Авторизация
 
  • 00:56 – Барышня-крестьянка во Вьетнаме (08.12.2016) смотреть онлайн 
  • 00:56 – Вести (выпуск в 20:00) 08.12.2016 Россия 1 смотреть онлайн 
  • 00:56 – Вечерний Ургант Екатерина Андреева 08.12.2016 смотреть онлайн 
  • 00:56 – Отель Элеон 10 серия 12.12.2016 сериал смотреть онлайн 

"Пятый этаж": 25 лет многопартийности в России

162.158.78.238

"Пятый этаж": 25 лет многопартийности в России Говорить о состязательной партийной политике в России сегодня не приходится
13 декабря 1989 года состоялось первое собрание инициативной группы по созданию Либерально-демократической партии тогда еще Советского Союза. Правда, окончательно оформиться она смогла только после отмены в марте 1990 года 6-й статьи конституции о руководящей и направляющей роли КПСС. С тех пор прошла четверть века, однако, несмотря на многообразие российских политических партий, говорить о состязательной политике в России сегодня не приходится. Почему "партия власти" так и осталась единственной силой на российском политическом поле? Ведущий передачи "Пятый этаж" Михаил Смотряев беседует об этом с политологом, профессором Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимиром Гельманом. Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь. М.С. По состоянию на сентябрь 2014 года в России зарегистрировано 75 политических партий. Ни одной из них, согласно конституции, не принадлежит направляющая роль. Но, если посмотреть на прошедшие 25 лет, ЛДПР и несколько других партий существуют приблизительно с тех пор, но можно выделить некую партию власти, которая в разные годы называлась по-разному, некие партии-сателлиты, и все остальное, которое то всплывает, то пропадает, в зависимости от вкусов министерства юстиции. Так? В.Г. В России политические партии играют второстепенную роль в политической системе. Главная причина – в России нет реально конкурентных выборов. Даже партия власти – это инструмент для служебного пользования, который включается, когда нужно принять решение в Думе, а остальное время без него можно обойтись. Партийная система в России за эти четверть века была далеко не самой главной характеристикой политического процесса в стране. Если бы не необходимость поддерживать этот фасад, то российские власти обошлись бы без всяких партий. М.С. Любая государственная власть обошлась бы без партий, но нигде ей это не позволено. Что касается отсутствия честных выборов, с этим могут спорить только представители движения "Наши". Если обратиться к началу этого четвертьвекового периода, то там выборы имели место, была состязательность, были нарушения, но точно предсказать победителя было нельзя. А единственный реликт, сохранившийся в Думе с тех лет, - это ЛДПР. В.Г. В 90-е годы в России действительно были конкурентные выборы, однако и на этих выборах у партий была специфичная роль. Они имели значение для выборов в Госдуму, но сами выборы носили второстепенный характер по отношению к президентским или губернаторским. Это связано с тем, что и парламент, и региональные представительные органы имеют второстепенное значение в российской политической системе. Ключевую роль на выборах исполнительных органов играли не партии, а региональные лидеры и, в ряде регионов, влиятельные экономические агенты, олигархи и так далее. Пока они выступали разрозненно, существовало подобие конкуренции между партиями. Как только в 2000-е годы региональные элиты оказались встроены в централизованную государственную машину, олигархи утратили влияние или были интегрированы, места для партийной конкуренции не осталось. Как в середине 2000-х сказал один губернатор, у нас два пути - или в "Единую Россию", или в тюрьму. Подавляющая часть российского политического класса пошла по первому пути, а та часть, которым была отведена другая роль, оказались в рядах сателлитов. М.С. Каким образом замещаются функции партий, если они замещаются, в российской политической системе? Партий одно время было очень мало, потом их количество увеличилось более чем в 10 раз, что объясняет отсутствие конкуренции между ними, потому что их очень много, а партия власти во всех этих процессах не участвует. В.Г. Какие функции выполняют партии в Великобритании или других развитых демократиях? Прежде всего, это представительство политических интересов - важнейшая функция. У нас эти функции представлены очень плохо, время от времени КПРФ или "Справедливая Россия" выдвигает какую-то социальную повестку дня, связанную с интересами непривилегированных экономически слоев населения, когда им это разрешают. Функции, связанные с формированием правительства - даже "Единая Россия" в формировании правительства не участвует. Если деятели "Единой России" попадают в правительство, - это потому, что у них хорошие личные контакты с влиятельными людьми в администрации президента или с самим президентом. Функция рекрутирования и продвижения политического класса - то же самое. Формальное наличие партийного билета роли не играет. То есть, факт принадлежности к партии роли не играет. Скорее наоборот – люди не становятся министрами, губернаторами потому, что они состоят в партии, а вступают в партию власти потому, что занимают статусные посты. Надо понимать, что за названием "партия власти" скрывается набор персональных связей между влиятельными чиновниками и их партнерами по бизнесу или в политике. М.С. Часть ответа ясна из заявления организации "Коммунисты Петербурга и Ленинградской области", это одна из разновидностей коммунистических партий современной России. Понятно, что подобные партии вряд ли могут привлекать к себе значительную часть электората. Далеко не все партии, конечно, оперируют на грани между политикой и цирком. Есть партии, которые выглядят серьезно внешне, есть такие, которые выглядят серьезно и внутренне тоже – некоторые оппозиционные партии. Они набирают свой процент голосов, но за эти 25 лет у электората не сложилось впечатление, что если человек голосует за кого-то, от этого может что-то поменяться. Это потому, что 25 лет по историческим меркам срок небольшой? В.Г. Если мы посмотрим, что за эти 25 лет происходило в посткоммунистических странах Восточной Европы, то вначале в смысле многопартийности они находились не слишком далеко от тогдашнего СССР. Там сложились партийные системы. У них есть свои проблемы, они могут нравиться или нет, но там проводят выборы, те партии, которые получают значимое количество голосов, формируют правительство, самостоятельно или в коалициях, и проводят свою политику, успешно или неуспешно. Потом проходят следующие выборы, состав правительства по их итогам меняется, и за эти четверть века и избиратели сумели сформулировать свои предпочтения, и партии чему-то учатся, и, так или иначе, партийные системы сформировались. Ничего подобного в России не происходило. По итогам выборов у нас ни разу не менялось правительство. Оно меняется, но вне всякой связи с предпочтениями избирателей. Не меняются ни состав правительства, ни политический курс. Поэтому и у значительной части граждан партии не вызывают доверия, и сами партии понимают, какую незавидную роль они играют в российской политической системе. Пока в стране не пройдут реальные конкурентные выборы, пока власть не будет формироваться по их итогам, отражать предпочтения избирателей, трудно ждать кардинальных изменений. М.С. Абсолютно честные конкурентные выборы, как мы видим на примере других стран, например, Венесуэлы, ничего хорошего не сулят. Это подводит нас к вопросу, почему из всех партий уцелела КПРФ, мало отличающаяся по форме от КПСС, и продолжает пользоваться популярностью электората, который методу этому не доверяет. В.Г. Если посмотреть на историю Венесуэлы, там на протяжении долгого времени была успешно работавшая конкурентная демократия. Во времена Чавеса, когда установился монополизм, начались и проблемы. Если говорить о том, что избиратели делают неверный выбор, это обычная жизненная ситуация. М.С. Но делать это после 70 лет советской истории? В.Г. Очень часто люди в жизни повторно делают ошибки в той же ситуации. Люди так устроены. Они часто голосуют не за самых лучших. Для этого конкурентные выборы должны проводиться регулярно, и, сделав ошибку, люди исправляются. Если посмотреть на коммунистические партии в посткоммунистических странах, где-то эти партии трансформировались в обычных участников политического процесса. Где-то они уступают место новым участникам. Посмотрим на Украину. Не так давно там прошли конкурентные выборы, партии конкурировали, и в конечном итоге коммунистическая партия в парламент не попала, хотя вряд ли на Украине меньше сторонников коммунистических идей, чем в России. Я бы не стал говорить, что у нас в России какие-то избиратели, которые обязательно сделают неправильный выбор. Но, в конце концов, научатся правильно выбирать, для того выборы и существуют. М.С. Для этого надо сначала, чтобы выборы происходили регулярно и чтобы честность их итогов не подвергалась сомнению. Сейчас получается так, что власть устраивает текущее положение вещей, у нее есть партия власти, через которую проводятся те или иные законодательные инициативы, и есть люди типа господина Жириновского, которые время от времени озвучивают идеи, чья возможная популярность в народе не очень понятна. Таким образом их тестируют. С другой стороны, существует российское общество, которое за 25 лет в идеи выборной демократии порядком разуверилось. Перспектива получается невеселая. В.Г. Российское общество не жило в условиях реальной демократии. Из этого не следует, что оно в принципе неспособно к этому. Короткий период в 90-е годы, когда проходили свободные выборы, быстро закончился. Попытки создать альтернативные партии или пресекались, когда реально оппозиционные партии не смогли получить регистрацию, или не допускались к участию в выборах. Это показывает, что власть боится конкуренции, что в случае конкурентных выборов ее позиции будут поколеблены. Я уверен, что это рано или поздно случится. М.С. Хотелось бы более точную оценку периода, когда это должно произойти. Пока таких шансов до конца царствования президента Путина не видится. В.Г. Прогнозировать такие вещи тяжело. Опыт многих стран показывает, что удерживать авторитарную систему вечно невозможно. Вопрос в том, насколько болезненным будет отказ от нынешней политической системы. Но в том, что ее время придет к концу, уверены все. М.С. Можно вспомнить африканскую страну Либерию, которая создавалась по американской модели в середине 19 века. Все там развивалось по африканским меркам хорошо, пока в 1980 году не случился военный переворот, а за ним Чарльз Тейлор. Последствия расхлебываются до сих пор, хотя демократические выборы там вроде бы состоялись. Если говорить о развитых странах Западной Европы, там тоже на выборы приходит мало людей. Политическая апатия становится все более широко распространенной. Здесь есть опасность для человечества в целом? В.Г. Политические партии существуют в мире достаточно давно, и их все время пытаются хоронить – говорят, что их время ушло, что избиратели не реагируют и так далее. Опыт показывает, что ничего другого человечество не придумало. Идея, что партии уступят место широким общественным движениям, не реализовалась, сейчас модно говорить, что технические средства, интернет, социальные сети заменят партии, но все это работает довольно плохо. Так что демократии без политических партий не бывает. А авторитарные режимы бывают. Если в стране произойдет демократизация, возникнет потребность в новых политических партиях, и нынешние партии этот процесс, скорее всего, не переживут. Сейчас трудно говорить, какие - это могут быть и левые, и либеральные, и националистические - будут формироваться и отстаивать свои идеи перед избирателями. Ничего другого пока не придумали, все остальное работает плохо. М.С. А партия - это обязательно носитель идеологической линии? В.Г. Партия - довольно сложное образование. Внутри существующих, вполне успешных партий, есть течения. Иногда они носят идеологический характер, иногда - отстаивают интересы групп. Идеология - это важный, но далеко не единственный элемент партийного строительства. М.С. Если у группы людей, партии есть идеологическая линия, от нее можно ожидать успешных действий на политическом поле. Если это сиюминутное образование, не связанное чем-то фундаментальным, как идеология, как многие современные западные партии, нечего удивляться, что они растут как грибы, а потом так же исчезают. В.Г. Партии, у которых есть идеологическое ядро, в долговременной перспективе более стабильны и успешны. Но на конкретных выборах может появиться яркий популистский лидер, отвергающий идеологию, или программа, направленная против существующего строя. Краткосрочную популярность такие идеи часто завоевывают во вполне стабильных партийных системах. В перспективе нескольких десятилетий идеи имеют значение. Партии с идейной повесткой дня более успешно выживают и функционируют. Читать больше на bbc.co.uk


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter