Авторизация
 
  • 13:11 – При пожаре в ночном клубе в Калифорнии погибли 9 человек (ВИДЕО) 
  • 13:11 – Эль-класико завершилось боевой ничьей (ВИДЕО) 
  • 13:11 – Фуркад выиграл спринт на этапе КМ по биатлону, Бабиков - 7-й (ВИДЕО) 
  • 13:11 – "Челси" вырвал победу в гостях у "Манчестер Сити" в матче АПЛ (ВИДЕО) 

Женская дипломатия: как Шейла Гуолтни руководила посольством США в России

162.158.78.178

Женская дипломатия: как Шейла Гуолтни руководила посольством США в России Forbes Woman: Вы возглавляли посольство в очень сложный период российско-американских отношений. С какими чувствами уезжаете? Шейла Гуолтни: Я в России проработала шесть лет. Три года занимала пост генконсула США в Санкт-Петербурге. Потом стала заместителем главы дипмиссии США в Москве. В конце февраля посол Майкл Макфол уехал, и с тех пор я была временной поверенной в делах США в РФ. Всем своим коллегам я всегда говорю: в России вам точно не будет скучно. И я действительно так считаю, в России всегда интересно. Но да, я была временным поверенным в период, который, без сомнений, можно назвать непростым для отношений наших стран. Наши отношения переживали много взлетов и падений за эти годы. Нам многого удалось достигнуть совместными усилиями. Я полагаю, наше сотрудничество было на благо интересов и США, и России. Но сейчас мы, к сожалению, находимся в крайне сложной ситуации. Двусторонние связи существенно омрачены действиями властей России на Украине. Прежде всего незаконной аннексией Крыма и продолжающимися усилиями Москвы по дестабилизации юго-востока Украины. В частности, поддержкой вооруженных сепаратистов. У нас здесь, в посольстве, отличная команда. И мы очень старались в этот сложный период, да и раньше, отстаивать интересы США. Но одновременно находить сферы, где наши интересы совпадают с российскими. Мы считаем сотрудничество с Россией важным и нужным. Но мы ясно дали понять — в публичных заявлениях и за закрытыми дверями, какие действия необходимо предпринять российскому правительству для деэскалации ситуации на Украине, для соблюдения законных прав украинцев и их демократически избранного руководства. Российские дипломаты жалуются, что американцы их не слушают, хотя Россия шла на попятную. Ш. Г. Дело не в непонимании, а в разных позициях — наши подходы к украинской теме существенно отличаются. А что касается второй части вопроса — отвечу словами госсекретаря США Джона Керри: мы будем делать выводы, не основываясь на заявлениях России, а по ее делам. В России женщины редко добиваются высоких постов на дипслужбе. В МИД РФ все заместители министра — мужчины, как, впрочем, и все главы департаментов. А как с этим обстоит дело в США? Ш. Г. Достаточно вспомнить, что Госдепартамент уже три раза возглавляли женщины: Мадлен Олбрайт, Кондолиза Райс и Хиллари Клинтон. В целом же женщины добились очень многого на дипломатической службе США за последние годы и десятилетия. Сегодня около 27% наших послов за рубежом — женщины, в руководстве Госдепартамента — около 31% женщин. И судя по молодому поколению наших дипломатов, в будущем этот показатель будет еще выше. Это результат смелости женщин. Много лет назад они не побоялись вступить на этот путь и боролись за свои права. Но и в самом руководстве Госдепартамента хотели, чтобы кадровый потенциал министерства отражал разнообразие и равноправие американского общества, поскольку дипломаты представляют за рубежом страну и ее ценности. А у вас лично никогда не было проблем гендерного характера? Скажем, я могу себе представить, что США не стали бы отправлять женщину послом в Саудовскую Аравию. Ш. Г. Нет, у меня лично проблем с этим не было никогда. Я профессионал, и я делаю свою работу — и рассчитываю на то, что именно так меня воспринимают люди, с которыми я взаимодействую по работе. Стереотипам тут не место. Почему вы решили стать дипломатом? Ш. Г. Это было возможностью объединить две важные для меня цели. Во-первых, я хотела служить своей стране и представлять ее за рубежом, а во-вторых, всегда интересовалась иностранными языками и культурой других стран. В этом смысле дипломатия была естественным выбором. Как изменилось ваше восприятие России за время работы здесь? Ш. Г. Я уехала из Санкт-Петербурга в 1995 году — после первого срока работы там, а потом вернулась туда в 2008 году. И самым большим откровением для меня было увидеть, насколько улучшился уровень жизни за эти годы, петербуржцы уже жили, как вся остальная Европа. И это очень хорошо. Чего вам будет не хватать? Ш. Г. Я много по чему буду скучать, но прежде всего по людям здесь. В бытность генконсулом я много путешествовала по России, особенно по ее северо-западной части, посещала и наши консульства в Екатеринбурге и Владивостоке. И мне всегда было приятно общаться с людьми. Меня всегда поражала российская молодежь — она полна энтузиазма и оптимизма. Ну и конечно, я буду скучать по российской культуре. Я обожала ходить в Эрмитаж и была там много-много раз, неоднократно посещала Пушкинский музей и Третьяковку, Мариинку и Большой театр, филармонию. Мне посчастливилось быть на совместных концертах великолепных артистов из России и США в Спасо-Хаусе (резиденции посла США в Москве). А однажды я просто сидела на лавочке в Михайловском под Псковом и читала Пушкина. По таким моментам я буду очень скучать. А что вам здесь не нравилось? Ш. Г. Я из Калифорнии, а потому не очень буду скучать по русской зиме ( смеется ). Ну а если серьезно, я очень разочарована ухудшением ситуации с правами человека в России в последние годы — будь то в сфере свободы прессы, уважения прав сексуальных меньшинств или ограничения работы НКО через закон «об иностранных агентах». Меня тревожит антиамериканизм. И то, что государственные СМИ не продвигают взаимопонимание и уважение, а, наоборот, распространяют стереотипы, генерируют антиамериканские настроения в российском обществе. Это не способствует тому, чтобы граждане наших стран лучше понимали друг друга. А сами вы не сталкивались здесь с подобными настроениями? Ш. Г. Нет, когда я общаюсь с обычными людьми, где-нибудь на выставке например, это никак не проявляется. И это укрепляет мою веру в российский народ. Администрация президента США Барака Обамы официально объявила, что новым послом избран Джон Теффт — раньше он работал на Украине и в Грузии. Он и правда такой русофоб, как о нем говорят? Ш. Г. Для меня большая честь быть знакомой с Джоном Теффтом много лет. Я его очень уважаю. Это очень опытный дипломат, настоящий профессионал. Его кандидатуру предложил Белый дом, потом ее будет рассматривать сенат. Если его кандидатуру утвердит сенат, то он будет хорошим послом, который прекрасно справится с возложенными на него задачами. В этом я не сомневаюсь. Читать больше на forbes.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter