Авторизация
 
  • 09:01 – Тайны следствия 16 сезон 3 серия 4 серия 06/12/2016 смотреть онлайн 
  • 09:01 – Обратная сторона Луны 2 сезон 3, 4 серия 06.12.2016 смотреть онлайн 
  • 09:01 – Осколки счастья: смотреть 169-170 серию онлайн 
  • 09:01 – Обратная сторона Луны 2: 1 и 2 серия смотреть онлайн, 2 сезон на Первом 

Ставка на блицкриг

162.158.79.37

Ставка на блицкриг

Скоротечность войны стала для Гитлера альфой и омегой

Многочисленные источники по истории III рейха свидетельствуют, что германская экономика даже к сентябрю 1939 г. не была готова к ведению длительной войны, хотя абсолютно все материальные и людские ресурсы были сконцентрированы на решении этой задачи. Такая ситуация властно диктовала Гитлеру выбор единственно возможной (хотя в конечном счете и ставшей пагубной) военной стратегии. Германское военно-политическое руководство решило, что противников следует громить поодиночке, последовательно одного за другим, в ходе скоротечных военных кампаний, с привлечением возможно больших сил и средств.

Концепция скоротечной войны (блицкрига, уже показавшего свою конечную несостоятельность в ходе Первой мировой войны) нашла свое выражение как в общей стратегии войны, так и в организации, снабжении, боевой и идеологической подготовке вооруженных сил. По мнению Гитлера и его окружения, только блицкриг давал Германии возможность одновременно с успехом достигать военных целей, и экономически обеспечивать нужды вермахта, и в то же время сохранять на необходимом уровне отрасли промышленности, обеспечивавшие весьма высокий уровень потребления граждан рейха.

Экономическая подоплека агрессии

Германская военная экономика в значительной мере зависела от использования военно-экономических потенциалов оккупированных стран. Отсюда она получала, например, свыше 40 % всей железной руды, ввозимой из-за границы. От 1/2 до 3/4 всего германского импорта важных видов стратегических материалов, необходимых для получения качественных сталей, — хрома, никеля, различных ферросплавов — шел из оккупированных стран; почти 1/3 бокситов поступала из Франции, Югославии и Греции, импорт же алюминия из Франции и Норвегии составлял 4/5 всего германского ввоза. В 1941 г. импорт из порабощенных стран составлял 3/4 общего ввоза медной руды, 4/5 меди и свинца, 1/2 олова и почти весь импортируемый цинк.

Приняв в июле 1940 г. решение о нападении на СССР, нацистское руководство заблаговременно приняло ряд мер военно-экономического характера.

В соответствии с указанием начальника штаба ОКВ Кейтеля управление военной экономики и вооружений ОКВ разработало программу наращивания вооружений для «восточного похода». 13 и 14 сентября 1940 г. генерал Томас на совещании с инспекторами военных округов обозначил резервы осуществления этой программы.

Нацистское руководство изначально приняло за аксиому, что скоротечный характер войны против Советского Союза позволит ему ограничиться плановым выпуском военной продукции без тотальной мобилизации всей экономики. Нацистское военно-политическое руководство в сентябре 1940 г. приняло так называемую программу «Б» по производству оружия и военной техники для войны против СССР. Этой программой предусматривалось обеспечить к 1 апреля 1941 г. всем необходимым 200 дивизий сухопутных войск, а также пополнить арсеналы ВВС и ВМС более совершенными видами военной техники.

Наиболее приоритетной программой военного производства со второй половины 1940 г. стало производство бронетанковой техники, выросшее за год в два раза. Если в течение 1940 года было выпущено 1643 легких и средних танка, то лишь за первую половину 1941 года их выпуск составил 1621 единицу.

В январе 1941 г. ОКВ издало директиву, чтобы в ближайшее время ежемесячное производство танков и бронетранспортеров было доведено до 1250 машин. Кроме танков, создавались колесные и полугусеничные бронеавтомобили и бронетранспортеры, вооруженные 7,62 и 7,92-мм пулеметами, 20-мм зенитными и 47-мм противотанковыми пушками и огнеметами. Их выпуск возрос с 511 в 1940 г. до 1332 в 1941 г.

Большое внимание уделялось наращиванию производства артиллерийского и стрелкового вооружений. Выпуск некоторых его образцов в течение 1940 – 1941 гг. почти удвоился. Стремительно возрастало производство взрывчатых веществ, пороха, снарядов для зенитных орудий, авиабомб.

Ускоренными темпами выполнялась программа строительства военно-морских сил. В период с сентября 1939 г. по июнь 1941 г. с германских стапелей сошли один линейный корабль и два тяжелых крейсера. Но главная ставка делалась на наращивание подводного флота. Если за пять предвоенных лет в Германии было построено 57 подводных лодок, то с начала Второй мировой войны по июнь 1941 г. — 147.

В первые месяцы 1941 г. рост германских вооружений достиг апогея. Месячное производство, например, танков увеличилось во втором квартале 1941 г. до 306 машин по сравнению со 109 на тот же период 1940 г. Беспрецедентное увеличение выпуска боеприпасов (иных почти в 30 раз!) позволило полностью обеспечить войска вермахта в преддверии войны с СССР. К собственным запасам оружия, военной техники и боеприпасов добавились богатейшие военные трофеи. От поверженного противника вермахт получил вооружение 30 чехословацких, 34 польских, 92 французских, 12 английских, 22 бельгийских и 9 голландских дивизий, а также огромные запасы различного снаряжения и боеприпасов.

Таким образом, комплекс разнообразных экстренных мер, принятых нацистским руководством, позволил ему обеспечить вермахт всем необходимым вооружением и боеприпасами для войны против СССР.

Но все расчеты, повторю, делались из краткосрочного, молниеносного характера предстоящей кампании на советских территориях. Предполагалось, что по расходу оружия и боеприпасов блицкриг против Советского Союза принципиально не будет отличаться от прежних кампаний вермахта.

В пользу этого соображения говорили такие преимущества, как полная укомплектованность и отмобилизованность вооруженных сил, изобилие современного оружия и военной техники, ее проверка в западных кампаниях. Кроме того, экономический штаб ОКВ рассчитывал захватить около 75 % всей советской промышленности, а также необходимые сырье и продовольствие.

Руководители германской экономики ставили на быструю «оккупацию пшеничных полей Украины и кавказских нефтяных месторождений», захват неисчислимых трофеев.

Также в оперативных планах вермахта большое внимание обращалось на удаленные регионы Советского Союза (Кавказ, Урал), а также окраинные зоны (Балтийское и Черное моря).

Планирование блицкрига

18 декабря 1940 г. А. Гитлер подписал директиву № 21, в которой под грифом «Совершенно секретно. Только для командования!» был в самых общих чертах изложен план нападения на Советский Союз. Ему было присвоено шифрованное название «Барбаросса». Такое прозвище (в переводе с немецкого «Рыжебородый») носил средневековый германский король Фридрих I, (по совместительству император Священной римской империи германской нации). Но Гитлер то ли запамятовал, то ли не пожелал вспомнить, что этот воинственный правитель дурно кончил – во время очередного крестового похода утонул в какой-то мелкой речке в Малой Азии…

Директива Гитлера начиналась принципиально важным положением о том, что «Германские вооруженные силы должны быть готовы разбить Советскую Россию в ходе кратковременной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии. Приказ о стратегическом развертывании вооруженных сил против Советского Союза я отдам в случае необходимости за восемь недель до намеченного срока начала операций. Приготовления, требующие более продолжительного времени, если они еще не начались, следует начать уже сейчас и закончить к 15.5. 41 г.».

Появление директивы «Барбаросса» фактически подвело итог первого этапа подготовки агрессии против СССР, которая активно велась с лета 1940 г., и ознаменовала начало ее завершающего этапа.

К этому времени под железной пятой вермахта пали Австрия, Чехословакия, Польша, Дания, Норвегия, Бельгия, Голландия, Люксембург и Франция. Последним непокоренным бастионом на Европейском континенте оставался СССР. И в сущности говоря, все предшествующие кампании нацистской Германии служили кровавой прелюдией к тому, чтобы сокрушить, стереть с лица планеты Советский Союз.

С призывами уничтожить СССР Гитлер выступал с начала своей политической карьеры. В его книге «Моя борьба», неоднократно переиздававшейся со второй половины 1920-х годов вплоть до нападения Германии на СССР в 1941 г., утверждалось, что немцам якобы катастрофически не хватает «жизненного пространства», что решить эту проблему можно только путем завоевания и заселения немцами «земель России и подвластных ей окраинных государств», что только таким образом можно будет обеспечить Германии статус «мировой державы», способной вести борьбу за мировое господство.

Человеконенавистническая нацистская теория

Свое глобальное преступное намерение нацисты обосновывали, целиком исходя из своего расистского, человеконенавистнического мировоззрения. Ведь Гитлер без малейшей тени сомнения утверждал, что громадная Российская империя якобы существовала исключительно благодаря наличию в ней «государствообразующих германских элементов среди неполноценной расы», что без «германского ядра», утраченного в ходе революционных событий в конце Первой мировой войны, она полностью созрела для распада.

Согласно своей преступной расовой теории, русских и славян в целом нацисты относили к неполноценной расе, недостойной иметь свою государственность и суверенитет. А. Розенберг и другие идеологи нацистского движения распространяли измышления о том, что большевизм в России — это не что иное, как «восстание монголоидов против нордической культуры», поставивших перед собой цель «присвоить себе всю Европу».

Как докладывала в Москву советская политическая разведка, Гитлер незадолго до своего назначения 30 января 1933 г. рейхсканцлером при обсуждении со своими ближайшими соратниками вопросов, связанных с будущим захватом и разделом СССР, торжественно заявил:

«Вся Россия должна быть расчленена на составные части. Эти компоненты являются естественной имперской территорией Германии».

Спустя несколько дней после назначения рейхсканцлером на первом же совещании с высшим командованием рейхсвера - вооруженных сил Германии - Гитлер объявил, что его программной целью является «захват нового жизненного пространства на Востоке и его беспощадная германизация».

Заключение Германией и Италией военного союза с Японией, давно вынашивавшей планы захвата советской Сибири вплоть до озера Байкал, уже само по себе создавало для СССР угрозу на определенном этапе оказаться в тисках двух фронтов: с Германией и Италией — на западе и Японией — на востоке. Правда, Гитлер и его генералы после разгрома Франции и вплоть до Смоленского сражения июля 1941 г. не видели необходимости привлекать к участию в походе против СССР Италию и Японию, не желая делить с ними трофеи. Они были полностью уверены в том, что им удастся сокрушить Советский Союз собственными силами в ходе одной молниеносной кампании. Своим союзникам по Пакту трех держав они изначально отводили роль прикрытия Германии в ходе кампании против СССР с флагов и тыла.

Италия должна была служить противовесом Великобритании и отвлекать на себя ее силы в Средиземноморском бассейне, а Япония выполняла бы ту же функцию против Великобритании и США на Тихом океане.

За шесть предвоенных лет нацистская Германия, которой по Версальскому договору запрещалось иметь танки, тяжелую артиллерию, самолеты, противотанковую артиллерию и т. д., превратила свои вооруженные силы в сильнейшую армию мира. Во многом это явилось результатом политики умиротворения, которую проводили влиятельные силы в Великобритании, Франции и США в предвоенные годы, щедрой финансовой помощи, которая привела к быстрому «первоначальному накоплению» Германией военно-промышленного потенциала.

«Жизненную силу» СССР уничтожить за 5 месяцев!

После капитуляции Франции военно-политическое руководство Третьего рейха в качестве важнейшей цели поставило уничтожение СССР. 21 июля на совещании у Гитлера главнокомандующий сухопутными войсками генерал-фельдмаршал В. Браухич в обстоятельном докладе изложил свои соображениях. По его словам, в Красной армии насчитывается якобы только 50–70 «хороших дивизий» и для их разгрома «потребуется не более 80–100 немецких дивизий, на сосредоточение и развертывание которых у советской границы уйдет всего 4–6 недель». Гитлер принял этот доклад к сведению и распорядился вести дальнейшее планирование войны против Советского Союза строго по графику.

В начале июля 1940 г. планированием нового блицкрига занялось также управление (с августа 1940 г. — штаб) оперативного руководства верховного командования вермахта (ОКВ). Его начальник генерал-полковник А. Йодль считал, что для разгрома Красной армии понадобятся не 80–100, как полагал Браухич, а 120 дивизий, что для их сосредоточения и развертывания на Восточном фронте потребуются не 4–6 недель, а примерно четыре месяца, что приведет к задержке с переходом в наступление и возникновению трудностей из-за осенней распутицы и зимних холодов. После беседы Йодля с Гитлером 29 июля фюрер решил перенести начало нападения на СССР на следующий год.

Возникшие разногласия среди немецких военачальников были сняты Гитлером на совещании 31 июля с участием Браухича, Гальдера, Кейтеля и Йодля. Гитлер огласил свое решение о нападении на СССР не в 1940 г., а в мае 1941 г.

Им же был установлен срок «уничтожения жизненной силы России» — пять месяцев, обязательно до наступления осенней русской распутицы.

Гитлер согласился с предложением Йодля выделить для нападения на СССР 120 дивизий из 180 предусмотренных.

Ближайшая цель борьбы за расширение германского «жизненного пространства» на Востоке, по его мнению, состояла в стремительном захвате Украины, Белоруссии и Прибалтики.

Заинтересовать Финляндию участием в антисоветской агрессии фюрер постарался обещанием передать ей часть советской территории к северу от Белого моря.

На основании этих указаний Гитлера началась работа по составлению новых планов войны на Востоке в генеральном штабе сухопутных войск и управлении оперативного руководства ОКВ.

31 января 1941 г. главное командование сухопутных войск (ОКХ) во исполнение плана «Барбаросса» издало директиву на стратегическое развертывание сухопутных войск. Главная задача, согласно директиве, состояла в том, чтобы «осуществить широкие подготовительные мероприятия, которые позволили бы нанести поражение Советской России в быстротечной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии». Достигнуть этого намечалось нанесением быстрых и глубоких ударов мощными подвижными группировками севернее и южнее Припятских болот с целью разобщить и уничтожить главные силы советских войск в западной части СССР, не допустив отступления их боеспособных частей в обширные внутренние районы страны. Выполнению этого замысла, говорилось в директиве, будут способствовать попытки крупных соединений советских войск «остановить немецкое наступление на линии рек Днепр, Западная Двина».

3 февраля 1941 г. Браухич и Гальдер представили эту директиву на рассмотрение Гитлеру, который в общих чертах ее одобрил. Затем директива была направлена в штабы трех групп армий, военно-воздушных и военно-морских сил. Штабы групп армий в соответствии с директивой разработали оперативные планы своих объединений и 20 февраля представили их Гальдеру.

Реорганизация и наращивание численного состава вермахта

Параллельно с разработкой плана нападения на СССР, еще задолго до его утверждения, быстро пошли реорганизация, перевооружение и обучение вермахта с учетом поставленной ему новой задачи. Надо признать, что командование вермахта увидело в Советском Союзе и его Вооруженных Силах более сильного противника, чем англо-французская коалиция. Поэтому оно решило довести к весне 1941 г. численность сухопутных войск до 200 дивизий (включая резервы).

В целях подготовки Восточного театра военных действий в июне 1940 г. была принята общегосударственная программа по расширению пропускной способности железных и шоссейных дорог, идущих из Германии к границам СССР (программа «Отто»).

Для пополнения вооруженных сил личным составом в рейхе призвали резервистов, что позволило увеличить численность вооруженных сил Германии с 5765 тыс. человек в июне 1940 г. до 7329 тыс. в июне 1941 г.

Гитлеровское руководство, принимая меры по увеличению численности живой силы, основную ставку делало на качественное превосходство боевой техники над СССР.

В этих целях был осуществлен целый комплекс мероприятий по повышению уровня обучения войск, оснащению их новой техникой, переподготовке командного состава и совершенствованию организационно-штатной структуры частей и соединений.

Исключительно большое значение для качественного совершенствования вооруженных сил Германии имело создание 23 новых подвижных дивизий, к которым в вермахте относили танковые, моторизованные и легкие дивизии.

К июню 1941 г. была достигнута максимальная степень моторизации вермахта. Общее количество автотранспортной техники увеличилось с 420 тыс. в марте 1940 г. до 610 тыс. в июне 1941 г.

В строительстве ВВС велик был удельный вес истребительной авиации. Она рассматривалась в качестве главного средства завоевания и удержания господства в воздухе, не случайно на нее приходилось около половины всех боевых самолетов Германии. К июню 1941 г. в ВВС Германии имелось около 10 тыс. самолетов, из них 6 тыс. боевых (бомбардировщиков — 2642, самолетов морской авиации — 286, истребителей — 2249, разведывательных — 823). Было также 719 транспортных самолетов и 133 самолета связи.

К моменту нападения на СССР германская авиация уступала советской в количественном отношении, но значительно превосходила ее с организационно-штатной точки зрения, в тактико-технических характеристиках и уровне профессиональной подготовки личного состава. Не случайно в первый же день нападения до 40 % боевой авиации ЗапОВО было уничтожено на аэродромах.

В составе германских ВМС к июню 1941 г. насчитывалось 4 линейных корабля, 4 тяжелых и 4 легких крейсера, 15 эсминцев, 18 миноносцев, 40 торпедных катеров, 122 подводные лодки, 6 вспомогательных крейсеров и значительное количество небольших военных кораблей и катеров специального назначения. Береговая артиллерия ВМС Германии имела 25 батарей тяжелых орудий и 99 батарей орудий среднего калибра.

К вооруженным формированиям в рейхе принадлежали специальные войска СС, подчиненные главному управлению СС. Организационно они состояли из отдельных дивизий, полков, батальонов и рот. Эти части формировались из числа лиц, фанатично преданных фашистскому режиму, активных членов нацистской партии, а позднее и из добровольцев из числа покоренных народов (таковой была, например, дивизия СС «Галичина»). Эти войска лучше обеспечивались, представляя, по сути, нацистскую военную элиту.

Все было подчинено главной задаче – внезапному нападению на СССР

С целью придать обучению войск наибольшую направленность для борьбы против Красной армии осенью 1940 г. в ОКВ был подготовлен обзор опыта Советско-финляндской войны. В нем анализировалась тактика советских войск в наступлении и обороне, приводились конкретные примеры их действий, и давалась оценка. Отмечались плохая маскировка и разведка, неумелое использование местности, небольшая глубина обороны, отсутствие четкого взаимодействия войск.

В феврале — апреле 1941 г. из-под пера фон Браухича вышел ряд директив по вопросам обучения личного состава. Гитлеровский военачальник обращал внимание на трудности ведения войны на территории СССР в условиях бездорожья и доводил до командиров всех уровней требование о необходимости организации всестороннего боевого и материально-технического обеспечения войск.

Директивы ОКВ и ОКХ требовали обучать войска эффективным способам достижения внезапности.

Имея верные данные о советском численном превосходстве в танках, немецкое командование уделило первостепенное внимание насыщению своих войск противотанковыми средствами. На вооружение противотанковых частей и подразделений с конца 1940 г. начали поступать новые, 50-мм противотанковые пушки и тяжелые противотанковые ружья калибра 28 мм. Количество противотанковых ружей в войсках увеличилось более чем в 20 раз.

С учетом прежнего опыта действий танковых войск для блицкрига против СССР были созданы четыре танковые группы, которые приравнивались к армиям.

Выработанная прусскими стратегами теория молниеносной войны предусматривала достижение быстрой и полной победы над противником в одной кампании. Для ее успеха считалось необходимым всеми средствами добиваться внезапности нападения, иметь во вражеских странах «своих сторонников» и умело использовать их подрывную и агитационную деятельность.

Внезапность нападения достигалась проведением тайной мобилизации, скрытым сосредоточением и развертыванием группировок вооруженных сил, активной дезинформацией, заключением договоров со странами, на которые предполагалось осуществить нападение, договоров о ненападении и широковещательными заявлениями о миролюбивых намерениях.

Высокие темпы наступления обеспечивались массированным применением танков и авиации, которые считались главным средством преодоления сопротивления противника и его разгрома. Наиболее результативным и универсальным методом разгрома противника считалось окружение его войск, осуществляемое посредством обхода флангов или прорыва обороны и последующего глубокого вклинения по сходящимся направлениям специально создаваемыми для этой цели сильными ударными группировками танковых и моторизованных войск.

Решающее значение в победоносном исходе войны прусские стратеги придавали сильному первоначальному удару, главным видом боевых действий считалось наступление. Основным способом стратегического наступления являлся прорыв обороны на двух участках с последующим его развитием по сходящимся направлениям: армия, как правило, прорывала оборону на одном участке, развивая удар в глубину или в сторону фланга в целях окружения противника во взаимодействии с соседней армией.

Танковые группы предназначались как для прорыва обороны противника собственными силами и для дальнейшего наступления, так и для развития тактического успеха в оперативных операциях, но всегда их основным назначением являлось стремительное продвижение в глубину обороны противника в целях окружения его войск.

Благодаря активной военной разведке немецкое командование к началу нападения весьма точно выявило дислокацию советских войск в приграничных округах, степень их боеспособности, состояние оборонительных рубежей и сооружений, местонахождение советских аэродромов и посадочных площадок. Полученные разведданные помогли немецким войскам быстро прорваться в глубину советской обороны.

Перед нападением на СССР германский вермахт был самой многочисленной и самой мощной армией мира.

Уже с июля 1940 г. полным ходом шла переброска немецких войск к советским западным границам.

Согласно подготовленному генерал-квартирмейстером сухопутных войск генералом Э. Вагнером 15 ноября 1940 г. плану «Материально-техническое обеспечение в ходе восточного похода» предусматривалось, что снабжение следует организовать с учетом, что в этом походе будут задействованы 3 млн военнослужащих, 500 тыс. автомобилей, 300 тыс. лошадей. В соответствии с этим расчетом к началу войны против СССР были созданы запасы горючего на 700–800 км для транспортных средств и боевой техники, по два боекомплекта боеприпасов для каждой пехотной дивизии и по три боекомплекта для танковых дивизий. Этого хватило на первые 10 дней боевых действий.

По распоряжению Кейтеля от 12 мая 1941 г. с введением 22 мая 1941 г. графика максимальных перебросок немецких войск к западной границе СССР усилия всех ответственных инстанций вермахта были направлены на то, чтобы представить развертывание войск по плану «Барбаросса» на советских границах исключительно в качестве крупного отвлекающего маневра перед высадкой немецких войск на Британские острова. Среди личного состава перебрасываемых соединений активно распространялись слухи о «прикрытии тыла со стороны России» и «об отвлекающем сосредоточении на Востоке». Во многих соединениях были изданы ложные приказы об их переброске на Запад. Осуществленная высадка немецкого десанта на остров Крит по распоряжению Кейтеля и при активном личном содействии рейхсминистра пропаганды Й. Геббельса была представлена в мировых СМИ как «генеральная репетиция высадки в Англии».

Чтобы скрыть правду о своих истинных намерениях в отношении СССР, командование вермахта до последнего момента держало в неведении о них подавляющую часть личного состава вермахта. По распоряжению ОКВ от 8 мая 1941 г. были поставлены в известность о предстоящем нападении на СССР только за восемь дней до его начала командиры частей, а унтер-офицеры и рядовые — буквально накануне начала боевых действий.

30 апреля 1941 г. на совещании Гитлера с командованием сухопутными войсками было окончательно утверждено решение о начале операции «Барбаросса» 22 июня 1941 г.

Не война, а борьба идеологий

Гитлеровское руководство заблаговременно разработало планы ведения против СССР не обычной, а беспощадной войны на уничтожение, его экономической эксплуатации и расчленения, а также план колонизации его европейской части.

Гитлер неоднократно заявлял, что война против СССР будет «полной противоположностью нормальной войне на Западе и Севере Европы», что ее конечная цель — «тотальное разрушение» и «уничтожение России как государства».

Предстоящая война, провозглашал фюрер, будет не обычной войной, а «борьбой двух идеологий» с «применением жесточайшего насилия», что в этой войне предстоит разгромить не только Красную армию, но и «механизм управления» СССР, «уничтожить комиссаров и коммунистическую интеллигенцию», партийных функционеров и таким путем разрушить «мировоззренческие узы» русского народа.

Надо подчеркнуть, что практически все представители высшего командного состава вермахта (за исключением горстки оппозиционеров, считавших Гитлера авантюристом и готовивших покушения на него) к началу войны против СССР сами руководствовались нацистским мировоззрением, воспринимали Гитлера не только как своего верховного главнокомандующего, но и как идейного вождя, почти мессию. Его указания они облекали в форму приказов войскам. И хотя впоследствии некоторые из военачальников критиковали Гитлера (большей частью за стратегические и оперативно-тактические промахи), в 1941 году почти все они только приветствовали указания и приказы, исходившие из Имперской канцелярии или Ставки фюрера в Растенбурге.

И не случайно 28 апреля 1941 г. фон Браухич издал приказ «Порядок использования полиции безопасности и СД в соединениях сухопутных войск». В этом изуверском приказе подчеркивалось, что войсковые командиры совместно с командирами специальных карательных формирований нацистской службы безопасности (СД) несут ответственность за проведение акций по уничтожению в тыловых прифронтовых районах без суда и следствия коммунистов, евреев и «прочих радикальных элементов».

В свою очередь, 13 мая 1941 г. начальник штаба ОКВ генерал-фельдмаршал В. Кейтель издал указ «Об особой подсудности в районе «Барбаросса» и особых полномочиях войск». Этот документ вообще снимал с солдат и офицеров вермахта любую ответственность за будущие уголовные преступления на оккупированной территории СССР. Им предписывалось быть безжалостными, расстреливать на месте без суда и следствия всех, кто окажет хотя бы малейшее сопротивление или будет сочувствовать партизанам.

Далее, 6 июня 1941 г. штаб ОКВ издал «Инструкцию об обращении с политическими комиссарами» («Приказ о комиссарах»). Солдатам и офицерам вермахта предписывалось истреблять на месте попавших в плен всех политических работников Красной армии.

«Выкачать из страны все, что нам необходимо…»

Гитлеровская верхушка важнейшее значение придавала разработке планов использования советского экономического потенциала для ведения войны. На совещании с командованием вермахта 9 января 1941 г. Гитлер заявил, что если Германия «заполучит в свои руки неисчислимые богатства огромных русских территорий», то «в будущем она сможет вести борьбу против любых континентов».

Конкретные планы разграбления богатств России разрабатывала созданная в марте 1941 г. хозяйственная организация «Восток».

Она должна была ведать всеми вопросами экономического использования оккупированных областей СССР. Верховное руководство этой организацией осуществлял генеральный уполномоченный по выполнению четырехлетнего плана, рейхсмаршал Г. Геринг, через созданный им в Берлине «Восточный штаб экономического руководства», возглавлявшийся его представителем — статс-секретарем П. Кернером. Этот руководящий орган с целью маскировки до начала операции «Барбаросса» фигурировал под названием «Ольденбург». Для приведения в исполнение его решений также заблаговременно был создан «Восточный экономический штаб», который во время военных операций должен был тесно сотрудничать с генерал-квартирмейстером сухопутных войск.

В фигурировавших на Нюрнбергском процессе «общих указаниях» организации «Восток» от 23 мая 1941 г. по экономической политике в области сельского хозяйства говорилось, что целью военной кампании против СССР является «снабжение немецких вооруженных сил, а также обеспечение на долгие годы продовольствием немецкого гражданского населения». Воплощать эту цель в жизнь намечалось самым людоедским способом: за счет «уменьшения собственного потребления России» посредством «перекрытия каких-либо поставок излишков продуктов из черноземных южных областей в северную нечерноземную зону», в том числе в такие промышленные центры, как Москва и Ленинград.

На одном из совещаний штаба «Восток» прямо признавалось: «Если мы сумеем выкачать из страны все, что нам необходимо, то десятки миллионов людей будут обречены на голод».

«… не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик…»

Подробными планами расчленения СССР и установления на его территории германского правления занимались рейхсфюрер СС и глава полиции Г. Гиммлер, назначенный «рейхскомиссаром по укреплению германской народности», и начальник внешнеполитического управления НСДАП А. Розенберг, которого Гитлер в апреле 1941 г. назначил «уполномоченным по централизованной разработке вопросов восточноевропейского пространства». Это в первую очередь они строили планы включения в состав Третьего рейха чуть ли не всей европейской части территории Советского государства, уничтожения или превращения в рабов его населения.

Уже через два дня после начала нападения на СССР, 24 июня 1941 г., рейхсфюрер Г. Гиммлер поручил начальнику планового отдела при рейхскомиссаре по укреплению немецкой народности, обер-фюреру СС, директору Института по аграрному делу и аграрной политике Берлинского университета, профессору К. Мейеру-Хетлингу подготовить план изгнания славян и евреев из Центральной и Восточной Европы с тем, чтобы «высвободить пространство для заселения немцами». Этот план, в дальнейшем получивший название генеральный план «Ост» («Восток») был готов уже 15 июля 1941 г. В нем предусматривалось с территории Чехии, Польши, прибалтийских республик, Украины и Белоруссии, где по расчетам Мейера проживало 45 млн человек, выселить за Урал «нежелательных по расовым показателям» 31 млн человек, а остальных «германизировать», т. е. превратить в рабов немецких господ. На очищенных таким образом от «неполноценных» в расовом отношении коренных жителей землях было намечено немедленно по окончания войны поселить 840 тыс. доказавших свою чистокровность немцев, а затем в течение 25–30 лет еще две волны немцев численностью в 1,1 и 2,6 млн человек.

Один из разработчиков генерального плана «Ост» доктор Э. Ветцель, референт по расовым вопросам в Восточном министерстве Розенберга, представил Гиммлеру документ, в котором категорически утверждал, что «без полного уничтожения» или ослабления любыми способами «биологической силы русского народа» установить «немецкое господство в Европе» не удастся.

И не случайно солдатам и офицерам вермахта накануне и в ходе «восточного похода» вручались памятки, в которых говорилось: «…убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик — убивай, этим ты спасешь себя от гибели, обеспечишь будущее своей семьи и прославишься навеки».

Уверовав в непобедимость вермахта, одержимые манией величия германские стратеги еще до нападения на СССР приступили к разработке дальнейших планов борьбы за установление германского мирового господства. Рассчитывая в скором будущем «устранить влияние англосаксов в Северной Америке», они уже в 1940 г. вынашивали замыслы захвата Исландии и ряда других островов в Атлантике в целях превращения их в военные базы для развязывания в союзе с Италией и Японией войны против США.

В проекте директивы ОКВ № 32 «Подготовка к периоду после осуществления плана «Барбаросса» от 11 июня 1941 г. предусматривалось, что после завершения войны против СССР вермахт приступит к завоеванию Египта, Ирака, Палестины, а также Турции, если она посмеет сопротивляться, захватит Гибралтар и английские владения в Западной Африке, а затем возобновит «осаду» Англии военно-морскими и военно-воздушными силами и все-таки подготовит высадку на Британские острова (которую напрасно ожидал Сталин) с тем, чтобы принудить Великобританию к капитуляции. И не случайно день нападения на СССР – 22 июня 1941 г. – превратился для британцев в общенациональный, поистине великий праздник: их миновала, слава Богу, чаша сия!

Начиная с этого дня в ходе Второй мировой войны развернулась невиданная по размаху и ожесточенности вооруженная борьба, от исхода которой зависели жизнь и судьбы народов всего мира.


Александр Пронин Источник: stoletie.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter