Авторизация
 
  • 05:31 – КВН 55 лет Кубок мэра Москвы 04 12 2016 смотреть онлайн 
  • 05:31 – ДТП под Ханты-Мансийском 4 12 2016: число погибших возросло до 12, в реанимации находится 21 ребенок 
  • 05:31 – «Синяя птица» конкурс 2016 выпуск 4 от 04.12.2016 смотреть онлайн 
  • 05:31 – Страшная авария в ХМАО, где погибли 10 детей, попала на ВИДЕО 

Армия в движении

162.158.79.133

Армия в движении

Сегодня официально известно о восьми ДТП, в которых погибли семеро гражданских лиц и шесть военнослужащих, более 20 человек (гражданских и военных) получили ранения, пострадали десятки легковых автомобилей. Основная причина аварий — огромное количество армейской техники, которая не всегда находится в исправном состоянии и грубо нарушает правила движения.

Последнее громкое ДТП с участием военного транспорта случилось в ночь на 5 октября. Примерно в 3.30 на 884-м километре федеральной трассы М4 «Дон» большегруз MAN протаранил военный автомобиль «Урал», тащивший на прицепе «уазик»: военный грузовик перевернулся, автомобиль, следовавший на прицепе, был смят. В армейском транспорте находились 23 человека. Пятеро солдат погибли на месте, 14 были доставлены в ближайшие гражданские больницы и в окружной военный госпиталь в Ростове-на-Дону, семеро из них — в тяжелом состоянии.

Обстоятельствами происшествия занимается комиссия Минобороны РФ: по предварительной версии, водитель большегруза MAN мог заснуть за рулем.

Вообще, в последние полгода ДТП с участием военного транспорта стали особой приметой Ростовской области.

— Когда активизировались военные действия в Донбассе, сюда, в Ростовскую область, нагнали огромное количество военной техники, — объясняет ситуацию таганрогский водитель Игорь. — Сам я живу под Таганрогом, почти на границе, в Весело-Вознесеновке (Неклиновский район. — В. М.). С начала июня по дорогам в окрестностях нашего села что только не ездило: танки, бронетранспортеры, «Уралы», КамАЗы, тягачи с артиллерийскими орудиями на прицепах, «Грады». Куда ушла техника и где она сейчас, не знаю, но почти каждый день с утра до вечера можно видеть армейские автомобили: идут в обоих направлениях — от границы и к границе, чаще по одному, по два, реже — колонной (как правило, колонной идут бензовозы), а бронетехника — на колесном ходу или на платформах тягачей — появляется на дорогах ближе к вечеру.

Рассказ таксиста находит подтверждение в течение следующих полутора часов. Вместе с ним едем по трассе М23 (Ростов-на-Дону — граница с Украиной), сворачиваем у поста ГИБДД у села Самбек на дорогу, ведущую в сторону Матвеева Кургана и села Куйбышево. Через четверть часа встречаем три КамАЗа с автомобильным кодом «21» (Северокавказский военный округ), идут от границы. За следующие полчаса навстречу нам со стороны Матвеева Кургана вынырнул одинокий военный КамАЗ, проехала группа еще из трех КамАЗов и автокрана и повстречались два военных «уазика» с кодом «87» (Сибирский военный округ).

— Эти хоть с номерами, если, не дай бог, что случится — будешь знать, где концы искать, — комментирует Игорь. — А ведь иногда военные вообще без номеров едут, а что — грузовик цвета хаки, его же сразу видно, гражданский он или военный, и за рулем солдат.

Не успел Игорь попенять на отсутствие номеров, как со стороны села Куйбышево пролетели три КамАЗа (цвета хаки, водители в камуфляже) без номерных знаков.

Обратная дорога к развилке у поста ГИБДД у села Самбек и далее к Ростову-на-Дону прошла под знаком «50»: с этим кодом (Московский военный округ) в сторону границы с Украиной проследовали 11 грузовиков (КамАЗы и «Уралы» везли солдат и какой-то накрытый брезентом груз) и два «уазика». Шли поодиночке и группами по три-четыре автомобиля. Дважды встретились бензовозы и автомобили военной медпомощи с кодом «21» (СКВО).

— А медики-то на каком старье едут, не заглохли бы, — сокрушается Игорь. — Среди той техники, что на границу шла, тоже много было старья. Помню, как-то на обочине два дня простоял тягач с артиллерийским орудием на прицепе, заглох, наверное, ни в кабине, ни рядом с ним никого видно не было.

Совсем недавно еще одна «бесхозная» военная машина была обнаружена возле Куйбышево. 29 сентября в полутора километрах от села гулявшие в лесополосе дети наткнулись на БТР. Машина была в исправном состоянии, но ни внутри, ни рядом с ней военнослужащих не оказалось.

— Скорее всего, это украинская техника, — предположил Игорь. — Украинцы, наверное, не заметили, как заехали на территорию России, граница-то не обозначена, а когда выяснили, где находятся, бросили БТР в посадке.

В том, что военная техника не всегда находится в состоянии, способном к выполнению поставленных задач, убедились и жители Ростова. 21 августа на одной из самых оживленных городских магистралей — улице Малиновского — грузовики, легковушки, автобусы несколько часов были вынуждены объезжать внезапно возникшее препятствие — бронетранспортер. Боевая машина заглохла посреди дороги. Правда, в тот раз солдат-водитель не забыл выполнить правила дорожного движения — выставил на видном месте знак аварийной остановки.

В другой раз наблюдать скрупулезное выполнение ПДД можно было в первых числах июня в самом центре донской столицы на Буденновском проспекте, где расположен штаб Южного военного округа. Регулировщик в военной форме кричал на всю округу, обращаясь к штатскому в мешковатой одежде:

— Уезжай! Сейчас пойдет колонна!

Испуганный мужчина живо прыгнул в «копейку» и отогнал ее в соседний переулок. Через несколько минут и в самом деле появилась колона: впереди шла машина ГИБДД с мигалкой, за ней — два автобуса с военнослужащими, замыкала колонну машина сопровождения.

Но чаще всего военная техника возникает перед ростовскими водителями внезапно.

— В начале октября мне пришлось проехать по трассе М23, — вспоминает ростовский пенсионер Маргос Тирацуян. — На развилке у станицы Родионово-Несветайской увидел пару регулировщиков в военной форме: ага, думаю, значит скоро пойдет колонна. И точно — бензовозов штук 20 с включенными мигалками и машинами сопровождения. Обрадовался, наконец-то военные стали предупреждать нас, гражданских водителей. А потом под мостом встретил четыре тягача: шли в сторону Ростова, на платформах — танки, ни машин сопровождения, ни мигалок не было.

Нередко на ростовских трассах (иногда — на федеральных магистралях, чаще — на второстепенных дорогах) можно встретить и вооруженную живую силу. Мне запомнился солнечный день субботы 13 сентября. В поток гражданского транспорта, двигавшегося по М23 в сторону Таганрога и украинской границы, влилась тройка колесных бронетранспортеров: на броне каждой машины сидели по нескольку человек в камуфляже и с оружием, ветер трепал грязно-белую тряпочку на антенне. Хотя вид бронетехники был слегка потрепанный, бежала она резво, стараясь держаться кучно. Удавалось это не всегда — когда между боевыми машинами возникал просвет, в него ныряла легковушка. У самбекского поста ГИБДД бронетехника, не снижая скорости, повернула в сторону границы.

Жители приграничных сел и деревень, по словам таксиста Игоря, уже перестали обращать внимание на подобные «десанты»:

— В нашем районе самый ближний к границе хутор — Максимов. Туда в магазин постоянно приезжают солдаты на БТРах. Тоже — на колесных, хотя бы полотно не корежат гусеницами.

Побитое гусеницами дорожное полотно — еще одна неприятность для ростовских водителей.

Но самое удручающее — это рост ДТП с участием армейских машин. Аварии с пугающей регулярностью стали происходить с конца апреля. Самая громкая случилась в Ростове-на-Дону рано утром 21 сентября. Бронированный автомобиль «Тигр», в котором находились четверо военнослужащих и двое гражданских (все, по словам сотрудников ГИБДД, — в состоянии алкогольного опьянения), уходя от полицейской погони, больше четырех километров мчался по городу. В результате этих гонок в аварии с участием «Тигра» погибли двое жителей Ростова — Радмир Рамазанов и Дмитрий Беликов, обоим было по 24 года, девять гражданских автомобилей были повреждены.

Родные Дмитрия Беликова, опасаясь, что военное ведомство может не учесть все обстоятельства ДТП и виновные не понесут наказания, через соцсети обратились к очевидцам аварии с просьбой помочь в расследовании.

Подобные опасения небезосновательны, считает редактор ростовского интернет-ресурса «Донинформбюро» Елена Романова:

— Происшествие с «Тигром» — далеко не первое смертельное ДТП с участием военной техники. Сейчас официально известно о восьми подобных ДТП, в которых погибли шесть гражданских, семь военнослужащих. Но родственники погибших и раненых не имеют возможности проконтролировать расследование этих ДТП: ни военная прокуратура, ни Главное военное следственное управление, ни штаб ЮВО, ни Минобороны большинство этих событий не прокомментировали, судьба виновников аварий неизвестна.

Все-таки военные проинформировали общественность о расследовании одного из случившихся ДТП. Авария произошла 24 апреля на трассе Новочеркасск—Каменоломни. Как установило следствие, военнослужащий войсковой части 65349 18-летний рядовой Роман Лоскутов, управляя БТРом, выехал на встречную полосу и смял автомобиль ВАЗ-2105. Находившиеся в автомобили супруги Проскурновы погибли. Было возбуждено уголовное дело по статье «Нарушение правил вождения боевой машины, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц». Описывая случившееся, Роман Лоскутов и старший экипажа старший лейтенант Курганский сначала давали ложные показания. Но потом, рассказал заместитель руководителя военного следственного отдела СК РФ по Новочеркасскому гарнизону подполковник юстиции Евгений Мураев, в ходе предварительного следствия и в суде Лоскутов полностью признал свою вину. Подсудимому назначено наказание в виде лишения свободы сроком на один год в колонии-поселении.


Виктория Макаренко Источник: novayagazeta.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter