Авторизация
 
  • 03:01 – Битва экстрасенсов 17 сезон 278 серия смотреть онлайн 
  • 03:01 – Битва экстрасенсов 17 сезон 14 выпуск от 3 декабря: смотреть онлайн эфир от 3.12.2016 на ТНТ 
  • 03:01 – Танцы на ТНТ 3 сезон 3 декабря 2016 смотреть онлайн 
  • 03:01 – Новый Год 2017: как встречать, что готовить — меню (видео, фото) 

Москва против Гааги: можно ли не заплатить $50 млрд акционерам ЮКОСа

162.158.78.102

Москва против Гааги: можно ли не заплатить $50 млрд акционерам ЮКОСа О споре акционеров ЮКОСа с Российской Федерацией вне всякого сомнения напишут множество монографий и диссертаций. Правда, он пока не закончился, а всего лишь перешел на новый уровень: Россия подала ходатайства об отмене нашумевших решений о взыскании $50 млрд с «тикающими» процентами в Окружной суд Гааги. Суть спора акционеров ЮКОСа с РФ может быть сведена к довольно простой формуле: пользуясь несовершенством законодательства 1990-х, группа российских граждан через офшорные компании получила контроль над нефтяной компанией ЮКОС. По признанию самого Ходорковского, это было «законно, но несправедливо». Как установил Европейский суд, и в корпоративном деле самой компании ЮКОС, и в так называемом «первом деле Ходорковского», акционеры компании активно оптимизировали ее налогообложение, прибегая к весьма рискованным схемам. В результате конфликта с государством активы компании под предлогом налоговых претензий были проданы преимущественно «Роснефти», что привело к предъявлению претензий об экспроприации, в соответствии с подписанным Россией в 1994 году Договором к Энергетической хартии (ДЭХ). Главное, что надо понимать в отношении продолжающегося уже второй десяток лет судебного конфликта бывших акционеров компании ЮКОС с РФ, — это то, что на настоящей стадии спор уже идет не о том, уклонялся ли ЮКОС от уплаты налогов, и не о размере компенсации за его экспроприацию. Спор идет о том, была ли у Третейского суда юрисдикция и корректно ли он рассмотрел дело с точки зрения своего «мандата». То есть спор — прежде всего о процедуре, а не о субстантивной стороне дела. Тем не менее, многие «сутевые» противоречия России и истцов-акционеров постоянно всплывают в аргументации ходатайств. Содержание российских ходатайств об отмене решений Третейского суда, поданных в Окружной суд Гааги, весьма многосторонне, но для того, чтобы понять суть претензий России к Третейскому суду, достаточно сфокусироваться на двух принципиальных «направлениях удара». Неуловимая юрисдикция Многие комментаторы гаагских решений откровенно недоумевают по поводу того, что Россию обязали соблюдать Энергетическую хартию, которую она даже не ратифицировала. Тут следует заметить, что Россия уже возражала против юрисдикции третейского суда по ряду оснований. Российская Федерация утверждала, что никогда не ратифицировала ДЭХ и согласилась на его временное применение в соответствии со ст. 45(1) ДЭХ только «в той степени, в которой такое временное применение не противоречит ее конституции, законам или нормативным актам». Также указывалось, что, так как рассмотрение требований истцов в арбитражном порядке, в соответствии со ст. 26 ДЭХ, противоречит российскому законодательству, Россия никогда не давала в соответствии со ст. 45(1) ДЭХ согласия на разрешение этого спора в соответствии с положением ДЭХ о разрешении споров. Однако еще 30 ноября 2009 года Третейский суд вынес три параллельных Промежуточных арбитражных решения по вопросам юрисдикции и допустимости иска, отклонив эти возражения. Арбитры в своих решениях пришли к выводу, что аргументы России несостоятельны, поскольку ДЭХ подлежит применению «весь сразу» и не может применяться по частям. А противоречие его некоторым положениям российского законодательства допустимо, поскольку само по себе «временное применение» признается тем же российским законодательством. Конституция против Хартии Основная аргументация России в только что поданных ходатайствах изменилась по сравнению с тем, что говорилось до 2009 года, не очень сильно. Не оставляя попыток отстоять свою позицию на «всем фронте», Россия продолжает настаивать, что передача требований истцов на рассмотрение арбитража противоречит российским законам. В ходатайствах подчеркивается, что российское законодательство об арбитраже, а также гражданский и арбитражный процессуальный кодексы, запрещают рассматривать публично-правовые споры в рамках третейского разбирательства. Кроме того, российское гражданское и корпоративное право не предоставляет акционерам компании права требовать возмещения за ущерб или утрату их акций на основании убытков, понесенных такой компанией. Российские юристы приходят к однозначному выводу, что временное применение, превышающее 6 месяцев, в отношении международного договора, подлежащего ратификации, без одобрения Федерального собрания противоречит ст. 10 Конституции и федеральному закону «О международных договорах Российской Федерации». Россия особо указывает на то, что, по ее мнению, арбитры уделили явно недостаточно внимания вопросу противоречия ДЭХ российским законом и откровенно пошли «на поводу» у истцов. Руки акционеров Особое возмущение России вызвало то, что льготы и защита, которые по смыслу и целям ДЭХ, должны были предоставляться иностранным инвесторам, в реальности были использованы группой российский физических лиц, да еще и для защиты не совсем справедливо приобретенных в процессе приватизации нефтяных активов. Разрешая этот вопрос, арбитры сослались на весьма известно решение Plama v Bulgaria, на основании которого и пришли к выводу, что для того, чтобы являться «инвестором», подлежащим защите в смысле ДЭХ, достаточно быть просто компанией, зарегистрированной в соответствующей юрисдикции. В данном случае — на Кипре. И больше ничего. Тут также необходимо добавить, что вышеупомянутый прецедент Plama v Bulgaria был использован арбитрами для разрушения еще одного, выглядевшего весьма сильным аргумента ответчика — о так называемых «грязных руках». Россия настаивала: в соответствии с Хартией и общими принципами международного права, не подлежат защите инвестиции, произведенные «грязными руками» — с незаконными целями. По мнению России, акционеры ЮКОСа совершили тяжкие преступления и действовали в составе «уголовного предприятия». Всего нарушений закона, включая нарушение договора об избежании двойного налогообложения между Россией и Кипром, было насчитано аж 28. И тут арбитры проявили поистине иезуитскую изворотливость, которая, несомненно, достойна отдельной главы в учебниках. «Да, — отметили они в своем решении. — Хартия не должна и не может защищать незаконно произведенные инвестиции (следим за руками), НО Хартия и общие принципы права ничего не говорят о том, что Хартия не должна защищать иностранные инвестиции, если в процессе их осуществления был нарушен закон». То есть, если инвестор что-то вложил изначально законно, то потом можно делать все что хочешь — ты под защитой Хартии. Разумеется, в новых ходатайствах Россия категорически не согласна с позицией арбитров и продолжает настаивать, что Третейский суд использовал неоправданно формальное прочтение определений понятий «инвестор» и «инвестиция», что противоречит объекту и цели ДЭХ, намерениям договаривающихся государств ДЭХ и основным принципам международного права. Неприкосновенные налоги Россия, как и на предварительном этапе спора, указывает в своих ходатайствах, что согласно ст. 21 ДЭХ «ничто в настоящем Договоре не должно создавать права или налагать обязательства в отношении Налоговых мер Договаривающихся Сторон», и постановления Третейского суда о том, что РФ экспроприировала доли участия истцов в НК «ЮКОС», основываются именно на «Налоговых мерах», предпринятых российскими органами власти. Следует заметить, что «налоговая история» ЮКОСа после решения Европейского и Третейского судов выглядит весьма неприглядно. Так, согласно позиции ЕСПЧ, решения Министерства по налогам и сборам о доначислении ОАО «НК «ЮКОС» налога на прибыль организаций «преследовали законную цель по обеспечению уплаты налогов и составляли меру, соразмерную преследуемой цели» и «существовало достаточно ясное правовое основание для привлечения [ОАО «НК «ЮКОС»] к ответственности» по уплате доначисленных налогов. Третейский суд также согласился с РФ в том, что НК «ЮКОС» «мошенническим образом незаконно перенесла свои продажи нефти на свои подставные торговые компании-пустышки», и это было сделано, чтобы избежать налогообложения прибыли от этих продаж. Само же перенесение продаж на «подставные» торговые компании было незаконным, согласно российской, разработанной в судебной практике, доктрине «добросовестного налогоплательщика». Однако в своих аргументах арбитры сослались на то, что, несмотря на «плохое налоговое поведение», налоговые претензии были формально использованы государством для фактической экспроприации активов, что не дает ответчику возможности воспользоваться исключением из-под защиты ДЭХ «Налоговых мер». Согласно мнению Третейского суда, решения о доначислении налогов «не были добросовестным осуществлением полномочий Российской Федерации по налогообложению, но скорее были направлены на возложение существенной ответственности на ОАО «НК «ЮКОС», а последующие меры по взысканию доначисленных налогов были направлены на доведение его до банкротства». Однако в ходатайствах агрессивно доказывается, что «налоговые меры» были и остаются «налоговыми мерами», даже если они и были использованы не совсем точно в связи со своим прямым назначением, что уж никак не могло случиться в настоящем деле, поскольку оба решения ЕСПЧ подтверждают, что «Налоговые меры», принятые против ОАО «НК «ЮКОС», являлись законным осуществлением полномочий РФ по налогообложению. Читать больше на forbes.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter