Авторизация
 
  • 09:01 – Драка на открытии «Ашана» в Тюмени: вход в торговую зону тюменцы брали штурмом 
  • 09:01 – За живе-3: смотреть выпуск онлайн (эфир от 08.12.2016) 
  • 09:01 – Осколки счастья: смотреть 175-176 серию онлайн 
  • 09:01 – Экс на пляже 2 сезон. ВЫПУСК 8 

Холодный мир в небе Европы

162.158.78.89

Холодный мир в небе Европы

За подходящий к концу 2014 год отношения между Россией и собирательным «Западом» на эмоциональном фронте достигли уровня если не обострений холодной войны, то периодов разрядки. Это сопровождается повышенным вниманием ко всем проявлениям военной активности. В первую очередь в СМИ западных стран муссируется активизация российской авиации. Так, некоммерческий исследовательский центр European Leadership Network (ELN), зарегистрированный в Лондоне, опубликовал материал под весьма тенденциозным названием – «Опасное балансирование на грани войны» («Dangerous Brinkmanship»).

Доклад ELN выгодно отличается от обычных эмоциональных статей в СМИ (в первую очередь, ряда стран Балтии) относительной краткостью и обстоятельным перечислением важных и нашедших отражение в медиа эпизодов встреч военных НАТО и России в воздухе и на просторах Мирового океана. Занимающее значительную часть документа перечисление этих эпизодов со ссылками на источники делает его полезным как минимум в качестве дайджеста, вне зависимости от довольно заметной эмоциональной оценки составителей и сделанных ими выводов-рекомендаций.

Авторы особо выделяют три эпизода, сопровождавшихся «высоким риском», и 11 «серьезных эпизодов с риском эскалации напряженности». Как наиболее опасный эпизод подается случай 3 марта 2014 г.: пассажирский Boeing 737 рейса SK 681 из Копенгагена в Рим с 132 пассажирами на борту «чудом не столкнулся» с российским разведывательным самолетом (вероятно, Ил-20), выполнявшим полет у побережья Швеции с отключенным транспондером.
Авторы акцентировали внимание на том, что «гибель в результате столкновения такого количества гражданских лиц, несомненно, обострила бы ситуацию и вызвала новую волну санкций», но забыли упомянуть следующее: о наличии неопознанного самолета на пути пилотов авиалайнера предупредили сразу после взлета; полет выполнялся в условиях отличной видимости; самолеты разошлись на расстоянии около 90 м, что хотя и меньше стандартного расстояния между гражданскими эшелонами, но все же далеко от «чудесного спасения». К двум другим эпизодам «повышенного риска» авторы отнесли задержание на приграничной территории эстонского агента и эпопею с поисками неизвестной подлодки у берегов той же Швеции.

Самолеты стран НАТО за неполный 2014 г. (до конца октября) более ста раз перехватывали и сопровождали в нейтральном воздушном пространстве российские самолеты, что втрое больше чем в 2013 г.


Учитывая, что угроза эскалации в результате неудачного развития вышеуказанных трех эпизодов «высокого риска» представляется надуманной, можно говорить о «серьезных эпизодах с риском эскалации», которых насчитали 11. Большинство из них связаны с той или иной активностью российской авиации. В четырех случаях российские истребители перехватывали и сопровождали разведывательные самолеты США/Швеции, дважды облетали военные корабли в Черном море, трижды маршруты тренировочных полетов бомбардировщиков были признаны «отработкой атаки». Отдельно упоминаются задержание и препровождение в Мурманск пытавшегося скрыться литовского рыболовного судна (на нем было найдено 15 т незаконно выловленных крабов) и крупные российские учения на Балтике в конце октября 2014 г. Последние два случая выглядят особенно комично: во-первых, непонятно почему задержание браконьеров в своей экономической зоне представляется актом эскалации международных отношений, во-вторых, авторы тактично забывают о целом ряде учений стран НАТО, как проходивших летом и осенью, так и проходящих сейчас, в том числе непосредственно у границ России.

Рядовые эпизоды ввиду их большого количества и рутинности (это признают сами авторы) разбирать не стоит, однако стоит отметить значительное увеличение их количества. В целом самолеты стран НАТО за неполный 2014 г. (до конца октября) более ста раз перехватывали и сопровождали в нейтральном воздушном пространстве российские самолеты, что втрое больше чем в 2013 г.

Причиной увеличения числа тревожных инцидентов между военными России и НАТО эксперты ELN называют, прежде всего, санкционированную руководством повышенную «агрессивность» российских военных, которая, в свою очередь, вызвана повышенной активностью альянса в Восточной Европе и на Балтике (с этим выводом трудно не согласиться). Однако, по мнению авторов, это оправданная реакция НАТО на украинский кризис и вхождение Крыма в состав России. В качестве рекомендаций для деэскалации в документе указывается следующее:


руководство России должно немедленно оценить риски своей агрессивной политики, одуматься, а западная дипломатия должна содействовать движению в этом направлении;
все стороны должны проявлять военную и политическую сдержанность;
все стороны должны улучшить связи в военной сфере.

Следует отметить, что официальная позиция чиновников альянса или военных США зачастую намного более спокойная.

Если с последними двумя выводами трудно не согласиться (к сожалению, стороны пока не движутся в этом направлении), то обвинение одной России в эскалации на Балтике выглядит довольно странным. Хочется напомнить авторам о том, что миссия НАТО Baltic Air Police была увеличена по количеству истребителей в разы еще в первых числах марта 2014 г. О системе двойных стандартов говорит и расстановка акцентов по всему докладу: российский самолет-разведчик выполняет полет в международном воздушном пространстве, перехватывается и сопровождается истребителями альянса – это агрессивный шаг со стороны России; американский самолет-разведчик перехватывается российскими перехватчиками – это опять же агрессивный шаг со стороны России, так как «перехватчики вооружены» (к тому, что перехватчики стран НАТО, как и положено обеспечивающим ПВО дежурным самолетам, также вооружены, вопросов нет). Видимо, единственным шагом, способным удовлетворить авторов, может стать прекращение полетов российской авиации (причем недостаточно будет даже летать только в пределах своей страны, так как львиная доля встреч российских и западных военных самолетов происходит во время рутинных полетов между Калининградом и «Большой землей»).

Так ли все страшно, по мнению военных?

Следует отметить, что официальная позиция чиновников альянса или военных США зачастую намного более спокойная. Разумеется, факт значительного повышения активности российской авиации констатируется и публично говорится о мерах противодействия этому, но в то же время отмечается, что прямой угрозы данные полеты не несут.

2014 г. у побережья Канады были обнаружены два бомбардировщика-носителя крылатых ракет Ту-95МС в сопровождении двух самолетов-заправщиков Ил-78 и перехватчиков МиГ-31. Для визуальной идентификации и сопровождения были подняты канадские истребители CF-18, после короткого совместного полета российские самолеты развернулись и удалились от Канады. На пресс-конференции представитель совместного американо-канадского командования воздушно-космической обороны Североамериканского континента (North American Aerospace Defense Command, NORAD) заявил: «Мы не рассматриваем эти полеты как угрозу». Некоторые эксперты даже выказывают определенное понимание. Так, Том Николс, профессор по вопросам национальной безопасности в Военно-морском колледже США, отметил в интервью «Forbes»: «Если вы собираетесь тренироваться летать 6000 миль, чтобы запустить крылатую ракету, то вам нужно летать 6000 миль для практики, особенно если по пути вы хотите познакомиться с реакциями разных стран».

На примере перехватов на Балтике истребителями миссии Baltic Air Police российских самолетов-разведчиков можно оценить официальную позицию альянса – российские самолеты не угрожают силам НАТО, а вылеты на перехват выполняются, в первую очередь, для точной визуальной идентификации цели.

Даже если не учитывать обострение отношений между Россией и странами Запада в политической сфере и взаимное «поигрывание мускулами» в связи с украинским кризисом, российские вооруженные силы, находящиеся в процессе модернизации, неизбежно должны усилить свою активность.

В целом складывается впечатление, что альянс и США в качестве реальной угрозы намного больше интересуют события на российско-украинской границе и количество войск, сосредоточенных вблизи нее. События на Балтике, начиная с рутинных облетов и заканчивая полумистическими поисками подлодки, являются на фоне южного фланга сугубо локальными. Это становится очевидным, если взглянуть на реальные действия США. Временно усилив свой контингент в миссии Baltic Air Police, американцы после окончания своей смены предоставили европейским союзникам – французам, англичанам, канадцам и др. – обеспечивать усиление контингентов втрое, а сами ограничились эпизодическим размещением истребителей F-16 с итальянской авиабазы Авиано в Польше для совместных учений (в марте и сентябре 2014 г. длительностью около месяца). Недостаток реальной напряженности (самые серьезные эпизоды за более чем полгода «обострения» – задержание сотрудника спецслужб, гражданский самолет и самолет-разведчик, разошедшиеся на расстоянии, несколько меньшем стандартного эшелонирования, и подлодка, относительно которой до сих пор неясно, была ли она) компенсируется нагнетанием в средствах массовой информации и созданием образа России как врага, планирующего чуть ли не на днях вторгнуться в Европу (1, 2). К сожалению, стоит признать, что, несмотря на проведенные авторами добросовестный сбор и систематизацию информации, рассматриваемый документ направлен, прежде всего, на решение этой же задачи.

Мнение России

Официальная позиция России по поводу встреч в воздухе высказывается, как правило, в комментариях Министерства обороны или чаще в ответах на упреки. В первую очередь традиционно обращается внимание на соответствие полетов международному праву, на отсутствие нарушения границ государств, во вторую – на плановый характер полетов, выполняемых российскими самолетами.

Разумеется, в данной позиции есть доля лукавства: например, Ту-95 из упомянутого выше эпизода выполняли полет к канадскому побережью в тот же день, когда президент Украины П. Порошенко выступал в канадском парламенте. Однако существуют и вполне объективные предпосылки к повышению активности российской авиации. Даже если не учитывать обострение отношений между Россией и странами Запада в политической сфере и взаимное «поигрывание мускулами» в связи с украинским кризисом, российские вооруженные силы, находящиеся в процессе модернизации, неизбежно должны усилить свою активность. Увеличивается налет летчиков, осваивается новая техника [4]. При взгляде извне это создает картину агрессивности, особенно на фоне длительного перерыва – после развала СССР и до конца 2000-х годов российская дальняя авиация не проводила регулярные дальние тренировочные полеты.

Альянс и США в качестве реальной угрозы намного больше интересуют события на российско-украинской границе и количество войск, сосредоточенных вблизи нее.

Соглашаясь с призывами экспертов ELN активизировать межвоенное сотрудничество во избежание потенциально трагического недопонимания и проявлять сдержанность, не получается согласиться с первым пунктом их предложений. Не только Россия, но и Запад должен оценить последствия своих действий. Проводить учения у российских границ, а потом удивляться и даже оскорбляться из-за того, что Россия сначала пристально за ними наблюдала, а затем провела ответные, – наивность или лицемерие. Взаимная военная активность как процесс, самовозбуждающийся по своей природе, будет продолжать расти до тех пор, пока политики не возьмут осознанный курс на деэскалацию. До уровня настоящей холодной войны еще очень далеко, но уверенный курс на нее пока взят. Поворот назад возможен только при разрешении фундаментальных противоречий между Россией и США, однозначным военно-политическим лидером альянса, в частности, по украинскому кризису, урегулирования которого в ближайшее время ожидать не стоит. До этого мы еще увидим множество материалов СМИ и экспертных агентств о российской угрозе.

Подытожить можно известным высказыванием А. Горчакова: «Россию упрекают в том, что она изолируется и молчит перед лицом таких фактов, которые не гармонируют ни с правом, ни со справедливостью. Говорят, что Россия сердится. Россия не сердится, Россия сосредотачивается…».

1. В управлении гражданскими полетами используется метод вторичной радиолокации, при котором установленные на самолетах транспондеры передают по запросу наземных станций информацию о типе, высоте и местонахождении самолета. Военные самолеты по понятным причинам далеко не всегда выполняют полеты с включенными передатчиками, которые выполняют у них еще и функции госопознавания. Кроме того, существуют проблемы совместимости военных и гражданских систем.

2. Так, 29 октября 2014 г. у побережья Норвегии впервые были замечены бомбардировщики Су-34, активно осваиваемые ВВС.


Александр Ермаков Источник: russiancouncil.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter