить, что Украина как таковая в своих нынешних границах (так до сих пор, кстати, официально не оформленных) появилась лишь в советское время, а Крым удивительным образом вошел в ее состав с легкой руки Никиты Сергеевича Хрущева, создав условия для Турции выдвинуть претензии на эту территорию, если она не будет российской (турки в 19 веке согласились только на российскую юрисдикцию Крыма и никакую другую). О разгуле прозападных и сепаратистских настроений на Западной Украине написано уже много, поэтому стоит лишь напомнить, что очередной всплеск национализма на бытовом уровне возник после того, как товарищ Хрущев дал возможность западенцам, поддерживавшим Бандеру в годы Великой Отечественной войны и сбежавшим в Европу, вернуться в родные места.

Они вернулись, внешне смиряясь с тем, что Западная Украина находится в составе СССР, но ненависть к Советам сохранили и передали своим потомкам, которые перенесли ее на Россию. И не случайно сразу после распада СССР в западных регионах Украины начал культивироваться образ Бандеры как защитника украинской независимости, а не как гитлеровского пособника и палача. Многие жители этих районов даже в советское время считали его «национальным героем», а уж после распада СССР они смогли заявить об этом открыто. Собственно, эти люди никогда и не были членами «русского мира», они всегда мыслили себя в Европе, подавляющее большинство из них является католиками или поддерживают униатов. Это – их право, и с этим можно было бы смириться и согласиться, если бы они не пытались сделать свою точку зрения единственно верной, а всех других объявить «врагами».

Проблема в том, что мы довольно долго не занимались пропагандистской работой в своем ближнем зарубежье, а когда Россия «встала на ноги», многое уже изменилось. Мы смогли извлечь опыт из информационных войн и уже довольно успешно работаем в дальнем зарубежье, чему особо способствует канал Russia Today. Но вот работа в этом плане с ближайшими соседями оставляет желать лучшего. Украина – яркое этому подтверждение. Мы долгие годы считали, что Украина и так находится в российском информационном поле, поэтому особых усилий в пропагандистской работе на этом направлении фактически не предпринимали. Между тем, западная пропаганда работала вовсю, в результате чего многие молодые украинцы стали считать себя частью «цивилизованного европейского общества», противопоставляя его «варварскому русскому миру». Причем характерной особенностью стало противопоставление «свободного мира» и России как наследницы Советского Союза.

На самом деле, если внимательно посмотреть на события, которые происходили на Майдане, да и вообще на Украине в период после 1991 года , можно увидеть, что они носили, по сути, не столько антироссийскую, сколько антисоветскую направленность, поскольку в массовом сознании «майданутых революционеров» Россия продолжает ассоциироваться с СССР. Восстановление влияния Москвы в мире и курс на создание Евроазиатского союза с подачи западных пропагандистов воспринимаются как попытки реанимации Советского Союза под новым брендом. Да, стоит признать, что русские – наиболее «советизированный» народ на постсоветском пространстве. Русские сохранили веру в социальную справедливость, дружбу народов, настоящую народную демократию и прочие атрибуты прошлого. Эта вера осталась после того, как Россия в начале 90-х гг прошлого века переболела болезнью антисоветизма и получила к ней иммунитет (за отдельными исключениями).
Но сейчас мифическая связь между Россией и СССР стала для украинско-российских отношений более важным фактором, чем прагматические интересы (международная торговля, кооперация и разделение труда и или даже цена на газ). Даже угроза потери экономической независимости в результате ассоциации с Евросоюзом никого на Украине особо не волнует (собственно, документы никто и не читал, а зря). Вступление в ЕС воспринимается как благо, как приобщение к ценностям «цивилизованного мира», тогда как Таможенный союз и Евроазиатский союз предстают исключительно отражением «имперских амбиций» Москвы, стремящейся в воссозданию бывшей советской империи. И как-то даже забывается, что эти «страшные проекты» были идеей Казахстана, а не России. И никто не обращает внимание, что местные украинские или западные олигархи ничуть не лучше российских.

Собственно, почти вся информационная кампания на Украине была организована с учетом опыта «цветных революций» в других странах, но при этом построена по старому образцу – она носила, в целом, антисоветский характер, а Россия выставлялась как новая «империя зла» - здесь на первом плане фигурирует «страшный Путин», насаждающий «тоталитаризм, коррупцию и ущемление свобод». Если внимательно проанализировать события на Майдане, можно увидеть, что протест был направлен не только и не столько против Януковича и его «банды олигархов», сколько против возвращения в российскую орбиту, которая подавалась исключительно как «возвращение в Совок».

Россия пережила период оголтелого антисоветизма еще в начале 90-х годов прошлого века, стоит вспомнить хотя бы публичный демонтаж памятника Дзержинскому – акцию, которая вызвала неоднозначную реакцию даже в стане ярых противников режима. Дело в том, что технология демонтажа памятника не позволяла сразу снять его и увезти, ему пришлось некоторое время ночью полежать возле постамента, дожидаясь приезда техники. А когда его стали поднимать, голова оказалась выше, и из глазниц потекла скопившаяся за ночь влага, создав у наблюдающих жуткое впечатление того, что «железный Феликс» заплакал. По словам моего знакомого (к сожалению, ныне покойного), который в ту пору был помощником Юшенкова и вместе с Чубайсом создавал «Фонд демократических преобразований в России», присутствовавшие вместе с ним на данном мероприятии Ростропович и Вишневская были шокированы этим зрелищем, а Вишневская сказала, что «он плачет по нам», после чего они спешно ушли.

Но Россия переболела болезнью «антисоветизма» и пошла вперед, тогда как на Украине эта проблема, как оказалось, не решена до сих пор. Обратите внимание, чем характеризовался Майдан-2014 – демонтажем памятников Ленину, прозванным «ленинопадом». Для украинских националистов Ленин ассоциировался не с Советским Союзом, а с Россией, как наследницей СССР, стремящейся возродить советскую империю.

Стоит признать, что наследие «советского прошлого» для Украины оказалось более существенным, чем для России. В обеих странах выросло новое поколение, но в РФ оно, будучи, в основном, патриотичным (хотя и разнонаправленным), смотрит не в прошлое, а в будущее.
На Украине случилось так, что взгляды сильно разделились: западные регионы видят свое будущее в Европейском Союзе, а восточные хотят стабильности, которая была раньше, и не хотят ничего менять. Фактически, нынешняя война является войной мировоззрений, регионов и поколений: со стороны украинских войск (включая Национальную гвардию и т.п.) выступает рекрутированная молодежь, ориентированная исключительно на войну за полное право установить свой порядок. Часть из них является наемниками, воюющими только за деньги (это, прежде всего, люди Коломойского), часть – идеологические фанаты, неготовые к войне, но готовые убивать во имя идеи (в этом плане неплохо поработали униаты и католики), а другая часть – просто призванные на службу люди, которым война вообще не нужна, они воюют только из-за того, чтобы не быть обвиненными в преступлении (дезертирстве).

Против них выступает другая сторона, сторонников которой официальный Киев называет «ватниками» и «колорадами». Эти названия, на самом деле, являются осовременизорованными обозначениями понятия «совок», с той лишь разницей, что «ватник» это просто «совок» (он же быдло, он же «титушка»), а «колорад» - наглый и сопротивляющийся навязываемым ему условиям «совок». При этом основную массу ополченцев в Донбассе составляют люди в возрасте 40-50 лет, то есть, это те, кто вырос и получил образование в Советском Союзе. И среди них немало тех, кто воевал в Афгане и других горячих точках, а боевое братство не забывается.

Это братство, кстати, во многом основано на том, что люди давали присягу служить Советскому Союзу и остались ей верны. На самом деле, каким бы парадоксальным это ни казалось, но многие военные в России и странах СНГ после распада СССР не принимали новой присяги, то есть, они обязаны быть верными своему долгу согласно присяге, принятой еще в СССР. Это, как минимум, честно.
Современная Украина напоминает Россию периода 1991-1993 гг. Мы в те годы были крайне политизированы и почти дошли до грани, за которой могла начаться гражданская междоусобица. Россия, слава Богу, из этой ситуации вышла и сохранила свою целостность. Украина только сейчас дошла до этой ситуации, и вряд ли она сможет после этого остаться прежней.

Когда-то Редъярд Киплинг говорил, что Запад есть Запад, а Восток есть Восток, и они никогда не сойдутся и не поймут друг друга. В геополитике Запад и Восток как-то умудряются договариваться, но вот применительно к Украине можно констатировать, что между Западом и Востоком страны лежит не просто пропасть. Сейчас между ними – трупы. Между ними – погибшие мужья, жены, дети, матери. И это уже не забудется.

Украина никогда уже не будет прежней. Судя по всему, Украина как единое государство «приказала долго жить». Можно пытаться поддерживать видимость единства и суверенности, но после «одесской Хатыни» и трагедий на юго-востоке точка невозврата уже пройдена. Украина уже никогда не будет единой – родственники солдат украинской армии, погибших в боях с ополченцами Юго-Востока, вряд ли смирятся с их смертью, они будут ненавидеть всех живущих в Донецкой и Луганской областях уже за то, что там погибли их дети, отцы и мужья. Жители ДНР и ЛНР (в том числе беженцы, уехавшие от ужасов войны в Россию) уже никогда не будут хорошо относиться к представителям Западной Украины, потому что именно оттуда пошла «бандеровская зараза», там набирались боевики «Правого сектора» и Национальной гвардии Украины для проведения карательных акций в юго-восточных районах. Но есть и одно общее – обыкновенные матери рядовых солдат, вне зависимости от того, на какой стороне вынуждены воевать их дети, одинаково ненавидят киевскую власть, которая отправляет их детей на смерть.

Самое печальное в том, что в этот конфликт оказалась втянута Россия. Можно много рассуждать о событиях в Крыму, но нельзя отрицать очевидное – референдум о независимости Крыма был проведен на законных основаниях. Решение о референдуме приняли легитимные крымские власти в соответствии с действующим законодательством. Оспаривать это решение равносильно оспариванию легитимности украинской конституции. Но и здесь есть серьезный вопрос – границы государства Украина официально не оформлены, что признал даже Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун. С точки зрения международного права Украина, как суверенное государство, не существует, поскольку не имеет официально оформленных государственных границ. Поэтому сейчас у Киева могут начаться серьезные проблемы, ведь Польша, Румыния и Венгрия уже готовы предъявить территориальные претензии. Самое смешное в том, что жители приграничных с этими странами районов Украины вполне могут поддержать эти претензии и даже могут провести референдумы по поводу выхода из состава Украины и присоединения к другим странам. Отказавшись от федерализации страны, Киев открыл «ящик Пандоры», и теперь никто не может предсказать, как будут развиваться события. И вполне может случиться так, что через пару лет в ответ на запрос «государство Украина» интернет-поисковики будет выдавать ответ «404 error: notfound» (разумеется, за исключением исторических материалов).

Однако хотелось бы сказать и еще об одном аспекте украинской проблемы. События на Украине раскололи общество в России и других республиках бывшего СССР. Все мы знаем, что часть российской «творческой интеллигенции» и «несистемной демократической оппозиции» выступила против воссоединения Крыма с Россией и поддержала новый киевский майдан. К счастью, таких Новодворских-Шендеровичей-Макаревичей оказалось немного. На самом деле, я не виню никого из них – они высказали свое мнение. Но они даже не обратили внимание, что в России они могут свободно высказаться против власти, тогда как на Украине и в тех же США им просто не дали бы такую возможность (как показывает практика, на Украине можно было бы и просто «пропасть без вести»). Такая же возможность высказаться сейчас есть и в Беларуси, и в Казахстане. Что бы ни говорили про «авторитарный режим Лукашенко» и «жесткий контроль Назарбаева», там, как и в России, есть реальная свобода слова.

Более того, эту свободу слова, на мой взгляд, стоило бы даже немного ограничить, поскольку на постсоветском пространстве все сильнее и сильнее ощущается влияние так называемой «пятой колонны» и, что еще хуже, «шестой колонны». Если с «пятой» все понятно – это обычная несистемная оппозиция, то «шестая» опасна тем, что ее представители находятся внутри власти, внешне соглашаясь с принимаемыми решениями, но на практике дискредитируя или саботируя их. События на Украине стали катализатором, выявившим противоречия между политическими силами в России, Беларуси, Казахстане и других странах. На фоне украинского кризиса идет масштабная информационная война по нескольким направлениям, но все они являются отражением общего противостояния двух подходов к мироустройству – будет ли мир однополярным или многополярным.


Тимофеев Александр Источник: iarex.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter