Авторизация
 
  • 06:27 – Осколки счастья: смотреть 177-178 серию онлайн 
  • 06:26 – Голос 9.12.2016 5 сезон 15 выпуск: смотреть онлайн прямой эфир, как голосовать 
  • 06:26 – Юрий Тимченко: полковник МВД был пойман на крупной взятке 50 млн. рублей 
  • 06:26 – Фигурное катание Гран при женщины короткая программа 09 12 2016 смотреть онлайн 

Левые взорвали кладбищенскую тишину Меркель

162.158.78.101

Левые взорвали кладбищенскую тишину Меркель

Пробоиной для Меркель стали местные выборы в Тюрингии. Впервые после объединения Германии правительство этой федеральной земли возглавил представитель Левой партии Германии Бодо Рамелоу. Левые — против антироссийских санкций. Меркель — в тревоге. Уже клянется не допустить левых в федеральное правительство после выборов 2017 года.Что творится в Европе, в частности, в Германии?

В первом раунде — неудача. Бодо Рамелоу слышит, что он не набрал нужного количества голосов. Вторая попытка равнозначна последнему шансу. 25 лет они ждали этого, и никто в Германии, даже, наверное, и сам Рамелоу, не верил, что дождутся.

Левые взрывают кладбищенскую тишину, установленную Меркель на внутриполитическом поле: впервые власть в федеральной земле Тюрингии, расположенной в самом сердце Германии, переходит к наследникам партии, построившей Берлинскую стену и, возможно, от этого опыта оказавшейся самым жестким противником ее восстановления на восточных рубежах Евросоюза.
Лидер Левых Грегор Гизи смахивает слезу. "Это новая страница в истории Тюрингии, моей партии и ФРГ. Впервые член Левой партии избран председателем правительства земли. Ситуация здесь будет немного нормализована. Это шаг навстречу новой политической культуре", — уверен он.
Левые не просто взяли власть, а взяли ее у партии Меркель после 24 лет правления. И помогли им в этом социал-демократы. Да, на федеральном уровне они состоят с канцлером в коалиции, но тут, как в браке по расчету: появилась в Тюрингии возможность разнообразить — пошли налево, тоже не за так, разумеется, а в обмен на должность премьера Левые отдали социал-демократам все ключевые портфели. Хотя это слабое утешение для канцлера.

Хорошо, конечно, когда собственная партия вышколена — съезд ХДС в Кельне подтвердил лидерство Меркель большинством в 96,7%, но ведь этого мало. Вот раньше партнер по коалиции был (да весь вышел) — "Свободные демократы". Верти ими, как хочешь, а нынче союзнички такие, что спиной не поворачивайся.

"С нами сложнее. Эффективно управлять всегда труднее, чем просто плыть по течению. Я рад, что у Меркель и ХДС была возможность взять паузу на партийном карнавале в Кельне. Однако ее ждет стол переговоров в правительстве и тяжелая работа в Берлине", — заявил лидер социал-демократов и заместитель Меркель в правительстве Зигмар Габриэль.
Сохраняя позиции в регионах, на федеральном уровне немецкие социал-демократы уже девять лет не могут выдвинуть из своей среды лидера, который предложил бы немцам что-то более интересное, чем то комфортабельное онемение, в которое их погрузила всегерманская "мамочка", воспользовавшись плодами трудных экономических реформ, затеянных позапрошлым правительством социал-демократов.

Впервые в новейшей истории в 2015 у Германии будет бездефицитный бюджет, похвасталась Меркель, рассыпавшись в похвалах своему министру финансов Шойбле и, естественно, забыв сказать "спасибо" Герхарду Шредеру, который и теперь пытается заглянуть в историческую перспективу дальше следующего года.

"Я убежден , что Европа не сможет развивать свое глобальное экономическое и политическое значение без выгодных российских ресурсов и человеческих возможностей. Направленность международной политики меняется не в пользу Европы. Такие страны, как Бразилия, Индия, Китай, становятся невероятно мощными политически и экономически. Когда дело касается глобального соперничества, европейские государства остаются брошенными. США больше не сфокусированы на Европе. Они не хотят иметь таких соперников, как Китай. Поэтому в их интересах ослабить Россию, но Европа заинтересована в сильной России. Нам нужны ресурсы, рынки, и из истории мы все знаем, что на континенте не может быть мира, если Россия и Германия имеют плохие отношения. Думаю, нам стоит каждый раз припоминать историю", — считает экс-канцлер ФРГ Герхард Шредер.

Но с припоминанием — проблема, как при ретроградной амнезии, которая не позволяет восстановить в памяти события, ей предшествовавшие. Нет нужды цитировать — на партийном съезде Меркель сказала про украинский кризис и роль России слово в слово то, что говорила в Австралии, а потом и в Бундестаге, и сказала это так, как будто многократно изнасилованное уже Западом международное право родилось в тот самый момент, когда Крым проголосовал за воссоединение с Россией. Кстати, с таким же процентом, с каким за нее проголосовала партия.
Она — партия — в Меркель уверена, но относительно ряда принципиальных вещей колеблется. И эти метания выразил упомянутый уже господин Шойбле — на прошедшей неделе был его, в некотором роде, бенефис. На встрече министров финансов Евросоюза, которые вместе с МВФ разделили тревогу относительно угрозы украинского дефолта, Шойбле сообщил, что звонил в Москву министру Силуанову — хлопотал об отсрочке по трехмиллиардному кредиту, выданному Украине год назад, чем очень удивил британского коллегу Осборна, мол, тут уж либо санкции вводить, либо помощи просить.

Впрочем, это не единственный эпизод, выявивший диалектические противоречия в делах и мыслях определенной части немецкого истеблишмента.
"Мы поддерживаем вас, уважаемый господин Кличко," — обращалась Меркель к гостю съезда из Киева так, что казалось, сейчас денег даст. Но нет, замерзающему Киеву денег не дали, а дали лично Кличко премию Конрада Аденауэра за развитие демократии и выдающиеся достижения в области городского управления. Он, оказывается, ни много ни мало — лучший мэр Европы.
Но дело не только в этом, а еще и в том, что в одно и то же время организатору массовых беспорядков, лидеру государственного переворота Кличко — премию, а новому премьер министру Тюрингии Бодо Рамелоу за значительно меньшее — уголовное дело. Он был в числе организаторов контрдемонстрации левых, пытавшихся сорвать марш неонацистов, так что сразу после инаугурации прокуратура потребовала лишить его неприкосновенности. Органы работают, а Меркель, конечно, ни при чем — не царское это дело, точнее не императорское, если уж в последний раз на сегодня вспомнить о министре финансов Шойбле и обратиться к сравнению, которое проскочило у него в интервью газете Suddeutsche Zeitung.

По сравнению с другими европейскими лидерами канцлеру удалось удачнее найти общий знаменатель для интересов разнородного общества. Стиль управления Меркель не такой впечатляющий, как у Наполеона, однако он эффективнее", — сказал Шойбле.
Другие газеты стали ерничать. Die Zeit написала, что поклонники Наполеона, каких в Германии много, застонали от такой аналогии: того, кто дал Европе так много — от гражданского кодекса до нового стиля в одежде, поставили в одни весы с плохо одетой дочерью пастора.
Или вот еще одно распространенное замечание в интерпретации главного редактора евроскептического журнала Compact Юргена Эльзессера. "В отличие от Наполеона Меркель не политик действий, она недальновидна, плывет по течению настроений избирателя. Наполеон же при всех его недостатках был европейским политиком, который хотел усилить европейский континент в борьбе с Великобританией, в то время как Меркель играет роль посредника в распространении американского влияния", — отметил он.

Впрочем, в этом все-таки что-то есть. По крайней мере сложно не согласится с тем, что в отличие от наполеоновской Франции меркелевской Германии через мягкую форму национализма, как определил это журнал New Yorker, удалось реализовать идею европейской гегемонии без единого выстрела. Обойтись бы еще и без Ватерлоо, которым для всех Наполеонов неизбежно заканчиваются войны с Россией.

Позиции канцлера внутри страны пока выглядят незыблемыми. Велик соблазн связать сенсационный успех левых на выборах в Тюрингии с протестом избирателей против ее политического курса в отношении России, и это имеет место быть, но не в качестве главной причины провала христианских демократов. Главная причина в том, что, даже набрав в процентах больше всего голосов, партия Меркель не смогла договориться о коалиции по причине надменности в отношении возможных партнеров. А в стране, где власть всегда — плод сложных компромиссов, успех зависит от готовности учитывать чужие интересы.


Источник: vesti.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter