Авторизация
 
  • 20:46 – Экстрасенсы довели до слез участников шоу "Танцы" (ФОТО, ВИДЕО) 
  • 20:46 – Секрет на миллион. Роза Сябитова 03.12.2016 смотреть онлайн 
  • 20:46 – Битва экстрасенсов на ТНТ 17 сезон 14 серия (03.12.2016) смотреть онлайн 
  • 20:46 – Танцы 3 сезон 19 выпуск (03.12.2016) на ТНТ смотреть онлайн 

Обсуждение в СБ ООН проблемы прав человека в КНДР

162.158.78.151

Обсуждение в СБ ООН проблемы прав человека в КНДР

22 декабря 2014 г. Совет Безопасности ООН обсудил вопрос о правах человека в Северной Корее. Заседание, посвящённое ситуации с соблюдением прав человека в КНДР, было проведено впервые: до сих пор СБ ООН обсуждал северокорейскую тематику только в контексте ядерной и ракетной программ. За регулярное обсуждение темы в формате Совбеза высказались 11 из 15 его стран-членов, в том числе Австралия, Великобритания, Иордания, Литва, США, Франция и Южная Корея.

Россия и Китай проголосовали против, причем постпред КНР при ООН Лю Цзеи особо подчеркнул, что подобные дискуссии «принесут лишь вред, а не пользу», – ситуация на Корейском полуострове настолько сложная, что Совету Безопасности следует делать все, чтобы содействовать ее стабилизации, а не нагнетать ее. Россия также не считает, что вопрос о ситуации с правами человека в Северной Корее должен рассматриваться на уровне Совета Безопасности ООН. Об этом заявил постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин. По его словам, ряд западных стран считает, «что если как бы создать давление, то это может скорректировать поведение КНДР», но «мы не разделяем этой позиции».

Главное внимание в ходе заседания было уделено опубликованному в феврале 2014 г. докладу специальной комиссии ООН по расследованию нарушений прав человека в КНДР. Многие западные страны считают этот доклад прямым доказательством вины северокорейского руководства, требуя начать его уголовное преследование. В этой связи 18 декабря Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, осуждающую нарушения прав человека в Северной Корее и рекомендующую Совбезу ООН передать дело в Международный уголовный суд в Гааге.

Резолюция была принята подавляющим количеством голосов: 116 – «за», 20 – «против» и 53 воздержавшихся. И хотя она носит рекомендательный характер, в ней рекомендуется привлечь граждан КНДР, замешанных в преступлениях против человечности, к ответственности в рамках Международного уголовного суда, так что объектом преследования может стать и Ким Чен Ын.

Правительство РК поприветствовало принятие Генеральной Ассамблеей ООН резолюции по правам человека в КНДР. Как заявил представитель МИД РК Но Гван Иль, принятие резолюции указывает на то, что ООН и всё мировое сообщества осознают серьёзность ситуации с правами человека на севере Корейского полуострова.

Впрочем, «обсуждение ограничилось обсуждением». С основным докладом выступил помощник генерального секретаря ООН по правам человека Иван Шимонович (Хорватия), который заявил, что многие из нарушений, совершаемых в КНДР «на повсеместной основе», представляют собой преступления против человечности. Управление верховного комиссара по правам человека окажет всевозможную поддержку диалогу Севера с ООН об улучшении ситуации с правами человека, а в марте 2015 года намерено открыть представительство в Сеуле. Таковое «будет оказывать поддержку работе специального докладчика и служить узлом для сбора документации, оказания технической помощи, а также поощрения ответственности и улучшения ситуации в области прав человека».

Между тем, постоянный представитель РК при ООН О Чжун весьма осторожно отозвался о перспективе передачи ситуации с правами человека в КНДР на рассмотрение Международного уголовного суда. Он сказал лишь, что это «один из возможных вариантов» дальнейших действий.

26 декабря 2014 г. КНДР обвинила США в подготовке военного вторжения в страну под предлогом защиты прав человека. По мнению газеты «Нодон синмун», американская администрация ведет подготовку к вторжению в КНДР под предлогом нарушения прав человека после того, как «политические, экономические и военные методы давления на Пхеньян оказались безрезультатными».

МИД КНДР выступило жестко. В его заявлении указывается, что:


Северная Корея решительно и полностью отвергает «резолюцию о правах человека», потому что она была насильственно принята враждебными силами путем интриг и фабрикаций, состряпана теми, кто не увидел своими глазами реальное положение дел, и основана на фальшивых документах.
США превратили в пустую бумагу все договоренности, в том числе Совместное заявление участников шестисторонних переговоров от 19 сентября 2005 г., в котором зафиксировано официальное обещание КНДР и США об уважении суверенитета и мирном сосуществовании: идея превращения Корейского полуострова в безъядерную зону более не имеет смысла.
В ответ на все более ужесточающиеся попытки США задушить страну, КНДР будет предпринимать все необходимые меры по защите национального суверенитета и безопасности, в том числе и в сфере ядерных потенциалов.

Можно сказать, что в результате американо-северокорейские отношения только дополнительно накалились, а вероятность нового ядерного испытания КНДР несколько возросла. При этом Россия и Китай, скорее всего, заблокируют дальнейшее продвижение резолюции, которая таким образом превращается в игру на нервах Ким Чен Ына.

Впрочем, возможно и более неприятное развитие событий, когда позицию России и Китая обойдут примерно так же, как собирались обойти советское «вето» в начале Корейской войны. Тогда отсутствие советского представителя в Совете Безопасности ООН приравняли к тому, что он воздержался при голосовании, но если бы он наложил «вето», у Вашингтона были готовы контрмеры. Было бы сказано, что агрессия Севера против Юга слишком серьезна, чтобы обсуждать ее только на Совбезе. Что это важное испытание для всей ООН, и поэтому вопрос должен решаться общим голосованием, которое при тогдашнем составе стран-участников ООН гарантировало выгодный США вариант.

Ведь если наличие оружия массового поражения требует серьезных доказательств, а разговоры о нем воспринимаются через призму вторжения в Ирак (которое начиналось не ради демократии, а ради того, чтобы остановить возможный удар ракет Саддама по США и Израилю), в нарушении прав человека можно обвинить кого угодно, а международное сообщество легко согласится с тезисом о том, что режим, совершающий преступления против человечности, должен быть наказан. А вот, подтвердятся ли данные о таких ужасающих преступлениях после падения режима, уже никого не будет волновать. Во всяком случае, это не станет поводом для того, чтобы «откатить всё назад».

В нашем прошлом тексте про права человека и двойные стандарты автор пытался сравнивать Северную Корею и некоторые мусульманские государства, являющиеся традиционными союзниками США. У некоторых комментаторов это вызвало недоумение и рассуждения в стиле «Но это же совсем другое дело». Поэтому автор решил подготовить еще пару примеров.

Возьмем, скажем, Таиланд. Полагаю, аудитория помнит, что туристам, прибывающим туда, рекомендуется воздерживаться от грубых шуток или оскорблений в адрес короля, за которые может последовать достаточно длительный тюремный срок. При этом Закон об оскорблении Величества распространяется не только на особу монарха, но и, скажем, на его портреты, в отношении которых также не рекомендуется выполнять «жесты ненависти». По той же причине нельзя наступать на деньги, ибо на них присутствует портрет монарха. Ситуация не сильно отличается от отношения к портретам вождей в КНДР. И, заметим, даже объяснения похожи: король – это сакральный лидер нации, и насмешка над ним рассматривается как аналог оскорбления религиозных чувств.

Более того, Закон об оскорблении Величества распространяется на всю правящую семью, и обсуждение, а тем более, писание в прессе, о неблаговидных поступках того или иного тайского принца чревато неприятными последствиями. Если это автор зарубежный, его могут пригласить в Таиланд под каким-нибудь предлогом и там арестовать. Любопытно также, что такая сакральная защита распространяется даже на историю правящей династии, критика нормативной трактовки которой приравнивается к критике в адрес короля. Но, как можно заметить, такой традиционный компонент в целом рассматривается как национально-культурные особенности, которые надо уважать, не наступая на то, что считается больными мозолями.

Южные провинции Таиланда, где действуют исламские террористы или сепаратисты (в зависимости от ангажированности их называют по-разному), являются районом антитеррористической операции. Доступ иностранцев туда жестко ограничен, а сотовая связь там запрещена на основании того, что звонки с сотовых телефонов могут быть использованы как пусковой сигнал для взрыва бомб. Подозреваемых в терроризме могут в особом порядке задерживать на срок до 30 дней без права видеться с семьей и адвокатом, и, по мнению правозащитников, процесс допроса часто проходит с применением пыток. Однако, поскольку речь идет об исламских террористах, такие жесткие меры воспринимаются как оправданные. Не только в Таиланде, но и, скажем, в США. Опрос общественного мнения, который проводился компанией Rasmussen Reports, показал, что 47 % жителей США поддерживают применение пыток при допросе потенциальных террористов. Люди, которые выбрали этот ответ, мотивировали свое решение тем, что использование пыток помогало ЦРУ получать информацию от людей, подозреваемых в терроризме.

Рискну отметить, что если бы подобный опрос проводился в России, картина была бы очень похожей. Выступая против пыток вообще, общественное мнение считает допустимым применение их «в исключительных случаях», а на деле против тех, кто достаточно дегуманизирован общественным дискурсом (террористы, педофилы, ведьмы…).

Между тем 16 декабря 2014 г. Пхеньян официально запросил Совет Безопасности ООН о том, чтобы «проблема преступных пыток ЦРУ была формально внесена в повестку дня Совета Безопасности с целью обсуждения этой темы в кратчайшие сроки, а также рассмотрения вопроса о возможном учреждении специальной комиссии, уполномоченной провести тщательное расследование пыток ЦРУ и привлечь к правосудию ответственных за эти крайне серьезные нарушения прав человека».

Понятно, что заявления Северной Кореи останутся лишь сотрясением воздуха. Доклад о применении пыток в США вызвал определенный шум, но обошелся без последствий в форме отставок или громких судебных процессов. Последнее важно, ибо предыдущий скандал, связанный с жестоким обращением с заключенными в Ираке и Гуантанамо, повлек за собой осуждение рядовых исполнителей, чьи действия позиционировались как самоуправство.

Но давайте попробуем отзеркалить ситуацию и представить себе, что, скажем, после какого-то громкого теракта на их территории Российская Федерация или Китай начинают охоту на «политэмигрантов», используя те же методы. Полагаю, что уровень шума в мировых СМИ и в ООН был бы куда больше.

И возвращаясь к теме террористов и сепаратистов. Вот есть страна в затяжном политическом кризисе. Часть территории этой страны контролируется повстанцами, которых режим называет террористами, и которых при этом почти открыто поддерживает влиятельная держава. При этом угроза прямого вторжения этой самой державы в военный конфликт вполне реальна и подается в пропаганде этой державы как способ быстро и сравнительно малой кровью разрешить конфликт, а в пропаганде ее политических противников — как нарушение международных законов и военное преступление. И там, и там режим использует угрозу внешнего вторжения для увеличения лояльности населения на подконтрольных ему территориях.

Известно, что режим применяет против населенных пунктов, захваченных повстанцами, системы залпового огня (предназначенные для поражения площадей), а по некоторым сведениям – даже ракеты. При этом на стороне режима сражаются формально включенные в штат правительственных войск полувоенные формирования, зачастую состоящие из криминальных элементов, фанатиков и экстремистов и ведущие себя соответственно. Оппозиция довольно разобщена, и там тоже встречаются самые разные типажи – от борцов за идеалы до региональных полевых командиров, ловящих рыбу в мутной воде. Обе стороны активно обвиняют друг друга в военных преступлениях, причем среди густопсовой пропаганды попадаются и вполне реальные свидетельства характерного для гражданской войны взаимного озверения.

А теперь внимание! Аудитории предлагается угадать – имелся в виду режим Асада в Сирии или Турчинова – Порошенко в Украине. Весьма сходная ситуация подается ангажированными сторонами диаметрально противоположно.

Или вот, генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун выразил обеспокоенность тяжёлой ситуацией с правами человека в КНДР, специально отметив множественное применение в Северной Корее высшей меры наказания – смертной казни. В качестве одного из доказательств этого отмечается, что КНДР отвергла рекомендацию Универсального периодического обзора ООН о приостановке смертных казней. Однако данные о количестве приговоров не прилагаются, и не очень понятно, сколько человек было казнено. Между тем 24 марта 2014 г. уголовный суд египетского города Эль-Минья вынес смертный приговор в отношении 529 сторонников ассоциации «Братья-мусульмане», обвиненных в насилии, последовавшем вслед за смещением президента Мухаммеда Мурси. Такая (и не единственная) массовая казнь отчего-то не привлекла столь же пристального внимания.

Также можно вспомнить массовые убийства в Мексике. Захоронения с десятками жертв находят чуть ли не каждую неделю, но все это традиционно списывается на происки наркомафии, практически коррумпировавшей госструктуры. Однако мы не видим обсуждение мексиканской темы в ООН и, тем более, требования ввести на территорию этой страны миротворческие силы для защиты рядовых граждан.

Ситуация вокруг обсуждения прав человека в КНДР высвечивает для автора целый комплекс проблем. Либо, признавая универсальность прав человека, международному сообществу следует разработать некий единый регламент как своего рода Уголовный кодекс для стран и режимов, но тогда его правила должны быть одинаковы для всех, без скидок на двойные стандарты.

Либо продолжение существующей сейчас практики дискредитирует благую цель и превращает разговоры о правах человека в способ «докопаться» до нужного режима, обвинив его в преступлениях против человечности. А это, во-первых, приводит к тому, что принцип «Что позволено Юпитеру, не позволено быку» превращается в нормативную практику, оправдывающую право сильного. Во-вторых, такая практика двойных стандартов дискредитирует структуры, которые должны занимать нишу честного арбитра, и вынуждает искать альтернативные пути, окончательно превращая международное право в фикцию.

Либо международное сообщество принимает мысль о том, что универсальных ценностей нет, и надо, как минимум, принимать во внимание национально-культурные особенности страны или обстоятельства, которые вынуждают ее ограничивать права человека. Но тогда возникает вопрос, не являются ли в этом случае права человека некоей догмой, которую условный Запад пытается навязать другим культурам без скидок на региональные особенности и позволяет себе судить, кто является нарушителем прав человека, подлежащим наказанию, а кто – нет.

И с этим, естественно, смыкается вопрос о том, «кто будет сторожить сторожей». Если бы на Землю прилетели инопланетяне, которые следили бы за соблюдением прав человека и были бы нейтральным арбитром, человечество могло бы воспринимать их как объективных судей. Если бы ООН была не такой, как сейчас, а действительно независимым и неангажированным международным институтом, способным поставить на место любую страну – нарушителя вне зависимости от ее политического веса, наказание нарушителей прав человека воспринималось бы как нелицеприятный суд, а не как «избирательная справедливость», вынуждающая задать вопрос: «А судьи кто?». К сожалению, особенности современной ситуации приводят к тому, что «Васька слушает, да ест», поскольку быть наказанным за нарушение прав человека сегодня можно только в том случае, когда ты прогневил власть предержащую совершенно по другому поводу, но расправе решили придать ореол закона.

В этом же контексте хочется процитировать заявление представителя МИД КНР от 19 декабря 2014 г.: китайская сторона неизменно выступает за налаживание разногласий в области прав человека путем конструктивного диалога и сотрудничества, а также против политизации вопроса о правах человека и оказания давления на другие страны под его предлогом.


Константин Асмолов Источник: ru.journal-neo.org


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter