Авторизация
 
  • 04:11 – Осколки счастья: смотреть 177-178 серию онлайн 
  • 04:11 – Голос 9.12.2016 5 сезон 15 выпуск: смотреть онлайн прямой эфир, как голосовать 
  • 04:11 – Юрий Тимченко: полковник МВД был пойман на крупной взятке 50 млн. рублей 
  • 04:11 – Фигурное катание Гран при женщины короткая программа 09 12 2016 смотреть онлайн 

"Америка создает дугу нестабильности на южных рубежах России"

162.158.78.101

"Америка создает дугу нестабильности на южных рубежах России"

Украинский кризис и присоединение Крыма к России стали поворотным пунктом современной истории. Раздраженные своими неудачами на украинском направлении, США всячески пытаются дестабилизировать ситуацию на южных границах России и стран СНГ. Главная цель – расфокусировать внимание РФ, создав ей новые проблемы вдоль и без того нестабильных и уязвимых в военно-стратегическом отношении южных рубежей.

В конце лета внимание СМИ, помимо гражданской войны на Украине, было сфокусировано на резком обострении армяно-азербайджанских отношений. Угроза расконсервации карабахского конфликта и его перерастания в полномасштабную войну была снята после состоявшейся 10 августа в Сочи встречи В. Путина, И. Алиева и С. Саргсяна. Гораздо меньше внимания уделялось ситуации в Центральной (Средней) Азии, где существует сразу несколько точек напряжения, способных при определенных условиях составить вполне «достойную альтернативу» войне между Арменией и Азербайджаном.

В течение полугода, минувшего со времени присоединения Крыма к России, складывалось впечатление, что Запад в лице США, Великобритании и ЕС постепенно прощупывал возможные очаги конфликтов, оценивания степень напряженности, перспективы и последствия дестабилизации военной и политической ситуации. Центральная Азия в этом отношении предоставляет богатый выбор. Вот уже длительное время здесь существует целый ряд тесно переплетенных между собой межгосударственных и межэтнических конфликтов, которые при определенном стечении обстоятельств вполне могут перерасти в полномасштабный военный конфликт.

Основная масса противоречий сконцентрирована в «конфликтном треугольнике» Киргизия-Узбекистан-Таджикистан.

Напряженная демографическая ситуация, а также пограничные и этнические проблемы создают в этом районе узел противоречий, грозящих перерасти в открытые столкновения.

На протяжении текущего года в регионе обострилось сразу несколько конфликтов, многие из которых берут корни в недавнем прошлом. Так, в мае неожиданного осложнилась ситуация в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана, так и не оправившемся до конца от последствий гражданской войны 1990-х. 21 мая 2014 г. сотрудники отдела МВД административного центра области г. Хорога открыли огонь по машине с тремя уроженцами ГБАО, которых подозревали в перевозке наркотиков. Один из них был убит, двое ранены. В ответ от 200 до 300 местных жителей сожгли здания городского отдела МВД, прокуратуры, суда и три машины милиции. В перестрелке получил ранение и впоследствии скончался один из милиционеров. Всего в ходе событий 21 мая были убиты 3 и ранено 4 человека. Несколько участников беспорядков были арестованы.

22 мая в Хороге начался митинг протеста, участники которого потребовали создать комиссию по расследованию беспорядков, созвать внеочередные сессии областного и городского советов и уволить всех ответственных сотрудников областной администрации и УВД. Далее события развивались по пути эскалации. В ночь на 24 мая в Хороге было совершено вооруженное нападение на здание управления Госкомитета национальной безопасности, в результате чего один из нападавших был убит и двое получили тяжелые ранения. Обстановка в области оставалась напряженной вплоть до 25 мая, когда власти подписали с митингующими протокол, частично нормализовав ситуацию. Для ее урегулирования была создана комиссия из представителей власти и местного населения.

События 21 мая в Хороге стали крупнейшими беспорядками с июля 2012 г., когда в ходе боев между силовыми структурами и местными вооруженными отрядами по разным оценкам погибло от 42 до 200 человек. Горный Бадахшан в последнее время явно вызывал интерес со стороны ЕС, направившего в республику несколько делегаций. Так, 22 мая Душанбе посетила глава парламентской группы по Таджикистану, член палаты лордов Великобритании баронесса Вивьен Стерн, планировавшая встретится с властями и местным населением ГБАО. Но в связи с беспорядками в Хороге визит был отменен. 10-14 мая Хорог посетила группа европейских дипломатов, включая начальника отдела политики и информации представительства ЕС в Душанбе Ишвана Нитраи, которые встречались с бывшим полевым командиром ГБАО Махмадбокиром Махмадбокировым.

Дипломатическая активность Запада в ГБАО вызвала явную обеспокоенность таджикских политиков и журналистов. Так, бывший глава Совета безопасности, председатель Комитета по безопасности и обороне парламента Амиркул Азимов 21 мая высказал опасения, что целью визита европейской делегации в Хорог могла быть дестабилизация ситуации в ГБАО.

Таджикский аналитик Парвиз Муллоджанов отметил, что два года назад спецслужбы иностранной державы безуспешно предлагали бадахшанским полевым командирам 7 млн. дол. за дестабилизацию обстановки в регионе.

Обстановка в Горном Бадахшане осложняется его этнической, религиозной и экономической спецификой. Регион населяют памирцы – группа небольших по численности народов, говорящих на восточно-иранских языках. В отличие от большей части населения Таджикистана, исповедующего суннизм, они являются исмаилитами (одна из шиитских версий ислама) и таджиками себя не считают. Сильное влияние на ситуацию в регионе оказывает фонд духовного лидера исмаилитов всего мира – Ага-хана, который имеет большие финансовые возможности и с давних пор находится под сильным влиянием Британии. При этом в регионе сложилась непростая социально-эконмическая ситуация. Население ГБАО фактически выживает за счет трудовой миграции, наркотрафика и контрабанды из соседнего Афганистана, в связи с чем ситуация в области сильно криминализована. Все это делает Бадахшан крайне удобным инструментом в руках Запада для создания военно-политической напряженности в этой части Евразии.

Новым очагом напряженности в этом году стала таджико-киргизская граница. 11 января 2014 г. на границе Баткенской области Киргизии и Исфаринского района Таджикистана между пограничниками двух стран произошел конфликт из-за строительства автомобильной дороги на несогласованных участках местности. Словесный спор перерос в перестрелку с использованием автоматов и минометов, в ходе которой 8 военнослужащих, в том числе 2 таджика, были ранены. По оценке Deutsche Welle конфликт едва не перерос в войну между двумя странами. 10 июля в местности Тамдык Баткенской области Кыргызстана между пограничниками вновь произошла перестрелка, в результате которой по информации радио «Озоди» был убит один и ранено 7 жителей таджикского анклава Ворух. 25 августа на границе произошла третья перестрелка, причем таджикская сторона опять использовала минометы. По данным таджикской прессы, ранения различной степени получили пять жителей кишлака Калача, один из которых впоследствии скончался.

В общей сложности за неполный год на таджико-киргизской границе произошли три перестрелки с применением не только легкого стрелкового оружия, но и минометов. Несколько десятков человек было ранено и, по крайней мере, один убит. Конечно, граница между Киргизией и Таджикистаном и раньше не была оазисом спокойствия. Более половины ее протяженности на сегодняшний день не делимитировано. Очагами постоянной напряженности стали анклавы, крупнейшим из которых является таджикский Ворух, распложенный внутри Баткенской области Киргизии. Конфликты возникали здесь еще в советский период, но ни один из них не перерос в перестрелки с использованием тяжелого вооружения. Хронологически обострение пограничного конфликта совпадает с началом горячей фазы украинского кризиса, хотя первая перестрелка и случилась еще до февральского переворота и крымского референдума, а две другие – уже после них. Примечательно, что США в рамках помощи среднеазиатским республикам активно реализовывали пограничные проекты, которые включали строительство и оснащение различных пограничных объектов, застав и пунктов пропуска. Установленные в ходе реализации этих проектов контакты вполне могут быть одним из инструментов дестабилизации обстановки. Немецкий эксперт по Центральной Азии Беате Эшмент, в частности, обращает внимание на «непривычную резкость заявлений и действий со стороны Душанбе», активно сотрудничавшего в последние годы с американцами.

Еще одним инструментом дестабилизации является расконсервация давнего конфликта между Узбекистаном и Таджикистаном по поводу строительства Рогунской ГЭС.

Ташкент категорически возражает против возведения станции, считая, что она может оставить его без воды, и даже угрожал Душанбе войной. В результате работы на ГЭС было решено прекратить до завершения технической экспертизы проекта. Однако в июне Всемирный банк строительство ГЭС неожиданно одобрил. Ташкент со своей стороны посчитал доклад Всемирного банка не объективным и не соответствующим общепринятым стандартам. По словам первого заместителя премьер-министра, министра финансов Узбекистана Рустама Азимова, результаты экспертизы являются «недостаточными для формирования квалифицированных заключений по проекту строительства Рогунской ГЭС». В горячую фазу конфликт пока не перерос, но база для его обострения уже создана.

Крайне непростой остается внутриполитическая ситуация в Киргизии, где США формируют новую оппозицию взявшему курс на присоединение к Таможенному союзу президенту А. Атамбаеву. В апреле новое оппозиционное движение «Патриотические силы Кыргызстана» организовало акции протеста во всех крупных городах страны, которые, впрочем, не имели серьезных последствий. Оппозиция всячески пытается осложнить разработку золоторудного месторождения «Кумтор», которое обеспечивает более 1/4 объема промышленного производства и 1/2 экспорта Киргизии. В борьбе с действующей властью применяется и такой традиционный для Киргизии метод политической борьбы, как перекрытие дорог. Так, 27 мая сторонниками оппозиционного депутата А. Кельдибекова заблокирована стратегически важная дорога Ош-Иркештам, связывающая юг Киргизии с Ферганской долиной и Китаем. По данным на 5 июня, киргизская таможня уже недополучила из-за этого 1,1 млн дол. Республике, пережившей после распада СССР две государственных переворота и Ошскую резню 2010 г., очередное обострение экономических проблем грозит новым витком социальной и политической нестабильности.

Несколько сотен граждан стран Центральной Азии принимают участие в сирийском вооруженном конфликте, перекинувшемся недавно на Ирак. 11 сентября казахская служба радио «Азаттык» («Свобода») сообщила, что на стороне сирийских боевиков воюют 90 граждан Киргизии, а 5 киргизстанцев уже погибли.

Кроме того, в Сирии против войск Башара Асада воюют от 700 до 3000 граждан Узбекистана, около 400 – Туркмении, 200 – Таджикистана и 150 - Казахстана.

По возвращении на родину ветераны боевых действий на Ближнем Востоке могут представлять серьезную угрозу местным политическим режимам, силовые структуры которых, за исключением Таджикистана, участия в реальных боевых действиях не принимали. Опыт переброски боевиков с Ближнего Востока в страны СНГ у западных спецслужб уже есть. В ходе гражданской войны на Украине ополченцы Новороссии не раз сообщали, что в боях против них участвуют наемники из Сирии.

Перспективы дестаблизации военно-политической ситуации в Центральной Азии во многом зависят от действий России, которая располагает здесь большими возможностями. Три из пяти стран региона (Казахстан, Киргизия и Таджикистан) являются участниками ОДКБ, что позволяет задействовать механизм Коллетивных сил быстрого реагирования (КСОР). С Узбекистаном у России действует договор о союнических отношениях 2005 г., который предусматривает оказание военно-технической помощи в случае внешней угрозы. Приимаются и меры военного характера, связанные главным образом с предстоящим выводом большей части войск США из Афганистана. 201-ая российская военная база в Таджикистане из бригады развернута в дивизию. Сценарии многочисленных военных учений, проводившихся в последнее время как в Центральной Азии, так и приграничных районах России, свидетельствуют, что российские военные готовятся воевать с нерегулярными вооруженными формированиями, проникшими на территорию региона.

Вместе с тем, в арсенале РФ и стран ОДКБ недостаточно внимания уделяется средствам «мягкой силы» и информационной политики, формирующим отношение населения к тем или иным событиям.

Именно их использование позволило США и ЕС довести кризис на Украине до стадии государственного переворота и гражданской войны, поставив государство под свой полный контроль. В Центральной Азии с ее глубокими социальными и экономическими проблемами, а также национальными и религиозными противорчиями масштабы этой войны могут оказаться куда более значительными.


Александр Шустов Источник: stoletie.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter