Авторизация
 
  • 01:31 – Коммунальные платежи 2017 году: правительство предлагает повысить цены на услуги ЖКХ 
  • 01:31 – Самолет потерпел крушение в Пакистане: список погибших, первые фото, причины и подробности 
  • 01:31 – Осколки счастья: смотреть 173-174 серию онлайн 
  • 01:31 – Вести в 20:00 последний выпуск 07 12 2016 смотреть онлайн 

Как преуспеть на интеллектуальном рынке?

162.158.78.175

Как преуспеть на интеллектуальном рынке?

Что ждет человечество в будущем? Грозят ли ему войны и кризисы? А может, напротив, планета станет более благоустроенной? Сможет ли Россия вписаться в новую обстановку или пойдет своим путем? "Росбалт" продолжает публикацию цикла статей "Мы не узнаем наш мир".

Минувший век был последним веком великих идеологий – учений, в которые люди искренне верили и за которые готовы были отдавать свои жизни. Великие идеологии обещали человечеству либо спасение в мире ином, либо коренное переустройство жизни на земле. И ныне еще широкие массы порой сохраняют подобную веру. Однако элиты, которые конструируют идеологии, становятся более рациональными, прагматичными и даже циничными. В духе философии постмодерна они признают равноправными самые разные взгляды и не готовы бросаться в бой за ту или иную систему верований.

Еретики и диссиденты

Однако это не означает, будто элиты вообще удаляются из сферы конструирования массовых представлений об обществе. Сегодня формируется своеобразный рынок идей, на котором интеллектуалы стремятся продать свой продукт доверчивому покупателю. Молодой человек, который хочет обращать свой интеллект в деньги, карьеру и массовое признание, будет в XXI столетии действовать вовсе не так, как поступали его предшественники.

Интеллектуальная карьера прошлых веков практически всегда осуществлялась в рамках определенных иерархических структур. Например, под эгидой господствующей на данной территории церкви, или в составе определенной политической партии. Интеллектуал медленно восходил по иерархической лестнице, соблюдая сложившиеся правила игры и ожидая того момента, когда для него освободятся высшие ступени.

Свободный интеллектуальный поиск был, конечно, возможен, однако практически всегда сопрягался с опасностью превратиться в преследуемого всеми еретика. Сколько ярких людей погибло на костре до тех пор, пока Мартин Лютер не утвердил протестантизм, вступивший в решительный бой со сложившейся в католической церкви иерархией. Протестантский проповедник обладал большей свободой интеллектуального поиска, чем католический священник, однако и он должен был обязательно делать карьеру в рамках сложившейся на данной территории традиции. Диссиденты, которые плохо вписывались в традицию, отправлялись за счастьем в отдаленные места.

Советским диссидентам, которые предлагали идеи, расходившиеся с генеральной линией партии, приходилось отправляться в "места не столь отдаленные", но значительно менее приятные, чем те, где искали себе паству западные проповедники. Наша страна долгое время была самым ярким примером того, как интеллектуальная карьера осуществляется лишь в рамках иерархии.

Идея на полке супермаркета

В наши дни постепенно устанавливающиеся представления о равноправии различных взглядов формируют своеобразный рынок, на который выходит молодой интеллектуал в поисках подходящей для него ниши, которая позволит обрести известность. Идеи сегодня продаются как колбаса или сыр. Продукты интеллектуального творчества лежат на полках супермаркета, и "покупатель" выбирает тот, который ему подходит. При этом "производитель" определяет для себя специализацию, исходя не столько из личных убеждений (таковых, собственно говоря, может и вообще не быть), сколько из представлений о том, какие идеи в ближайшие десятилетия будут в большей степени востребованы обществом. Будет спрос на "интеллектуальный сыр" – сделаем сыр. Tсли растет рынок "интеллектуальной колбасы" — предложим ее покупателю.

Поясним это все на конкретном примере. Допустим, вы – молодой интеллектуал с хорошим образованием широкого профиля, которое позволяет приложить свои силы в самых разных сферах деятельности. Чем вам заняться, чтобы лет через тридцать иметь хорошую репутацию в интеллектуальных кругах, большой дом в престижном районе, кругленький счет в банке и перспективы безбедной старости?

Первое, что приходит на ум – это бизнес. Здесь новые оригинальные идеи самым прямым способом трансформируются в деньги и успех. Если вы сможете уловить, чего не хватает рынку, а затем подобрать и организовать специалистов, способных заполнить свободную нишу товаром, вероятность успеха достаточно велика. Искать эту нишу можно в самых различных областях. Быть может, вы хорошо ориентируетесь в гаджетах. А может, сумеете принципиально по-новому подойти к прокладке туристических маршрутов. Толковые инженеры или знающие гиды всегда найдутся на рынке рабочей силы. Ваша же главная задача – выдать идею, которую они потом реализуют.

Но далеко не каждому, кто хочет преуспеть на интеллектуальном рынке, удобно внедряться в бизнес. Возможно, вам легче плодить идеи, которые приложимы к общественной жизни. Тогда имеет смысл специализироваться на политике. Ведь это на первый лишь взгляд кажется, что создавать гаджеты и занимать парламентские кресла – принципиально разные задачи. На самом деле они очень похожи в своей основе. Стараясь уловить, что нужно покупателю (избирателю), вы формулируете новую идею, затем собираете команду для ее воплощения, потом производите продукт и, наконец, втюхиваете его тем, кто хочет отдать за это свои деньги (голоса).

Если от бухгалтерии вас тошнит, но яркие речи или манипуляция общественным сознанием приводят в восторг, конечно, лучше идти в политику. Не обязательно выходя самому на первый план. Подобрать на улице кого-то с красивой выразительной внешностью и сделать из него депутата – задача, заслуживающая самого серьезного внимания. В отличие от прошлых времен, когда убеждения были у человека в сердце, вы ищете харизматика без устоявшихся взглядов и наполняете его содержанием в зависимости от текущей политической конъюнктуры. Скажем, если у вас – краткосрочный проект в современной России, то лучше всего упирать на идею "православие или смерть". А если работаете на перспективу, то лучше взять за основу левые взгляды, поскольку они, скорее всего, возродятся в молодых поколениях, которым уже приелся нынешний цинизм властей в стиле "самодержавие – православие – доходность".

Еще один путь на интеллектуальном рынке – продажа знаний. Сейчас для подобной формы предпринимательства открываются большие возможности, которых не бывало в прошлые века. Во-первых, за знания часть общества готова платить звонкой монетой. А во-вторых, определенные знания бесплатно распространяются через СМИ, но так привлекают внимание масс, что оборачиваются доходным рекламным потоком. И, наконец, есть еще гранты, для освоения которых тоже требуется креативный подход. Поэтому, если вы опасаетесь связываться со сравнительно узким (особенно в России) политическим рынком, то можете заняться продажей знаний.

Внутри этого сегмента – тоже большой простор. Исторические знания хорошо продаются в виде научно-популярной литературы, но не более того. Зато финансы и психология легко конвертируются в дипломы о высшем образовании. На этой базе произрастают многочисленные негосударственные вузы, берущие большие деньги за обучение.

Экономика, политология и социология востребованы в масс-медиа. Обыватель не будет читать скучный социологический трактат и тем более не заплатит за получение диплома социолога (потенциального безработного), но всегда с интересом поразмышляет о рейтингах кандидатов на избрание куда-то и послушает телевизионную беседу интеллектуалов о том, почему один рейтинг пошел вверх, а другой – вниз.

Мир на Востоке – это катастрофа

На нашем интеллектуальном рынке, как и на западном, уже появляются продавцы знаний современного типа. Они качественным образом отличаются от настоящих социологов или политологов тем, что имеют лишь самую поверхностную профессиональную подготовку, но делают все возможное для того, чтобы считаться в масс-медиа ключевыми экспертами. Все имеющиеся у них ресурсы (интеллект, энергию, связи и т.д.) эти эксперты мудро инвестируют в свой собственный рейтинг. Они дают комментарии по всем возможным вопросам, стремятся появиться на телеэкране в наиболее престижных программах и временами эпатируют публику скандальными прогнозами, которые не сбываются, но зато оказываются чрезвычайно интересны для обсуждения массовым зрителем. По возможности, эти продавцы знаний стремятся хотя бы на некоторое время занять посты в околовластных структурах, а потом благодаря этому делать вид, что имеют конфиденциальные источники информации.

Обладание подобной "информацией" превращает их в монополистов интеллектуального рынка, что, соответственно, резко повышает цену их услуг. Зарабатывать они могут, например, производя на коммерческих началах доклады о политическом положении в стране для правительства, бизнеса и общественных организаций.

Впрочем, путь от рядового интеллектуального предпринимателя к властителю дум, монополизировавшему определенную сферу политической информации, чрезвычайно тернист. Вершин достигают лишь наиболее удачливые и упорные. На пути к известности их ждет ряд поворотных моментов, после которых можно либо ускорить движение вверх, либо резко затормозить.

Ключевой момент – выбор темы первоначальной специализации. Анализируя данную проблему, американский исследователь интеллектуального рынка Дэвид Брукс справедливо отмечает, что можно, например, выбрать федеральный бюджет, поскольку он обсуждается ежегодно. Это гарантия интереса со стороны СМИ на всю жизнь. Но данный предмет настолько узок и интересен лишь специалистам, что шансы выбиться из аналитических радиопрограмм в ток-шоу на федеральных каналах невелики. В целях обретения широкой известности лучше стать экспертом по Ближнему Востоку. "Но представьте, что на регион нисходит мир – это будет катастрофа", – иронично замечает Брукс.

Однако допустим, что с выбором темы вы правильно определились. Теперь надо найти свою аудиторию и так подстроиться под нее, чтобы вас полюбили и ждали с нетерпением. "Преуспеть на интеллектуальном рынке можно с идеями любого свойства: сказочно удачливые интеллектуалы есть как среди умеренных, так и среди радикалов, – констатирует Брукс. – Поведение тоже может быть самым разнообразным – успеха добиваются как добродушные, так и рассерженные. Но если идеи не соответствуют нраву, преуспеть не получится. Нельзя быть мягким радикалом, как нельзя быть резким и сердитым, придерживаясь умеренных взглядов. Таких чудаков публика не жалует".

А вот конкретный портрет радикала, нарисованный Бруксом: "Он строит свою карьеру на предпосылке, что мир летит в тартарары. А коварная правящая элита оболванивает массы, заставляя придерживаться неверных суждений. Поэтому, чтобы преуспеть, радикал должен быть постоянно не в духе. Его аудитория ждет от него пылкости с оттенком паранойи".

"Умеренный интеллектуал, в свою очередь, настолько уверен в собственной важности, что ему вовсе не обязательно быть интересным. Поэтому и говорит он тихо, не спеша. Как будто с высокой вершины. За это его почитают глубоким мыслителем, пусть даже никто не вспомнит ни единой высказанной им мысли".

Войдя в правильный образ и обретя свою аудиторию, важно воспользоваться нужным моментом для яркого выступления, которое привлечет внимание всей страны. Как только случилось событие, потрясшее общество, так сразу (пока не пропал интерес публики) должен появиться ваш комментарий. "Чтобы привлечь максимум внимания, – учит Брукс, – статья должна быть слегка абсурдной. Логически выстроенные статьи читают, понимают и забывают. А вот противоречивые или абсурдные эссе заставляют десятки авторов возмутиться и написать ответ, тем самым десятикратно усиливая общественный резонанс".

В общем, сегодняшняя многомиллионная масса предпринимателей, подвизающихся на интеллектуальном рынке, успешно расстается с убеждениями и ориентируется на спрос потребителя идей. Такой интеллектуальный рынок в XXI веке будет непрерывно расширяться в соответствии с ростом размеров креативного класса. Креативщики не будут встраиваться в иерархические структуры, где надо функционировать по команде сверху, а станут действовать самостоятельно, постоянно отыскивая на рынке незаполненные товарами и услугами ниши.

А потребителю интеллектуальных идей (читателю и телезрителю) в этой ситуации следует постоянно быть настороже. С ним все реже будут говорить по душам. Ему станут втюхивать тот интеллектуальный продукт, который, по мнению "производителя", хорошо продается в данный момент.


Источник: rosbalt.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter