Авторизация
 
  • 01:26 – ДТП под Ханты-Мансийском 4 12 2016: число погибших возросло до 12, в реанимации находится 21 ребенок 
  • 01:26 – «Синяя птица» конкурс 2016 выпуск 4 от 04.12.2016 смотреть онлайн 
  • 01:26 – Страшная авария в ХМАО, где погибли 10 детей, попала на ВИДЕО 
  • 01:26 – ДТП с автобусом в Югре 4 декабря 2016 (4.12.2016): 12 погибших, фото и видео, последние новости 

Йемен: проблемы устойчивости власти

162.158.78.183

Йемен: проблемы устойчивости власти

Очередная сентябрьская революция в Йемене де-факто возвела на политический олимп страны движение «Ансар Аллах».

В настоящее время под контролем хуситов находится территория практически всего северного Йемена, в том числе столичный аэропорт и главный морской порт Ходейда. Исключение составляет лишь неподконтрольная им провинция Мариб, где ведутся боевые действия.

В июле 2013 г. с возвращением к управлению страной сил, отстраненных от власти в Египте в 2011 г., был создан контрреволюционный прецедент, который из единичного случая рисковал превратиться в правило. В ходе последовательного крушения авторитарных режимов (Тунис, Египет, Йемен и др.) арабское общество продемонстрировало приверженность принципу домино. Решаясь выйти с протестными акциями на улицы собственных городов, граждане той или иной страны неизменно оглядывались на то, что происходит у соседей. Ярким примером подобной преемственности в поведенческих моделях в ходе «арабской весны» можно считать Йемен. Так, в начале 2012 г., когда экс-президент страны Али Абдалла Салех уже оставил свой пост, йеменская оппозиция мотивировала свой отказ покидать улицы тем, что образовавшийся вакуум могут заполнить исламисты, - по аналогии с тем, как это происходило на тот момент в Египте. Подобные опасения имели под собой основания: с начала 2012 г. власть в Йемене постепенно переходила в руки семейства аль-Ахмаров, представленного сыновьями умершего в 2007 г. лидера племенной конфедерации Хашид Абдаллы аль-Ахмара. Его основными союзниками стали исламистская партия «аль-Ислах» и йеменские «Братья-мусульмане» , поднявшиеся на волне успеха своих идейных вдохновителей в Египте. Негласным сторонником аль-Ахмаров оказался и временный президент страны Абд Раббо Мансур Хади, отличавшийся отсутствием политических амбиций, за что в свое время он удостоился неофициального прозвища «молчаливого» вице-президента.

В ходе последовательного крушения авторитарных режимов арабское общество продемонстрировало приверженность принципу домино.

Однако удача сопутствовала могущественному семейству лишь до тех пор, пока «Братья-мусульмане» находились у власти в Египте; свержение Мухаммеда Мурси и последующая межарабская изоляция ассоциации и ее зарубежных ячеек резко подорвали позиции временного йеменского руководства. Но именно Йемену было суждено стать второй после Египта страной, где вышедший на поверхность в ходе «арабской весны» протестный потенциал оказался достаточным для осуществления «двойной» революции.

После провала Всеобщего национального диалога (ВНД) в начале 2014 г. основные политические силы Йемена сосредоточились вокруг двух противоборствующих лагерей: Всеобщего народного конгресса (ВНК) во главе со смещенным в ходе «арабской весны» Али Салехом и клана аль-Ахмаров во главе с Садыком аль-Ахмаром. За прошедшие три года эти две силы оказались на противоположных политических полюсах и начали искать союзников среди остальных политических акторов Йемена. Так, вокруг аль-Ахмаров сплотились партия «аль-Ислах» и «Братья-мусульмане», а ВНК вступил в альянс с партией БААС, Союзом народных сил и взял курс на негласное сближение с движением «Ансар Аллах».

После прихода Мансура Хади 25 февраля 2012 г. на пост временного президента была ликвидирована традиционная для Йемена нарезка военных округов, что привело к фактическому исчезновению национальной армии. Кроме того, была распущена Республиканская гвардия, которую возглавлял сын Али Абдаллы Салеха; она превратилась в войска резервного назначения.

В общей сложности военные реформы последнего времени привели к тому, что в Йемене вокруг каждой политической силы сложилась своя военизированная группировка. Интересно, что при таком раскладе наиболее боеспособной оказалась армия хуситов, названная в честь своего лидера Хусейна Бадр ад-Дина аль-Хуси, убитого в 2004 г. За последнее время ей удалось одержать целый ряд крупных военных побед и распространить влияние на территорию практически всего северного Йемена.

О военной мощи хуситов также свидетельствует неспособность Саудовской Аравии вернуть себе захваченные приграничные территории, остающиеся под контролем «Ансар Аллах».

До «революции 21 сентября 2014 г.» единственной силой, способной составить конкуренцию хуситам в военном плане, была де-юре расформированная, но де-факто по-прежнему существовавшая первая бронетанковая дивизия во главе со сводным братом Али Салеха генералом Али Мохсеном аль-Ахмаром, поднявшимся в должности до советника президента Мансура Хади по военным вопросам. После 21 сентября аль-Ахмары потерпели полное поражение в противостоянии с хуситами, а их лидеры были вынуждены бежать из страны, включая самого Али Мохсена.

На сегодня наибольший интерес представляет негласный союз ВНК с хуситами, еще несколько лет назад казавшийся немыслимым. В годы правления прежнего президента север Йемена считался самым небезопасным регионом страны. Вражда между режимом и хуситами имела давние корни, а сам президент в ходе своего правления шесть раз воевал против «Ансар Аллах». Однако в начале 2014 г. эти две политические силы оказались по одну сторону баррикад, выступив серьезным противовесом действующей власти в лице аль-Ахмаров.

Фиаско аль-Ахмаров

Военные реформы последнего времени привели к тому, что в Йемене вокруг каждой политической силы сложилась своя военизированная группировка.

Аль-Ахмары в Йемене во многом допустили те же ошибки, что и «Братья-мусульмане» в Египте. В первую очередь, им так и не удалось предложить пути выхода из кризиса, которые устраивали бы большинство политических сил страны. Апогеем провального курса стали результаты Всеобщего национального диалога. Как минимум в четырех из девяти рабочих групп ВНД (по проблеме в Сааде, по проблеме юга, по «переходной справедливости» и по государственному устройству) аль-Ахмарам так не удалось найти консенсус с политическими оппонентами. При этом они существенно ослабили свои позиции, прежде всего, в связи с планируемой федерализацией государства. Из всех проектов, рассмотренных ВНД, за основу был принят проект, предусматривающий создание шести федеральных округов: Хадрамаут, Аден, Джанад, Тахама, Азал и Саба. Сама нарезка округов вызвала бурное недовольство. Так, южане выступили против разделения юга страны на два округа (Хадрамаут и Аден), настаивая на неделимости Южного Йемена как единого субъекта будущей федерации. Родина хуситов Саада вкупе с провинциями Амран, Сана и Дхамар была включена в состав округа Азал, не имеющего

Еще одна инициатива аль-Ахмаров настроила против себя и ВНК, который выступил категорически против предложения на десять лет запретить выдвижение на пост президента лицам, ранее занимавшим военные должности.
Очевидно, что жертвой данного требования станет, прежде всего, Ахмед Салех - сын бывшего президента, который до сих пор считается одним из претендентов на президентское кресло.

Все это привело к тому, что аль-Ахмары вместе с «Братьями-мусульманами» умудрились разругаться со всеми ведущими политическими силами страны. Проблема юга, где не стихают мощные демонстрации под лозунгами отделения региона в границах бывшей НДРЙ, до сих пор не решена. Более того, власть в Сане, все более ассоциирующаяся с исламистами, никак не устраивает южан, в памяти которых до сих пор живы воспоминания о 1994 годе. В то время Север начал проводить, по сути, гегемонистскую политику по отношению к Югу, базировавшуюся на идеях духовных лидеров «аль-Ислаха», прежде всего, аль-Зиндани и аль-Дайлани, объявивших джихад «безбожникам» с юга.

Не сложилось у аль-Ахмаров и с хуситами. Более того, при активном содействии «аль-Ислаха» в Йемене была создана салафитская группировка «ан-Нусра», которая должна была вступить в противостояние с «Ансар Аллах». Подобная тактика уже имела место в прошлом - во второй половине 2000-х годов режим использовал салафитских радикалов в своих внутриполитических интересах. И связано это было, прежде всего, с именем генерала Али Мохсена аль-Ахмара, который непосредственно руководил шестью военными операциями в Сааде в 2004-2010 гг. и не раз прибегал к услугам салафитов в борьбе с хуситами.

Аль-Ахмары в Йемене во многом допустили те же ошибки, что и «Братья-мусульмане» в Египте.

Наконец, аль-Ахмары пошли на открытый конфликт с Всеобщим народным конгрессом и лично Али Салехом. Подтверждением этому могут служить неоднократные попытки арестовать экс-президента, предпринимавшиеся временными властями. Не стоит забывать и о том, что именно Али Мохсен, возглавлявший в 2011 г. первую бронетанковую дивизию, был главной военной силой, примкнувшей к протестующим в ходе «арабской весны». А наиболее серьезное противостояние наблюдалось осенью 2011 г. в столичном районе аль-Хасаба между силами, лояльными Али Салеху, и аль-Ахмарами.

Складывавшаяся с начала 2012 г. ситуация, при которой власть в Йемене постепенно сосредотачивалась в руках аль-Ахмаров в лице «аль-Ислаха» и их союзников, представленных «Братьями-мусульманами» и салафитами, поставила их оппонентов по одну сторону баррикад и вынудила пойти на крайние меры. Подлило масла в огонь и все возрастающее в последние годы влияние Али Мохсена, вступившего в должность советника президента Мансура Хади по военным вопросам и не скрывавшего своих притязаний на пост руководителя страны.
Очевидно, что подобные перспективы категорически не устраивали ни хуситов, ни ВНК, ни южан. Это предопределило «революцию 21 сентября», после которой аль-Ахмары были вынуждены покинуть страну, в то время как движение «Ансар Аллах», проводя политику союзов с йеменскими племенами и членами ВНК, по сути, установило контроль над северным Йеменом.

Ключевой вопрос, который сегодня стоит на йеменской политической повестке дня, - будущее юга. Хуситы продолжают вести переговоры с движением «аль-Хирак» относительно возможности сосуществования в границах одного государства. Однако перспективы единого Йемена пока остаются туманными. Во многом именно этим объясняется тот факт, что Абд Раббо Мансур Хади до сих пор занимает пост временного президента страны, и последние перемены во власти его не коснулись. Велика вероятность, что лишение М. Хади президентского кресла вынудит его бежать на юг, откуда он родом, что способно только усилить сепаратистские настроения в Адене. Это в свою очередь может бросить тень на позиции хуситов, которых в данном случае обвинят в распаде страны.


Леонид Исаев Источник: russiancouncil.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter